1922 рапалльский договор с германией

Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 21 апреля 2021; проверки требуют

Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 21 апреля 2021; проверки требуют 23 правки.

Рапалльский договор — договор между РСФСР и Веймарской республикой о восстановлении между ними дипломатических отношений и урегулировании всех спорных вопросов[1][2], заключённый 16 апреля 1922 года во время Генуэзской конференции в городе Рапалло (Италия). Обе договаривающиеся стороны взаимно отказались от возмещения военных расходов, военных и невоенных убытков, расходов на военнопленных, ввели принцип наибольшего благоприятствования при осуществлении взаимных торговых и хозяйственных отношений; помимо этого Германия признала национализацию немецкой частной и государственной собственности в РСФСР и аннулирование царских долгов Советским правительством[1].

К особенностям Рапалльского договора относят то, что его поводом и основой послужило общее для двух стран неприятие Версальского договора. На Западе Рапалльский договор иногда неофициально называют «договором в пижамах» из-за известного ночного «пижамного совещания» немецкой стороны о принятии советских условий[источник не указан 1501 день]. Рапалльский договор означал прекращение международной дипломатической изоляции Советской России. А для Веймарской республики это был первый равноправный договор после Версаля[3][4].

Предыстория и значение[править | править код]

Как отмечал Г. Киссинджер, подписание Рапалльского договора было неизбежно, потому что западные союзники предопределили это событие, «подвергнув остракизму две крупнейшие европейские державы посредством создания пояса малых, враждебных друг другу государств, а также посредством расчленения как Германии, так и Советского Союза»[5].

Переговоры об урегулировании имевшихся спорных вопросов начались ещё до Генуи, в том числе в Берлине в январе — феврале 1922 года и в ходе встречи Г. В. Чичерина с канцлером К. Виртом и министром иностранных дел В. Ратенау во время остановки советской делегации в Берлине на пути в Геную.

Рапалльский договор означал окончание международной дипломатической изоляции РСФСР. Для России это был первый полномасштабный договор и признание де-юре как государства, а для Германии — первый равноправный договор после Версаля[6][7].

Благодаря соглашению Красная Армия получала возможность использовать технические достижения германской военной промышленности и изучать современные организационные методы германского генштаба. Рейхсвер получил возможность готовить группы лётчиков, танкистов и специалистов по химическому оружию, а также обучать своих офицеров обращению с новым оружием, изготовление и владение которым было запрещено Германии.

Основные положения и подписание[править | править код]

Договор предусматривал немедленное восстановление в полном объёме дипломатических отношений между РСФСР и Германией. Стороны взаимно отказывались от претензий на возмещение военных расходов и невоенных убытков и договаривались о порядке урегулирования разногласий между собой. Германия признавала национализацию германской государственной и частной собственности в РСФСР и отказывалась от претензий, вытекающих «из мероприятий РСФСР или её органов по отношению к германским гражданам или к их частным правам при условии, что правительство РСФСР не будет удовлетворять аналогичных претензий других государств». Размер национализированного в Советской России германского акционерного капитала был оценен в служебной записке Г. В. Чичерина от 2 марта 1922 года в 378 миллионов рублей[8].

Обе стороны признали принцип наибольшего благоприятствования в качестве основы их правовых и экономических отношений, обязывались содействовать развитию их торгово-экономических связей. Германское правительство заявляло о своей готовности оказать немецким фирмам помощь в деле развития деловых связей с советскими организациями.

Текст договора не содержит секретных военных соглашений, но в статье 5 говорится, что немецкое правительство объявляет о своей готовности поддерживать деятельность частных компаний в Советском Союзе. Такая практика позволила избежать компрометации немецкого правительства, хотя расходы покрывались напрямую военным министерством.

Со стороны России (РСФСР) подписан Георгием Чичериным.
Со стороны Германии (Веймарская республика) — Вальтером Ратенау.

Договор был заключён без указания срока. Постановления договора вступали в силу немедленно. Лишь пункт «б» ст. 1 об урегулировании публичных и частноправовых отношений и ст. 4 о наибольшем благоприятствовании вступали в силу с момента ратификации.[9] 16 мая 1922 года постановлением ВЦИК Рапалльский договор был ратифицирован. 29 мая 1922 года правительство Германии поставило договор на обсуждение в рейхстаге, и 4 июля 1922 года он был ратифицирован. Обмен ратификационными грамотами был произведен в Берлине 31 января 1923 года.

По соглашению, подписанному 5 ноября 1922 года в Берлине, он был распространен на союзные советские республики — БССР, УССР и ЗСФСР.

Договор подписали их полномочные представители: Владимир Аусем (УССР), Николай Крестинский (БССР и ЗСФСР) и директор МИД Германии барон Аго фон Мальцан. Ратифицировано: БССР — 1 декабря 1922 года, ССР Грузия — 12 февраля 1922 года, УССР — 14 декабря 1922 года, ССР Азербайджан и ССР Армения — 12 января 1923 года.

Обмен ратификационными грамотами произведен в Берлине 26 октября 1923 года.

Россия и Германия развили политику Рапалло в Берлинском договоре от 24 апреля 1926 года.

Военное сотрудничество[править | править код]

Контакты между Красной Армией и рейхсвером были налажены уже зимой 1920—1921 годов и оставались в тайне до 1926 года.

Промышленное сотрудничество[править | править код]

Первые соглашения по военному сотрудничеству были заключены в конце ноября 1922 года между фирмой «Юнкерс» и советским правительством: они предусматривали производство металлических самолётов и моторов, а также устройство транзитного сообщения Швеция — Персия и организацию аэрофотосъёмки (всего при участии немцев из деталей, произведенных в Германии, к концу 1925 года на заводе в Филях было построено менее 100 самолетов-разведчиков «Ю-20» и модернизированных «Ю-21»). Однако, получив от германского правительства ссуду, «Юнкерс» не выполнил своих обязательств: технические условия производства не были выдержаны, моторостроение вообще не было начато. Летом 1926 г. предприятие обанкротилось[10].

14 мая 1923 года в Москве состоялось подписание договора о строительстве химического завода по производству иприта (акционерное общество «Берсоль»). Германскую сторону представляла фирма «Штольценберг», которая своих обязательств не выполнила. Начальник разведывательного управления РККА Я. Берзин отчитывался наркому обороны Ворошилову: «Договор совместной постройки ипритного завода пришлось в 1927 г. расторгнуть потому, что фирма „Штольценберг“, которой рейхсвер со своей стороны перепоручил техническое исполнение взятых по договору обязательств (поставка оборудования и организация производства), получив от рейхсвера около 20 миллионов марок, фактически надула и рейхсвер и нас. Доставленное „Штольценбергом“ оборудование не соответствовало условиям договора, и методы изготовления иприта нашими специалистами, а впоследствии и немецкими, были признаны устаревшими и негодными»[10].

После подписания в июле 1923 года договора о реконструкции военных заводов и поставках артиллерийских снарядов рейхсверу фирма «Крупп» должна была помочь советской стороне наладить производство гранат и снарядов. Однако и этот проект не был реализован: в декабре 1926 г. разразился политический скандал в связи с публикацией в газетах Германии и Англии сведений о немецких заказах в СССР военного снаряжения. Сделки были приостановлены[10].

Переговоры в Берлине[править | править код]

Поскольку советско-германское военно-промышленное сотрудничество не увенчалось успехом, 1 февраля 1926 г. полпред РСФСР Н. Н. Крестинский после встречи с генералами Сектом и Хассе рапортовал: «…подводя деловые итоги совместной трехлетней работы, вынуждены признать, что работа эта почти ничего не дала». Генералы, с которыми беседовал полпред, объясняли это тяжелым экономическим положением Германии.

В марте 1926 г. в Берлин приехала большая советская военная делегация во главе с заместителем председателя РВС СССР И. С. Уншлихтом, которая с самого начала переговоров признала: «Никаких обязательств финансового характера немецкая сторона взять на себя не может и готова лишь оказать содействие в привлечении частного германского капитала».

В протоколе было зафиксировано[10]:

  • предложение советской стороны об организации производства в СССР пулеметов Дрейзе германской стороной отклонено;
  • предложение германской стороны об организации танковой школы в Казани принято советской стороной;
  • предложение советской стороны об организации в СССР моторостроения и танкового производства на совместных началах германской стороной отклонено;
  • предложение советской стороны об организации на совместных началах производства тяжелой артиллерии германской стороной отклонено;
  • в заказах на снаряды германская сторона отказала;
  • германская сторона отказалась участвовать в совместном производстве подлодок, сторожевых судов, быстроходных катеров на судостроительном заводе в Николаеве;
  • германское предложение о расширении авиационной школы в Липецке (создана весной 1925 года) советской стороной принимается.

В результате договорённостей, достигнутых в ходе визита в Берлин, в 1926 году были заключены договоры о создании двух аэрохимических станций (полигонов) — под Москвой (Подосинки) и в Саратовской области под Вольском (объект «Томка» у ж/д станции Причернавская).

Однако создать свою военную промышленность с помощью Германии Советский Союз не смог.

Игра на европейских противоречиях[править | править код]

«План Дауэса» и Локарнские решения позволили Германии укрепить позиции, а сотрудничество с СССР использовать «в числе прочих политических спекуляций и тем самым… поднять свой удельный вес в глазах Антанты», указывалось в записке советского постпредства в январе 1927 года[10].

В конце 1926 г. приверженец контактов с Россией генерал Сект уходит в отставку, а в 1927 г. военный министр Гесслер делает заявление, что в будущем СССР будет рассматриваться как противник Германии. Командование военно-морских сил объявляет об этом открыто[10].

Командование РККА в феврале 1927 года признаёт бесперспективность военно-технического сотрудничества и, дабы сохранить контакты с рейхсвером, переносит акцент на сотрудничество специалистов. Красные командиры участвуют в манёврах, проходят стажировку в Германии продолжительностью от 4 недель до 4 месяцев[10].

Военные объекты на территории СССР функционировали с весны 1925 года по осень 1933 года.

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 Рапалльский договор 1922 // Военная энциклопедия / Грачёв П. С.. — Москва: Военное издательство, 2002. — Т. 6. — С. 182. — ISBN 5-203-01873-1.
  2. Рапалльский договор 1922 // Гражданская война и военная интервенция в СССР. Энциклопедия / Гл. ред. С. С. Хромов. — Москва: Советская энциклопедия, 1983.
  3. Издание под редакцией В. П. Потёмкина. История дипломатии / Раздел шестой. Дипломатия в период подготовки Второй Мировой войны (1919—1939 гг.) / Глава 6. Генуя (1922 г.) / 2. Генуэзская конференция / Рапалльский договор (16 апреля 1922 г.)
  4. Индукаева Н. С. История международных отношений 1918—1945 гг. Учебное пособие. — Томск: ТГУ, 2003. — 113 с.
  5. Внешняя политика Веймарской республики (1919—1932) / Н. В. Павлов // MGIMO.ru. − 2011. — Октябрь.
  6. Индукаева Н. С. История международных отношений 1918—1945 гг. Учебное пособие. — Томск: ТГУ, 2003. — 113 с.
  7. Издание под редакцией В. П. Потемкина. История дипломатии / Раздел шестой. Дипломатия в период подготовки Второй Мировой войны (1919—1939 гг.) / Глава 6. Генуя (1922 г.) / 2. Генуэзская конференция / Рапалльский договор (16 апреля 1922 г.).
  8. Швецов А. А. Луис Фишер и советско-американские отношения первой половины XX века. Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук. — СПб., 2015. — С. 32—33.
  9. Горлов С. А. Совершенно секретно. Альянс Москва — Берлин, 1920—1933 гг. — М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2001. — 352 с.
  10. 1 2 3 4 5 6 7 Жигалов, Б.С. ГЕРМАНИЯ И СССР: ЭКОНОМИЧЕСКИЕ И ПОЛИТИЧЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ (март 1918 – июнь 1941 гг.) // Конспект лекций для студентов университета / В.П. Румянцев (доктор исторических наук). — Томск: Томский государственный университет, 2013. — С. 61—65.

