1922 год генуэзская конференция рапалльский договор участники условия

В 1922 году в генуе встретились европейские государства, в том числе и рсфср. это было первое появление советского правительства на

В 1922 году в Генуе встретились европейские государства, в том числе и РСФСР. Это было первое появление советского правительства на мероприятии такого уровня.

Участники и цели

В Италии с 10 апреля по 20 мая 1922 года была проведена конференция, на которой собрались 29 стран (РСФСР, Италия, Германия, Франция, Великобритания и другие). Представители США не принимали участие в мероприятии, но направили на него своего наблюдателя.

Делегация Советского Союза, осознавая важность мероприятия, тщательно готовилась к нему. Главой группы был назначен Владимир Ленин, но на конференцию в качестве руководителя поехал его заместитель Георгий Чичерин.

Официальными целями Генуэзской конференции было решение судьбы послевоенной Европы и изыскание мер к экономическому восстановлению ее восточной и центральной части. Однако всех участников конференции больше интересовал вопрос взаимодействия с бывшей Российской империей.

«Русский вопрос» на конференции

Европейские государства выдвинули ряд требований к советскому правительству:

  • Взятие на себя финансовых обязательств предшественников (имперской России и Временного правительства) в размере 18,5 миллиарда золотых рублей.
  • Возврат национализированных советской властью иностранных предприятий или компенсация их стоимости.
  • Ликвидация монополии внешней торговли.
  • Установление на территории советских республик особого режима для иностранных граждан (режим капитуляций).

Советская сторона не согласилась с такими жесткими требованиями. По подсчетам экспертов российские довоенные долги равнялись 9,65 миллиарда золотых рублей, военные долги — 8,8 миллиарда. А европейские интервенты нанесли ущерб России своими действиями на сумму 39 миллиарда.

Кроме того, согласно Версальскому договору проигравшая сторона выплачивала России 16,1 миллиарда контрибуций. Советское правительство отказалось от этих выплат, рассчитывая на дальнейшее сотрудничество с Германией.

В итоге российская сторона согласилась при условии предоставления кредитов выплатить компенсацию за национализацию иностранных предприятий. Остальные же требования были отвергнуты.

Итоги

16 апреля 1922 года на Генуэзской конференции был подписан Рапалльский договор между РСФСР и Германией. Эти страны восстанавливали дипломатические и торгово-хозяйственные отношения и взаимно отказывались от возмещения военных расходов и причиненных убытков. Фактически немцы признавали легитимность советского правительства.

Благодаря заключенному договору Германия расширяла свои торговые возможности, а РСФСР «разрывала» кольцо экономической блокады. И это соглашение положило начало долгосрочному тесному сотрудничеству.

Советско-германский договор был подписан тайно. О его заключении другие участники конференции узнали на следующий день. Европейские страны 18 апреля отправили Германии ноту протеста. В результате немцы, испугавшись бурной реакции Европы, стали просить советскую сторону уничтожить договор. Однако РСФСР не пошла им на встречу.

Итоги Генуэзской конференции оказались не такими, какими их видели страны Запада. Они рассчитывали, что Советская Россия согласится со всеми требованиями и станет поставщиком природных ресурсов для Европы. Но по указанию Ленина Чичерин отвергал все невыгодные предложения.

Основные вопросы, вынесенные на совещании в Генуе, не были разрешены. Поэтому все ее участники, кроме Германии, встретились вновь на Гаагской конференции.

Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 21 апреля 2021; проверки требуют 23 правки.

Рапалльский договор — договор между РСФСР и Веймарской республикой о восстановлении между ними дипломатических отношений и урегулировании всех спорных вопросов[1][2], заключённый 16 апреля 1922 года во время Генуэзской конференции в городе Рапалло (Италия). Обе договаривающиеся стороны взаимно отказались от возмещения военных расходов, военных и невоенных убытков, расходов на военнопленных, ввели принцип наибольшего благоприятствования при осуществлении взаимных торговых и хозяйственных отношений; помимо этого Германия признала национализацию немецкой частной и государственной собственности в РСФСР и аннулирование царских долгов Советским правительством[1].

К особенностям Рапалльского договора относят то, что его поводом и основой послужило общее для двух стран неприятие Версальского договора. На Западе Рапалльский договор иногда неофициально называют «договором в пижамах» из-за известного ночного «пижамного совещания» немецкой стороны о принятии советских условий[источник не указан 1501 день]. Рапалльский договор означал прекращение международной дипломатической изоляции Советской России. А для Веймарской республики это был первый равноправный договор после Версаля[3][4].

Предыстория и значение[править | править код]

Как отмечал Г. Киссинджер, подписание Рапалльского договора было неизбежно, потому что западные союзники предопределили это событие, «подвергнув остракизму две крупнейшие европейские державы посредством создания пояса малых, враждебных друг другу государств, а также посредством расчленения как Германии, так и Советского Союза»[5].

Переговоры об урегулировании имевшихся спорных вопросов начались ещё до Генуи, в том числе в Берлине в январе — феврале 1922 года и в ходе встречи Г. В. Чичерина с канцлером К. Виртом и министром иностранных дел В. Ратенау во время остановки советской делегации в Берлине на пути в Геную.

Рапалльский договор означал окончание международной дипломатической изоляции РСФСР. Для России это был первый полномасштабный договор и признание де-юре как государства, а для Германии — первый равноправный договор после Версаля[6][7].

Благодаря соглашению Красная Армия получала возможность использовать технические достижения германской военной промышленности и изучать современные организационные методы германского генштаба. Рейхсвер получил возможность готовить группы лётчиков, танкистов и специалистов по химическому оружию, а также обучать своих офицеров обращению с новым оружием, изготовление и владение которым было запрещено Германии.

Основные положения и подписание[править | править код]

Договор предусматривал немедленное восстановление в полном объёме дипломатических отношений между РСФСР и Германией. Стороны взаимно отказывались от претензий на возмещение военных расходов и невоенных убытков и договаривались о порядке урегулирования разногласий между собой. Германия признавала национализацию германской государственной и частной собственности в РСФСР и отказывалась от претензий, вытекающих «из мероприятий РСФСР или её органов по отношению к германским гражданам или к их частным правам при условии, что правительство РСФСР не будет удовлетворять аналогичных претензий других государств». Размер национализированного в Советской России германского акционерного капитала был оценен в служебной записке Г. В. Чичерина от 2 марта 1922 года в 378 миллионов рублей[8].

Обе стороны признали принцип наибольшего благоприятствования в качестве основы их правовых и экономических отношений, обязывались содействовать развитию их торгово-экономических связей. Германское правительство заявляло о своей готовности оказать немецким фирмам помощь в деле развития деловых связей с советскими организациями.

Текст договора не содержит секретных военных соглашений, но в статье 5 говорится, что немецкое правительство объявляет о своей готовности поддерживать деятельность частных компаний в Советском Союзе. Такая практика позволила избежать компрометации немецкого правительства, хотя расходы покрывались напрямую военным министерством.

Со стороны России (РСФСР) подписан Георгием Чичериным.
Со стороны Германии (Веймарская республика) — Вальтером Ратенау.

Договор был заключён без указания срока. Постановления договора вступали в силу немедленно. Лишь пункт «б» ст. 1 об урегулировании публичных и частноправовых отношений и ст. 4 о наибольшем благоприятствовании вступали в силу с момента ратификации.[9] 16 мая 1922 года постановлением ВЦИК Рапалльский договор был ратифицирован. 29 мая 1922 года правительство Германии поставило договор на обсуждение в рейхстаге, и 4 июля 1922 года он был ратифицирован. Обмен ратификационными грамотами был произведен в Берлине 31 января 1923 года.

По соглашению, подписанному 5 ноября 1922 года в Берлине, он был распространен на союзные советские республики — БССР, УССР и ЗСФСР.

Договор подписали их полномочные представители: Владимир Аусем (УССР), Николай Крестинский (БССР и ЗСФСР) и директор МИД Германии барон Аго фон Мальцан. Ратифицировано: БССР — 1 декабря 1922 года, ССР Грузия — 12 февраля 1922 года, УССР — 14 декабря 1922 года, ССР Азербайджан и ССР Армения — 12 января 1923 года.

Обмен ратификационными грамотами произведен в Берлине 26 октября 1923 года.

Россия и Германия развили политику Рапалло в Берлинском договоре от 24 апреля 1926 года.

Военное сотрудничество[править | править код]

Контакты между Красной Армией и рейхсвером были налажены уже зимой 1920—1921 годов и оставались в тайне до 1926 года.

Промышленное сотрудничество[править | править код]

Первые соглашения по военному сотрудничеству были заключены в конце ноября 1922 года между фирмой «Юнкерс» и советским правительством: они предусматривали производство металлических самолётов и моторов, а также устройство транзитного сообщения Швеция — Персия и организацию аэрофотосъёмки (всего при участии немцев из деталей, произведенных в Германии, к концу 1925 года на заводе в Филях было построено менее 100 самолетов-разведчиков «Ю-20» и модернизированных «Ю-21»). Однако, получив от германского правительства ссуду, «Юнкерс» не выполнил своих обязательств: технические условия производства не были выдержаны, моторостроение вообще не было начато. Летом 1926 г. предприятие обанкротилось[10].

