1935 договор о взаимопомощи ссср франции и чехословакии

Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 20 ноября 2020; проверки требуют

Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 20 ноября 2020; проверки требуют 5 правок.

Договор о взаимной помощи между Союзом Советских Социалистических республик и Республикой Чехословацкой (Smlouva o vzajemné pomoci mezi Republikou československou a Svazem sovětských socialistických republik) — договор, подписанный в Праге 16 мая 1935 года полномочными представителями СССР и Чехословакии.

История[править | править код]

Контакты между Москвой и Прагой начались ещё в апреле 1935 года, но по настоянию чехословацкой стороны подготовка проекта договора ставилась в зависимость от исхода советско-французских переговоров.
В начале мая были согласованы основные статьи советско-чехословацкого пакта о взаимопомощи, и 16 мая 1935 года документ был подписан в Праге послом СССР в Чехословакии С. С. Александровским и президентом Чехословацкой республики Э. Бенешем[1].

Основные положения советско-чехословацкого договора идентичны положениям советско-французского договора 1935 года. Исключение составляла лишь 2-я статья протокола о подписании договора, где говорилось, что оба правительства признают, «…что обязательства взаимной помощи будут действовать между ними лишь поскольку при наличии условий, предусмотренных в настоящем договоре, помощь Стороне — жертве нападения будет оказана со стороны Франции». Как подчеркивал министр иностранных дел Чехословакии К. Крофта, настаивая на включении в договор фразы о том, что обязательства пакта распространяются на Чехословакию лишь в том случае, если будет действовать Франция, министр иностранных дел Э. Бенеш хотел «предотвратить автоматическое действие пакта»[1].
Точка зрения СССР на 2-ю статью протокола содержится в докладе Председателя Президиума Верховного Совета СССР М.И. Калинина:

«… Но тут есть оговорка, что Чехословакии мы помогаем в том случае, если ей помогает Франция, и, наоборот, Чехословакия нам будет помогать в том случае, если нам будет помогать Франция. Разумеется, пакт не запрещает каждой из сторон прийти на помощь, не дожидаясь Франции.»[2]

Советско-чехословацкий договор был немедленно ратифицирован обеими сторонами. Обмен ратификациями был произведён 8 июня 1935 года, во время пребывания Бенеша в Москве.

Стороны брали обязательства проводить немедленные консультации при возникновении угрозы или опасности нападения какого-либо европейского государства на СССР или Чехословакию и оказывать взаимную помощь в случае прямой агрессии против договаривающихся государств. Тем самым договоры СССР с Францией и Чехословакией приобретали характер тройственного соглашения, которое могло стать основой для создания коллективной безопасности в Европе. 11 мая Совет Балканской Антанты высказался за разработку Дунайского пакта в целях гарантии независимости Австрии, в котором предполагалось участие СССР, Франции, Италии, Австрии, Чехословакии и стран Балканской Антанты. Правительство СССР дало своё согласие на переговоры, предложив в число стран-участниц также Венгрию. Предварительные переговоры о заключении пактов о взаимопомощи в 1935 году проходили между Советским правительством и правительствами Турции, Румынии и Латвии. Но и эти переговоры не привели к положительным результатам[1].

Примечания[править | править код]

Источники[править | править код]

  • Договор о взаимной помощи между Союзом Советских Социалистических республик и Республикой Чехословацкой.
Договор о взаимной помощи между Союзом Советских Социалистических Республик и Французской Республикой
2 мая 1935 г.

Центральный Исполнительный Комитет Союза Советских Социалистических Республик и Президент Французской Республики,

воодушевленные желанием укрепить мир в Европе и гарантировать его блага для своих стран, обеспечив более полным образом точное применение постановлений статута Лиги Наций, направленных к поддержанию национальной безопасности, территориальной целости и политической независимости государств,

решив посвятить свои усилия подготовке и заключению европейского соглашения, преследующего эту цель и, впредь до этого, способствовать, насколько от них зависит, эффективному применению постановлений статута Лиги Наций,

решили заключить договор с этой целью и назначили своими уполномоченными:

Центральный Исполнительный Комитет Союза Советских Социалистических Республик:

г. Владимира Потемкина, Члена Центрального Исполнительного Комитета, Чрезвычайного и Полномочного Посла Союза Советских Социалистических Республик при Президенте Французской Республики,

Президент Французской Республики:

г. Пьера Лаваль, Сенатора, Министра Иностранных Дел, которые, после обмена своими полномочиями, признанными находящимися в должной форме и надлежащем порядке, условились о следующих постановлениях:

Статья 1.[править]

В случае, если СССР или Франция явились бы предметом угрозы или опасности нападения со стороны какого-либо европейского государства, Франция и соответственно СССР обязуются приступить обоюдно к немедленной консультации в целях принятия мер для соблюдения постановлений статьи 10 статута Лиги Наций.

Статья 2.[править]

В случае, если в условиях, предусмотренных в статье 15, параграф 7, статута Лиги Наций, СССР или Франция явились бы, несмотря на искренне мирные намерения обеих стран, предметом невызванного нападения со стороны какого-либо европейского государства, Франция и взаимно СССР окажут друг другу немедленно помощь и поддержку.

Статья 3.[править]

Принимая во внимание, что согласно статье 16 статута Лиги Наций, каждый член Лиги, прибегающий к войне вопреки обязательствам, принятым в статьях 12, 13 или 15 статута, тем самым рассматривается как совершивший акт войны против всех других Членов Лиги, СССР и взаимно Франция обязуются, в случае, если один из них явится, в этих условиях и несмотря на искренне мирные намерения обеих стран, предметом невызванного нападения со стороны какого-либо европейского государства, оказать друг другу немедленно помощь и поддержку, действуя применительно к статье 16 статута.

То же обязательство принято на случаи, если СССР или Франция явится предметом нападения со стороны европейского государства в условиях, предусмотренных в параграфах 1 и 3 статьи 17 статута Лиги Наций.

Статья 4.[править]

Так как обязательства, установленные выше, соответствуют обязанностям Высоких Договаривающихся Сторон, как Членов Лиги Наций, то ничто в настоящем Договоре не будет толковаться как ограничение задачи этой последней принимать меры, способные эффективно ограждать всеобщий мир, или как ограничение обязанностей, вытекающих для Высоких Договаривающихся Сторон из статута Лиги Наций.

Статья 5.[править]

Настоящий Договор, коего русский и французский тексты будут иметь одинаковую силу, будет ратификован и ратификационные грамоты будут обменены в Москве, как только это будет возможно. Он будет зарегистрирован в Секретариате Лиги Наций.

Он вступит в действие с момента обмена ратификациями и будет оставаться в силе в течение пяти лет. Если он не будет денонсирован одною из Высоких Договаривающихся Сторон с предупреждением по крайней мере за один год до истечения этого периода, то он останется в силе без ограничения срока, причем каждая из Высоких Договаривающихся Сторон будет иметь возможность прекратить его действие путем заявления об этом с предупреждением за один год.

В удостоверение чего уполномоченные подписали настоящий Договор и приложили к нему свои печати.

Совершено в Париже, в двух экземплярах,

2 Мая 1935 года

В. Потемкин

Пьер Лаваль

Протокол подписания

В момент подписания советско-французского Договора взаимной помощи от сего числа Уполномоченные подписали нижеследующий протокол, каковой будет включен в обмениваемые ратификационные грамоты Договора.

I.

Условлено, что следствием статьи 3 является обязательство каждой Договаривающейся Стороны оказать немедленно помощь другой, сообразуясь безотлагательно с рекомендациями Совета Лиги Наций, как только они будут вынесены в силу статьи 16 статута. Условлено также, что обе Договаривающиеся Стороны будут действовать согласно, дабы достичь того, чтобы Совет вынес свои рекомендации со всей скоростью, которой потребуют обстоятельства, и что если, несмотря на это, Совет не вынесет, по той или иной причине, никакой рекомендации, или если он не достигнет единогласия, то обязательство помощи тем не менее будет выполнено. Условлено также, что обязательства помощи, предусмотренные в настоящем Договоре, относятся лишь к случаю нападения, совершенного на собственную территорию той или другой Договаривающейся Стороны.

II.

Так как общее намерение обоих правительств состоит в том, чтобы ни в чем не нарушать настоящим Договором обязательств, принятых ранее СССР и Францией по отношению к третьим государствам, в силу опубликованных договоров, то условлено, что постановления упомянутого Договора не могут иметь такого применения, которое, будучи несовместимым с договорными обязательствами, принятыми одною из Договаривающихся Сторон, подвергло бы эту последнюю санкциям международного характера.

III.

Оба правительства, считая желательным заключение регионального соглашения, целью которого являлась бы организация безопасности договаривающихся государств и которое вместе с тем могло бы включать обязательства взаимной помощи или сопровождаться таковыми, признают друг за другом возможность в соответствующем случае участвовать, с обоюдного согласия, в той форме, прямой или косвенной, которая представлялась бы подходящей, в подобных соглашениях, причем обязательства этих соглашений должны заменить собою те, которые вытекают из настоящего Договора.

IV.