Ссылки[править | править код]

  • Соглашение о распространении Договора Архивная копия от 5 марта 2016 на Wayback Machine
  • Текст договора в сокращении
  • Текст договора и факсимиле
  • О сотрудничестве с Германией
  • Липецкая секретная авиашкола Немецкий след в истории отечественной авиации. /Соболев Д. А., Хазанов Д. Б.

16 Апреля 1922 г.

Заключен
во время
 Генуэзской
конференции
 в
городе Рапалло (Италия). Означал прорыв
в международной дипломатической изоляции
Советской России. Со стороны РСФСР
подписан
 Г.
В. Чичериным
.
Договор предусматривал немедленное
восстановление в полном объеме
дипломатических отношений между РСФСР
и Германией. Стороны взаимно отказывались
от претензий на возмещение военных
расходов и невоенных убытков и
договаривались о порядке урегулирования
разногласий между собой. Германия
признавала национализацию германской
государственной и частной собственности
в РСФСР и отказывалась от претензий,
вытекающих «из мероприятий РСФСР или
ее органов по отношению к германским
гражданам или к их частным правам при
условии, что правительство РСФСР не
будет удовлетворять аналогичных
претензий других государств». Обе
стороны признали принцип наибольшего
благоприятствования в качестве основы
их правовых и экономических отношений,
обязывались содействовать развитию их
торгово-экономических связей. Германсоке
правителсьвто заявляло о своей готовности
оказать немецким фирмам помощь в деле
развития деловых связей с советскими
организациями. Договор был заключен
без указания срока. По соглашению,
подписанному 5 ноября 1922 года в Берлине,
он был распространен на другие советские
республики.

(Публикуется
с сокращениями)

Германское
правительство, представленное
рейхсминистром, доктором Вальтером
Ратенау, и правительство Российской
Социалистической Федеративной Советской
Республики, представленное Hародным
Комиссаром Чичериным, согласились
относительно нижеследующих постановлений:

Статья
1. Оба правительства согласны, что
разногласия между Германией и Российской
Советской Республикой по вопросам,
возникшим за время состояния этих
государств в войне, регулируются на
следующих основаниях:

а)
Германское государство и РСФСР взаимно
отказываются от возмещения их военных
расходов, равно как и от возмещения
военных убытков, иначе говоря тех
убытков, которые были причинены им и их
гражданам в районах военных действий,
вследствие военных мероприятий, включая
и предпринятые на территории противной
стороны реквизиции. Равным образом обе
стороны отказываются от возмещения
невоенных убытков, причиненных гражданам
одной стороны посредством так называемых
исключительных военных законов и
насильственных мероприятий государственных
органов другой стороны.

б)
Публичные и частно-правовые отношения,
пострадавшие вследствие состояния
войны, включая сюда и вопрос о судьбе
попавших во власть другой стороны
коммерческих судов, будут урегулированы
на основах взаимности.

в)
Германия и Россия взаимно отказываются
от возмещения их расходов на военнопленных.
Равным образом Германское правительство
отказывается от возмещения расходов,
произведенных на интернированные в
Германии части Красной Армии. Со своей
стороны Российское правительство
отказывается от возмещения ему сумм,
вырученных Германией от продажи военного
имущества, ввезенного в Германию этими
интернированными частями.

Статья
2. Германия отказывается от претензий,
вытекающих из факта применения до
настоящего времени законов и мероприятий
РСФСР к германским гражданам и их частным
правам, равно как и к правам Германии и
германских государств в отношении
России, а та»же от претензий, вытекающих
вообще из мероприятий РСФСР или ее
органов по отношению к германским
гражданам или к их частным правам при
условии, что правительство РСФСР не
будет удовлетворять аналогичных
претензий других государств.

Статья
3. Дипломатические и консульские отношения
между Германией и РСФСР немедленно
возобновляются. Допущение консулов той
и другой стороны будет урегулировано
специальным соглашением.

Статья
4. Оба правительства далее согласны в
том, что для общего правового положения
граждан одной стороны на территории
другой и для общего урегулирования
взаимных торговых и хозяйственных
отношений, должен действовать принцип
наибольшего благоприятствования.
Принцип наибольшего благоприятствования
не распространяется на преимущества и
льготы, которые РСФСР предоставляет
другой Советской Республике или
государству, которое раньше было
составной частью бывшего Российского
государства.

Статья
5. Оба правительства будут в доброжелательном
духе взаимно идти навстречу хозяйственным
потребностям обеих стран. В случае
принципиального урегулирования этого
вопроса на международном базисе, они
вступят между собою в предварительный
обмен мнений. Германское правительство
объявляет о своей готовности оказать
возможную поддержку сообщенным ей в
последнее время проектируемым частными
фирмами соглашениям и облегчить
проведение их в жизнь.

Статья
6.

(…)

в) ст.
1-й, ст. 4-я настоящего договора вступают
в силу с момента ратификации; остальные
постановления настоящего договора
вступают в силу немедленно.

Учинено
в 2-х подлинных экземплярах в Рапалло
16 апреля 1922 г.

Соседние файлы в предмете [НЕСОРТИРОВАННОЕ]

  • #
  • #
  • #
  • #
  • #
  • #
  • #
  • #
  • #
  • #
  • #

Заключен
во время

Генуэзской
конференции


в
городе Рапалло (Италия). Означал прорыв
в международной дипломатической изоляции
Советской России. Со стороны РСФСР
подписан

Г.
В. Чичериным

.
Договор предусматривал немедленное
восстановление в полном объеме
дипломатических отношений между РСФСР
и Германией. Стороны взаимно отказывались
от претензий на возмещение военных
расходов и невоенных убытков и
договаривались о порядке урегулирования
разногласий между собой. Германия
признавала национализацию германской
государственной и частной собственности
в РСФСР и отказывалась от претензий,
вытекающих «из мероприятий РСФСР или
ее органов по отношению к германским
гражданам или к их частным правам при
условии, что правительство РСФСР не
будет удовлетворять аналогичных
претензий других государств». Обе
стороны признали принцип наибольшего
благоприятствования в качестве основы
их правовых и экономических отношений,
обязывались содействовать развитию их
торгово-экономических связей. Германсоке
правителсьвто заявляло о своей готовности
оказать немецким фирмам помощь в деле
развития деловых связей с советскими
организациями. Договор был заключен
без указания срока. По соглашению,
подписанному 5 ноября 1922 года в Берлине,
он был распространен на другие советские
республики.

(Публикуется
с сокращениями)

Германское
правительство, представленное
рейхсминистром, доктором Вальтером
Ратенау, и правительство Российской
Социалистической Федеративной Советской
Республики, представленное Hародным
Комиссаром Чичериным, согласились
относительно нижеследующих постановлений:

Статья
1. Оба правительства согласны, что
разногласия между Германией и Российской
Советской Республикой по вопросам,
возникшим за время состояния этих
государств в войне, регулируются на
следующих основаниях:

а)
Германское государство и РСФСР взаимно
отказываются от возмещения их военных
расходов, равно как и от возмещения
военных убытков, иначе говоря тех
убытков, которые были причинены им и их
гражданам в районах военных действий,
вследствие военных мероприятий, включая
и предпринятые на территории противной
стороны реквизиции. Равным образом обе
стороны отказываются от возмещения
невоенных убытков, причиненных гражданам
одной стороны посредством так называемых
исключительных военных законов и
насильственных мероприятий государственных
органов другой стороны.

б)
Публичные и частно-правовые отношения,
пострадавшие вследствие состояния
войны, включая сюда и вопрос о судьбе
попавших во власть другой стороны
коммерческих судов, будут урегулированы
на основах взаимности.

в)
Германия и Россия взаимно отказываются
от возмещения их расходов на военнопленных.
Равным образом Германское правительство
отказывается от возмещения расходов,
произведенных на интернированные в
Германии части Красной Армии. Со своей
стороны Российское правительство
отказывается от возмещения ему сумм,
вырученных Германией от продажи военного
имущества, ввезенного в Германию этими
интернированными частями.

Статья
2. Германия отказывается от претензий,
вытекающих из факта применения до
настоящего времени законов и мероприятий
РСФСР к германским гражданам и их частным
правам, равно как и к правам Германии и
германских государств в отношении
России, а та»же от претензий, вытекающих
вообще из мероприятий РСФСР или ее
органов по отношению к германским
гражданам или к их частным правам при
условии, что правительство РСФСР не
будет удовлетворять аналогичных
претензий других государств.

Статья
3. Дипломатические и консульские отношения
между Германией и РСФСР немедленно
возобновляются. Допущение консулов той
и другой стороны будет урегулировано
специальным соглашением.

Статья
4. Оба правительства далее согласны в
том, что для общего правового положения
граждан одной стороны на территории
другой и для общего урегулирования
взаимных торговых и хозяйственных
отношений, должен действовать принцип
наибольшего благоприятствования.
Принцип наибольшего благоприятствования
не распространяется на преимущества и
льготы, которые РСФСР предоставляет
другой Советской Республике или
государству, которое раньше было
составной частью бывшего Российского
государства.

Статья
5. Оба правительства будут в доброжелательном
духе взаимно идти навстречу хозяйственным
потребностям обеих стран. В случае
принципиального урегулирования этого
вопроса на международном базисе, они
вступят между собою в предварительный
обмен мнений. Германское правительство
объявляет о своей готовности оказать
возможную поддержку сообщенным ей в
последнее время проектируемым частными
фирмами соглашениям и облегчить
проведение их в жизнь.

в) ст.
1-й, ст. 4-я настоящего договора вступают
в силу с момента ратификации; остальные
постановления настоящего договора
вступают в силу немедленно.

16 апреля 1922 г. во время Генуэзской конференции в городе Рапалло (Италия) между РСФСР и Веймарской республикой был подписан договор, который означал политическое признание Германией Советской России, установление с ней дипломатических отношений и широкого экономического сотрудничества.

В 1921 г. страны Антанты предложили Советскому правительству принять участие в международной конференции для урегулирования спорных вопросов, связанных с экономическими претензиями Запада к России. В случае их принятия европейские страны обещали официально признать Советскую Россию. В открывшейся в апреле 1922 г. Генуэзской конференции участвовало 29 государств — Россия, Англия, Франция, Германия и др.

В ходе конференции советскому правительству удалось заключить Рапалльский договор 1922 г. с Германией. Со стороны России (РСФСР) договор был подписан Георгием Чичериным, со стороны Германии (Веймарская республика) — Вальтером Ратенау.