14 мая 1923 года в Москве состоялось подписание договора о строительстве химического завода по производству иприта (акционерное общество «Берсоль»). Германскую сторону представляла фирма «Штольценберг», которая своих обязательств не выполнила. Начальник разведывательного управления РККА Я. Берзин отчитывался наркому обороны Ворошилову: «Договор совместной постройки ипритного завода пришлось в 1927 г. расторгнуть потому, что фирма „Штольценберг“, которой рейхсвер со своей стороны перепоручил техническое исполнение взятых по договору обязательств (поставка оборудования и организация производства), получив от рейхсвера около 20 миллионов марок, фактически надула и рейхсвер и нас. Доставленное „Штольценбергом“ оборудование не соответствовало условиям договора, и методы изготовления иприта нашими специалистами, а впоследствии и немецкими, были признаны устаревшими и негодными»[10].

После подписания в июле 1923 года договора о реконструкции военных заводов и поставках артиллерийских снарядов рейхсверу фирма «Крупп» должна была помочь советской стороне наладить производство гранат и снарядов. Однако и этот проект не был реализован: в декабре 1926 г. разразился политический скандал в связи с публикацией в газетах Германии и Англии сведений о немецких заказах в СССР военного снаряжения. Сделки были приостановлены[10].

Переговоры в Берлине[править | править код]

Поскольку советско-германское военно-промышленное сотрудничество не увенчалось успехом, 1 февраля 1926 г. полпред РСФСР Н. Н. Крестинский после встречи с генералами Сектом и Хассе рапортовал: «…подводя деловые итоги совместной трехлетней работы, вынуждены признать, что работа эта почти ничего не дала». Генералы, с которыми беседовал полпред, объясняли это тяжелым экономическим положением Германии.

В марте 1926 г. в Берлин приехала большая советская военная делегация во главе с заместителем председателя РВС СССР И. С. Уншлихтом, которая с самого начала переговоров признала: «Никаких обязательств финансового характера немецкая сторона взять на себя не может и готова лишь оказать содействие в привлечении частного германского капитала».

В протоколе было зафиксировано[10]:

  • предложение советской стороны об организации производства в СССР пулеметов Дрейзе германской стороной отклонено;
  • предложение германской стороны об организации танковой школы в Казани принято советской стороной;
  • предложение советской стороны об организации в СССР моторостроения и танкового производства на совместных началах германской стороной отклонено;
  • предложение советской стороны об организации на совместных началах производства тяжелой артиллерии германской стороной отклонено;
  • в заказах на снаряды германская сторона отказала;
  • германская сторона отказалась участвовать в совместном производстве подлодок, сторожевых судов, быстроходных катеров на судостроительном заводе в Николаеве;
  • германское предложение о расширении авиационной школы в Липецке (создана весной 1925 года) советской стороной принимается.

В результате договорённостей, достигнутых в ходе визита в Берлин, в 1926 году были заключены договоры о создании двух аэрохимических станций (полигонов) — под Москвой (Подосинки) и в Саратовской области под Вольском (объект «Томка» у ж/д станции Причернавская).

Однако создать свою военную промышленность с помощью Германии Советский Союз не смог.

Игра на европейских противоречиях[править | править код]

«План Дауэса» и Локарнские решения позволили Германии укрепить позиции, а сотрудничество с СССР использовать «в числе прочих политических спекуляций и тем самым… поднять свой удельный вес в глазах Антанты», указывалось в записке советского постпредства в январе 1927 года[10].

В конце 1926 г. приверженец контактов с Россией генерал Сект уходит в отставку, а в 1927 г. военный министр Гесслер делает заявление, что в будущем СССР будет рассматриваться как противник Германии. Командование военно-морских сил объявляет об этом открыто[10].

Командование РККА в феврале 1927 года признаёт бесперспективность военно-технического сотрудничества и, дабы сохранить контакты с рейхсвером, переносит акцент на сотрудничество специалистов. Красные командиры участвуют в манёврах, проходят стажировку в Германии продолжительностью от 4 недель до 4 месяцев[10].

Военные объекты на территории СССР функционировали с весны 1925 года по осень 1933 года.

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 Рапалльский договор 1922 // Военная энциклопедия / Грачёв П. С.. — Москва: Военное издательство, 2002. — Т. 6. — С. 182. — ISBN 5-203-01873-1.
  2. Рапалльский договор 1922 // Гражданская война и военная интервенция в СССР. Энциклопедия / Гл. ред. С. С. Хромов. — Москва: Советская энциклопедия, 1983.
  3. Издание под редакцией В. П. Потёмкина. История дипломатии / Раздел шестой. Дипломатия в период подготовки Второй Мировой войны (1919—1939 гг.) / Глава 6. Генуя (1922 г.) / 2. Генуэзская конференция / Рапалльский договор (16 апреля 1922 г.)
  4. Индукаева Н. С. История международных отношений 1918—1945 гг. Учебное пособие. — Томск: ТГУ, 2003. — 113 с.
  5. Внешняя политика Веймарской республики (1919—1932) / Н. В. Павлов // MGIMO.ru. − 2011. — Октябрь.
  6. Индукаева Н. С. История международных отношений 1918—1945 гг. Учебное пособие. — Томск: ТГУ, 2003. — 113 с.
  7. Издание под редакцией В. П. Потемкина. История дипломатии / Раздел шестой. Дипломатия в период подготовки Второй Мировой войны (1919—1939 гг.) / Глава 6. Генуя (1922 г.) / 2. Генуэзская конференция / Рапалльский договор (16 апреля 1922 г.).
  8. Швецов А. А. Луис Фишер и советско-американские отношения первой половины XX века. Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук. — СПб., 2015. — С. 32—33.
  9. Горлов С. А. Совершенно секретно. Альянс Москва — Берлин, 1920—1933 гг. — М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2001. — 352 с.
  10. 1 2 3 4 5 6 7 Жигалов, Б.С. ГЕРМАНИЯ И СССР: ЭКОНОМИЧЕСКИЕ И ПОЛИТИЧЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ (март 1918 – июнь 1941 гг.) // Конспект лекций для студентов университета / В.П. Румянцев (доктор исторических наук). — Томск: Томский государственный университет, 2013. — С. 61—65.

Ссылки[править | править код]

  • Соглашение о распространении Договора Архивная копия от 5 марта 2016 на Wayback Machine
  • Текст договора в сокращении
  • Текст договора и факсимиле
  • О сотрудничестве с Германией
  • Липецкая секретная авиашкола Немецкий след в истории отечественной авиации. /Соболев Д. А., Хазанов Д. Б.

16 апреля 1922 г. во время Генуэзской конференции в городе Рапалло (Италия) между РСФСР и Веймарской республикой был подписан договор, который означал политическое признание Германией Советской России, установление с ней дипломатических отношений и широкого экономического сотрудничества.

В 1921 г. страны Антанты предложили Советскому правительству принять участие в международной конференции для урегулирования спорных вопросов, связанных с экономическими претензиями Запада к России. В случае их принятия европейские страны обещали официально признать Советскую Россию. В открывшейся в апреле 1922 г. Генуэзской конференции участвовало 29 государств — Россия, Англия, Франция, Германия и др.

В ходе конференции советскому правительству удалось заключить Рапалльский договор 1922 г. с Германией. Со стороны России (РСФСР) договор был подписан Георгием Чичериным, со стороны Германии (Веймарская республика) — Вальтером Ратенау.

Рапалльский договор предусматривал немедленное восстановление в полном объёме дипломатических отношений между РСФСР и Германией. Стороны взаимно отказывались от претензий на возмещение военных расходов и невоенных убытков и договаривались о порядке урегулирования разногласий между собой. Германия признавала национализацию германской государственной и частной собственности в РСФСР и отказывалась от претензий, вытекающих «из мероприятий РСФСР или её органов по отношению к германским гражданам или к их частным правам при условии, что правительство РСФСР не будет удовлетворять аналогичных претензий других государств».

Обе стороны признали принцип наибольшего благоприятствования в качестве основы их правовых и экономических отношений, обязывались содействовать развитию торгово-экономических связей. Германское правительство заявляло о своей готовности оказать немецким фирмам помощь в деле развития деловых связей с советскими организациями.

Договор был заключён без указания срока. По соглашению, подписанному 5 ноября 1922 г. в Берлине, он был распространён на другие советские республики.

Рапалльский договор означал окончание международной дипломатической изоляции РСФСР. Для России это был первый полномасштабный договор и признание де-юре как государства, а для Германии первый равноправный договор после Версальского мира.

Незыблемость положений Рапалльского договора 1922 г. была подтверждена Берлинским договором 1926 г.

Заключенные разными странами в XX веке, стали в последние два десятилетия объектами пристального изучения политиков и историков. Многие из них давно потеряли смысл и юридическую силу. Особый интерес представляет советско-германский пакт 1939 года, касающийся раздела сфер влияния в Восточной Европе. Но как-то подзабыт еще один важный документ — Рапалльский договор. Он не имел срока давности и формально действует до сих пор.