Оба правительства констатируют, что переговоры, результатом которых явилось подписание настоящего Договора, были начаты первоначально в целях дополнения соглашения о безопасности, охватывающего страны северо-востока Европы, а именно: СССР, Германию, Чехословакию, Польшу и соседние с СССР Балтийские государства; наряду с этим соглашением должен был быть заключен договор о помощи между СССР, Фракцией и Германией, в котором каждое из этих трех государств должно было обязаться к оказанию поддержки тому из них, которое явилось бы предметом нападения со стороны одного из этих трех государств. Хотя обстоятельства до сих пор не позволили заключить эти соглашения, которые обе стороны продолжают считать желательными, но тем не менее обязательства, изложенные в советско-французском Договоре о помощи должны пониматься, как имеющие действовать лишь в тех пределах, которые имелись в виду в первоначально намечавшемся трехстороннем соглашении. Независимо от обязательств, вытекающих из настоящего Договора, напоминается вместе с тем, что, согласно советско-французскому пакту о ненападении от 29-го Ноября 1932 года и притом без ущерба для универсальности обязательств этого пакта, в случае, если бы одна из Сторон подверглась нападению со стороны одной или нескольких третьих европейских держав, не предусмотренных в вышеназванном тройственном соглашении, другая Договаривающаяся Сторона должна будет воздерживаться в течение конфликта от прямой или косвенной помощи или поддержки нападающему или нападающим, причем каждая из Сторон заявляет, что она не связана никаким соглашением о помощи, которое находилось бы в противоречии с этим обязательством.

Совершено в Париже, в двух экземплярах,

2 Мая 1935 года

В. Потемкин

Пьер Лаваль

Советско-французский договор о взаимной помощи стал основой политики «коллективной безопасности», проводившейся СССР в 1933-1939 гг. и направленной против угрозы агрессии нацисткой Германии и её союзников. Договор предусматривал взаимную помощь на тот случай, если одна из договаривающихся сторон станет объектом агрессии со стороны третьего государства. Замыслы советских руководителей и части политических лидеров Франции, Чехословакии и других стран Европы создать целостную систему коллективной безопасности не удались — прежде всего из-за политики умиротворения агрессора, проводившейся Великобританией и Францией. Франция не выполнила своих обязательств по защите Чехословакии в 1938 г., после чего СССР стал искать возможность сменить ненадежных партнеров, что вело к советско-германскому сближению в 1939 г.

Советско-французский договор 1935 г. стал вершиной политики СССР, направленной на создание системы коллективной безопасности.

В 20-е годы СССР, хотя и был признан рядом европейских государств, но все же оставался «изгоем» системы международных отношений, заложенной в 1919 г. Версальским договором, подводившим итоги Первой мировой войны. СССР не входил в Лигу наций и был оплотом Коминтерна, грозившего мировой революцией капиталистическим странам. Но после прихода нацистов к власти в Германии в 1933 г. и возникновения здесь очага военной опасности, политика советского руководства начинает меняться. В качестве альтернативы политике советско-германского сближения, проводившейся в 20-е годы, было решено искать дружбы с Францией. Это соответствовало и намерениям французских правящих кругов, также заинтересованных в создании противовеса гитлеровской Германии. Сторонником сближения с СССР против Германии был министр иностранных дел Франции Луи Барту.

20 октября 1933 г. Германия вышла из Лиги наций, бросив тем самым вызов гарантам Версальского договора Франции и Великобритании.

В ноябре 1933 г. Политбюро ЦК ВКП(б) приняло принципиальное решение о переориентации внешней политики с Германии на Францию. 11 января 1934 г. было подписано советско-французское торговое соглашение, а 16 февраля — советско-британское. СССР был готов вступить в Лигу наций, которая раньше рассматривалась Москвой как штаб мирового империализма. Теперь Советский Союз хотел стать лояльным членом мирового сообщества. 19 декабря 1933 г. Политбюро окончательно приняло решение о готовности вступить в Лигу наций (при условии, что арбитраж Лиги может касаться только тех обязательств, которые СССР принял после вступления в нее, а не старых споров, таких как Бессарабия). СССР предложил и другие оговорки, которые были проигнорированы странами Лиги.

18 сентября 1934 г. СССР все же вступил в эту организацию, «чтобы, в рамках Лиги наций, заключить региональное соглашение о взаимной защите от агрессии со стороны Германии». После этого Барту сказал: «Моя главная задача достигнута — правительство СССР теперь будет сотрудничать с Европой».

«Окружение» Германии сначала предполагалось вести не жестко, предложив заключить «Восточный пакт» по образцу соглашения в Локарно 1925 г., гарантировавшее западные границы Германии. Теперь немцам предлагалось также гарантировать неизменность восточных границ своего государства, определенных в Версале в 1919 г. По плану французской дипломатии «восточное Локарно» должны были подписать Германия, СССР, Чехословакия, Польша и государства Прибалтики. При этом Франция и СССР должны были заключить отдельную конвенцию, которая также гарантировала «Восточный пакт» и Локарно. Но Франция не была восточноевропейским государством. Поэтому возникла идея двух раздельных договоров — советско-французского и «Восточного». Нарком иностранных дел СССР Максим Литвинов предлагал объединить две эти схемы, убеждая Барту, что нужен «Восточный пакт» с участием Франции, но без Германии. Литвинов не верил, что Гитлер согласится подписать этот пакт.

Действительно, идея «Восточного пакта» была чужда Гитлеру — он планирован вернуть для начала территории, отторгнутые от Германии после Первой мировой войны, а также Австрию, население которой говорило по-немецки. Барту пытался убедить британских коллег, у которых сложились более теплые отношения с немцами, присоединиться к пакту. Но Великобритания не желала вступать в союзы с участием СССР. Барту, ссылаясь на недавний прецедент, угрожал договориться на союз с Россией без Великобритании и Германии: «В далеком прошлом республиканская Франция заключила договор с царской Россией, хотя их режимы очень отличались друг от друга. География, однако, определяла историю, и возник франко-русский союз».

К осени 1934 г. стало окончательно ясно, что Германия не намерена участвовать в Восточном пакте. На повестку дня встал вопрос о заключении договора о коллективной безопасности между СССР, Францией и ее восточноевропейскими союзниками. Новая редакция «Восточного пакта» носила открыто антигерманскую направленность. Но между странами-участницами возникли разногласия. Польша, желавшая сохранить сотрудничество с Францией, не хотела оказаться в союзе с СССР, неофициально имевшим к ней территориальные претензии. 26 января 1934 г. Польша заключает с Германией пакт о ненападении, решив, что безопаснее дружить с Германией, чем с Советским Союзом. Участие в пакте Румынии не устраивало СССР, открыто претендовавший на возвращение Бессарабии.

Барту предпринимал огромные усилия, чтобы как-то разрешить эти проблемы. В резерве у него оставался вариант «Балканской Антанты» — союза Югославии, Румынии, Греции и Турции. Но все эти государства, заключившие между собой союз, не желали заключать пакт с СССР, так как были настроены антикоммунистически.

9 октября 1934 г. в Париж прибыл король Югославии Александр, уже много лет пытавшийся сплотить сербов, хорватов, словенцев и македонцев в единую нацию. Когда Барту, встречавший Александра, ехал с ним в открытой машине, в процессию стрелял македонский террорист, погибли оба государственных деятеля.

Новый французский министр иностранных дел Пьер Лаваль был гораздо меньшим энтузиастом борьбы против Германии, чем его предшественник. Через пять лет Франция будет разгромлена Германией, и Лаваль возглавит марионеточное пронацистское правительство. В 1945 г. его казнят как коллаборациониста. В 1935 г. Лаваль действовал по инерции, продолжая политику Барту, постоянно оглядываясь на Великобританию, которая отрицательно относилась к военному союзу с СССР. Со стороны СССР на французского министра «давил» советский полпред Владимир Потёмкин — будущий первый заместитель наркома иностранных дел.

Проект «Восточного пакта» не реализовался. СССР и Франция решили оформить договорами то, что осталось от него: треугольник СССР-Франция-Чехословакия. Чехословакия оказалась в «треугольнике» как союзник Франции — к СССР в Праге питали чувства опасения, но он был далеко, а Германия — несла непосредственную угрозу.

2 мая 1935 г. был заключен пакт о взаимопомощи между СССР и Францией, а 16 мая — между СССР и Чехословакией. Пакты предусматривали помощь трех стран друг другу в случае, если одна из сторон окажется жертвой агрессии. Помощь эта должна была оказываться после соблюдения процедуры переговоров, в полном соответствии с уставом Лиги наций (что еще раз подчеркивало важную роль этой организации, также призванной поддерживать безопасность в Европе).

Но советские руководители опасались, что Франция может спровоцировать советско-германский конфликт и остаться в стороне, направив германскую агрессию на восток. СССР обещал помощь Чехословакии только в том случае, если она будет оказана и со стороны Франции. Французская сторона специально оговорила, что СССР не получит помощи в случае, если союз с СССР будет противоречить обязательствам Франции в отношении восточноевропейских соседей СССР. То есть союз был направлен исключительно против Германии. Механизм консультаций был призван также оказать воздействие на принятие решений в Лиге наций, то есть воздействовать на Великобританию и Италию.