Рапалльский договор предусматривал немедленное восстановление в полном объёме дипломатических отношений между РСФСР и Германией. Стороны взаимно отказывались от претензий на возмещение военных расходов и невоенных убытков и договаривались о порядке урегулирования разногласий между собой. Германия признавала национализацию германской государственной и частной собственности в РСФСР и отказывалась от претензий, вытекающих «из мероприятий РСФСР или её органов по отношению к германским гражданам или к их частным правам при условии, что правительство РСФСР не будет удовлетворять аналогичных претензий других государств».

Обе стороны признали принцип наибольшего благоприятствования в качестве основы их правовых и экономических отношений, обязывались содействовать развитию торгово-экономических связей. Германское правительство заявляло о своей готовности оказать немецким фирмам помощь в деле развития деловых связей с советскими организациями.

Договор был заключён без указания срока. По соглашению, подписанному 5 ноября 1922 г. в Берлине, он был распространён на другие советские республики.

Рапалльский договор означал окончание международной дипломатической изоляции РСФСР. Для России это был первый полномасштабный договор и признание де-юре как государства, а для Германии первый равноправный договор после Версальского мира.

Незыблемость положений Рапалльского договора 1922 г. была подтверждена Берлинским договором 1926 г.

Лит.: Горлов
С.
А Совершенно секретно: Альянс Москва — Берлин, 1920-1933
гг. (Военно-политические отношения СССР — Германия). М., 2001; То же [Электронный ресурс].
URL
:
http://
militera.
lib.
ru/
research/
gorlov1/
index.
html
;
Индукаева
Н.
С. История международных отношений 1918-1945
гг. Томск, 2003; Павлов
Н.
В. Внешняя политика Веймарской республики (1919–1932). [Электронный ресурс] //
MGIMO
.
ru
. 2011. Октябрь.
URL
:
http://
www.
mgimo.
ru/
files/210929/
Weimar.
pdf
; Рапалльский договор между РСФСР и Германией. 16
апреля 1922
г. // Известия. №
102
(154!). 10
мая 1922
г.

Рапалльский договор — договор между РСФСР и Германией, заключённый 16 апреля 1922 года во время Генуэзской конференции в городе Рапалло (Италия). Его особенность состояла в том, что поводом и основой послужило общее для двух стран неприятие Версальского договора. На Западе Рапалльский договор иногда неофициально называют «договором в пижамах» из-за тайных для остальных участников конференции обстоятельств его заключения.

В Рапалло был изваян пробный камень, который позволял распознавать — где солидные усилия, служащие реальному добрососедству, а где словоблудие, прикрывающее зло. В этот день народный комиссар по иностранным делам Г.В.Чичерин и имперский министр иностранных дел В.Ратенау подписали договор, который подводил черту под «состоянием войны между Германией и Россией», закладывал фундамент для урегулирования проблем, порождённых вооружёнными конфликтами, для восстановления дипломатических, консульских и экономических отношений между Германским рейхом и Российской Советской Федеративной Социалистической Республикой.

Выпадение Веймарской рес-публики из обоймы «беше-но ненавидевших большевиков стран» (У.Черчилль), провозглашение принципиально иных, в сравнении с версальской конструкцией, норм вызволения международного сообщества из омута насилия и вражды отозвались бурей негодования в среде «демократов». Дальше остальных занесло Париж, он грозил Берлину интервенцией.

Французскому премьеру Клемансо принадлежит формула: «…версальский мирный договор, как и все другие (договоры), является и не может не быть лишь продолжением войны». Этот договорной монстр, приметим, был буквально продиктован немцам. Победители не дозволили Веймару изменить в тексте ни полслова, переставить хотя бы запятую. А тут — рапалльская модель. Германия приподнимается с колен и, что ещё хуже, Россия обретает статус субъекта международного правопорядка, тогда как по наметкам США, Англии, Франции и Японии она вообще должна была сгинуть. Это согласно маршалу Фошу почти проигрыш Первой мировой войны.

Во избежание упрощений (они вредят выплавлению истины) не нужно приписывать канцлеру Йозефу Вирту и тем паче Вальтеру Ратенау просоветских симпатий. Рапалльский договор не был откликом на октябрьский (1917 г.) Декрет о мире, на призывы советской власти к налаживанию мирного сосуществования государств с различными социальными системами. Прислушаемся к самому Й.Вирту.

«Мировое сообщество хочет мира, — заявлял канцлер 26.01.1922 г. в Рейхстаге. — Народы хотят расчистить путь к новому созидательному труду. Дух войны вместе с мечом войны должен быть предан земле. Народы связывают с этим свои надежды… Политика насилия господствовала все семь долгих лет войны. В результате европейское сообщество государств и особенно экономика по большей части разрушены, невосполнимо утрачены культурные ценности. Политика одностороннего навязывания воли господствовала также после объявления перемирия… Политика силы не решила проблем, но частично обострила их». «Есть ли путь к спасению из нынешних тяжелейших бед? — продолжал Вирт. — Этот путь пролегает только через створы подлинного и прочного мира. Настоящий мир достижим лишь путём взаимопонимания посредством экономического здравомыслия». Здравомыслие отвергает политику, «рассматривающую Россию как колонию».

В подкрепление изложенных соображений католик Йозеф Вирт воспроизводил послание папы Бенедикта XV главам «воевавших народов». «Должно ли цивилизованное сообщество быть большим, чем просто кладбищенское поле? — вопрошал 01.08.1917 г. Бенедикт. — Должна ли Европа, столь славная и столь кровоточащая, охваченная всеобщим безумием, катиться в пропасть и, наложив на себя руки, совершить самоубийство? В столь ужасной ситуации, перед лицом столь тягостной опасности Мы снова взываем к миру и опять настоятельно обращаемся к тем, в чьих руках судьбы народов».

Объективность обязывает констатировать — призыв Бенедикта XV нашёл отзвук лишь у советского правительства. «Демократы», Япония, Германия (по наущению Антанты и США) вместо замирения приступили к вооружённой осаде России, взяли её в кольцо экономической блокады. Попытки Веймарской республики отстраниться от ярых русофобов — в мае 1921 г. немцы заключили с Москвой торговое соглашение — вызвали затягивание «цивилизаторами» репарационной удавки. Отдадим должное Й.Вирту — он не сгорбился под шантажом, не списал заявку на право Германии оставаться вне схваток.

Рапалльский договор, следовательно, являлся не только прорывным достижением молодой советской дипломатии, но и важной вехой в поиске Веймарской республикой своей ниши в послевоенной Европе, если угодно, поиске самой себя. «Каждый, кто тщательно и без предвзятости читает рапалльский договор, — подчёркивал Й.Вирт 29.09.1922 г. в Рейхстаге, — должен признать, что договор, заключённый в Рапалло, есть честное, справедливое, мирное творение. В известном смысле он образцовый мирный договор. В этом мирном договоре нет ни побеждённых, ни победителей… Шесть статей договора не содержат каких-либо положений или сделок, из которых могли бы вытекать опасности для некоей третьей стороны или ущемлять её права… Он (договор) означает не только мир между двумя народами, которым всегда шло на пользу взаимопонимание. Он вместе с тем наводит мосты между Востоком и Западом. Небезынтересно, рапалльский договор понят и высоко оценен трудящимися всего мира как первое мирное достижение после великой катастрофы». В заключение Й.Вирт отмечал: «Я могу здесь ещё раз торжественно объявить, что рапалльский договор не содержит никаких секретных политических или военных положений и что каждое зловредное утверждение, которое то там то сям все ещё всплывает, есть зловредная инсинуация, предназначенная осложнить реализацию этого первого мирного акта, который когда-либо вообще был достигнут в Европе».

Для полноты картины уместно добавить, что против ратификации рапалльского договора в Рейхстаге проголосовали крайне правые депутаты и… социал-демократы. Боевики террористической организации «Консул» (за ней стояли Ф.Тиссен и прочие олигархи, не только немецкие) «казнили» В.Ратенау во имя «процветания отечества» и обрушили лавину угроз на Й.Вирта. Выступая в рейхстаге 25.06.1922 г., канцлер потребовал покончить «с атмосферой убийств, раздоров и травли». Он без обиняков указал на экстремистов, засевших в парламенте, — «там стоит враг, который сыплет яд в раны народа. Там враг. Нет никакого сомнения — враг справа!» Едва ли в данном контексте не заставила поморщиться «демократов» также следующая оценка Й.Вирта: «Немецкий народ не может жить в условиях, в которые загоняют его (западные) союзники».

Виртовский призыв вогнать «военный топор в землю», как и возрождённое на генуэзской конференции советское предложение «штык в землю», не вдохновляли апологетов насилия. Враг моего врага — мой друг. Именно эта логика пронизывала поведение США и Англии. Не позже осени 1922 г. Вашингтон занялся многоходовой комбинацией. Не без его подсказок в ноябре 1922 г. кресло рейхсканцлера изъяли у партии «Центр». Й.Вирта заменил гамбургский предприниматель В.Куно. Американцы начали продвигать программу усечения репарационного бремени, по настоянию Парижа наложенного на Германию («план Юнга»). Тогда же, в ноябре администрация Соединенных Штатов наладила контакт с Гитлером, вскоре переросший в деятельное сотрудничество. Уже будучи в эмиграции, Й.Вирт констатировал: «…без миллионных вливаний нефтяных и стальных финансовых сфер Гитлер не пришёл бы к власти». В 1936 г., когда это было сказано в Люцерне, Вирт, по-видимому, не располагал информацией о том, что финансовой составной кумовство «демократов» с нацистами не исчерпывалось.

Весьма широко бытует мнение — история человечества есть история предательств. Измен, конечно, случалось в избытке. По числу и по последствиям с изменами может поспорить каталог упущенных шансов, объективно позволявших разрулить развитие на региональном, межконтинентальном и глобальном уровнях в конструктивное русло. Договор давал возможность отправить насилие — повивальную бабку истории — на покой, тем более что навар от агрессий уже не всегда покрывал затраты на вооружённое вмешательство. Верх, однако, брала догма: нет и не может быть равенства между неравными, между «чистыми», за коих «демократы» выдавали себя, и «нечистыми», в разряд которых попадали остальные. Ограничимся парой иных примеров из нового и новейшего времени.

Наполеон потерпел поражение. Решающий вклад в победу над ним внесла русская армия. Налицо все предпосылки для того, чтобы погасить факел войны и на поколения вперед сделать добрососедство основополагающим принципом взаимоотношений государств. Не тут-то было. 22.12.1814 г. делегаты Англии, Австрии и Франции подписывают конвенцию, по которой каждая из означенных держав обязывалась выделить 150 тыс. солдат для выдворения России восвояси. Ради «спасения чести, справедливости и будущности Европы». В круг «спасителей» участники альянса собирались ввести Оттоманскую порту, способную совершить «полезную диверсию», а также Швецию. Заговор не удался. Наполеон бежал с Эльбы. Опять понадобился русский солдат. Но замысел не увял — он был реализован через сорок лет в Крымской войне.

1898 год. Российское правительство предложило созвать конференцию с целью обуздания гонки вооружений и запрещения инструментария войны, ведущего, как принято ныне выражаться, к массовому поражению. Первая «мирная конференция» (Гаага. 1899 г. двадцать восемь государств-участников) приняла декларацию, ограничивавшую употребление снарядов с химической начинкой и запрещавшую пули типа «дум-дум». Основная инициатива Петербурга — заморозить военные бюджеты государств — не прошла ввиду категорических возражений, прежде всего Англии и Германии.