Чужие в Генуе

В 1922 году советская дипломатия осуществила масштабный прорыв в области международных отношений. Первое в мире пролетарское государство находилось в изоляции, правительство совсем недавно образованного СССР не желали признавать страны Европы, Британия, США и многие другие государства. Советская делегация прибыла в Геную для того, чтобы наладить сотрудничество, главным образом торгово-экономическое, и утвердить в мировом сознании свершившийся факт. Новое государство возникло на руинах Российской империи; вот его флаг — красный, и вот его гимн — «Интернационал». Извольте считаться.

С первой попытки удалось немногое. Глава делегации — народный комиссар Г. В. Чичерин — понимал, что нужно искать союзников, причем среди противников, потому что больше негде. И он нашел.

Германия после сокрушительного поражения 1918 года была страной-изгоем мирового масштаба. Именно с этим государством и был чуть позже заключен взаимовыгодный Рапалльский договор.

Германские дела

Побежденным — горе, это известно с древних времен. Репарационные выплаты, наложенные странами Антанты на Германию, давили непосильным гнетом экономику страны, которая сама понесла огромные потери, людские и материальные, за четыре года Большой войны. Фактически, государственная независимость была попрана, численность армии, торговая деятельность, внешняя политика, состав флота и другие вопросы, обычно решаемые суверенными субъектами самостоятельно, оказались под иностранным контролем. В стране бушевала лавинообразная инфляция, работы не было, банковская система разорена, в общем, жителям постсоветских стран, помнящим начало девяностых годов, такая невеселая картина в общих чертах знакома. В начале двадцатых Германия нуждалась во внешнем партнере, надежном и сильном, точно так же, как и Советская Россия. Интерес был обоюдным, немцам требовалось сырье и рынки сбыта. У СССР была крайняя нужда в технологиях, оборудовании и специалистах, то есть во всем том, в чем отказывали страны промышленно развитого Запада. Рапалльский договор с Германией стал средством преодоления этой внешнеполитической фрустрации. Его подписали Георгий Чичерин и Вальтер Ратенау в в отеле «Империал».

Отказ от взаимных претензий

В итальянском городе Рапалло в 1922 году, 16 апреля, произошло событие, важное не только для Советской России, но и для Германии. Это понимали обе стороны, оказавшиеся вне экономических и политических мировых процессов. Дело в том, что Рапалльский мирный договор стал первым послевоенным международным соглашением, заключенным Германией на равноправных условиях. Стороны пошли на невиданные в истории взаимные уступки. Немцы признали справедливым отчуждение собственности своих сограждан (называемое национализацией), а СССР отказался от претензий по поводу ущерба, нанесенного агрессором во время боевых действий. На самом деле компромисс был вынужденным. Обе стороны понимали невозможность взыскания каких-либо убытков, и предпочли смириться с реальным положением дел.

Реализм и прагматические соображения послужили основой, на которую опирался Рапалльский договор с Германией. Дата 16 апреля 1922 года ознаменовала лишь начало совместной деятельности двух стран, оказавшихся в международной изоляции. Основная работа была впереди.

Экономический аспект

Германия до Первой мировой войны считалась наиболее развитой в промышленном отношении страной в Европе. Именно здесь, в месте наибольшей концентрации рабочего класса, по мнению Карла Маркса, должна была зародиться и произойти первая пролетарская революция. Поражение и позорные условия мира, казалось, поставили жирный крест на индустриальном развитии этого государства. Тем не менее, немецкие фирмы, испытывая серьезный сырьевой голод и маркетингово-сбытовые проблемы, продолжали бороться за существование. О том, каково значение Рапалльского договора, красноречиво говорят последовавшие за ним контракты. Уже в 1923 году «Юнкерс» обязался построить два авиазавода на территории СССР и продать партию готовых самолетов, представители химических концернов изъявили желание совместно производить некую продукцию (о ней позже) на совместной основе, и также в Совестном Союзе. Рейхсвер (ставший в дальнейшем Вермахтом) сделал крупный машиностроительный заказ (и о нем позже). Немецкие инженеры приглашались в СССР для работы и консультаций, а советские специалисты ехали стажироваться в Германию. Рапалльский договор обусловил заключение многих других взаимовыгодных договоров.

Военное сотрудничество

Советская Россия не была связана условиями Версальского мирного договора, она его не подписывала. Открыто его игнорировать, тем не менее, молодое пролетарское государство не могло — это вызвало бы ненужные осложнения на дипломатических фронтах, где позиции наркоминдела пока были не очень сильными. Германия — по условиям Версаля — была ограничена по численности Рейхсвера, не имела права создавать военно-воздушные силы и полноценные ВМС. Заключение Рапалльского договора позволило в обстановке секретности производить обучение немецких пилотов в советских летных школах, расположенных в глубине России. На той же основе готовились офицеры для других родов войск.

Рапалльский договор и оборонная промышленность

Промышленное сотрудничество также прикрывало совместное производство вооружений.

Рапалльский договор с Германией, помимо официально опубликованного текста, имел ряд секретных приложений. Кроме этого, он неоднократно дополнялся.

Заказ на 400 тыс. артиллерийских снарядов трехдюймового калибра был выполнен советской стороной. Планировавшееся строительство совместного предприятия, производящего ОВ (иприт), реализовано не было по причине отставания немецкой технологии в этой области. Грузопассажирские «Юнкерсы» немцы продали, но при организации лицензионной сборки представители фирмы пытались схитрить, поставляя все технически сложные узлы уже в готовом виде. Это не устроило советскую сторону, стремящуюся к наиболее полному освоению передовых технологий. В дальнейшем авиационная техника в СССР развивалась в основном на отечественной промышленной базе.

Результат

Договор, заключенный в Рапалло, не решил всех дипломатических проблем, стоявших перед коммунистическим правительством Советской России, но он создал прецедент взаимовыгодной торговли и сотрудничества стран с разной политико-экономической системой. Тронулся лед, пошел процесс, вопрос признания нового государства в качестве субъекта международного права впервые разрешился де-факто. Уже в 1924 году дипломатические отношения установились с Британией, Норвегией, Италией, Грецией, Австрией, Данией, Швецией, Францией, Китаем и несколькими другими странами. Итоги Рапалльского договора обозначили путь, по которому нашей стране предстояло пройти почти весь оставшийся XX век.

) во время Генуэзской конференции .

1. Предыстория

И Россия, и Германия были государствами проиграли Первую мировую войну . Для России она завершилась сепаратным договором с Центральными государствами в Брест-Литовском (март 1918), для Германии — Версальским договором с государствами Антанты (июнь 1919). Политические деятели России и Германии рассматривали эти договоры как несправедливые и «грабительские», что и подталкивало их к взаимодействию.

2. Основные положения

Договор предусматривал немедленное восстановление в полном объеме дипломатических и консульских отношений между РСФСР и Германией.

Стороны взаимно отказывались от претензий на возмещение военных расходов и невоенных убытков и договаривались о порядке урегулирования разногласий между собой. Германия признавала национализацию немецкой государственной и частной собственности в РСФСР и отказывалась от претензий, вытекавших «из мер РСФСР или ее органов по отношению к немецким граждан или с их личных прав при условии, что правительство РСФСР не будет удовлетворять аналогичных претензий других государств».

Обе стороны признали принцип наибольшего благоприятствования как основу правовых и экономических отношений, обязывались способствовать развитию торгово-экономических связей. Немецкий правительство заявляло о своей готовности предоставить немецким фирмам помощь в деле развития деловых связей с советскими организациями.

Договор был заключен без указания срока.

Кроме того стороны обменялись секретными нотами по поводу согласования действий согласно ст. 2 Договора на случай признания Россией претензий какой-то третьего государства.

3. Подписание и ратификация

Телеграмма Литвинова о подписании соглашения с Германией ставит вопрос, целесообразно ли это печатать немедленно или отложить до некоторого прояснения того обстоятельства, необратимый разрыв в Генуе. Считаю, что этот вопрос надо решить сегодня же.

Исходный текст
(Рус.)

Т. Сталину, Каменеву и Троцкого

Телеграмма Литвинова в подписании соглашения с Германией ставит вопрос, целесообразно ли это печатать немедленно или отложить до некоторого выяснения того обстоятельства, неизбежен ли разныв в Генуе. Думаю, что Этот вопрос надо решить сегодня же.

Ленин

Официальное сообщение о подписании Рапалльского договора было опубликовано в «Известиях ВЦИК» 19 апреля 1922 г. под заголовком «от Народного комиссариата иностранных дел».

Исходный текст
(Рус.)

Господин председатель!
Нижеподписавшиеся державы с удивления узнали, что в течение первой фазы работ конференции Германия, не сообщив об этом второй представленным там государствам, тайно заключила договор с Советским правительством.
Вопросы, затрагиваемые этим договором, составляют именно в данный момент предмет переговоров между представителями России и представителями всех вторых приглашенных на конференцию государств, в том числе и Германии. Едва ли неделю назад германский канцлер заявила на первом заседании, что германская делегация будет сотрудничать с другими государствами в деле разрешения ЭТИХ вопросов в духе абсолютной честности и солидарности.