Пакт должен был иметь своим логическим продолжением создание более широкой системы безопасности. В противном случае он мог вступить в действие только в случае германо-чехословацкого конфликта, при нападении Германии на территорию Чехословакии (о нападении Германии на Францию в 1935 г. не могло идти и речи). Но П. Лаваль и последующие лидеры Франции не были заинтересованы в расширении системы коллективной безопасности, так что истинным испытанием для пакта стал именно Судетский кризис 1938 г.

Германия настаивала на присоединении принадлежащей Чехословакии Судетской области, потому что она была населена преимущественно немцами. Эта аннексия противоречила международному праву, которое обязались защищать члены Лиги наций. Франция предпочла отказаться от выполнения своих союзнических обязательств перед Чехословакией, что в значительной степени предопределило Мюнхенский сговор великих держав за её счет. Чехословакия, оставшись без поддержки Франции, капитулировала, не дав Советскому Союзу повода вмешаться в европейский конфликт. Это определило скептическую позицию СССР на англо-франко-советских переговорах 1939 г., когда не был использован последний до начала войны шанс создать антигитлеровскую коалицию с участием СССР. Сталин не доверял Франции и Великобритании и обдумывал возможность вернуться к сотрудничеству с Германией. После заключения германо-советского пакта 23 августа 1939 г. положения советско-французского пакта 1935 г. безнадежно устарели.

Центральный Исполнительный Комитет Союза Советских Социалистических Республик и президент Французской Республики,

воодушевленные желанием укрепить мир в Европе и гарантировать его благо для своих стран, обеспечив более полным образом точное применение положений устава Лиги наций, направленных к поддержанию национальной безопасности, территориальной целостности и политической независимости государств,

решив посвятить свои усилия подготовке к заключению европейского соглашения, преследующего эту цель, и, впредь до этого, способствовать насколько это от них зависит эффективному применению положений устава Лиги Наций,
решили заключить договор с этой целью и назначили своими уполномоченными:

Центральный Исполнительный Комитет Союза Советских Социалистических Республик:

г. Владимира Потемкина, Члена Центрального Исполнительного Комитета, Чрезвычайного и Полномочного Посла при Президенте Французской Республики,

Президент Французской Республики:

г. Пьера Лаваля, Сенатора, Министра Иностранных Дел,

которые после обмена своими полномочиями, признанными находящимися в должной форме и надлежащем порядке, условились о следующих постановлениях:

Статья 1.

В случае, если СССР или Франция явилась бы предметом угрозы или опасности нападения со стороны какого-либо европейского государства, Франция и соответственно СССР обязуются приступить обоюдно к немедленной консультации в целях принятия мер для соблюдения постановлений статьи 10 статута Лиги Наций.

Статья 2.

В случае, если в условиях, предусмотренных в статье 15, параграф 7 статута Лиги Наций, СССР или Франция явилась бы, несмотря на искренние мирные намерения обеих стран, предметом невызванного нападения со стороны какого-либо европейского государства, Франция и взаимно СССР окажут друг другу немедленно помощь и поддержку.

Статья 3.

Принимая во внимание, что согласно статье 16 статута Лиги Наций, каждый член Лиги, прибегающий к войне вопреки обязательствам, принятым в статьях 12, 13, или 15 статута, тем самым рассматривается как совершивший акт войны против всех других членов Лиги, СССР и взаимно Франция обязуются в случае, если одна из них явится, в этих условиях, и, несмотря на искренние мирные намерения обеих стран, предметом невызванного нападения со стороны какого-либо европейского государства, оказать друг другу немедленно помощь и поддержку, действуя применительно к статье 16 статута.

То же обязательство принято на случай, если СССР или Франция явится предметом нападения со стороны европейского государства в условиях, предусмотренных в параграфах 1 и 3 статьи 17 статута Лиги наций.

Статья 4.

Так как обязательства, установленные выше, соответствуют обязанностям Высоких Договаривающихся Сторон, как Членов Лиги Наций, то ничто в настоящем Договоре не будет толковаться, как ограничение задачи этой последней принимать меры, способные эффективно ограждать всеобщий мир, или как ограничение обязанностей, вытекающих для Высоких Договаривающихся Сторон из статута Лиги Наций.

Статья 5.

Настоящий Договор, коего русский и французский тексты будут иметь одинаковую силу, будет ратификован и ратификационные грамоты будут обменены в Москве, как только это будет возможно. Он будет зарегистрирован в Секретариате Лиги Наций.

Он вступит в силу с момента обмена ратификациями и будет оставаться в силе в течение пяти лет. Если он не будет денонсирован одной из Высоких Договаривающихся Сторон с предупреждением по крайней мере за один год до истечения этого периода, то он остается в силе без ограничения срока, при чем каждая из Высоких Договаривающихся Сторон будет иметь возможность прекратить его действие путем заявления об этом с предупреждением за один год.

В удостоверение чего уполномоченные подписали настоящий Договор и приложили к нему свои печати.

Совершено в Париже, в двух экземплярах.

ПРОТОКОЛ ПОДПИСАНИЯ.

В момент подписания советско-французского Договора взаимной помощи от сего числа, Уполномоченные подписали нижеследующий протокол, каковой будет включен в обмениваемые ратификационные грамоты Договора.

Установлено, что следствием статьи 3 является обязательство каждой Договаривающейся Стороны оказать немедленную помощь другой, сообразуясь безотлагательно с рекомендациями Совета Лиги Наций, как только они будут вынесены в силу статьи 16 статута. Условлено также, что обе Договаривающиеся Стороны будут действовать согласно, дабы достичь того, что Совет вынес свои рекомендации со всей скоростью, которой потребуют обстоятельства, и что, если, несмотря на это, Совет не вынесет, по той или иной причине, никакой рекомендации, и если он не достигнет единогласия, то обязательство помощи тем не менее будет выполнено. Условлено также, что обязательства помощи, предусмотренные в настоящем Договоре, относятся лишь к случаю нападения, совершенного на собственную территорию той или другой Договаривающейся Стороны.

Так как общее намерение обоих правительств состоит в том, чтобы ни в чем не нарушать, настоящим Договором, обязательств, принятых ранее СССР и Францией по отношению к третьим государствам, в силу опубликованных договоров, то условлено, что постановления упомянутого Договора не могут иметь такого применения, которое, будучи несовместимым с договорными обязательствами, принятыми одной из Договаривающихся Сторон, подвергло бы эту последнюю санкциям международного характера.

III.

Оба правительства, считая желательным заключение регионального соглашения, целью которого явилась бы организация безопасности договаривающихся государств и которое вместе с тем могло бы включить обязательства взаимной помощи или сопровождаться таковыми, признают друг за другом возможность в соответствующем случае участвовать, с обоюдного согласия, в той форме, прямой или косвенной, которая представлялась бы подходящей, в подобных соглашениях, причем обязательства этих соглашений должны заменить собой те, которые вытекают из настоящего Договора.

Оба правительства констатируют, что переговоры, результатом которых явилось подписание настоящего Договора, были начаты первоначально в целях дополнения соглашения о безопасности, охватывающего страны северо-востока Европы, а именно: СССР, Германию, Чехословакию, Польшу и соседние с СССР государства; наряду с этим соглашением должен был быть заключен договор о помощи между СССР, Францией и Германией, в котором каждое из этих трех государств должно было обязаться к оказанию поддержки тому из них, которое явилось бы предметом нападения со стороны одного из этих трех государств. Хотя обстоятельства до сих пор не позволили заключить эти соглашения, которые обе стороны продолжают считать желательными, но тем не менее обязательства, изложенные в советско-французском Договоре о помощи, должны пониматься, как имеющие действовать лишь в тех пределах, которые имелись в виду в первоначально намечавшемся трехстороннем соглашении. Независимо от обязательств, вытекающих из настоящего

Договора, напоминается вместе с тем, что согласно советско-французскому пакту о ненападении от 29-го ноября 1932 года и при том без ущерба для универсальности обязательств этого пакта, в случае, если бы одна из Сторон подверглась нападению одной или нескольких третьих европейских держав, не предусмотренных в вышеназванном тройственном соглашении, другая Договаривающаяся Сторона должна будет воздерживаться в течение конфликта от прямой или косвенной помощи или поддержки нападающему или нападающим, причем каждая из Сторон заявляет, что она не связана никаким соглашением о помощи, которое находилось бы в противоречии с этим обязательством.

Совершено в Париже, в двух экземплярах,

Восточная Европа между Гитлером и Сталиным. М., 1999.

Малафеев К.А. Луи Барту. Политик и дипломат. М., 1988.

Политбюро ЦК РКП(б) – ВКП(б) и Европа. Решения «Особой папки» 1923-1939. М., 2001.

Шубин А.В. Мир на краю бездны. От глобальной депрессии к мировой войне. 1929-1941 годы. М., 2004.

Каковы были причины изменения советской внешней политики в 1933-1934 гг.?

Чем руководствовался министр иностранных дел Франции, поддержав вступление СССР в Лигу наций?

Какие политики готовили советско-французский договор?

Что такое «Восточный пакт»? Почему он не осуществился?

Какие положения советско-французского пакта затрудняли его использование для противостояния германской агрессии?