Чем руководствовались оппоненты? В тот момент Лондон обхаживал Берлин на предмет слияния разных ветвей родственной «расы», имея в виду вытеснение России из Балтийского и Чёрного морей. Кроме того, британские «миротворцы» плели кружева с Токио, поощряя его к нападению на северного соседа. 27.01.1904 г. Япония, располагавшая тройным превосходством в живой силе, кратным в артиллерии и почти полуторным перевесом в ВМС, без объявления войны напала на русскую военную базу Порт-Артур, атаковала крейсер «Варяг» и канонерку «Кореец» у порта Чемульпо. Правительства Англии и США предостерегли Францию и Германию — если последние займут сторону России, то англосаксы выступят против них на стороне Токио. Фактически Лондон и Вашингтон были соучастниками агрессии. Японские боевые корабли — продукт британских верфей, банки США возместили японцам половину их расходов на войну против России.

1914 год. Согласно версиям держав-победительниц, Первую мировую войну развязала Германия. Слов нет, первый выстрел за рейхсвером, хотя до рокового выстрела вполне могло бы не дойти, прояви Лондон желание и волю не допустить катастрофы. Однако как на Шпрее, так и на Темзе возобладал соблазн воспользоваться теперь в Европе уязвимостью России после её поражения в войне с Японией. Экономя место, воспроизведу содержание беседы У.Черчилля с О.Бисмарком, первым секретарем посольства Германии в Лондоне. Советская разведка предоставила её запись, датированную 20.10.1930 г., И.В.Сталину.

Вы, немцы, внушал Черчилль внуку рейхсканцлера Бисмарка, — недоумки, иначе в Первой мировой рейх сосредоточил бы все силы на востоке для разгрома России. В таком случае Альбион позаботился бы о том, чтобы Франция в конфликт не вмешивалась. Не последуй французы британским советам — мы бы оставили их один на один с Берлином. Далее Черчилль пространно рассуждал о том, как технологической блокадой сорвать повышение обороноспособности Советского Союза. Удел Руси — оставаться аграрной страной, что кормит себя и по возможности Европу.

Нужно ли удивляться, что какие бы предложения ни вносила Москва о создании системы коллективной безопасности в Европе и о противодействии агрессорам в других регионах, они отвергались «демократами» с порога? Предпочтение отдавалось «умиротворению» потенциальных агрессоров. Прежде всего из-за обструкции англичан, к которым примкнули США и Франция, не было предпринято санкций против Японии, когда та вторглась (сентябрь 1931 г.) в Китай, а также против Италии, захватившей в 1935 г. беззащитную Абиссинию, против Берлина и Рима, топивших в крови Испанскую республику. В качестве предоплаты за намеченное Третьим рейхом «освоение жизненного пространства» на востоке Гитлеру преподнесли Австрию, Чехословакию, готовились сдать Данию и весь бассейн Балтийского моря.

Что-то ещё обнаружится, когда и если правители США и Англии сдержат обещание и рассекретят к 2045 г. ключевые документы кануна и периода Второй мировой войны. Может раскрыться подоплёка так называемой «странной войны» англичан и французов против Германии в 1939—1940 гг. , затягивания Лондоном и Вашингтоном после нацистского нападения на СССР кровопролития в Европе минимум на два-два с половиной года, попыток «демократов» сговориться с нацистскими генералами для совместной «защиты Европы от русских варваров». В августе 1943 г. по сути повторялся вариант декабря 1914 г. — мавр сделал своё дело, мавр может удалиться.

Политики предполагают, армии в разгар сражений располагают. И если реалии делают невозможным заполучить желаемое, поучали античные философы, приходится довольствоваться возможным. Весной 1945 г. Фр.Рузвельт вспомнил свой же афоризм: «Постепенно старые очки искажают новые факты». Он счёл уместным осадить как домашних недругов, так и Черчилля, вознамерившегося трубить поход против Советского Союза. Позже планам премьера присвоят кодовое название «операция Немыслимое». Старт третьей мировой войны назначался на 01.07.1945 г. Цель — подчинение СССР диктату США и Англии.

Как бы то ни было, Франклин Рузвельт продекларировал, обращаясь 01.03.1945 г. к конгрессу США: «Мир, который мы строим, не может быть американским миром, британским или русским, французским, китайским миром. Он не может быть миром больших стран или миром малых стран. Он должен быть миром, основывающимся на совместных усилиях всех государств…» От выполнения тегеранских и ялтинских соглашений, подчёркивал президент, зависят «судьба Соединённых Штатов и судьба всего мира на будущие поколения». «Здесь у американцев не может быть среднего решения, — заключил Рузвельт. — Мы должны взять на себя ответственность за международное сотрудничество или будем нести ответственность за новый мировой конфликт».

Фр.Рузвельт намеревался развить тему — война не решает проблем, насилие лишь создаёт новые, сотрудничеству на принципах равноправия и взаимоуважения государств нет альтернативы. В заготовленной речи, которую президент собирался произнести в «день Джефферсона», виновниками ужасов Второй мировой войны назывались «сомнения и страхи, невежество и алчность». «Сегодня мы сталкиваемся с основополагающим фактом, смысл которого заключается в следующем: если цивилизации суждено выжить, нам надлежит совершенствовать науку человеческих отношений, способность всех людей, какими бы разными они ни были, жить вместе и трудиться вместе на одной планете в условиях мира».

Накануне «дня Джефферсона», 12.04.1945 г. оборвался земной путь Франклина Рузвельта. С его кончиной пресеклась нить политики, которая могла качественно преобразить мировое сообщество, обеспечить каждой нации место под солнцем. Политический завет Рузвельта и Рапалло — какая связь между ними? Ответ напрашивается сам собой.

Из Первой мировой не были извлечены должные уроки. «Демократы» не только подыгрывали экстремистам различной выделки, они охотно содействовали наращиванию потенциала посягателей на чужое богатство и жизни «недочеловеков», на социальных «еретиков», будучи твёрдо уверенными, что энергия агрессоров разрядится на «правильных» направлениях. «Дайте Гитлеру свободу действий на востоке, и он оставит в покое нас», — заявлял на заседании кабинета Н.Чемберлен за пять дней до нападения Германии на Польшу. Им руководило кредо — «чтобы жила Британия, Советская Россия должна исчезнуть». Идейно недалеко от Лондона держались Париж и Вашингтон.

Верную оценку свершавшемуся в 30-40-е гг. истекшего столетия в «демократическом» закулисье мы находим у Григория Чухрая: «… Факты в политике приобретают истинный смысл только в свете цели, в свете намерений, в свете доктрины, по которой ведётся война». Данный вывод безоговорочно приложим к «холодной войне». Отнюдь не случайно она слывёт в США за финальную главу Второй мировой. Эстафету нацистского беспредела подхватил очередной претендент в мировые гегемоны. Правительство Г.Трумэна застолбило в 1946 г. — какую бы политику ни проводило советское правительство, само существование Советского Союза несовместимо с безопасностью Соединенных Штатов.

Вторая мировая поглотила за четырнадцать лет более ста миллионов жизней. Вашингтонские блюстители прав и свобод человека, а также их натовские подельники многократно примеряли, как за полчаса-час уничтожить сотни миллионов россиян и китайцев, дабы утвердился на планете «пакс Американа». Увы, едва ли уместно полагать, что с крушением Советского Союза выправилось русофобское косоглазие во влиятельных структурах на американском олимпе. Военный бюджет Вашингтона и ассигнования на «совершенствование» военных технологий превышают совокупные расходы всех остальных государств. К сотням прежних военных баз добавляются всё новые в непосредственной близости от российских границ. Стало быть, до просветления горизонтов пока далековато.

«Бди!» — назидал Козьма Прутков. Другого не дано.

Всем бодрого майского дня. В виду недавних праздников познавательно разобраться с определяющими документами истории СССР и Германии. Одним из таких документов является Рапалльский договор. В конце этой статьи вы увидите его текст и сможете сами его прочесть. Ведь историк-любитель от историка-профи отличается тем, что последний читает именно источники и работает с ними. Кстати разбор документов мы начали .

Причины

Рапалльский договор был подписан между РСФСР (Российской Советской Федеративной Социалистической Республикой) и Германией 16 апреля 1922 года, затем опубликован в советской газете «Известия» 10 мая. Напомню, что СССР образовался лишь 30 декабря 1922 года, то есть после заключения договора.

Причины подписания этого документа крылись во многом. Перечислим ключевые.

Во-первых

, с подписанием Версальского мирного договора в 1919 году в мире стала действовать новая система сдержек и противовесов. На самом деле условия Версальского мира сами по себе спровоцировали новую мировую войну. Поскольку главный принцип этой системы был «Разделяй и властвуй». Страны Антанты хотели сделать молодую Советскую республику и Германию изгоями международной политики.

Именно поэтому они созвали Генуэзскую конференцию, чтобы договориться о взимании репараций с Германии и долги Царского правительства с РСФСР. Таким образом оба государства стали изгоями международной политики и это обусловило их сближение.

Во-вторых

, несмотря разное государственно-политическое устройство и разные идеологии, Германия и Россия до были хозяйственными союзниками. Так германский капитал активно вкладывался в Российскую экономику и многие немцы имели серьезные промышленные объекты на территории России. Другое дело, что они все были национализированы советским руководством…, но об этом далее.

В-третьих

, оба государства остро нуждались в хозяйственном договоре, который бы помог с восстановлением экономик. Первым таким договоров для них как раз и стал Рапалльский.

Конечно, может быть совсем непонятно, каким образом столь разные государства сумели договориться? Ведь Германия была капиталистической страной. А ее министр иностранных дел Германии Вальтер Ратенау был до мозга костей промышленником и капиталистом. Для Германии был именно важен хозяйственный союз. Георгий Васильевич Чичерин, представлявший молодую, никому неизвестную Советскую республику, происходил из старинного дворянского рода.

Советская Россия тогда выступала вообще за мировую революцию… Но именно реализм, проявленный В.И. Лениным (Ульяновым) и напористость Г.В, Чичерина, позволила заключить выгодный и для России, и для Германии договор. Кстати, ночное заседание, в ходе которого немецкая сторона обсуждала тезисы, представленные советской делегацией, вошло в мировую историю как «Пижамное совещание»
🙂

Последствия

Подписание договора в Рапалло явилось для стран Антанты неприятным, хотя и вполне ожидаемым сюрпризом. Договор позволил выйти из внешнеполитической изоляции, наладить хозяйственное сотрудничество между РСФСР и Германией.

Одновременно документ вошел в мировую историю, как равноправный. Он стал образцом, закрепив те основания, на которых вообще, по идее, должны быть построены международные отношения.

Отдельная статья документа оговаривала, что Германия не прочь, если Россия не отдаст немцам национализированные предприятия (!). Но взамен Россия не сделает этого же и по отношению к другим странам, которые имели на ее территории промышленные объекты. Это, конечно, было большим успехом советской дипломатии.

Также, оба государства установили в отношении друг друга режим наибольшего благоприятствования. То есть если российский предприниматель приезжал в Германию, то ему предоставлялся режим наибольшего благоприятствования, равно как и германским промышленникам в России.

Подписание документа ввело в международное сообщество такое словосочетание как «Дух Рапалло». Оно означало как раз основы равноправия самоуважения, на которых и должны быть построены международные отношения.