Заключение подобного соглашения во время работ конференции является нарушением условий, Которые Германия обязалась соблюдать при своем вступлении в число ее участников.

При ЭТИХ условиях нижеподписавшиеся полагают, что было бы несправедливо, Чтобы Германия, после заключения частных соглашений с Россией, могла участвовать в обсуждении статей соглашения между представляемым ими странами и Россией. Они заключают из всего этого, что германские делегаты отказались участвовать в обсуждении пунктов соглашения между представленнымы на конференции странами и Россией.
Примите, господин председатель, уверение в нашем высоком уважении.

Ллойд-Джордж, Луи Барту,

Факта, Ишиы, Тейнис, Бенеш,
Скирмунт, Нинчин, Диаманды

Одним из последствий Договора от 16 апреля 1922 года было начало широкомасштабной военного сотрудничества Советской России (позже — СССР) и Германии.

Это сотрудничество началась раньше со встречи бывшего руководителя немецкой разведки полковника в отставке Вальтера Николаи с Председателем Совнаркома В. Ульяновым (Лениным), а продолжалась на основании так называемого «Договора Радека — фон Секта (нем. Johannes Friedrich Leopold von Seeckt

) «(1922) в течение 20-х — начале 30-х годов. Договор

С подписания этого договора официально началось закабаления Украины в «братском союзе» с РСФСР. Апрельское Рапалло стало прологом к подписанию союзного договора в декабре того же 1922 году .

6. Участие Украины

В нотах, которыми обменялись рейхсканцлеру Германии и полномочный представитель РСФСР в связи с подписанием Договора о распространении Рапалльского договора, указывалось, что

Источники

  • Советско-германские отношения от переговоров в Брест-Литовске до подписания Рапалльского договора / Сб. докум. Ред. коллегия: С. Дёрнберг, Х. Зайдевиц, Н. Н. Земсков и др. — Т.2 (1919-1922 гг.). — М.: Политиздат, 1971. — 596 с. (М-во иностр. Дел СССР. М-во иностр. Дел ГДР).

Страны Антанты предложили в 1921 году России участвовать в международной конференции, целью которой было урегулирование спорных вопросов относительно экономических претензий западных стран к российскому государству. В случае принятия этих претензий европейские страны приняли бы официально Советскую Россию. Конференция была открыта в Генуе в начале апреля. В мероприятии приняли участие двадцать девять стран. Среди них была Англия, Россия, Германия, Франция и прочие государства.

Совместные требования западных держав к России состояли в компенсации долгов Временного и Царского правительств (восемнадцать миллиардов рублей золотом), возврате национализированной большевиками собственности западной области бывшей Российской империи. Кроме того, страны Запада требовали отмены монополии на внешнюю торговлю, открытия дороги иностранным капиталам, а также прекращения революционной пропаганды в их государствах.

В ответ Советское правительство потребовало компенсации причиненного ущерба иностранной интервенцией в период гражданской войны (тридцать девять миллиардов рублей), обеспечения широкого экономического сотрудничества на базе долгосрочных кредитов Запада. Среди выдвигаемых условий было и принятие советской программы по всеобщему сокращению в вооружении и запрещению самых варварских способов военных действий.

Таким образом, ввиду взаимной неготовности пойти на политический компромисс, переговоры зашли в тупик. При этом наметился некий раскол среди держав Запада в ходе конференции. Раздражение государств Антанты по поводу отсутствия результатов на заседаниях усугублялось успехом применяемой большевиками тактики «игры на противоречиях между империалистами».

В перерывах между пленарными заседаниями конференции 14 апреля 1922 года в предместье Генуи германским министром иностранных дел Ратенау и наркомом иностранных дел Советской России Чичериным был подписан двусторонний договор (Рапалльский договор) о взаимном прекращении выдвижения требований. Отказ от претензий включал отказ от репарационных претензий, а также восстановление дипломатических отношений. Подписав Рапалльский договор, Советская Россия была признана Германией де-юре (юридически).

Ввиду своего тяжелого экономического и политического положения, Германия была вынуждена пойти на сотрудничество с Россией. Кроме того, Рапалльский договор выполнял поставленную Лениным задачу по расколу рядов стран-капиталистов.

Позднее, в 1924 году крайне заинтересованная в торговых отношениях с Россией Англия первой признала официально существование Советского государства. Ее примеру позже последовала Франция, Италия и прочие мировые державы.

Несомненно, Рапалльский договор стал успешным дипломатическим шагом Советской России. В результате подписания отказа от претензий Германией, западные страны не могли сформировать единую позицию в вопросе возвращения в России национализированной собственности. Вместе с этим, отказ московского правительства от предполагавшейся по репарационной доли Германии подрывал позиции французского правительства, требовавшего от Берлина репарационных выплат по-прежнему.

Вместе с этим, договор в Рапалло имел и немаловажные негативные последствия. С его подписанием началось взаимодействие России и Германии на антиверсальской основе. Военно-технические, экономические, культурные связи двух стран стали стремительно развиваться. Кроме того, началась совместная русско-германская подготовка специалистов-военных. Между Германией и Россией, несмотря на версальские запреты, было установлено тайное сотрудничество, которое продолжалось до самого прихода нацизма.

Рапалльский договор 1922 года дал основания Франции опасаться русско-германских отношений.

16 апреля 1922 г. в Рапалло, в том самом отеле «Палаццо империале», где жила советская делегация, Чичерин от имени Советского правительства и Ратенау от имени правительства Германии подписали договор, ставший «одним из крупнейших актов международной политики».

Оба его участника как равноправные стороны взаимно отказывались от всех претензий, государственных и частных. Между Советской Россией и Германией восстанавливались дипломатические отношения, и оба государства предоставляли друг другу режим наибольшего благоприятствования.

Весть о подписании советско-германского договора явилась неслыханной сенсацией. «Взрыв бомбы», «громовой удар», «мина, подложенная под конференцию» — вот характерные выражения журналистов, описывавших впечатление от происшедшего в Рапалло.

Георгий Васильевич справедливо назвал заключение Рапалльского договора «самым громким событием периода Генуэзской конференции».

Несмотря на всю неожиданность и сенсационность для западных держав, заключение договора явилось результатом длительных и трудных советско-германских переговоров, начало которым было положено еще в 1920 г.

Вопреки заинтересованности в договоре с Советской Россией руководящие круги Германии долгое время не осмеливались на самостоятельный от Антанты шаг и не шли на соглашение с Советским правительством. Незадолго до Генуэзской конференции Г. В. Чичерин в одном из писем подчеркивал: «Ратенау со своей репарационной политикой и ориентацией на Францию мешает экономическому сближению с нами Германии и желает подчинить ее интересам Франции для совместной эксплуатации России…»

Вопрос о советско-германском договоре Г. В. Чичерин и его заместитель М. М. Литвинов обсуждали с рейхсканцлером Виртом и министром иностранных дел Ратенау во время своего краткого пребывания в Берлине по пути в Геную в начале апреля 1922 г. Хотя там был почти полностью согласован текст советско-германского договора, немцы уклонились все же от подписания и отложили переговоры до Генуи, рассчитывая обеспечить себе более выгодные условия.

Уже первые дни работы Генуэзской конференции обманули надежды германских делегатов. Они увидели, что главной темой конференции стал «русский вопрос». Страны Антанты не хотели и слышать о смягчении Версальского договора в отношении Германии и не скрывали, что не пойдут на уменьшение репараций.

Неофициальные встречи руководителей конференции с представителями Советской России в резиденции Ллойд Джорджа на вилле Альбертис, куда немцы не были даже допущены, окончательно убедили их в том, что Германию держат в стороне от решения мировых проблем.

Советская делегация во главе с Г. В. Чичериным учла эти настроения немецких делегатов и умело их использовала.

Вступая в переговоры с представителями Германии, наши делегаты выполняли задачу, поставленную перед ними Лениным,— расколоть единый антисоветский фронт, «разъединить между собой объединенные в Генуе против нас буржуазные страны».

Опасаясь возможного соглашения Антанты с Советской Россией без Германии, немецкая делегация всерьез всполошилась. Когда ночью 15 апреля по поручению Г. В. Чичерина эксперт делегации А. В. Сабанин передал приглашение Вирту продолжить на следующий день переговоры о договоре, немцы немедленно устроили совещание, длившееся целую ночь и получившее в истории дипломатии название «пижамного совещания». На нем было решено принять советское предложение.

16 апреля Чичерин и Ратенау с участием экспертов с обеих сторон вели последнюю упорную дискуссию о тексте договора.

В 18.30 они подписали его.