Почему Барту не смог заключить договор с СССР? Почему Лаваль все же его заключил?

Какой еще оборонительный договор заключил СССР в 1935 г.?

Когда и почему система коллективной безопасности, возникшая в 1935 г., была разрушена?

(извлечение)

Так как Германия и Польша отвергли идею восточного пакта, правительства СССР и Франции решили заключить двухсторонний пакт о взаимной помощи. 2 мая 1935 г. такой пакт был заключен. Однако Пьер Лаваль, подписавший этот договор, смотрел на него как на оружие в своей политике по отношению к гитлеровской Германии. Шантажируя Гитлера сближение с СССР, он пытался вынудить его на соглашение с Францией. Лаваль также систематически отклонялся от заключения военной конвенции между Францией и СССР, без которой пакт оставался простой бумажкой. Лаваль не торопился и ратифицировать пакт. Только после отставки Лаваля палата депутатов и сенат в марте 1936 г. ратифицировали франко-советский договор. Накануне второй мировой войны, после распада Народного фронта, Франция стала все больше отходить от политики коллективной безопасности и союза с СССР и все глубже увязать в трясине «умиротворения» агрессора. Франко-советский договор потерял всякое реальное значение.

Статья I. В случае, если СССР и Франция явились бы предметом угрозы или опасности нападения со стороны какого-либо европейского государства, Франция и соответственно СССР обязуются приступить обоюдно к немедленной консультации в целях принятия мер для соблюдения постановлений статьи 10 устава Лиги нации.

Статья II. В случае, если в условиях, предусмотренных в статье 15, параграф 7 устава Лиги наций, СССР или Франции явились бы, несмотря на искренне мирные намерения обеих стран, предметом невызванного нападения со стороны какого-либо европейского государства, Франция и взаимно СССР окажут друг другу немедленно помощь и поддержку.

Статья III. Принимая во внимание, что согласно статье 16 устава Лиги наций каждый член Лиги, прибегающий к войне вопреки обязательствам, принятым в статьях 12, 13 или 15 устава, тем самым рассматривается как совершивший акт войны против всех других членов Лиги, СССР и взаимно Франция обязуются, в случае, если одна из них язится в этих условиях и несмотря на искренние мирные намерения обеих стран предметом невызванного нападения со стороны какого-либо европейского государства, оказать друг другу немедленно помощь и поддержку, действуя применительно к статье 16 устава.

То же обязательство принято на случай, если СССР или Франция явятся предметом нападения со стороны европейского государства в условиях, предусмотренных в параграфах 1 и 3 статьи 17 устава Лиги наций.

Статья IV. Так как обязательства, установленные выше, соответствуют обязанностям Высоких Договаривающихся Сторон как членов Лиги наций, то ничто в настоящем договоре не будет толковаться, как ограничение задачи этой последней принимать меры, способные эффективно ограждать всеобщий мир, или как ограничение обязанностей, вытекающих для Высоких Договаривающихся Сторон из устава Лиги наций.

Советско-французский договор 1944
— договор между СССР и Францией о союзе, взаимной помощи и послевоенном сотрудничество; подписан 10 дек. 1944 в Москве. С.-ф. д. был заключён в период совместной тяжёлой борьбы советского и французского народов против гитлеровской агрессии. Согласно договору, СССР и Франция взяли на себя обязательства продолжать войну до окончательной победы над фашистской Германией, по окончании войны совместно предпринимать все необходимые меры для устранения любой новой угрозы, исходящей от Германии, и препятствовать таким действиям, к-рые делали бы возможной любую новую попытку агрессии с сё стороны; они обязались также не заключать какого-либо союза и не принимать участия в какой-либо коалиции, направленной против одной из договаривающихся сторон. Срок действия договора устанавливался в 20 лет. С.-ф. д. сыграл важную роль в укреплении антигитлеровской коалиции, обеспечивал безопасность Франции. Вопреки указанным обязательствам, Франция стала участницей к-рые ведут к восстановлению герм. милитаризма и тем самым создают угрозу новой герм, агрессии. Вместе с тем Франция вступила с ремилитаризуемой Зап. Германией в военный союз. Такие действия правительства Франции явились грубым нарушением С.-ф. д. Ввиду указанного выше Президиум Верховного Совета СССР постановил аннулировать С.-ф. д., как утративший силу.

Том 39 — М.: Большая сов. энциклопедия, 1956, стр. 513

Подписан 10 дек. в Москве наркомом иностр. дел СССР В. М. Молотовым и мин. иностр. дел Врем. пр-ва Франц. Республики Ж. Бидо сроком на 20 лет. Сов. пр-во признало Врем. пр-во Франц. Республики и установило с ним дипломатич. отношения. Укреплению франко-сов. союза был посвящен , в результате к-рого и был подписан договор 1944. СССР и Франция обязались продолжать совместную борьбу до окончат. победы над Германией, не вступать с ней в сепаратные переговоры и не заключать без взаимного согласия перемирия или мира с гитлеровским пр-вом, «…ни с каким-либо другим правительством или властью, созданными в Германии с целью продолжения или поддержания политики германской агрессии». По окончании войны стороны обязывались «…совместно предпринимать все необходимые меры для устранения любой новой угрозы, исходящей от Германии…». В случае, если одна из сторон оказалась бы вовлеченной в воен. действия с Германией, др. сторона обязывалась немедленно оказать всемерную помощь и поддержку. СССР и Франция обязались не принимать участия в коалициях, направленных против одной из договаривающихся сторон. После 2-й мировой войны франц. правящие круги вновь стали проводить недружелюбную политику по отношению к СССР. В полном противоречии с обязательствами, взятыми на себя по договору 1944, франц. пр-во подписало . Поэтому договор 1944 был Верх. Советом СССР.

Том 13 — М.: Советская энциклопедия, 1971, ст. 178-179

Советско-французский договор 1944 О союзе и взаимной помощи
— подписан 10 декабря в Москве.

В ходе второй мировой войны Советское правительство оказывало поддержку движению Свободной Франции, боровшейся против гитлеровской Германии. Как только французская территория была освобождена, Советское правительство признало временное правительство Франции () и обменялось с ним послами. , где в результате переговоров с руководителями Советского правительства и был подписан С.-ф. д.

Ст. 1 и 2 договора устанавливали обязательство обеих сторон продолжать борьбу до окончательной победы над Германией, не вступать в сепаратные переговоры с ней и не заключать без взаимного согласия перемирия или мира с гитлеровским правительством. В соответствии со ст. 3 С.-ф. д. обе стороны обязались и по окончании второй мировой войны предпринимать все необходимые меры для устранения любой новой угрозы, исходящей от Германии, и препятствовать таким действиям, которые делали бы возможной любую новую попытку агрессии с ее стороны. Ст. 4 предусматривала, что в случае, если одна из сторон окажется вовлеченной в военные действия с Германией (в результате германской агрессии или в связи с применением ст. 3

С.-ф. д.), др. сторона «немедленно окажет ей всю помощь и поддержку, которые будут в ее силах».

Стороны договорились также не заключать какого-либо союза и не принимать участия в какой-либо коалиции, направленной против одной из них (ст. 5). Договор предусматривал также оказание взаимной экономической помощи после войны в целях ускорения восстановления обеих стран (ст. 6). В ст. 7 указывается, что С.-ф. д. не затрагивает обязательств, взятых ранее на себя обеими сторонами по отношению к третьим державам. Порядок ратификации определен ст. 8. В этой же статье зафиксирован минимальный срок действия договора (20 лет), порядок денонсации прекращения действия договора.

После второй мировой войны французские правящие круги приняли участие в оформлении раскола Германии и в ремилитаризации Западной Германии. В 1954 Франция подписала (см. Западноевропейский союз), к-рые предусматривали создание западногерманской армии и вступление ФРГ в НАТО.

В связи с несовместимостью Парижских соглашений с С.-ф. д. 1944 Верховный Совет СССР этот договор, как утративший силу.

Том 3 — М.: Политиздат, 1973, стр. 361-362

К более прозападной политике, связанной с именем Литвинова . Ратификация договора французским парламентом была использована Гитлером как предлог для ремилитаризации Рейнской области , которая была категорически запрещена Версальским договором.

Предпосылки

Инициатива заключения договора исходила от Франции. В октябре-ноябре 1933 г. министр иностранных дел Франции Жозеф Поль-Бонкур предложил своему советскому коллеге Максиму Литвинову обсудить возможность заключения пакта о взаимопомощи между Францией и СССР, а также вступление СССР в Лигу Наций. Политбюро ЦК ВКП(б) признало эти вопросы «дискутабельными» и одобрило начало переговоров о заключении коллективного договора о взаимопомощи между Францией, СССР и Польшей, к которым могли присоединиться страны Балтии, Чехословакия и Бельгия. При этом, СССР отказывался от принятия обязательств по оказанию помощи союзникам Франции Югославии и Румынии. После отставки Поля-Бонкура в феврале 1934 г., ведение переговоров продолжил в апреле 1934 г. его преемник Барту . Одновременно, французская дипломатия пыталась улучшить отношения Москвы с странами Малой Антанты и выступала посредником при их контактах, целью которых было установление дипломатических отношений между ними.
18 мае 1934 г. Барту и Литвинов согласовали на встрече в Женеве новый формат пакта о взаимопомощи – оба министра одобрили приглашении в пакт Германии и Финляндии и неучастие Бельгии. Во время их следующей встрече в Женеве 8 июня, Барту передал Литвинову текст проекта пакта, который включал два договора: первый – о взаимопомощи между Германией, Польшей, ЧСР, СССР, странами Прибалтики и Финляндии, второй – советско-французское соглашение о взаимопомощи против нападения на них участников Локарнского договора или Восточного пакта. Установление на следующий день дипломатических отношений СССР с Чехословакией и Румынией облегчало привлечение Праги к складывающейся оси Париж–Москва. При этом, глава чехословацкой дипломатии Эдуард Бенеш сразу же выразил согласие на участии его страны в Восточном пакте. В то же время, Варшава и Берлин не восприняли идею Восточного пакта с воодушевлением. В итоге, реальные перспективы пакта о заключении коллективного пакта о взаимопомощи намечали участие только СССР, Франции и Чехословакии .