Договор в Рапалло положил долгому сотрудничеству. И многие ученые всерьез изучали возможность создания Оси: Берлин-Москва-Токио. Но, об этом как-нибудь в другой раз. Подписывайтесь на новые статьи: после поста есть форма подписки.

Важный вопрос: до какого года действовал Рапалльский договор? Ученые считают, что он действовал аж до марта 1941 года, когда СССР отправил последнюю поставку сырья в Германию.

Текст договора

«Германское правительство, представленное рейхсминистром, доктором Вальтером Ратенау, и правительство Российской Социалистической Федеративной Советской Республики, представленное Hародным Комиссаром Чичериным, согласились относительно нижеследующих постановлений:

Статья 1. Оба правительства согласны, что разногласия между Германией и Российской Советской Республикой по вопросам, возникшим за время состояния этих государств в войне, регулируются на следующих основаниях:

а) Германское государство и РСФСР взаимно отказываются от возмещения их военных расходов, равно как и от возмещения военных убытков, иначе говоря тех убытков, которые были причинены им и их гражданам в районах военных действий, вследствие военных мероприятий, включая и предпринятые на территории противной стороны реквизиции. Равным образом обе стороны отказываются от возмещения невоенных убытков, причиненных гражданам одной стороны посредством так называемых исключительных военных законов и насильственных мероприятий государственных органов другой стороны.

б) Публичные и частно-правовые отношения, пострадавшие вследствие состояния войны, включая сюда и вопрос о судьбе попавших во власть другой стороны коммерческих судов, будут урегулированы на основах взаимности.

в) Германия и Россия взаимно отказываются от возмещения их расходов на военнопленных. Равным образом Германское правительство отказывается от возмещения расходов, произведенных на интернированные в Германии части Красной Армии. Со своей стороны Российское правительство отказывается от возмещения ему сумм, вырученных Германией от продажи военного имущества, ввезенного в Германию этими интернированными частями.

Статья 2. Германия отказывается от претензий, вытекающих из факта применения до настоящего времени законов и мероприятий РСФСР к германским гражданам и их частным правам, равно как и к правам Германии и германских государств в отношении России, а та»же от претензий, вытекающих вообще из мероприятий РСФСР или ее органов по отношению к германским гражданам или к их частным правам при условии, что правительство РСФСР не будет удовлетворять аналогичных претензий других государств.

Статья 3. Дипломатические и консульские отношения между Германией и РСФСР немедленно возобновляются. Допущение консулов той и другой стороны будет урегулировано специальным соглашением.

Статья 4. Оба правительства далее согласны в том, что для общего правового положения граждан одной стороны на территории другой и для общего урегулирования взаимных торговых и хозяйственных отношений, должен действовать принцип наибольшего благоприятствования. Принцип наибольшего благоприятствования не распространяется на преимущества и льготы, которые РСФСР предоставляет другой Советской Республике или государству, которое раньше было составной частью бывшего Российского государства.

Статья 5. Оба правительства будут в доброжелательном духе взаимно идти навстречу хозяйственным потребностям обеих стран. В случае принципиального урегулирования этого вопроса на международном базисе, они вступят между собою в предварительный обмен мнений. Германское правительство объявляет о своей готовности оказать возможную поддержку сообщенным ей в последнее время проектируемым частными фирмами соглашениям и облегчить проведение их в жизнь.

Статья 6.

(…)

в) ст. 1-й, ст. 4-я настоящего договора вступают в силу с момента ратификации; остальные постановления

настоящего договора вступают в силу немедленно.

Чичерин Ратенау

С уважением, Андрей Пучков

Превентивная война против России — самоубийство из-за страха смерти

Отто фон Бисмарк

Рапалльский договор с Германией был подписан представителями советской делегации 16 апреля 1922 года в ходе проведения экстренной конференции в городе Генуе. Это был важный шаг для обеих стран, поскольку это позволило им выйти из экономической блокады.

Предпосылки подписания договора

Несмотря на то, что в современных учебниках по истории, особенно в западных, значение подписанных документов в Рапалло очень велико, и они оказали огромное влияние на весь политический мир той эпохи. Фактические ведь мы говорим о соглашении между двумя государствами, которые оказались в мировой изоляции на долгие годы:

  • Германия, в силу того, что они подписали крайне не выгодный для себя версальский мир, в ходе которого фактически утратили свою самостоятельность и были экономически зависимы от других мировых сверх держав.
  • Россия, которая была представлена на международной конференции делегатами РСФСР во главе лично с В.И. Лениным, с момента прихода к власти безуспешно пытались наладить дипломатические и экономические отношения с западными державами.

В итоге сложилась достаточно парадоксальная ситуация, о которой еще несколько лет назад никто даже и подумать не мог. Рапалльский договор с Германией и СССР был подписан крупнейшими странами Европы под страхом и сильным давлением…

Говоря об этом историческом событии, многие историки приписывают его к сиюминутному порыву, который был слабо обдуман сторонами. Это не так. Ведь переговоры начались еще до начала самого саммита. Советская сторона еще в январе 1922 годы находилась в Германии, где проводила соответствующий раунд переговоров.

Последствия подписанного соглашения

Проводимая конференция не давала никаких положительных результатов ни для одной из сторон. Связано это было с тем, что большевики приехали отстаивать интересы своей Родины, в то время, как западные государства хотели только одного – 18,5 миллиардов золотых рублей, которые Россия якобы была должна за поставку оружия.

Однако, в ночь на 16 апреля 1922 года был заключен рапалльский договор с Германией, о чем стало известно уже на следующий день. Значимость этого события переоценить было невозможно. Фактически это означало снятие экономической блокады РСФСР и признание независимости этой страны. Ведь среди условия самого соглашения фигурировали:

  1. Плотное экономическое сотрудничество, в том числе и в сфере торговли
  2. Налаживание дипломатических отношений.
  3. Отказ от каких-либо экономических притязаний друг к другу.
  4. Признание национализации предприятий на территории СССР, в том числе и немецких.
  5. Военное сотрудничество как таковое не предполагалось, хотя в дальнейшем были озвучены принципы взаимной помощи в обучении и сотрудничестве между армиями.

Стороны заключившие сдогвоор в Рапалло

Рапалльский договор с Германией был подписан с советской стороны Георгий Чичерин (на верхнем снимке), а немецкой Вальтер Ратенау (на снимке слева). Следует сделать маленькую оговорку. В самом документе Ратенау в качестве своей страны называет Веймарскую республику.

Мы видим, что Рапалльский договор с Германией никаких существенных ограничений, которые могли бы затронуть другие страны, не содержал. Это был простой документ между двумя сторонами. Однако, реакция запада была просто ошеломительная. Все, как один, и политики и пресса стали говорить о предательстве и буквально заставлять немцев порвать соглашение. Доподлинно известно даже, что Ратенау лично посещал советскую дипломатическую миссию 17 апреля с одной единственной целью – уговорить разворовать бумаги. Но это не было осуществлено.

Значимость Рапалльский договор с Германией для молодой советской республики крайне велика, поскольку это позволило им заручиться документом, который фактически признавал СССР со стороны Германии, которая в свою очередь имела соглашения с другими странами. Это означало окончание международной изоляции СССР.

16 апреля 1922 г. во время Генуэзской конференции в городе Рапалло (Италия) между РСФСР и Веймарской республикой был подписан договор, который означал политическое признание Германией Советской России, установление с ней дипломатических отношений и широкого экономического сотрудничества.

В 1921 г. страны Антанты предложили Советскому правительству принять участие в международной конференции для урегулирования спорных вопросов, связанных с экономическими претензиями Запада к России. В случае их принятия европейские страны обещали официально признать Советскую Россию. В открывшейся в апреле 1922 г. Генуэзской конференции участвовало 29 государств — Россия, Англия, Франция, Германия и др.

В ходе конференции советскому правительству удалось заключить Рапалльский договор 1922 г. с Германией. Со стороны России (РСФСР) договор был подписан Георгием Чичериным, со стороны Германии (Веймарская республика) — Вальтером Ратенау.

Рапалльский договор предусматривал немедленное восстановление в полном объёме дипломатических отношений между РСФСР и Германией. Стороны взаимно отказывались от претензий на возмещение военных расходов и невоенных убытков и договаривались о порядке урегулирования разногласий между собой. Германия признавала национализацию германской государственной и частной собственности в РСФСР и отказывалась от претензий, вытекающих «из мероприятий РСФСР или её органов по отношению к германским гражданам или к их частным правам при условии, что правительство РСФСР не будет удовлетворять аналогичных претензий других государств».

Обе стороны признали принцип наибольшего благоприятствования в качестве основы их правовых и экономических отношений, обязывались содействовать развитию торгово-экономических связей. Германское правительство заявляло о своей готовности оказать немецким фирмам помощь в деле развития деловых связей с советскими организациями.

Договор был заключён без указания срока. По соглашению, подписанному 5 ноября 1922 г. в Берлине, он был распространён на другие советские республики.

Рапалльский договор означал окончание международной дипломатической изоляции РСФСР. Для России это был первый полномасштабный договор и признание де-юре как государства, а для Германии первый равноправный договор после Версальского мира.

Незыблемость положений Рапалльского договора 1922 г. была подтверждена Берлинским договором 1926 г.

Лит.: Горлов
С.
А Совершенно секретно: Альянс Москва — Берлин, 1920-1933
гг. (Военно-политические отношения СССР — Германия). М., 2001; То же [Электронный ресурс].
URL
:
http://
militera.
lib.
ru/
research/
gorlov1/
index.
html
;
Индукаева
Н.
С. История международных отношений 1918-1945
гг. Томск, 2003; Павлов
Н.
В. Внешняя политика Веймарской республики (1919–1932). [Электронный ресурс] //
MGIMO
.
ru
. 2011. Октябрь.
URL
:
http://
www.
mgimo.
ru/
files/210929/
Weimar.
pdf
; Рапалльский договор между РСФСР и Германией. 16
апреля 1922
г. // Известия. №
102
(154!). 10
мая 1922
г.

Заключенные разными странами в XX веке, стали в последние два десятилетия объектами пристального изучения политиков и историков. Многие из них давно потеряли смысл и юридическую силу. Особый интерес представляет советско-германский пакт 1939 года, касающийся раздела сфер влияния в Восточной Европе. Но как-то подзабыт еще один важный документ — Рапалльский договор. Он не имел срока давности и формально действует до сих пор.

Чужие в Генуе

В 1922 году советская дипломатия осуществила масштабный прорыв в области международных отношений. Первое в мире пролетарское государство находилось в изоляции, правительство совсем недавно образованного СССР не желали признавать страны Европы, Британия, США и многие другие государства. Советская делегация прибыла в Геную для того, чтобы наладить сотрудничество, главным образом торгово-экономическое, и утвердить в мировом сознании свершившийся факт. Новое государство возникло на руинах Российской империи; вот его флаг — красный, и вот его гимн — «Интернационал». Извольте считаться.

С первой попытки удалось немногое. Глава делегации — народный комиссар Г. В. Чичерин — понимал, что нужно искать союзников, причем среди противников, потому что больше негде. И он нашел.

Германия после сокрушительного поражения 1918 года была страной-изгоем мирового масштаба. Именно с этим государством и был чуть позже заключен взаимовыгодный Рапалльский договор.