Георгий Васильевич впоследствии рассказывал: «Ратенау побежал в Рапалло и поспешил подписать договор, потому что боялся, что Англия договорится с нами и перестанет нуждаться в Германии для операций против нас. Последние дни перед Рапалльским договором Ратенау непрерывно выспрашивал нас о наших переговорах с Ллойд Джорджем, и мы ему рассказывали… Тогда он побежал к нам в Рапалло, боясь пропустить время… Вирт совсем другое дело, здоровый и глубокий инстинкт подсказал ему громадную важность линии на нас. Когда мы втроем гуляли по парку Eden Hotel, случалось, что Ратенау убегал надеть другое пальто и захватить зонтик, и в эти несколько минут Вирт быстро шептал мне, чего он не мог говорить при англофиле Ратенау, что он будет вести линию на нас даже вопреки давлению Англии».

Громадное историческое значение Рапалльского договора все поняли с первого же дня.

Чичерин считал его образцом установления удовлетворительных отношений между двумя государствами с различными экономическими системами.

Рапалло было крупной победой советской дипломатии и большим успехом Г. В. Чичерина как дипломата. Комментируя это событие, корреспондент английской газеты «Манчестер гардиен» Кейнс особо отметил, что Ллойд Джорджу не следовало бы забывать следующее: «Чичерин является одним из самых блестящих дипломатов Европы». Советско-германское соглашение вызвало ярость правящих кругов империалистических держав. В ход были пущены самые различные средства воздействия на Германию, включая угрозы, чтобы заставить ее отказаться от договора.

20 апреля М. М. Литвинов сообщал в НКИД: подписание договора с Германией вызвало целую бурю Французская делегация все эти дни укладывала свои вещи. Ллойд Джордж выражал еще большее возмущение, пугал немцев и требовал от них отказа от договора. Создалась атмосфера действительно напряженная.

Не по нраву пришелся договор и американским монополистам. Как известно, США не были участниками конференции, однако зорко следили за ходом се работы и были в курсе всего, что происходило в Генуе. Американский посол в Италии Чайлд присутствовал во дворце Сан-Джорджио в качестве наблюдателя. Узнав о заключении договора, который квалифицировал как «сильнейший удар по конференции», он развернул активную закулисную деятельность, добиваясь срыва конференции. «Я дал понять Шанцеру,— признавался Чайлд в своем дневнике, опубликованном в 1925 г.,— что наказание в отношении Германии за подписание договора с Россией… столь же заслужено русскими и должно быть применено к ним».

Попытки империалистических кругов сорвать соглашение Советской России с Германией ни к чему не привели.

Впоследствии Г. В. Чичерин в заявлении представителям советской печати в связи с двухлетней годовщиной Рапалльского договора отмечал: «Рапалльский договор был концом первого послевоенного периода триумфа победителей. Без ведома последних и вопреки их воле явился на свет этот столь важный договор между побежденной Германией и международным изгоем — Советской Россией». Чичерин предсказывал, что принципу мирного сосуществования, который в Рапалльском договоре облекался в «официальную форму», суждено сыграть «крупнейшую роль».

Высокую оценку Рапалльскому договору дал В. И. Ленин. «Действительное равноправие двух систем собственности,— отмечал он,— хотя бы как временное состояние, пока весь мир не отошел от частной собственности и порождаемых ею экономического хаоса и войн к высшей системе собственности,— дано лишь в Рапалльском договоре…» 1

Последующий период работы конференции, после подписания Рапалльского договора, был насыщен упорной борьбой представителей Советской России и капиталистических стран.

Характеризуя эту борьбу, Ллойд Джордж в предисловии к книге английского историка Сэксона Миллса «Генуэзская конференция» писал: «Подобно великим драмам прошлого Генуя отобразила столкновение двух могучих сил, двух страстей, двух противоположных воззрений, я могу почти сказать, двух миров — старого и нового».

В Генуе советская делегация работала очень много и напряженно. Чичерин вел переговоры с крупнейшими государственными деятелями, прибывшими на конференцию,— премьер-министрами и министрами иностранных дел: Ллойд Джорджем, Барту, Факта, Виртом, Шанцером, Ратенау и др. Красин и Литвинов встречались с крупными дельцами, банкирами, представителями нефтяных трестов. Через В. В. Воровского, который был генеральным секретарем делегации, шли, как говорил Георгий Васильевич, «всевозможные переговоры… создание новых контактов».

1922 год генуэзская конференция рапалльский договор участники условия

Представители советской и немецкой сторон в Рапалло

Рапалльский договор — договор между РСФСР и Германией, заключённый 16 апреля 1922 года во время Генуэзской конференции в городе Рапалло (Италия). Его особенность состояла в том, что поводом и основой послужило общее для двух стран неприятие Версальского договора. На Западе Рапалльский договор иногда неофициально называют «договором в пижамах» из-за тайных для остальных участников конференции обстоятельств его заключения.

Предыстория и значение[править]

Как отмечал Г.Киссинджер подписание Рапалльского договора было неизбежно, потому что западные союзники предопределили это событие, «подвергнув остракизму две
крупнейшие европейские державы посредством создания пояса малых, враждебных друг
другу государств, а также посредством расчленения как Германии, так и Советского Союза».[1]

Переговоры об урегулировании имевшихся спорных вопросов начались ещё до Генуи, в том числе в Берлине в январе — феврале 1922 года и в ходе встречи Г. В. Чичерина с канцлером К.Виртом и министром иностранных дел В.Ратенау во время остановки советской делегации в Берлине на пути в Геную.

Рапалльский договор означал окончание международной дипломатической изоляции РСФСР. Для России это был первый полномасштабный договор и признание де-юре как государства, а для Германии первый равноправный договор после Версаля.[2][3]

Благодаря соглашению, Красная Армия получала возможность использовать технические достижения германской военной промышленности и изучать современные организационные методы германского генштаба. Рейхсвер получил возможность готовить группы летчиков, танкистов и специалистов по химическому оружию, а также обучать своих офицеров обращению с новым оружием, изготовление и владение которым было запрещено Германии.

Основные положения и подписание[править]

Договор предусматривал немедленное восстановление в полном объёме дипломатических отношений между РСФСР и Германией. Стороны взаимно отказывались от претензий на возмещение военных расходов и невоенных убытков и договаривались о порядке урегулирования разногласий между собой. Германия признавала национализацию германской государственной и частной собственности в РСФСР и отказывалась от претензий, вытекающих «из мероприятий РСФСР или её органов по отношению к германским гражданам или к их частным правам при условии, что правительство РСФСР не будет удовлетворять аналогичных претензий других государств».

Обе стороны признали принцип наибольшего благоприятствования в качестве основы их правовых и экономических отношений, обязывались содействовать развитию их торгово-экономических связей. Германское правительство заявляло о своей готовности оказать немецким фирмам помощь в деле развития деловых связей с советскими организациями.

Текст договора не содержит секретных военных соглашений, но в Статье 5 говорится, что немецкое правительство объявляет о своей готовности поддерживать деятельность частных компаний в Советском Союзе. Такая практика позволила избежать компрометации немецкого правительства, хотя расходы покрывались напрямую военным министерством.

Со стороны России (РСФСР) подписан Георгием Чичериным.
Со стороны Германии (Веймарская республика) — Вальтером Ратенау.
Договор был заключён без указания срока. Постановления договора вступали в силу немедленно. Лишь пункт «б» ст. 1 об урегулировании публичных и частноправовых отношений и ст. 4 о наибольшем благоприятствовании вступали в силу с момента ратификации.[4] 16 мая 1922 года постановлением ВЦИК, Рапалльский договор был ратифицирован. 29 мая 1922 года, правительство Германии поставило договор на обсуждение в рейхстаге и 4 июля 1922 года он был ратифицирован. Обмен ратификационными грамотами был произведен в Берлине 31 января 1923 года.

По соглашению, подписанному 5 ноября 1922 года в Берлине, он был распространен на союзные советские республики — БССР, УССР и ЗСФСР.
Договор был подписан полномочными представителями: Владимир Аусем (УССР), Николай Крестинский (БССР и ЗСФСР) и директор МИД Германии барон Аго фон Мальцан. Ратифицировано: БССР 1 декабря 1922 года, ССР Грузии 12 февраля 1922 года, УССР 14 декабря 1922 года, ССР Азербайджана и ССР Армении 12 января 1923 года.
Обмен ратификационными грамотами произведен в Берлине 26 октября 1923 года.

Россия и Германия развили политику Рапалло в Берлинском договоре от 24 апреля 1926 года.

Военное сотрудничество[править]

Контакты между Красной Армией и рейхсвером были налажены уже зимой 1920—1921 гг. и оставались в тайне до 1926 года.

Первые соглашения по военному сотрудничеству были заключены в конце ноября 1922 года между фирмой «Юнкерс» и советским правительством: они предусматривали производство металлических самолётов и моторов, а также устройство транзитного сообщения Швеция-Персия и организацию аэрофотосъёмки (всего при участии немцев к концу 1925 года на заводе в Филях было построено 170 самолётов). 14 мая 1923 года в Москве состоялось подписание договора о строительстве химического завода по производству отравляющих веществ (акционерное общество «Берсоль»). После подписания в июле 1923 года договора о реконструкции военных заводов и поставках артиллерийских снарядов рейхсверу, фирма «Крупп» помогла советской стороне наладить производство гранат и снарядов.