После убийства Барту в октябре 1934 г., сменивший его на посту Лаваля продолжил переговоры с Москвой. По мнению Лаваля, ему удалось к этому времени успешно договориться с Муссолини , a Гитлер , с его точки зрения, не возражал против двусторонних пактов. Лаваль считал, что заключение франко-советского договора увеличит силу Франции и побудит Германию договариваться на более выгодных для Франции условиях («я подписываю франко-русский пакт для того, чтобы иметь больше преимуществ, когда я буду договариваться с Берлином» ). Советская дипломатия также считала, что, в отличие от Барту, истинной целью Лаваля является договорённость с Германией и что уже в апреле 1935 года Лаваль получил согласие Гитлера на «тур вальса с СССР».

Переговоры

Франция настаивала на получении согласия Лиги Наций до оказания помощи стороне, подвергшейся агрессии. В итоге точка зрения СССР была отражена в Статье 3 договора.

Содержание договора и протокола

Статья I устанавливала, что в случае угрозы нападения европейского государства на одну из сторон договора Франция и СССР немедленно начнут консультации.
Статья II обязывала стороны оказать немедленную помощь и поддержку другой стороне, если та станет объектом неспровоцированного нападения третьего «европейского государства», тем самым избегая вовлечения Франции в возможный конфликт СССР и Японии. Статьи III и IV устанавливали соответствие договора уставу Лиги наций. Статья V указывала порядок ратификации и продления договора. Договор был заключён на пять лет с автоматическим продлением.

Протокол подписания договора от 2 мая 1935 года уточнял, что решения Лиги Наций не требуется:

«Условлено, что следствием статьи 3 является обязательство каждой договаривающейся стороны оказать немедленно помощь другой, сообразуясь безотлагательно с рекомендациями Совета Лиги наций, как только они будут вынесены в силу статьи 16 устава. Условлено также, что обе договаривающиеся стороны будут действовать согласно, дабы достичь того, чтобы Совет вынес свои рекомендации со всей скоростью, которой потребуют обстоятельства, и что если, несмотря на это, Совет не вынесет по той или иной причине никакой рекомендации или если он не достигнет единогласия, то обязательство помощи, тем не менее, будет выполнено».

Однако, уже следующий раздел протокола подчёркивал непротиворечивость налагаемых договором обязательств позиции Лиги Наций: эти обязательства «не могут иметь такого применения, которое, будучи несовместимым с договорными обязательствами, принятыми одной из договаривающихся сторон,. подвергло бы эту последнюю санкциям международного характера».

Договор в системе международных отношений

Договор рассматривался как часть общеевропейской системы безопасности, планы которой включали Восточный пакт . Так, параграф 4 протокола утверждал, что «переговоры, результатом которых явилось подписание настоящего договора, были начаты первоначально в целях дополнения соглашения о безопасности, охватывающего страны северо-востока Европы, а именно СССР, Германию, Чехословакию, Польшу и соседние с СССР балтийские государства» и, кроме этого договора, «должен был быть заключён договор о помощи между СССР, Францией и Германией, в котором каждое из этих трёх государств должно было обязаться к оказанию поддержки тому из них, которое явилось бы предметом нападения со стороны одного из этих трёх государств».

Подписание договора

Договор был подписан 2 мая 1935 года в Париже . После подписания Лаваль посетил Москву 13-15 мая 1935 года и встретился со Сталиным и Молотовым . После визита было совместное коммюнике, заявившее, что дипломатии обеих стран «с полной очевидностью направляются к одной существенной цели — к поддержанию мира путём организации коллективной безопасности. Представители обоих государств, установили, что заключение договора о взаимной помощи между СССР и Францией отнюдь не уменьшило значения безотлагательного осуществления регионального восточноевропейского пакта в составе ранее намечавшихся государств и содержащего обязательства ненападения, консультации и неоказания помощи агрессору. Оба правительства решили продолжать свои совместные усилия по изысканию наиболее соответствующих этой цели дипломатических путей».

Советско-французский договор о взаимопомощи 1935
— договор между СССР и Францией о взаимной помощи; подписан 2 мая 1935 в Париже. В обстановке растущей герм. агрессии, а также под давлением народных масс правящие круги Франции решили пойти на заключение с Советским Союзом договора о взаимной помощи. Этот договор предусматривал консультацию обеих сторон в случае угрозы нападения на Одну из них к.-л. европейского государства (ст. 1-я). Если одна из сторон явилась бы предметом невызванного нападения со стороны к.-л. европейского государства, то другая сторона должна была оказать ей немедленную помощь и поддержку (ст. 2-я). Договор заключался сроком на 5 лет (ст. 5-я). Одновременно с договором был подписан протокол, в к-ром давалось толкование отдельных его статей.

Договор мог бы стать одной из основ поддержания мира в Европе, гарантией безопасности Франции от герм. агрессии. Советское правительство неукоснительно соблюдало обязательства, вытекающие из договора. Переговоры между СССР, Францией и Англией в 1939 о практич. мерах по оказанию взаимной помощи оказались безрезультатными не по вине Советского Союза.

Том 39 — М.: Большая сов. энциклопедия, 1956, стр. 513

Советско-французский договор 1935 О взаимной помощи
— подписан 2 мая в Париже полпредом СССР во Франции В. П. Потемкиным и мин. иностр. дел Франции П. Лавалем сроком на 5 лет. Пр-ва СССР и Франции обязывались при угрозе нападения на одну из сторон к.-л. ев-роп. гос-ва приступить к немедленным консультациям. В случае невызванного нападения на СССР или Францию со стороны третьей европ. державы оба гос-ва обязывались немедленно оказать друг другу помощь и поддержку. Обе стороны заявляли о соответствии договора Уставу Лиги наций. В протоколе, подписанном одновременно с договором, уточнялся порядок оказания взаимной помощи. В протоколе указывалось, что СССР и Франция сохраняют в силе все обязательства, взятые на себя ранее обеими странами, и считают желательным заключение Восточного регионального соглашения о взаимной помощи, к-рое могло бы заменить договор 1935. В то время как Сов. пр-во неоднократно подтверждало свою верность взятым на себя обязательствам, франц. пр-во более чем на 10 мес. затянуло ратификацию договора. Только после оккупации Чехословакии фаш. Германией весной 1939 франц. пр-во приступило к переговорам с СССР. После срыва франко-англо-сов. воен. переговоров в Москве в августе 1939 (см. Московские переговоры 1939) договор 1935 фактически потерял значение.

Том 13 — М.: Советская энциклопедия, 1971, ст. 178

Советско-французский договор 1935 о взаимной помощи
— подписан 2 мая полпредом СССР В. П. Потемкиным и Лавалем в Париже.

Ввиду неудачи проекта Восточного регионального пакта и в обстановке растущей угрозы германской агрессии (16 марта 1935 гитлеровское правительство издало приказ о введении всеобщей воинской повинности) СССР и Франция решили заключить двусторонний договор о взаимной помощи.

Лаваль пошел на подписание С.-ф. Д. под давлением демократической общественности Франции, а также части господствующих кругов, обеспокоенных прогрессирующим ослаблением позиций Франции в Европе, и исходя из внешнеполитических расчетов, в к-рых главную роль играло стремление усилить позиции Франции во время будущих переговоров с Германией.

Ст. I С.-ф. д. устанавливала, что в случае угрозы нападения какого-либо европейского государства на одну из договаривающихся сторон Франция и СССР приступят к немедленной консультации. Важнейшей статьей договора была ст. II, обязывавшая обе стороны оказать немедленною помощь и поддержку той из них, к-рая явится объектом невызванного нападения третьей европейской державы. Ст. III и IV устанавливали, что С.-ф. д. соответствует Уставу Лиги наций, а ст. V определяла порядок ратификации и продления С.-ф. д., к-рый был заключен на пять лет. Одновременно с С.-ф. д. был подписан протокол, уточнявший положения договора, порядок-оказания взаимной помощи (отсутствие рекомендации Лиги наций не должно было служить препятствием для выполнения условий договора), и предусматривалось сохранение в силе обязательств, ранее принятых на себя обеими странами. В протоколе указывалось также, что оба правительства считают желательным заключение регионального соглашения о взаимной помощи, к-рое должно заменить собой С.-ф. д.