Германские дела

Побежденным — горе, это известно с древних времен. Репарационные выплаты, наложенные странами Антанты на Германию, давили непосильным гнетом экономику страны, которая сама понесла огромные потери, людские и материальные, за четыре года Большой войны. Фактически, государственная независимость была попрана, численность армии, торговая деятельность, внешняя политика, состав флота и другие вопросы, обычно решаемые суверенными субъектами самостоятельно, оказались под иностранным контролем. В стране бушевала лавинообразная инфляция, работы не было, банковская система разорена, в общем, жителям постсоветских стран, помнящим начало девяностых годов, такая невеселая картина в общих чертах знакома. В начале двадцатых Германия нуждалась во внешнем партнере, надежном и сильном, точно так же, как и Советская Россия. Интерес был обоюдным, немцам требовалось сырье и рынки сбыта. У СССР была крайняя нужда в технологиях, оборудовании и специалистах, то есть во всем том, в чем отказывали страны промышленно развитого Запада. Рапалльский договор с Германией стал средством преодоления этой внешнеполитической фрустрации. Его подписали Георгий Чичерин и Вальтер Ратенау в в отеле «Империал».

Отказ от взаимных претензий

В итальянском городе Рапалло в 1922 году, 16 апреля, произошло событие, важное не только для Советской России, но и для Германии. Это понимали обе стороны, оказавшиеся вне экономических и политических мировых процессов. Дело в том, что Рапалльский мирный договор стал первым послевоенным международным соглашением, заключенным Германией на равноправных условиях. Стороны пошли на невиданные в истории взаимные уступки. Немцы признали справедливым отчуждение собственности своих сограждан (называемое национализацией), а СССР отказался от претензий по поводу ущерба, нанесенного агрессором во время боевых действий. На самом деле компромисс был вынужденным. Обе стороны понимали невозможность взыскания каких-либо убытков, и предпочли смириться с реальным положением дел.

Реализм и прагматические соображения послужили основой, на которую опирался Рапалльский договор с Германией. Дата 16 апреля 1922 года ознаменовала лишь начало совместной деятельности двух стран, оказавшихся в международной изоляции. Основная работа была впереди.

Экономический аспект

Германия до Первой мировой войны считалась наиболее развитой в промышленном отношении страной в Европе. Именно здесь, в месте наибольшей концентрации рабочего класса, по мнению Карла Маркса, должна была зародиться и произойти первая пролетарская революция. Поражение и позорные условия мира, казалось, поставили жирный крест на индустриальном развитии этого государства. Тем не менее, немецкие фирмы, испытывая серьезный сырьевой голод и маркетингово-сбытовые проблемы, продолжали бороться за существование. О том, каково значение Рапалльского договора, красноречиво говорят последовавшие за ним контракты. Уже в 1923 году «Юнкерс» обязался построить два авиазавода на территории СССР и продать партию готовых самолетов, представители химических концернов изъявили желание совместно производить некую продукцию (о ней позже) на совместной основе, и также в Совестном Союзе. Рейхсвер (ставший в дальнейшем Вермахтом) сделал крупный машиностроительный заказ (и о нем позже). Немецкие инженеры приглашались в СССР для работы и консультаций, а советские специалисты ехали стажироваться в Германию. Рапалльский договор обусловил заключение многих других взаимовыгодных договоров.

Военное сотрудничество

Советская Россия не была связана условиями Версальского мирного договора, она его не подписывала. Открыто его игнорировать, тем не менее, молодое пролетарское государство не могло — это вызвало бы ненужные осложнения на дипломатических фронтах, где позиции наркоминдела пока были не очень сильными. Германия — по условиям Версаля — была ограничена по численности Рейхсвера, не имела права создавать военно-воздушные силы и полноценные ВМС. Заключение Рапалльского договора позволило в обстановке секретности производить обучение немецких пилотов в советских летных школах, расположенных в глубине России. На той же основе готовились офицеры для других родов войск.

Рапалльский договор и оборонная промышленность

Промышленное сотрудничество также прикрывало совместное производство вооружений.

Рапалльский договор с Германией, помимо официально опубликованного текста, имел ряд секретных приложений. Кроме этого, он неоднократно дополнялся.

Заказ на 400 тыс. артиллерийских снарядов трехдюймового калибра был выполнен советской стороной. Планировавшееся строительство совместного предприятия, производящего ОВ (иприт), реализовано не было по причине отставания немецкой технологии в этой области. Грузопассажирские «Юнкерсы» немцы продали, но при организации лицензионной сборки представители фирмы пытались схитрить, поставляя все технически сложные узлы уже в готовом виде. Это не устроило советскую сторону, стремящуюся к наиболее полному освоению передовых технологий. В дальнейшем авиационная техника в СССР развивалась в основном на отечественной промышленной базе.

Результат

Договор, заключенный в Рапалло, не решил всех дипломатических проблем, стоявших перед коммунистическим правительством Советской России, но он создал прецедент взаимовыгодной торговли и сотрудничества стран с разной политико-экономической системой. Тронулся лед, пошел процесс, вопрос признания нового государства в качестве субъекта международного права впервые разрешился де-факто. Уже в 1924 году дипломатические отношения установились с Британией, Норвегией, Италией, Грецией, Австрией, Данией, Швецией, Францией, Китаем и несколькими другими странами. Итоги Рапалльского договора обозначили путь, по которому нашей стране предстояло пройти почти весь оставшийся XX век.

Раппальский договор 1922 года — между Германией и РСФСР; подписан 16. IV, во время Генуэзской конференции (…), от имени РСФСР народным комиссаром иностранных дел Г. В. Чичериным, от имени Германии — министром иностранных дел Ратенау.

Ещё до подписания советско-германского соглашения 1921 года (…) между Германией и РСФСР начались переговоры об установлении нормальных дипломатических и экономических отношений. По дороге в Геную советская делегация остановилась в Берлине, где в начале апреля 1922 года, после длительных переговоров, затягивавшихся Германией, был выработан проект договора. Однако правительство Вирта — Ратенау не решалось подписать договор с РСФСР. В это время Ратенау ещё продолжал защищать выдвинутый им проект организации международного англо-германо-американского картеля для эксплуатации богатств России. Германское правительство было убеждено в том, что Советская Россия капитулирует в Генуе перед объединёнными силами капиталистических государств, и опасалось, что в результате преждевременного подписания договора Германия потеряет право на участие в дележе «русского пирога».

После открытия Генуэзской конференции и в особенности после начавшихся между Ллойд-Джорджем и советской делегацией переговоров на вилле «Альбертис» Вирт и Ратенау стали опасаться возможности соглашения между Советской Россией и союзниками. По их инициативе переговоры, прерванные в Берлине, возобновились в Генуе.

Причины, побудившие Германию немедленно заключить договор в Раппало, можно свести к следующим: а) стремление укрепить внешнеполитические позиции вообще и ликвидировать свою международную изоляцию соглашением с Советской Россией; б) стремление ликвидировать ст. 116 Версальского договора (право России на репарации с Германии) и не допустить какого бы то ни было соглашения между Советской Россией и западными державами на её основе; в) беспочвенность расчётов на капитуляцию Советской России перед объединёнными силами капиталистических держав в Генуе; г) желание монополизировать русский рынок, в котором весьма остро нуждалась германская экономика, и добиться ликвидации монополии внешней торговли, установленной в РСФСР.

Для Советской же республики подписание этого договора означало прорыв враждебного ей единого фронта капиталистических государств.

Раппальский договор состоял из 6 статей.

Ст. 3 предусматривала немедленное возобновление дипломатических и консульских отношений между обеими странами. Все разногласия между РСФСР и Германией должны были регулироваться на следующих основаниях: а) взаимный отказ от возмещения военных расходов, военных и невоенных убытков; б) решение вопроса о судьбе коммерческих судов на основах взаимности; в) взаимный отказ от возмещения расходов на военнопленных и интернированных (ст. 1).

Согласно ст. 2 Германия признавала национализацию германской государственной и частной собственности, осуществлённую в РСФСР на основе декретов СНК.

Германия отказалась от претензий частных германских граждан, а также от собственности и прав Германии и германских государств в РСФСР, однако «…при условии, что правительство РСФСР не будет удовлетворять аналогичных претензий других государств».

Ст. 4 устанавливала, что регулирование торговых и хозяйственных отношений между двумя странами будет производиться на основе принципа наибольшего благоприятствования. При этом оговаривалось, что этот принцип не распространяется на льготы и преимущества, которые РСФСР предоставляет другой Советской республике или государству, которое раньше было составной частью Российской империи.

Раппальский договор был заключён без указания срока действия. 5. XI 1922 года путём особого соглашения действие договора было распространено на другие советские республики.

Германское правительство поставило договор на обсуждение в рейхстаге только 29. V 1922 года, т. е. через 12 дней после того, как он был ратифицирован правительством РСФСР. Против ратификации договора особенно активно выступали социал-демократы. Тем не менее Раппальский договор был ратифицирован и Германией.

Раппальский договор знаменовал собой серьёзный успех советской дипломатии, ибо он устанавливал нормальные дипломатические отношения с крупным государством Европы. Кроме того, Раппальский договор аннулировал германские претензии, связанные с национализацией имущества иностранцев в РСФСР, и тем самым значительно затруднил возможность предъявления подобных требований и со стороны Антанты.

Подписание Раппальского договора вызвало смятение в кругах Генуэзской конференции. Французская делегация во главе с Барту настаивала на аннулировании этого договора. Ллойд-Джордж занял в этом вопросе двойственную позицию: внешне он разделял негодование Барту, но в действительности он был прекрасно осведомлён о ходе переговоров между РСФСР и Германией и расценивал Раппальский договор как шаг, направленный против французской гегемонии в Европе. Он также считал целесообразным направить германский экспорт в Россию, чтобы этот экспорт мог служить источником для выплаты германских репараций.

Дипломатический словарь. Гл. ред. А. Я. Вышинский и С. А. Лозовский. М., 1948.

Во время Генуэзской конференции в городе Рапалло (Италия). Обе договаривающиеся стороны взаимно отказались от возмещения военных расходов, военных и невоенных убытков, расходов на военнопленных, ввели принцип наибольшего благоприятствования при осуществлении взаимных торговых и хозяйственных отношений; помимо этого Германия признала национализацию немецкой частной и государственной собственности в РСФСР и аннулирование царских долгов Советским правительством .

Рапалльский договор

Представители советской и немецкой сторон в Рапалло: Карл Йозеф Вирт , Леонид Красин , Георгий Чичерин и Адольф Иоффе

Дата подписания 16 апреля 1922 года
место Рапалло
Подписали Георгий Васильевич Чичерин ,
Вальтер Ратенау
Стороны РСФСР , Веймарская республика
Аудио, фото и видео на Викискладе

К особенностям Раппальского договора относят то, что его поводом и основой послужило общее для двух стран неприятие Версальского договора . На Западе Рапалльский договор иногда неофициально называют «договором в пижамах»
из-за известного ночного «пижамного совещания» немецкой стороны о принятии советских условий [
] .

Предыстория и значение

Переговоры об урегулировании имевшихся спорных вопросов начались ещё до Генуи, в том числе в Берлине в январе — феврале 1922 года и в ходе встречи Г. В. Чичерина с канцлером К. Виртом и министром иностранных дел В. Ратенау во время остановки советской делегации в Берлине на пути в Геную.