Весной 1925 года в Липецке была организована авиационная школа. В результате договорённостей, достигнутых в ходе визита заместителя Председателя РВС СССР И. С. Уншлихта в Берлин в 1926 году были заключены договоры о
создании двух аэрохимических станций (полигонов) — под Москвой (Подосинки) и в Саратовской области под Вольском (объект «Томка» у ж/д станции Причернавская) — и танковой школы в Казани.

Договоры с фирмой Юнкерс были расторгнуты в 1926—1927 годах, так как она не исполнила взятые на себя обязательства по поставке металлических самолётов и строительству заводов.
Договор о совместной постройке ипритного завода также был расторгнут в 1927 году, так как оборудование не соответствовало условиям договора и методы изготовления иприта были признаны устаревшими и негодными. Военные объекты на территории СССР функционировали с весны 1925 года по осень 1933 года (то есть до момента прихода Гитлера к власти).

Примечания[править]

Ссылки[править]

  • Соглашение о распространении Договора
  • Текст договора в сокращении
  • Текст договора и факсимиле
  • О сотрудничестве с Германией
  • Липецкая секретная авиашкола Немецкий след в истории отечественной авиации. /Соболев Д. А., Хазанов Д. Б.
  • Немецкие танки в бою Михаил Борисович Барятинский

Литература[править]

  • Ю. Л. Дьяков, Т. С. Бушуева Фашистский меч ковался в СССР: Красная Армия и рейхсвер. Тайное сотрудничество. 1922-1933. Неизвестные документы. — М.: Советская Россия, 1992. — 384 с. — ISBN 5-268-01487-0

Значимыми событиями в истории международных отношений и мировой дипломатии первой четверти XX века являются Генуэзская конференция 1922 г. и Рапалльский договор между РСФСР и Германией, подписанный во время проведения этого международного форума.

Следует отметить, что после окончания Первой мировой войны серьезными европейскими экономическими проблемами стали финансовые обязательства между союзниками и репарационные выплаты, наложенные на Германию в соответствии с Версальским договором. Непосредственное отношение к этим проблемам имели 28 государств. Основным кредитором выступали США. Главными получателями средств — около 10 млрд. долл. -Великобритания, Франция, Италия и Бельгия, которые задолжали им. Сумма наложенных на побежденную Германию репараций превышала 132 млрд. золотых марок (33 млрд. долл.).

Союзники обвиняли США, которые настаивали на возвращении долгов, в углублении кризиса в Европе и предлагали частично списать (или вовсе аннулировать) задолженность, указывая на то, что предоставление кредитов и было американским вкладом в дело победы над Германией.

Проблемы выплат многократно обсуждались на встречах в Лондоне, начиная с мая 1921 г. Среди государств-союзников отсутствовало единство в подходе к вопросам связи выплат межсоюзнических долгов и взыскания репараций с Германии. Если Франция предполагала выплачивать долги США и Великобритании из средств, взысканных с Германии, то Вашингтон и Лондон считали, что германские репарации являются отдельным вопросом. Англичане исходили из того, что разорение Германии препятствует восстановлению европейской экономики, ослабляет торговлю и угрожает британским их национальным интересам.

После Первой мировой войны европейская экономика переживала глубокий кризис. Для его скорейшего преодоления экономические проблемы необходимо было вынести на международное обсуждение. Для этого 6 января 1922 г. в Каннах (Франция) открылась сессия Верховного совета Антанты, главным вопросом которой был созыв международной экономической конференции в Генуе (Италия) в марте 1922 г. с приглашением на нее делегаций Советской России, Германии, Австрии, Венгрии и Болгарии.

В целях консолидации участников будущей конференции в резолюции форума было отмечено, что «нации не могут присваивать себе права диктовать другим принципы, на основе которых они желают организовывать свою внутреннюю экономическую жизнь и свой образ правления. Каждая страна в этом отношении имеет право избирать для себя ту систему, которую она предпочитает.» [Штейн, Б. Е Генуэзская конференция. — М.: Главн. Упр. Гос. Изд-ва, 1922. с. 26]

Генуэзская международная конференция по экономическим и финансовым вопросам прошла в Генуе (Италия) с 10 апреля по 19 мая 1922 г. при участии представителей 29 государств — Австрии, Бельгии, Великобритании, Германии, РСФСР, Франции, Швейцарии, Японии и др., а также 5 британских доминионов — Австралии, Индии, Канады, Новой Зеландии и Южно-Африканский Союза.

США, отказавшиеся участвовать в работе конференции (нота государственного секретаря Ч. Юза от 8 марта 1922), были представлены наблюдателем — американским послом в Италии Р. Чайлдом.

Целью конференции был признан поиск путей к экономическому восстановлению Центральной и Восточной Европы. Россия была заинтересована в скорейшем достижении этой цели. В этот период советская экономика для своего восстановления остро нуждалась в иностранных инвестициях, и конференция приобрела большое значение для страны. [Мухин И.В. Экономическая безопасность России и финансовая интеграция //Вестник Московского гуманитарно-экономического института. 2014. № 1 (2), с. 69-74]

Главой делегации РСФСР был В.И. Ленин, заместителем главы делегации — Г.В. Чичерин, который в Генуе, куда Ленин не выезжал, пользовался всеми правами руководителя. В состав делегации входили также Л. Б. Красин, М. М. Литвинов, В. В. Боровский и др.

Перед началом конференции российская делегация предложила пригласить на нее представителей Турции и Черногории. Отказ в приглашении делегаций этих стран был обоснован тем, что Черногория уже участвовала в выборах в югославскую скупщину и делегаты Югославии представляют ее интересы. В отношении Турции было отмечено, что конференция является европейской, а Турция — малоазиатская страна.

Для работы конференции были сформированы четыре комиссии: политическая, финансовая, экономическая и транспортная.

На конференции был принят принцип представительства, по которому во все комиссии входили делегаты каждой из пяти стран — инициаторов Генуэзской конференции, а также России и Германии. Что касается остальных 21 государств, то от них вместе в каждую комиссию избиралось несколько делегатов.

Один из докладов экспертов экономической комиссии на конференции был посвящен РСФСР. В некоторых статьях, имевшихся в первой главе доклада, содержались следующие основные требования:

— Советское правительство должно взять на себя все финансовые обязательства своих предшественников, т.е. царского и Временного правительства.

— Советское правительство признаёт финансовые обязательства всех бывших доныне в России властей как областных, так и местных.

— Все остатки сумм, записанные в кредит одного из прежних российских правительств в банке, находящемся в какой-либо стране, правительство которой давало займы России, зачисляются на счёт данного правительства.» [Генуэзская конференция 1922. Материалы Генуэзской конференции (Подготовка, отчеты заседаний, работы комиссий, дипломатическая переписка и пр.), М., 1922; Документы внешней политики СССР, т. 5, с. 127-129. — М., 1961]

Кроме признания всех долгов и возвращения (реституции) национализированных предприятий, доклад экспертов в дополнительных статьях требовал отмены монополии внешней торговли и установления для иностранных подданных в советских республиках режима, подобного режиму капитуляций в странах Востока.

Таким образом, от России потребовали уплаты 18 миллиардов рублей. По мнению российской стороны, действительная сумма долгов царского и Временного правительств не превышала 12 с четвертью миллиардов.

Насколько жесткими являлись выдвинутые требования, можно судить хотя бы по тому, что царское правительство платило накануне войны по своим долгам почти 13% государственного бюджета, или 3,3% ежегодного национального дохода; если бы новое правительство согласилось платить по этим долгам полностью, то ему пришлось бы выплачивать пятую часть ежегодного национального дохода и около 80%» всего государственного бюджета России того времени.

Предложение ввести в РСФСР долговую комиссию и третейские суды было воспринято руководством страны как покушение на её суверенитет. При этом сумма процентов, которые должна была бы уплачивать страна, равнялась всей сумме довоенного экспорта России — почти 1,5 млрд. руб. золотом.

В ответ на западные требования российская делегация заявила о контрпретензиях советского правительства в размере 30 миллиардов золотых рублей.

В сложившейся ситуации глава английской делегации Ллойд Джордж внёс предложения, подготовленные союзниками, одно из которых гласило:

«Окончательно должно быть установлено, что для советского правительства не может быть сделано никаких исключений относительно:

а) долгов и финансовых обязательств, принятых в отношении граждан других национальностей;

б) прав этих граждан на восстановление их в правах собственности или на вознаграждение за понесённые ущерб и убытки».

«Российская делегация ответила предложением полностью аннулировать военные долги на основании того, что русский народ принёс в жертву общесоюзным военным интересам больше жизней, чем все остальные союзники вместе, он понёс огромный имущественный ущерб и в результате войны потерял крупные и важные для его государственного развития территории. И после того, как остальные союзники получили по мирным договорам громадные приращения территорий, крупные контрибуции, с русского народа хотят взыскать издержки по операции, принёсшей столь богатые плоды другим державам». [Генуэзская конференция 1922. Материалы Генуэзской конференции (Подготовка, отчеты заседаний, работы комиссий, дипломатическая переписка и пр.), М, 1922; Документы внешней политики СССР, т. 5, с. 135. — М., 1961]

Чтобы предупредить обвинения в срыве конференции, советская делегация пошла на уступку. Она направила Ллойд Джорджу письмо, являвшееся ответом на предложения союзников, выдвинутые на вилле «Альбертис» (Генуя, Италия), где состоялась встреча представителей делегаций Великобритании, Франции, Италии, Бельгии и Советской России.