Советское правительство считало, что С.-ф. д. способствует укреплению мира в Европе, и неоднократно подтверждало свою верность обязательствам. вытекающим из договора.

Французская прогрессивная общественность и национальные круги страны высоко оценивали значение С.-ф. д. Однако Лаваль и поддерживавшие его реакционные элементы затягивали ратификацию С.-ф. д. и препятствовали переговорам советского и французского генеральных штабов. Французский посол в Берлине Франсуа-Понсэ по поручению Лаваля заверил Гитлера, что Франция готова пожертвовать С.-ф. д., если это понадобится для соглашения с Германией.

Ратификация С.-ф. д. палатой депутатов Франции состоялась лишь 27 февраля 1936 (сенатом- 12 марта). после ухода Лаваля в отставку. Только весной 1939, после оккупации Чехословакии германскими войсками, французское правительство согласилось начать переговоры о практических мерах по оказанию взаимной помощи в случае войны. В переговорах приняло участие и английское правительство. Однако стоявшие у власти во Франции и в Англии реакционные круги не желали действенного соглашения с Советским Союзом и сорвали переговоры (см. Московские переговоры).

Том 3 — М.: Политиздат, 1973, стр. 360-361

Публикации:

  • Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключённых с иностранными государствами, вып. 9, М., 1938 (стр. 45-49).
  • «Внешняя политика СССР. Сборник документов», т. IV. М., 1946. стр. 30-32.

Сомнения Франции в отношении сотрудничества с СССР сказывались на всем процессе складывания советско-французского альянса — с момента подготовки и подписания 2 мая 1935 г. Договора о взаимной помощи до его неоправданно затянувшейся ратификации французской стороной 27 февраля 1936 г.

Ст. 2 договора предусматривала немедленное оказание обеими сторонами помощи той из них, которая подвергнется неспровоцированному нападению третьей державы. При наличии угрозы такого нападения Франция и СССР должны были вступить во взаимные консультации (ст. 1). Договор заключался сроком на пять лет с возможностью его последующего продления.

Обязательства сторон по договору были сформулированы достаточно определенно. Однако их практическая реализация была обставлена множеством оговорок, указывавших на необходимость предварительных консультаций сторон как с Лигой наций, так и со странами-участницами Рейнского гарантийного пакта. Это существенно снижало эффективность договора. Оговорки могли допускать различные интерпретации процедурных вопросов. Все это придавало документу настолько обтекаемую форму, что потребовалось подписать отдельный специальный протокол, в котором стороны обязывались оказывать друг другу помощь независимо от того, какими окажутся рекомендации Лиги наций в связи с возможным конфликтом.

Вследствие этих обстоятельств договор символизировал скорее вынужденный компромисс, чем ясно выраженную волю сторон к сотрудничеству. Вместе с тем, с учетом неудачи попыток создания многостороннего пакта с участием Германии, советско-французский договор приобретал объективно антигерманскую направленность и возвращал Европу к логике взаимно противостоящих коалиций.

Пакт создал общие юридические рамки для будущего сотрудничества. Но его нельзя было наладить без особой конвенции, которая бы регламентировала практические вопросы взаимодействия. Это предполагало проведение переговоров экспертов по линии военных ведомств. Затяжка с ратификацией договора и колебания французского правительства заблокировали создание полноценной структуры военного сотрудничества двух стран. В таком случае договор приобретал отчасти отвлеченно декларативный характер.

Через две недели после подписания советско-французского договора 16 мая 1935 г. в Праге был заключен Договор о взаимопомощи между СССР и Чехословакией. По своей направленности советско-чехословацкий договор полностью соответствовал советско-французскому и косвенно к нему апеллировал. В ст. 2 договора говорилось, что Чехословакия и СССР будут оказывать помощь друг другу, если кто-то из них подвергнется неспровоцированному нападению третьей державы и если такая же помощь будет оказана жертве агрессии Францией. Таким образом, Чехословакия пыталась обезопасить себя не только от германской угрозы, но и от казавшихся ей возможными посягательств на ее суверенитет со стороны самого Советского Союза, что было возможно, если бы СССР ввел в Чехословакию свои войска под видом оказания ей помощи. При этом Чехословакия не имела общей границы с СССР, и ввод советских контингентов на чехословацкую территорию был возможен только при условии их беспрепятственного прохода через Румынию или Польшу, из которых последняя считалась в тот момент потенциальным союзником германии. Что касается помощи Франции, то Чехословакия должна была ее получить в соответствии с подписанным в 1925 г. в Локарно франко-чехословацким гарантийным договором. Однако и с Францией Чехословакия не имела общей границы.

Договоры СССР с Францией и Чехословакией как странами-участницами системы Локарнских соглашений означали косвенное подключение Советского Союза к механизму международно-правовых гарантий европейской стабильности. Однако без взаимного доверия трех стран было невозможно поставить декларированные ими взаимные обязательства на надежную практическую основу. В свою очередь без системы практических мер перекрестные договоры не могли сыграть ту стабилизирующую международную ситуацию роль, которая на них изначально возлагалась.

Рост военной угрозы со стороны фашистской Германии подтолкнул Францию к сближению с Советским Союзом. Активным сторонником этого курса был французский министр иностранных дел Луи Барту.

Человек правых взглядов, бывший сотрудник Клемансо и Пуанкаре, Барту принадлежал к той группе французских политиков, которая видела в возрождении традиционного союза с Россией главную гарантию безопасности Франции против угрозы со стороны Германии.

После выхода из Лиги Наций Германии и Японии СССР по инициативе Барту было предложено вступить в ее состав. В сентябре 1934 г. Советский Союз принял это предложение, заняв место постоянного члена Совета Лиги Наций.

При активном участии Барту был подготовлен проект оборонительного Восточного пакта, гарантировавшего безопасность Франции, СССР, Германии, Польши, Чехословакии и Прибалтийских стран, но Германия и Польша отказались от участия в этом пакте.

Восточный пакт

9 октября 1934 г. в Марселе во время встречи югославского короля, прибывшего с визитом во Францию, король и Барту были убиты хорватскими террористами, но переговоры с Советским Союзом не прекратились. Поскольку Германия и Польша не хотели участвовать в Восточном пакте, французское правительство приняло советское предложение заключить двусторонний договор о взаимной помощи между Францией и СССР.

По условиям этого договора, подписанного в Париже 2 мая 1935 г., Советский Союз и Франция обязались немедленно оказать друг другу помощь и поддержку в случае неспровоцированного нападения со стороны какого-либо европейского государства.

Предполагалось, что такая помощь будет предоставляться в соответствии с рекомендациями Совета Лиги Наций, но если бы Совет не смог достичь единогласия, Франция и СССР все равно должны были выполнить свои обязательства.

Советско-французский договор не был замкнутым военным пактом. Напротив, в его тексте указывалось, что Франция и СССР продолжают считать желательным заключение более широкого регионального пакта, который мог бы его заменить.

16 мая 1935 г. Советский Союз подписал договор о взаимопомощи с союзницей Франции Чехословакией. По настоянию правительства Чехословакии, не желавшего принимать помощи от одного только Советского Союза и тем более, единолично помогать СССР, в советско-чехословацкий договор была внесена существенная оговорка: обязательства о взаимопомощи между СССР и Чехословакией вступали в силу лишь в том случае, если Франция также окажет помощь жертве агрессии.

Вскоре после заключения советско-французского пакта подписавший его министр иностранных дел Франции Пьер Лаваль отправился в Москву, где был принят руководителями Советского государства во главе со Сталиным.

16 мая 1935 г. в печати появилось официальное сообщение о беседах Сталина с Лавалем, в котором, в частности, говорилось, что Сталин высказал «полное понимание и одобрение политики государственной обороны, проводимой Францией в целях поддержания своих вооруженных сил на уровне, соответствующем нуждам ее безопасности».

Это заявление вызвало большое волнение среди французских коммунистов, потому что ФКП с момента своего основания выступала против политики «национальной обороны» и отстаивала лозунг «революционного пораженчества».

Коммунисты не понимали, что в условиях наступления фашизма и растущей угрозы нападения на Францию гитлеровской Германии политика «революционного пораженчества» была на руку нацистам. После выступления Сталина руководство ФКП во главе с Торезом заявило: «Сталин прав».

В буржуазных кругах пакт о взаимопомощи с Советским Союзом вызвал большое недовольство. Сам Лаваль, подписав его, не скрывал, что воспринимает этот договор «как неизбежное зло». Он хотел не только заручиться поддержкой СССР на случай конфликта с Германией, но и предупредить сближение между Германией и Советским Союзом.

Несмотря на настояния СССР, французское правительство отказывалось дополнить договор конкретной военной конвенцией и затягивало его ратификацию. Лишь 27 февраля 1936 г. он был ратифицирован Палатой депутатов, а 12 марта — Сенатом.

Ввод германских войск в Рейнскую зону

Использовав ратификацию советско-французского договора в качестве предлога, гитлеровская Германия 7 марта 1936 г. ввела свои войска в демилитаризованную Рейнскую зону. Тем самым она нарушила положения Версальского договора (а также Локарнских соглашений).