Рапалльский договор означал окончание международной дипломатической изоляции РСФСР. Для России это был первый полномасштабный договор и признание де-юре как государства, а для Германии первый равноправный договор после Версаля .

Обе стороны признали принцип наибольшего благоприятствования в качестве основы их правовых и экономических отношений, обязывались содействовать развитию их торгово-экономических связей. Германское правительство заявляло о своей готовности оказать немецким фирмам помощь в деле развития деловых связей с советскими организациями.

Текст договора не содержит секретных военных соглашений, но в Статье 5 говорится, что немецкое правительство объявляет о своей готовности поддерживать деятельность частных компаний в Советском Союзе. Такая практика позволила избежать компрометации немецкого правительства, хотя расходы покрывались напрямую военным министерством.

Со стороны России (РСФСР) подписан Георгием Чичериным .
Со стороны Германии (Веймарская республика) — Вальтером Ратенау .
Договор был заключён без указания срока. Постановления договора вступали в силу немедленно. Лишь пункт «б» ст. 1 об урегулировании публичных и частноправовых отношений и ст. 4 о наибольшем благоприятствовании вступали в силу с момента ратификации. 16 мая 1922 года постановлением ВЦИК , Рапалльский договор был ратифицирован. 29 мая 1922 года, правительство Германии поставило договор на обсуждение в рейхстаге и 4 июля 1922 года он был ратифицирован . Обмен ратификационными грамотами был произведен в Берлине 31 января 1923 года.

По соглашению, подписанному 5 ноября 1922 года в Берлине, он был распространен на союзные советские республики — БССР , УССР и ЗСФСР .
Договор подписали их полномочные представители: Владимир Аусем (УССР), Николай Крестинский (БССР и ЗСФСР) и директор МИД Германии барон Аго фон Мальцан. Ратифицировано: БССР 1 декабря 1922 года, ССР Грузии 12 февраля 1922 года, УССР 14 декабря 1922 года, ССР Азербайджана и ССР Армении 12 января 1923 года.
Обмен ратификационными грамотами произведен в Берлине 26 октября 1923 года.

Россия и Германия развили политику Рапалло в Берлинском договоре от 24 апреля 1926 года.

1922 рапалльский договор с германией

1922 рапалльский договор с германией

Представители советской и немецкой сторон в Рапалло

Рапалльский договор — договор между РСФСР и Веймарской республикой, заключённый 16 апреля 1922 года во время Генуэзской конференции в городе Рапалло (Италия). Его особенность состояла в том, что поводом и основой послужило общее для двух стран неприятие Версальского договора.

Предыстория и значение

Как отмечал Г.Киссинджер подписание Рапалльского договора было неизбежно, потому что западные союзники предопределили это событие, «подвергнув остракизму две крупнейшие европейские державы посредством создания пояса малых, враждебных друг другу государств, а также посредством расчленения как Германии, так и Советского Союза».[1]

Переговоры об урегулировании имевшихся спорных вопросов начались еще до Генуи, в том числе в Берлине в январе – феврале 1922 года и в ходе встречи Г.В.Чичерина с канцлером К.Виртом и министром иностранных дел В.Ратенау во время остановки советской делегации в Берлине на пути в Геную.

Рапалльский договор означал окончание международной дипломатической изоляции РСФСР. Для России это был первый полномасштабный договор и признание де-юре как государства, а для Германии первый равноправный договор после Версаля.[2][3]

Благодаря соглашению, Красная Армия получала возможность использовать технические достижения германской военной промышленности и изучать современные организационные методы германского генштаба. Рейхсвер получил возможность готовить группы летчиков, танкистов и специалистов по химическому оружию, а также обучать своих офицеров обращению с новым оружием, изготовление и владение которым было запрещено Германии.

Основные положения и подписание

Договор предусматривал немедленное восстановление в полном объёме дипломатических отношений между РСФСР и Германией. Стороны взаимно отказывались от претензий на возмещение военных расходов и невоенных убытков и договаривались о порядке урегулирования разногласий между собой. Германия признавала национализацию германской государственной и частной собственности в РСФСР и отказывалась от претензий, вытекающих «из мероприятий РСФСР или её органов по отношению к германским гражданам или к их частным правам при условии, что правительство РСФСР не будет удовлетворять аналогичных претензий других государств».

Обе стороны признали принцип наибольшего благоприятствования в качестве основы их правовых и экономических отношений, обязывались содействовать развитию их торгово-экономических связей. Германское правительство заявляло о своей готовности оказать немецким фирмам помощь в деле развития деловых связей с советскими организациями.

Текст договора не содержит секретных военных соглашений, но в Статье 5 говорится, что немецкое правительство объявляет о своей готовности поддерживать деятельность частных компаний в Советском Союзе. Такая практика позволила избежать компрометации немецкого правительства, хотя расходы покрывались напрямую военным министерством.

Со стороны России (РСФСР) подписан Георгием Чичериным. Со стороны Германии (Веймарская республика) — Вальтером Ратенау. Договор был заключён без указания срока. Постановления договора вступали в силу немедленно. Лишь пункт «б» ст. 1 об урегулировании публичных и частноправовых отношений и ст. 4 о наибольшем благоприятствовании вступали в силу с момента ратификации.[4] 16 мая 1922 года постановлением ВЦИК, Рапалльский договор был ратифицирован. 29 мая 1922 года, правительство Германии поставило договор на обсуждение в рейхстаге и 4 июля 1922 года он был ратифицирован. Обмен ратификационными грамотами был произведен в Берлине 31 января 1923 года.

По соглашению, подписанному 5 ноября 1922 года в Берлине, он был распространен на союзные советские республики — БССР, УССР и ЗСФСР. Договор был подписан полномочными представителями: Владимир Аусем (УССР), Николай Крестинский ( БССР и ЗСФСР) и директор МИД Германии барон Аго фон Мальцан. Ратификовано: БССР 1 декабря 1922 года, ССР Грузии 12 февраля 1922 года, УССР 14 декабря 1922 года, ССР Азербайджана и ССР Армении 12 января 1923 года. Обмен ратификационными грамотами произведен в Берлине 26 октября 1923 года.

Россия и Германия развили политику Рапалло в Берлинском договоре от 24 апреля 1926 года.

Военное сотрудничество

Контакты между Красной Армией и рейхсвером были налажены уже зимой 1920 — 1921 гг. и оставались в тайне до 1926 года.

Первые соглашения по военному сотрудничеству были заключены в конце ноября 1922 года между фирмой «Юнкерс» и советским правительством: они предусматривали производство металлических самолетов и моторов, а также устройство транзитного сообщения Швеция-Персия и организацию аэрофотосъемки (всего при участии немцев к концу 1925 года на заводе в Филях было построено 170 самолетов). 14 мая 1923 года в Москве состоялось подписание договора о строительстве химического завода по производству отравляющих веществ (акционерное общество «Берсоль»). После подписания в июле 1923 года договора о реконструкции военных заводов и поставках артиллерийских снарядов рейхсверу, фирма «Крупп» помогла советской стороне наладить производство гранат и снарядов.

Весной 1925 года в Липецке была организована авиационная школа. В результате договоренностей, достигнутых в ходе визита заместителя Председателя РВС СССР И.С.Уншлихта в Берлин в 1926 году были заключены договоры о создании двух аэрохимических станций (полигонов) – под Москвой (Подосинки) и в Саратовской области под Вольском (объект «Томка» у ж/д станции Причернавская) – и танковой школы в Казани.

Договоры с фирмой Юнкерс были расторгнуты в 1926 — 1927 гг. так как она не исполнила взятые на себя обязательства по поставке металлических самолетов и завода не построила. Договор о совместной постройке ипритного завода также был расторгнут в 1927 году так как оборудование не соответствовало условиям договора, и методы изготовления иприта были признаны устаревшими и негодными. Военные объекты на территории СССР функционировали с весны 1925 года по осень 1933 года (т.е. до момента прихода Гитлера к власти).

Примечания

Ссылки

  • Соглашение о распространении Договора
  • Текст договора в сокращении
  • Текст договора и факсимиле
  • О сотрудничестве с Германией
  • Липецкая секретная авиашкола Немецкий след в истории отечественной авиации. /Соболев Д.А., Хазанов Д.Б.
  • Немецкие танки в бою Михаил Борисович Барятинский

1922 рапалльский договор с германией

Представители советской и немецкой сторон в Рапалло

Рапалльский договор — договор между РСФСР и Германией, заключённый 16 апреля 1922 года во время Генуэзской конференции в городе Рапалло (Италия). Его особенность состояла в том, что поводом и основой послужило общее для двух стран неприятие Версальского договора. На Западе Рапалльский договор иногда неофициально называют «договором в пижамах» из-за тайных для остальных участников конференции обстоятельств его заключения.

Предыстория и значение[править]

Как отмечал Г.Киссинджер подписание Рапалльского договора было неизбежно, потому что западные союзники предопределили это событие, «подвергнув остракизму две
крупнейшие европейские державы посредством создания пояса малых, враждебных друг
другу государств, а также посредством расчленения как Германии, так и Советского Союза».[1]

Переговоры об урегулировании имевшихся спорных вопросов начались ещё до Генуи, в том числе в Берлине в январе — феврале 1922 года и в ходе встречи Г. В. Чичерина с канцлером К.Виртом и министром иностранных дел В.Ратенау во время остановки советской делегации в Берлине на пути в Геную.

Рапалльский договор означал окончание международной дипломатической изоляции РСФСР. Для России это был первый полномасштабный договор и признание де-юре как государства, а для Германии первый равноправный договор после Версаля.[2][3]

Благодаря соглашению, Красная Армия получала возможность использовать технические достижения германской военной промышленности и изучать современные организационные методы германского генштаба. Рейхсвер получил возможность готовить группы летчиков, танкистов и специалистов по химическому оружию, а также обучать своих офицеров обращению с новым оружием, изготовление и владение которым было запрещено Германии.

Основные положения и подписание[править]

Договор предусматривал немедленное восстановление в полном объёме дипломатических отношений между РСФСР и Германией. Стороны взаимно отказывались от претензий на возмещение военных расходов и невоенных убытков и договаривались о порядке урегулирования разногласий между собой. Германия признавала национализацию германской государственной и частной собственности в РСФСР и отказывалась от претензий, вытекающих «из мероприятий РСФСР или её органов по отношению к германским гражданам или к их частным правам при условии, что правительство РСФСР не будет удовлетворять аналогичных претензий других государств».

Обе стороны признали принцип наибольшего благоприятствования в качестве основы их правовых и экономических отношений, обязывались содействовать развитию их торгово-экономических связей. Германское правительство заявляло о своей готовности оказать немецким фирмам помощь в деле развития деловых связей с советскими организациями.

Текст договора не содержит секретных военных соглашений, но в Статье 5 говорится, что немецкое правительство объявляет о своей готовности поддерживать деятельность частных компаний в Советском Союзе. Такая практика позволила избежать компрометации немецкого правительства, хотя расходы покрывались напрямую военным министерством.

Со стороны России (РСФСР) подписан Георгием Чичериным.
Со стороны Германии (Веймарская республика) — Вальтером Ратенау.
Договор был заключён без указания срока. Постановления договора вступали в силу немедленно. Лишь пункт «б» ст. 1 об урегулировании публичных и частноправовых отношений и ст. 4 о наибольшем благоприятствовании вступали в силу с момента ратификации.[4] 16 мая 1922 года постановлением ВЦИК, Рапалльский договор был ратифицирован. 29 мая 1922 года, правительство Германии поставило договор на обсуждение в рейхстаге и 4 июля 1922 года он был ратифицирован. Обмен ратификационными грамотами был произведен в Берлине 31 января 1923 года.