Российская делегация сообщала, что нынешнее экономическое положение России и обстоятельства, приведшие к нему, дают России право на полное освобождение её от всех обязательств путём принятия её встречных исков. Но советская делегация готова сделать ещё шаг по пути разрешения спора: она согласилась бы принять статьи 1, 2 и За упомянутого предложения при условии, что, во-первых, военные долги и все проценты по ним будут аннулированы и, во-вторых, что России будет оказана достаточная финансовая помощь. Далее письмо гласило: .

Русская делегация желает также ясно указать, хотя это и само собой очевидно, что русское правительство не сможет взять на себя никаких обязательств в отношении долгов своих предшественников, пока оно не будет официально признано де-юре заинтересованными державами. [Генуэзская конференция 1922. Материалы Генуэзской конференции (Подготовка, отчеты заседаний, работы комиссий, дипломатическая переписка и пр.), М., 1922; Документы внешней политики СССР, т. 5, с. 167. — М., 1961.)]

Во время конференции, 16 апреля между РСФСР и Германией был подписан двусторонний договор, получивший по месту его подписания название Рапалльский.

Со стороны России (РСФСР) договор был подписан Г.В.Чичериным. Со стороны Германии (Веймарская республика) — Вальтером Ратенау. Договор был заключён без указания срока. Постановления договора вступали в силу немедленно. Лишь пункт «б» ст.1 об урегулировании публичных и частноправовых отношений и ст. 4 о наибольшем благоприятствовании вступали в силу с момента ратификации.

По договору, оба правительства взаимно отказывались от возмещения военных расходов и военных, так же как и невоенных, убытков, причинённых им и их гражданам во время войны. Германия и Россия обоюдно прекращали платежи за содержание военнопленных.

Дипломатические и консульские отношения между Германией и Советской Россией немедленно возобновлялись. Оба правительства согласились применять принцип наибольшего благоприятствования при урегулировании взаимных торговых и хозяйственных отношений и благожелательно идти навстречу обоюдным хозяйственным потребностям. Было обусловлено, что договор не затрагивает отношений договаривающихся сторон с другими государствами.

Первая официальная оценка Рапалльского договора содержится в коммюнике германской делегации, опубликованном в Генуе 17 апреля 1922 года. В нем выражалось убеждение германского и советского правительств в том, что «этим договором они оказали существенное содействие главной цели конференции: окончательному восстановлению европейского мира». [АВПРФ, ф.043з, оп.11 «О», п. 109, д. 12, л.286

Германская делегация подчеркнула большое значение Рапалльского договора для Германии. В нем, в частности, говорилось: «Соглашение с Россией было для Германии тем более важно, что в этом случае возможно было прийти с одной из великих наций, участвовавших в войне, к мирному состоянию, исключающему перспективу бесконечной задолженности и допускающему восстановление нормальных отношений, свободных от бремени прошлого». [АВПРФ, ф.043з, оп.11 «О», п. 109, д.12, л.287]

«Рапалльский договор явился бомбой, разорвавшейся совершенно неожиданно на Генуэзской конференции. «Это потрясёт мир! Это сильнейший удар по конференции», — заявил американский посол в Италии Чайльд, узнав о советско-германском соглашении». [Richard Child, А Diplomat Looks at Europe,m New York 1925, р. 38]

Через два дня после заключения Рапалльского договора, 18 апреля 1922 г., правительства стран Антанты, Малой Антанты, а также Польши и Португалии адресовали Германии ноту. В ней они обвиняли Германию в нелояльности по отношению к союзникам, в нарушении каннских резолюций, в том, что немецкие представители «заключили тайно, за спиной своих коллег, договор с Россией». [Кобляков, И. К. От Бреста до Рапалло. Очерки истории советско-германских отношений с 1918 по 1922 г. — М.: Госполитиздат, 1954. с. 123-125]

Основные моменты в этом договоре определили его политическое значение:

Во-первых, взаимное аннулирование всех претензий.

Во-вторых, восстановление дипломатических отношений между Германией и Россией.

В-третьих, экономическое сближение России и Германии, выходивших из изоляции благодаря Рапалльскому договору.

Таким образом, Россия разрывала кольцо экономической блокады, а Германия получала возможность расширить свою торговлю.

«Рапалльский договор дал новые основания Парижу опасаться советско-германской оси. Итогом была новая активизация усилий Франции по созданию на пространстве между Германией и Россией «непреодолимого вала» из антироссийски и антигермански настроенных малых государств. Предпринятая в Генуе попытка подвести под Версальский порядок общеевропейскую основу была перечеркнута в Рапалло.» [Д.Г.Наджафов, раздел II, гл. б Рапалльский договор,с Л 62 — в кн.: Системная история международных отношений в четырех томах, т. I «События 1918-1945»]

Текст договора не содержит секретных военных соглашений, но в Статье 5 говорится, что немецкое правительство объявляет о своей готовности поддерживать деятельность частных компаний в Советском Союзе. Такая практика позволила избежать компрометации немецкого правительства, хотя расходы покрывались напрямую военным министерством. Россия и Германия развили политику Рапалло в Берлинском договоре от 24 апреля 1926 года.

Договор был одобрен также и деловыми кругами Германии. В этом отношении является типичным заявление «Германо-восточно-европейского экономического союза», который объединял несколько сот предпринимателей и торговцев. В своем заявлении этот Союз приветствовал Рапалльский договор, так как видел в нем «единственный выход из теперешнего катастрофического состояния к лучшему будущему». [АВП РФ, ф. 048, оп. 11 «о», п. 109, д. 12, л. 293]

Отмечая важность этого договора, посол Германии в Москве граф У. фон Брокдорф-Ранцау писал: «Рапалльский договор открыл новую эру не только для германского и русского народов, и тем самым для Европы, но и для всего мира». [АВП РФ, ф. 048з, оп. «11», п. 109, д. 12, л. 294]

Рапалльский договор ратифицирован правительством РСФСР 16 мая 1922 года, а Германией — 4 июля 1922 года. Обмен ратификационными грамотами произведен в Берлине 31 января 1923 года. [«Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций», вып. 1-II, М.1928 г., с. 17), «Международная политика РСФСР в 1922 г.», с.30]

ИСТОРИКО-ДОКУМЕНТАЛЬНЫЙ
ДЕПАРТАМЕНТ МИД РОССИИ

ГЕНУЭЗСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ 1922 года — меж­ду­народная кон­фе­рен­ция по эко­но­мическим и фи­нан­со­вым во­про­сам.

Про­хо­ди­ла в Генуе (Ита­лия) 10 апреля — 19 мая при уча­стии пред­ста­ви­те­лей 29 го­су­дарств — Ав­ст­рии, Ал­ба­нии, Бель­гии, Бол­га­рии, Великобритании, Венг­рии, Гер­ма­нии, Гре­ции, Да­нии, Ис­лан­дии, Ис­па­нии, Ита­лии, Лат­вии, Лит­вы, Люк­сем­бур­га, Нидерландов, Нор­ве­гии, Поль­ши, Пор­ту­га­лии, РСФСР, Ру­мы­нии, Ко­ро­лев­ст­ва сер­бов, хор­ва­тов и сло­вен­цев, Фин­лян­дии, Фран­ции, Че­хо­сло­ва­кии, Швей­ца­рии, Шве­ции, Эс­то­нии, Япо­нии, а так­же 5 британских до­ми­нио­нов — Ав­ст­ра­лии, Ин­дии, Ка­на­ды, Но­вой Зе­лан­дии и Южно-Африканского Сою­за.

Ра­бо­той де­ле­га­ции РСФСР ру­ко­во­дил Владимир Ильич Ле­нин, на­зна­чен­ный её пред­се­да­те­лем. Заместителем председателя де­ле­га­ции был Г.В. Чи­че­рин, ко­то­рый в Ге­нуе, ку­да Ле­нин не вы­ез­жал, поль­зо­вал­ся все­ми пра­ва­ми пред­се­да­те­ля. Де­ле­га­ция РСФСР (в её со­став вхо­ди­ли так­же Л.Б. Кра­син, М.М. Лит­ви­нов, В.В. Во­ров­ский, Я.Э. Руд­зу­так, А.А. Иоф­фе, Х.Г. Ра­ков­ский, Н.И. На­ри­ма­нов, Б. Мди­ва­ни, А. Бек­за­дян, А.Г. Шляп­ни­ков) пред­став­ля­ла на Генуэзской конференции ин­те­ре­сы не толь­ко РСФСР, но и всех других советских рес­пуб­лик (Азер­бай­джан­ской, Ар­мян­ской, Бе­ло­рус­ской, Бу­хар­ской, Гру­зин­ской, Ук­ра­ин­ской, Хо­резм­ской), а так­же ин­те­ре­сы Даль­не­во­сточ­ной рес­пуб­ли­ки.