Французское правительство, следуя за Англией, не предприняло никаких действенных мер, хотя в тот момент вооруженные силы Франции превосходили германские.

Оно лишь заявило, что действия Германии являются незаконными, и поставило вопрос об этом в Лиге Наций. Советское правительство предложило Лиге Наций принять коллективные меры против нарушения международных обязательств, но большинство ее членов отказалось применить какие-либо санкции против Германии.

30 января 1933 года рейхсканцлером Веймарской республики был назначен Адольф Гитлер. И года не понадобилось Национал-социалистической немецкой рабочей партии (НСДАП), чтобы полностью захватить власть в Германии. Между зимой и летом в стране произошло несколько важнейших событий, превративших НСДАП в главную политическую силу страны. Благодаря поджогу Рейхстага, в котором были обвинены коммунисты, нацисты опубликовали закон «О защите народа и государства». Принятый позже закон «О чрезвычайных полномочиях» передал в руки имперского правительства законодательную власть. Были запрещены профсоюзы, а чуть позже — Социал-демократическая партия Германии, обвиненная в государственной измене. Наконец, закон «Против образования новых партий» превратил Германию в однопартийное государство.

Германия активно готовилась к войне — даже задачи в школьных учебниках отражали направление мыслей нацистского правительства: «Современный ночной бомбардировщик может нести 1800 зажигательных бомб. Какова длина пути, вдоль которого он может распределить эти бомбы, если он сбрасывает одну бомбу в секунду при скорости 250 км в час? Насколько далеко друг от друга окажутся воронки от взрывов? Сколько километров могут поджечь 10 таких самолетов, если они летят с дистанцией 50 метров друг от друга? Сколько костров получится, если 1/3 бомб достигнет своих целей и 1/3 из них загорится?».

Агрессивные устремления нацистов были очевидны Советскому Союзу. На смену советско-германской дружбе пришла взаимная ненависть: кампания против коммунистов и социалистов говорила сама за себя. Особенную тревогу внушало то, что крупнейшие западноевропейские державы — Великобритания и Франция — взяли курс на сотрудничество с фашистской Италией и нацистской Германий: 15 июля 1933 года был подписан «Пакт согласия и сотрудничества»: четыре державы Европы сформировали содружество, которое должно было заниматься решением международных проблем в Европе, в том числе и задачей противостояния коммунизму. Советские дипломаты справедливо опасались формирования единого антисоветского блока капиталистических государств.

В этих условиях советское правительство взяло курс на заключение договоров о ненападении и взаимопомощи с теми капиталистическими странами, которые считало «неагрессивными». В декабре 1933 года Политбюро ЦК ВКП(б) приняло постановление «Об активизации внешнеполитической деятельности Советского государства в целях предотвращения войны на основе плана коллективной безопасности». Этот курс быстро принес свои плоды: был заключен ряд договоров о ненападении с Латвией, Эстонией, Польшей, Афганистаном и даже двумя державами, участвовавшими в «пакте четырех», — Францией и Италией. Кроме этого, были заключены договоры о дружбе с Турцией и о гарантиях и нейтралитете с Ираном. Однако надежды советского правительства на то, что удастся договориться с Польшей о создании советско-польско-чехословацкого блока, который помешал бы возможной агрессии Германию в отношении одной из стран-участниц, провалился: 26 января 1934 года был подписан договор о ненападении между Германией и Польшей, вошедший в историю как «Пакт Пилсудского — Гитлера».

После этого важно было добиться заключения договора о взаимопомощи хотя бы с Чехословакией. Еще в апреле 1935 года правительства обеих стран начали взаимные контакты по заключению такого договора, но чехословацкое правительство не торопилось с согласием — оно желало, чтобы прежде СССР убедил заключить подобный договор Францию. Президент Чехословакии Эдвард Бенеш считал Советский Союз довольно слабой в военном отношении державой и сомневался, что в случае вторжения Гитлера в Восточную Европу обе страны сумеют ему противостоять. А вот если в дело вступит еще и Франция… Последнюю Бенеш как раз переоценивал. Но, как бы то ни было, советским дипломатам удалось заключить аналогичный договор с Францией, и 16 мая 1935 года советско-чехословацкий пакт о взаимопомощи был наконец подписан Бенешем и советским послом в Чехословакии Сергеем Александровским.

Текст основных статей документа фактически повторял положения советско-французского договора, за исключением 2-й статьи, где была такая формулировка: «Обязательства взаимной помощи будут действовать между ними лишь поскольку при наличии условий, предусмотренных в настоящем договоре, помощь Стороне — жертве нападения будет оказана со стороны Франции». В случае угрозы вторжения обе стороны должны были немедленно начать совместные консультации, при начале прямой агрессии против одной из них — оказывать друг другу военную помощь.

Договор о взаимопомощи с Чехословакией был несомненной победой советской дипломатии. Вместе с советско-французским договором он имел характер тройственного соглашения. Учитывая традиционную французскую германофобию, страх перед немецким военным реваншем, со временем это соглашение могло бы превратиться в основу для системы коллективной безопасности в Европе. Однако этот внешнеполитический успех свели на нет будущие союзники СССР по борьбе с Гитлером, которые пока что не хотели с ним конфликтовать. Увы, советско-чехословацкий договор не спас Чехословакию от расчленения. Когда Гитлер выдвинул права Германии на Судетскую область, советское правительство активно предлагало Великобритании и Франции общими силами защитить Чехословакию. Однако правительства обеих стран Западной Европы посчитали, что от Гитлера удастся «откупиться» небольшим кусочком чужой страны — обе державы демонстративно отказались от услуг Сталина и даже не пригласили советских представителей на Мюнхенское совещание в сентябре 1938 года. Согласие «великих держав» Европы на передачу Судетской области Германии было первым шагом к утрате Чехословакией целостности: в марте 1939 года Германия навязала Чехии и Моравии немецкий протекторат, запретив местные партии и ликвидировав оппозицию. Официальное начало Второй мировой войны неумолимо приближалось, хотя фактически она уже началась.

1935 год начался в Европе внешне тихо и спокойно. Ближайший подручный фашистского фюрера Г. Геринг отправился в конце января на охоту в Беловежскую пущу, где поляки устроили ему теплую встречу. Но это было лишь дипломатическим прикрытием тайных германо-польских переговоров о совместной агрессии против других стран. Накануне визита Геринг, ссылаясь на Гитлера, заявил польскому послу в Берлине Ю. Липскому, что в Берлине готовы на дальнейшее сотрудничество с Польшей. Он заявил, что Германия «в каком-то направлении должна в будущем искать экспансии. Эту экспансию Германия с согласия Польши может найти на востоке, установив район интересов для Польши на Украине, для Германии же — на северо-востоке». Геринг упомянул, что «если речь идет о Литве, то и здесь могло бы быть некоторое округление в пользу Польши», Вышеизложенные принципы, сказал он, могли бы иметь форму «либо тайного письменного договора, либо устного соглашения» .

Во время охоты в разговоре с польскими генералами Геринг предложил «совместный поход на Москву». Он согласился, чтобы объединенными польско-германскими войсками в случае нападения на СССР командовал Ю. Пилсудский. Геринг предложил разделить захваченные области между Германией и Польшей: «Украина была бы сферой влияния Польши, тогда как северо-запад России достался бы Германии». Эти же вопросы обсуждались затем и в беседе с Пилсудским .

Правители Польши, встав на путь сотрудничества с германскими фашистами, с готовностью внимали таким речам. Их позиция иногда получала и публичное выражение. То и дело в буржуазной польской печати появлялись различные антисоветские клеветнические материалы. В начале 1935 года в Польше вышла книга уже упоминавшегося В. Студницкого «Политическая система Европы и Польша». В ней излагались планы совместной агрессивной войны Польши, Германии, Японии и Финляндии против СССР с целью его расчленения, «ампутации» его территорий «на западе, юге и востоке». Автор книги писал, что «вместе с Германией Польша могла бы пойти на украинский эксперимент». Кроме Украины эти державы могли бы «оторвать от России Крым.., Карелию, Закавказье и Туркестан». Предусматривалось также, что «Дальний Восток вплоть до озера Байкал должен отойти Японии» .

Совершенно очевидно, что рассчитывать на участие не только Германии, но и Польши в Восточном пакте было невозможно.

В октябре 1934 года был убит активный сторонник Восточного пакта Луи Барту. Новым министром иностранных дел Франции стал П. Лаваль, который внес коренные изменения во внешнеполитический курс страны, считая своей главной задачей достижение взаимопонимания с Германией. П. Лаваль уже на похоронах Л. Барту сказал министру иностранных дел Чехословакии Э. Бенешу, что не следует спешить со сближением с СССР, так как важнее достичь соглашения с Германией . Французский министр заявил, что «из всех политических деятелей Франции он, Лаваль, больше всех сделал для сближения с немцами» и что он «готов договориться с Германией» . Не случайно французского министра иностранных дел окрестили «лавирующим Лавалем».