По соглашению, подписанному 5 ноября 1922 года в Берлине, он был распространен на союзные советские республики — БССР, УССР и ЗСФСР.
Договор был подписан полномочными представителями: Владимир Аусем (УССР), Николай Крестинский (БССР и ЗСФСР) и директор МИД Германии барон Аго фон Мальцан. Ратифицировано: БССР 1 декабря 1922 года, ССР Грузии 12 февраля 1922 года, УССР 14 декабря 1922 года, ССР Азербайджана и ССР Армении 12 января 1923 года.
Обмен ратификационными грамотами произведен в Берлине 26 октября 1923 года.

Россия и Германия развили политику Рапалло в Берлинском договоре от 24 апреля 1926 года.

Военное сотрудничество[править]

Контакты между Красной Армией и рейхсвером были налажены уже зимой 1920—1921 гг. и оставались в тайне до 1926 года.

Первые соглашения по военному сотрудничеству были заключены в конце ноября 1922 года между фирмой «Юнкерс» и советским правительством: они предусматривали производство металлических самолётов и моторов, а также устройство транзитного сообщения Швеция-Персия и организацию аэрофотосъёмки (всего при участии немцев к концу 1925 года на заводе в Филях было построено 170 самолётов). 14 мая 1923 года в Москве состоялось подписание договора о строительстве химического завода по производству отравляющих веществ (акционерное общество «Берсоль»). После подписания в июле 1923 года договора о реконструкции военных заводов и поставках артиллерийских снарядов рейхсверу, фирма «Крупп» помогла советской стороне наладить производство гранат и снарядов.

Весной 1925 года в Липецке была организована авиационная школа. В результате договорённостей, достигнутых в ходе визита заместителя Председателя РВС СССР И. С. Уншлихта в Берлин в 1926 году были заключены договоры о
создании двух аэрохимических станций (полигонов) — под Москвой (Подосинки) и в Саратовской области под Вольском (объект «Томка» у ж/д станции Причернавская) — и танковой школы в Казани.

Договоры с фирмой Юнкерс были расторгнуты в 1926—1927 годах, так как она не исполнила взятые на себя обязательства по поставке металлических самолётов и строительству заводов.
Договор о совместной постройке ипритного завода также был расторгнут в 1927 году, так как оборудование не соответствовало условиям договора и методы изготовления иприта были признаны устаревшими и негодными. Военные объекты на территории СССР функционировали с весны 1925 года по осень 1933 года (то есть до момента прихода Гитлера к власти).

Примечания[править]

Ссылки[править]

  • Соглашение о распространении Договора
  • Текст договора в сокращении
  • Текст договора и факсимиле
  • О сотрудничестве с Германией
  • Липецкая секретная авиашкола Немецкий след в истории отечественной авиации. /Соболев Д. А., Хазанов Д. Б.
  • Немецкие танки в бою Михаил Борисович Барятинский

Литература[править]

  • Ю. Л. Дьяков, Т. С. Бушуева Фашистский меч ковался в СССР: Красная Армия и рейхсвер. Тайное сотрудничество. 1922-1933. Неизвестные документы. — М.: Советская Россия, 1992. — 384 с. — ISBN 5-268-01487-0

Рапалльский договор — это соглашение, подписанное 16 апреля 1922 году между РСФСР (Российской Советской Федеративной Социалистической Республикой) и Германией, а затем опубликован в советской газете «Известия» 10 мая. Соглашение имело политический и экономический характер и выводило из внешнеполитической изоляции и Германию и Советснкую Россию. 

Разберем его подробнее и дадим более конкретную характеристику документу.

Рапалльский договор 1922 года: причины и последствия

В виду недавних праздников познавательно разобраться с определяющими документами истории СССР и Германии. Одним из таких документов является Рапалльский договор. В конце этой статьи вы увидите его текст и сможете сами его прочесть. Ведь историк-любитель от историка-профи отличается тем, что последний читает именно источники и работает с ними. Кстати разбор документов мы начали в этом посте.

Причины

Рапалльский договор был подписан между РСФСР (Российской Советской Федеративной Социалистической Республикой) и Германией 16 апреля 1922 года, затем опубликован в советской газете «Известия» 10 мая. Напомню, что СССР образовался лишь 30 декабря 1922 года, то есть после заключения договора.

Причины подписания этого документа крылись во многом. Перечислим ключевые.

Во-первых, с подписанием Версальского мирного договора в 1919 году в мире стала действовать новая система сдержек и противовесов. На самом деле условия Версальского мира сами по себе спровоцировали новую мировую войну. Поскольку главный принцип этой системы был «Разделяй и властвуй». Страны Антанты хотели сделать молодую Советскую республику и Германию изгоями международной политики.

Именно поэтому они созвали Генуэзскую конференцию, чтобы договориться о взимании репараций с Германии и долги Царского правительства с РСФСР. Таким образом оба государства стали изгоями международной политики и это обусловило их сближение.

Во-вторых, несмотря разное государственно-политическое устройство и разные идеологии, Германия и Россия до Первой мировой войны были хозяйственными союзниками. Так германский капитал активно вкладывался в Российскую экономику и многие немцы имели серьезные промышленные объекты на территории России. Другое дело, что они все были национализированы советским руководством…, но об этом далее.

В-третьих, оба государства остро нуждались в хозяйственном договоре, который бы помог с восстановлением экономик. Первым таким договоров для них как раз и стал Рапалльский.

Конечно, может быть совсем непонятно, каким образом столь разные государства сумели договориться? Ведь Германия была капиталистической страной. А ее министр иностранных дел Германии Вальтер Ратенау был до мозга костей промышленником и капиталистом. Для Германии был именно важен хозяйственный союз. Георгий Васильевич Чичерин, представлявший молодую, никому неизвестную Советскую республику, происходил из старинного дворянского рода.

Без-имени-1

Советская Россия тогда выступала вообще за мировую революцию…. Но именно реализм, проявленный В.И. Лениным (Ульяновым) и напористость Г.В, Чичерина, позволила заключить выгодный и для России, и для Германии договор. Кстати, ночное заседание, в ходе которого немецкая сторона обсуждала тезисы, представленные советской делегацией, вошло в мировую историю как «Пижамное совещание» 🙂

Последствия 

Подписание договора в Рапалло явилось для стран Антанты неприятным, хотя и вполне ожидаемым сюрпризом. Договор позволил выйти из внешнеполитической изоляции, наладить хозяйственное сотрудничество между РСФСР и Германией.

Одновременно документ вошел в мировую историю, как равноправный. Он стал образцом, закрепив те основания, на которых вообще, по идее, должны быть построены международные отношения.

Отдельная статья документа оговаривала, что Германия не прочь, если Россия не отдаст немцам национализированные предприятия (!). Но взамен Россия не сделает этого же и по отношению к другим странам, которые имели на ее территории промышленные объекты. Это, конечно, было большим успехом советской дипломатии.

Подписание Рапалльского договора

Подписание Рапалльского договора

Также, оба государства установили в отношении друг друга режим наибольшего благоприятствования. То есть если российский предприниматель приезжал в Германию, то ему предоставлялся режим наибольшего благоприятствования, равно как и германским промышленникам в России.

Подписание документа ввело в международное сообщество такое словосочетание как «Дух Рапалло». Оно означало как раз основы равноправия  самоуважения, на которых и должны быть построены международные отношения.

Договор в Рапалло положил долгому сотрудничеству. И многие ученые всерьез изучали возможность создания Оси: Берлин-Москва-Токио. Но, об этом как-нибудь в другой раз. Подписывайтесь на новые статьи: после поста есть форма подписки.

Важный вопрос: до какого года действовал Рапалльский договор? Ученые считают, что он действовал аж до марта 1941 года, когда СССР отправил последнюю поставку сырья в Германию.

Текст договора

«Германское правительство, представленное рейхсминистром, доктором Вальтером Ратенау, и правительство Российской Социалистической Федеративной Советской Республики, представленное Hародным Комиссаром Чичериным, согласились относительно нижеследующих постановлений:

Статья 1. Оба правительства согласны, что разногласия между Германией и Российской Советской Республикой по вопросам, возникшим за время состояния этих государств в войне, регулируются на следующих основаниях:

а) Германское государство и РСФСР взаимно отказываются от возмещения их военных расходов, равно как и от возмещения военных убытков, иначе говоря тех убытков, которые были причинены им и их гражданам в районах военных действий, вследствие военных мероприятий, включая и предпринятые на территории противной стороны реквизиции. Равным образом обе стороны отказываются от возмещения невоенных убытков, причиненных гражданам одной стороны посредством так называемых исключительных военных законов и насильственных мероприятий государственных органов другой стороны.

б) Публичные и частно-правовые отношения, пострадавшие вследствие состояния войны, включая сюда и вопрос о судьбе попавших во власть другой стороны коммерческих судов, будут урегулированы на основах взаимности.

в) Германия и Россия взаимно отказываются от возмещения их расходов на военнопленных. Равным образом Германское правительство отказывается от возмещения расходов, произведенных на интернированные в Германии части Красной Армии. Со своей стороны Российское правительство отказывается от возмещения ему сумм, вырученных Германией от продажи военного имущества, ввезенного в Германию этими интернированными частями.

Статья 2. Германия отказывается от претензий, вытекающих из факта применения до настоящего времени законов и мероприятий РСФСР к германским гражданам и их частным правам, равно как и к правам Германии и германских государств в отношении России, а та»же от претензий, вытекающих вообще из мероприятий РСФСР или ее органов по отношению к германским гражданам или к их частным правам при условии, что правительство РСФСР не будет удовлетворять аналогичных претензий других государств.

Статья 3. Дипломатические и консульские отношения между Германией и РСФСР немедленно возобновляются. Допущение консулов той и другой стороны будет урегулировано специальным соглашением.

Статья 4. Оба правительства далее согласны в том, что для общего правового положения граждан одной стороны на территории другой и для общего урегулирования взаимных торговых и хозяйственных отношений, должен действовать принцип наибольшего благоприятствования. Принцип наибольшего благоприятствования не распространяется на преимущества и льготы, которые РСФСР предоставляет другой Советской Республике или государству, которое раньше было составной частью бывшего Российского государства.

Статья 5. Оба правительства будут в доброжелательном духе взаимно идти навстречу хозяйственным потребностям обеих стран. В случае принципиального урегулирования этого вопроса на международном базисе, они вступят между собою в предварительный обмен мнений. Германское правительство объявляет о своей готовности оказать возможную поддержку сообщенным ей в последнее время проектируемым частными фирмами соглашениям и облегчить проведение их в жизнь.

Статья 6.

(…)

в) ст. 1-й, ст. 4-я настоящего договора вступают в силу с момента ратификации; остальные постановления настоящего договора вступают в силу немедленно.

Учинено в 2-х подлинных экземплярах в Рапалло 16 апреля 1922 г.

Чичерин Ратенау

«Известия» # 102 (154!) от 10 мая 1922 г»

С уважением, Андрей Пучков

Понравилась статья? Поделить с друзьями:

Adblock
detector