США, от­ка­зав­шие­ся уча­ст­во­вать в ра­бо­те Генуэзской конференции, бы­ли пред­став­ле­ны на ней на­блю­да­те­лем — американским по­слом в Ита­лии Р. Чайл­дом. Сре­ди пред­ста­ви­те­лей западных го­су­дарств на Генуэзской конференции наи­бо­лее ак­тив­ную роль иг­ра­ли Д. Ллойд Джордж, Дж.Н. Кер­зон (Ве­ли­ко­бри­та­ния), К.Й. Вирт, В. Ра­те­нау (Гер­ма­ния), Л. Фак­та (Ита­лия), Л. Бар­ту, К. Бар­рер (Фран­ция).

Ре­ше­ние о со­зы­ве Генуэзской конференции бы­ло при­ня­то по ини­циа­ти­ве Ве­ли­ко­бри­та­нии на со­ве­ща­нии Вер­хов­но­го со­ве­та Ан­тан­ты в Кан­не (Фран­ция) 6 января 1922 (смотри Канн­ская кон­фе­рен­ция 1922).

Официальной це­лью Генуэзской конференции бы­ло изы­ска­ние мер «к эко­но­ми­че­ско­му вос­ста­нов­ле­нию Цен­траль­ной и Вос­точ­ной Ев­ро­пы», но главным во­про­сом, сто­яв­шим на кон­фе­рен­ции, был, по су­ще­ст­ву, во­прос об от­но­ше­ни­ях ме­ж­ду РСФСР и ка­пи­та­листическим ми­ром по­сле про­ва­ла по­пы­ток свер­же­ния советской вла­сти пу­тём во­енной ин­тер­вен­ции.

Западные стра­ны рас­счи­ты­ва­ли ис­поль­зо­вать эко­но­мические ре­сур­сы Советской Рос­сии для ре­ше­ния сво­их по­сле­во­ен­ных эко­но­мических про­блем. Они по­пы­та­лись за­ста­вить РСФСР при­знать все внеш­ние дол­ги цар­ско­го и Временного пра­ви­тельств (18,5 млрд. зо­ло­тых рублей), вер­нуть иностранным вла­дель­цам на­цио­на­ли­зированные советской вла­стью пред­при­ятия или воз­мес­тить их стои­мость, ли­к­ви­ди­ро­вать мо­но­по­лию внеш­ней тор­гов­ли и т.д.

Советская де­ле­га­ция от­верг­ла эти тре­бо­ва­ния и вы­дви­ну­ла контр­пре­тен­зии о воз­ме­ще­нии РСФСР убыт­ков, при­чи­нён­ных иностранной ин­тер­вен­ци­ей и бло­ка­дой (оце­ни­ва­ла их в 39 млрд. зо­ло­тых рублей). Вме­сте с тем, же­лая най­ти поч­ву для со­гла­ше­ния и вос­ста­нов­ле­ния эко­но­мических свя­зей с западными го­су­дар­ст­ва­ми, советская де­ле­га­ция на Генуэзской конференции 20 апреля 1922 года зая­ви­ла, что пра­ви­тель­ст­во РСФСР го­то­во при­знать до­во­ен­ные дол­ги и пре­иму­ще­ст­вен­ное пра­во за бывшими соб­ст­вен­ни­ка­ми по­лу­чать в кон­цес­сию или арен­ду ра­нее при­над­ле­жав­шее им иму­ще­ст­во, при ус­ло­вии при­зна­ния РСФСР де-юре, ока­за­ния ему фи­нан­со­вой по­мо­щи и ан­ну­ли­ро­ва­ния во­енных дол­гов и про­цен­тов по ним.

На Генуэзской конференции советское пра­ви­тель­ст­во вы­сту­пи­ло с пред­ло­же­ни­ем о все­об­щем ра­зо­ру­же­нии. Од­на­ко как во­прос о ра­зо­ру­же­нии, так и во­про­сы уре­гу­ли­ро­ва­ния вза­им­ных фи­нан­со­во-эко­но­мических пре­тен­зий вви­ду по­зи­ции, за­ня­той западными го­су­дар­ст­ва­ми, не бы­ли раз­ре­ше­ны. Об­су­ж­де­ние фи­нан­со­во-эко­но­мических во­про­сов бы­ло про­дол­же­но на Га­аг­ской кон­фе­рен­ции 1922 года. В хо­де Генуэзской конференции советской ди­пло­ма­тии уда­лось про­рвать еди­ный фронт западных го­су­дарств, пы­тав­ших­ся до­бить­ся ди­пло­ма­тической изо­ля­ции РСФСР, и за­клю­чить с Гер­ма­ни­ей Ра­палль­ский до­го­вор 1922 года.

Исторические источники: 

Ге­ну­эз­ская кон­фе­рен­ция 1922. Ма­те­риа­лы Ге­ну­эз­ской кон­фе­рен­ции. (Под­го­тов­ка, от­че­ты за­се­да­ний, ра­бо­ты ко­мис­сий, ди­пло­ма­ти­че­ская пе­ре­пис­ка и пр.). М., 1922;

До­ку­мен­ты внеш­ней по­ли­ти­ки СССР. М., 1961. Т. 5.

© Большая Российская Энциклопедия (БРЭ)

Советская Россия в начале 1922 года не имела международного признания. Поскольку военная фаза гражданской войны и интервенции завершилась, молодое государство нуждалось в дипломатическом признании и урегулировании экономических споров. В апреле-мае 1922 года в Генуе состоялась конференция с участием 29 государств.

Генуэзская конференция 1922 года – кратко об участниках и  итогах, рапалльский договор

Делегации и их руководители

По состоянию на весну 1922 года СССР находился на стадии создания. Самым крупным государством на территорий бывшей Российской империи являлась РСФСР со столицей в Москве.

Генуэзская конференция 1922 года – кратко об участниках и  итогах, рапалльский договор

Рис. 1. Генуэзская конференция.

Председателем делегации был назначен председатель правительства (Совнаркома) – Владимир Ильич Ленин. По состоянию здоровья он не смог выехать из страны, поэтому его заменил руководитель народного комиссариата иностранных дел – Георгий Чичерин. Он происходил из дворянской семьи, знал много иностранных языков, имел хорошее образование и даже краткий по времени опыт работы в МИДе Российской империи на рубеже XIX-XX веков.

Делегация РСФСР представляла на Генуэзской конференции также следующие республики на территории бывшей Российской империи:

  • Азербайджанскую.
  • Армянскую.
  • Белорусскую.
  • Бухарскую.
  • Грузинскую.
  • Украинскую.
  • Хорезмскую.
  • Дальневосточную. Полный контроль над Приморьем большевики установили к ноябрю 1922 года.

Основными участниками конференции стали государства-победители в Первой мировой войны, а также проигравшая Германия, то есть Веймарская республика. Ее делегацию возглавил Вальтер Ратенау. Великобританию представлял Ллойд Джордж.

Генуэзская конференция 1922 года – кратко об участниках и  итогах, рапалльский договор

Рис. 2. Генуэзская конференция 1922.

Ход работы и результаты

Датой открытия конференция стало 10 апреля 1922 года. Она проработала около 40 дней, до 20 мая 1922 года. Государства-участники интервенции против Советской России ставили целью получить платежи по долгам и финансовым обязательствам Российской империи и Временного Правительства. Делегация Чичерина в ответ на эти претензии потребовала де-юре признать РСФСР и представить молодому государству кредиты. Он также назвал стоимость национализированного иностранного капитала и предложил всеобщее разоружение. Отчасти это было в интересах Германии, ведь численность ее армии после поражения в Первой мировой войне составляла около 100 тыс. человек.

Положительным итогом участия в конференции советской делегации стало подписание в генуэзском пригороде Рапалло договора с Германией. Он способствовал развитию экономического и военного сотрудничества между двумя государствами, а также снял ряд сложностей в отношениях оставшихся как следствие Первой мировой войны, например, вопрос о царских долгах.

Целью СССР после окончания гражданской войны был выход из дипломатической и экономической изоляции. Этому препятствовали круги белой эмиграции, представители зарубежного православия и ряд бывших стран-интервентов. Именно поэтому пришлось налаживать сотрудничество с вчерашним противником – Германией.

Генуэзская конференция 1922 года – кратко об участниках и  итогах, рапалльский договор

Рис. 3. Чичерин на Генуэзской конференции.

Что мы узнали?

Участие советских представителей в Генуэзской международной конференции 1922 года стало крупным внешнеполитическим успехом молодого государства РСФСР. Георгий Чичерин проявил себя как выдающийся дипломат и смог подписать Рапалльский договор с Германией.

Предыдущая

История РоссииВнешняя политика Николая 2 кратко в таблице, 9 класс

Следующая

История РоссииТайфун: операция 1941 года, кратко о битве за Москву – цели и итоги

Понравилась статья? Поделить с друзьями:

Adblock
detector