Важнейшей задачей советской дипломатии стало предотвращение германо-французской сделки, в результате которой за обязательство не нападать на Францию нацисты получили бы свободу действий на Востоке. В случае, если бы был заключен Восточный пакт, он явился бы и некоторой гарантией против антисоветского сговора Франции с Германией. Но скорого подписания пакта не предвиделось, и было решено предложить французскому правительству подписать соглашение «об обоюдном обязательстве СССР и Франции не заключать никаких политических соглашений с Германией без предварительного взаимного извещения, а также о взаимном информировании о всякого рода политических переговорах с Германией» .

Советскому правительству удалось добиться подписания 5 декабря 1934 г. советско-французского протокола. Оба правительства обязывались не вступать в переговоры, которые могли бы нанести ущерб подготовке и заключению Восточного пакта. Через несколько дней к советско-французскому протоколу присоединилась Чехословакия.

13 марта 1935 г. германское правительство заявило, что оно не намерено больше соблюдать условия Версальского договора, запрещающего ему создавать военную авиацию. 16 марта в Германии был опубликован декрет о введении всеобщей воинской повинности. Эти меры германского правительства были не только серьезным нарушением Версальского мирного договора, но и открытой подготовкой к новой войне. Газета «Известия» отмечала, что, согласно планам гитлеровцев, «бронированный кулак Германии должен иметь неограниченную возможность опуститься на ту жертву, которую выберет германский империализм» .

После того как из заявлений германского правительства в марте 1935 года окончательно стало известно об отрицательной позиции Германии в отношении проекта Восточного пакта, Советское правительство 29 марта предложило заключить трехсторонний советско-франко-чехословацкий договор о взаимопомощи . В Париже высказались, однако, за заключение двусторонних советско-французского и советско-чехословацкого договоров.

Расхождения между этими вариантами сводились к тому, что французское предложение предусматривало отдельные обязательства Франции и СССР перед Чехословакией, а советское предложение — совместные обязательства двух держав. Для Чехословакии совместная гарантия двух крупнейших держав Европы была бы более существенной. Трехсторонний договор был предпочтительнее для Чехословакии и в связи с тем, что она не была бы обязана в одностороннем порядке оказывать помощь СССР в случае нападения на него, если бы такую помощь Советскому Союзу не оказывала Франция. А заключать договор о взаимной помощи с СССР без такой оговорки Чехословакия не считала возможным. Не менее существенное значение аналогичное соображение имело и для СССР, который также был заинтересован в том, чтобы не оказаться в условиях, когда он будет связан договорным обязательством об оказании помощи Чехословакии, не имея гарантий в том, что на помощь ей придет и Франция.

Однако французское правительство не захотело брать на себя обязательство согласовывать свою позицию по вопросу об оказании помощи Чехословакии с Советским Союзом. Оно стремилось сохранить себе полную свободу в решении вопроса о том, оказывать помощь Чехословакии или нет.

ЦК ВКП(б) и Советское правительство считали наиболее целесообразным все же заключение в той или иной форме Восточного пакта. 2 апреля 1935 г. НКИД информировал полпреда во Франции, что, согласно решению ЦК ВКП(б), позиция СССР «состоит в том, чтобы иметь пакт о взаимопомощи на Востоке с участием Германии и Польши, а если Германия отказывается, то с участием хотя бы Польши, в случае же несогласия и Польши, то с Францией, Чехословакией и Прибалтийскими странами… Что касается нового предложения Лаваля о двусторонних пактах о взаимопомощи, то нам неясно, что это может нам дать», так что это предстоит еще выяснить .

Советский Союз по-прежнему придавал важнейшее значение тому, чтобы Восточный пакт гарантировал помощь и Прибалтийским государствам. Рассматривая этот вопрос, НКИД писал, что «оккупация Германией этих стран была бы началом наступления на СССР». Поэтому Франция должна оказать Советскому Союзу помощь немедленно по переходе германскими военными силами своей восточной границы. Если бы Прибалтийские страны остались без гарантий Франции и других участников Восточного пакта и Советский Союз хотел бы прийти «на помощь этим странам, — отмечал НКИД, — то при дальнейшем развитии военных операций и наступления Германии на наши границы мы уже лишились бы и французской помощи, поскольку мы сами первые начали бы войну с Германией для защиты Прибалтики. В этой области нам предстоит, очевидно, большой спор с Францией и Англией» .

6 апреля советский полпред в Париже В.П. Потемкин сделал министру иностранных дел Франции соответствующее заявление. Однако французское правительство не поддержало советского предложения о заключении Восточного пакта без Германии и Польши. Кроме того, П. Лаваль заявил в беседе с советским полпредом, что Франция никогда не соглашалась гарантировать помощь Прибалтийским государствам. Поэтому остается возможность заключить лишь двусторонние соглашения. 9 апреля французское правительство официально заявило о готовности Франции заключить с СССР договор о взаимопомощи .

Учитывая продолжавшееся обострение международной обстановки и невозможность договориться о заключении более широкого соглашения, Советское правительство решило подписать двусторонний советско-французский договор о взаимопомощи. 10 апреля советский полпред во Франции В.П. Потемкин получил из Москвы соответствующие указания. В них предусматривалась, в частности, необходимость включения в договор условия об оказании СССР и Францией в случае агрессии немедленной взаимной помощи, не дожидаясь решения Совета Лиги наций .

В середине апреля 1935 года в Женеве состоялись переговоры М.М. Литвинова с П. Лавалем, во время которых был выработан проект договора. Однако эти переговоры показали, что полагаться на Лаваля невозможно. Он оставался верным себе. Его стремление к соглашению с гитлеровцами было очевидным. Литвинов отмечал, что Лаваль был бы рад, если бы советско-французский пакт «был сорван без того, чтобы в этом можно было упрекать его лично». «Но и сам Лаваль не хотел бы прекратить переговоры и отказаться от пакта, пока не видно очертаний какого-либо сговора с Германией. Лучше всего для Лаваля было бы тянуть переговоры в надежде, что при помощи Англии Германия сделает Франции какие-нибудь заманчивые предложения». После переговоров с Лавалем Литвинов пришел к заключению, что «не следует возлагать на пакт серьезных надежд в смысле действительной военной помощи в случае войны. Наша безопасность по-прежнему останется исключительно в руках Красной Армии. Пакт для нас имеет преимущественно политическое значение, уменьшая шансы войны как со стороны Германии, так и Польши и Японии .

2 мая 1935 г. в Париже состоялось подписание договора о взаимной помощи между СССР и Францией. В преамбуле договора указывалось, что он заключен в целях укрепления мира в Европе и повышения эффективности Лиги наций в деле обеспечения безопасности, территориальной целостности и политической независимости государств. В случае опасности агрессии против СССР или Франции они обязались консультироваться, а в случае нападения со стороны какого-либо европейского государства — оказывать друг другу немедленную помощь. В протоколе подписания договора уточнялось, что договаривающиеся стороны обязаны оказывать помощь друг другу после вынесения соответствующей рекомендации Совета Лиги наций; если Совет все же не вынесет никакой рекомендации, то обязательство в отношении помощи тем не менее будет выполнено. Договор был заключен на пятилетний срок. Оба правительства заявляли в протоколе подписания о том, что считают желательным заключение регионального соглашения, содержащего условия взаимной помощи, которое заменило бы собой советско-французский договор .

Заключение советско-французского договора о взаимопомощи явилось крупнейшим событием международной жизни, свидетельствовавшим о существенных изменениях в расстановке сил в Европе. Договор высоко оценивался всеми, кто был заинтересован в сохранении мира, предотвращении войны.

Это было новым крупным достижением советской внешней политики. Достаточно напомнить, что Советской стране пришлось сначала отражать иностранную интервенцию, причем в то время наиболее враждебную по отношению к ней позицию занимал именно французский империализм; советской дипломатии пришлось приложить немало усилий, чтобы добиться дипломатического признания СССР капиталистическими странами; лишь в начале 30-х годов Франция согласилась заключить с Советским Союзом договор о ненападении, то есть отказалась от планов возобновления вооруженной интервенции. Теперь же по инициативе Франции между двумя странами был заключен договор о взаимопомощи.

Советско-французский и советско-чехословацкий договоры о взаимной помощи могли бы стать крупным фактором мира и безопасности в Европе. Для этого требовалось, однако, чтобы все участники договоров добросовестно относились к взятым на себя обязательствам. Эти договоры могли стать также ядром для сплочения вокруг СССР, Франции и Чехословакии других европейских стран, которым угрожала гитлеровская агрессия. Но тогдашнее французское правительство во главе с П. Лавалем не думало об искреннем сотрудничестве с СССР. Главная цель Лаваля по-прежнему заключалась в том, чтобы договориться с Германией. Не будучи в состоянии уклониться от подписания договора с Советским Союзом, чего требовали самые широкие слои французского народа, Лаваль смотрел на него прежде всего как на средство воздействия на Германию, с тем чтобы она согласилась на заключение полюбовного соглашения с Францией. Лаваль говорил, что он подписывает пакт с СССР для того, чтобы иметь больше козырей, когда будет договариваться с Берлином .

В то же время Лаваль опасался, как бы СССР, зная о стремлении английских и французских реакционных кругов прийти к взаимопониманию с фашистским рейхом, также не счел необходимым принять меры к нормализации отношений с Германией. Стремление предотвратить восстановление Рапалло было одной из важнейших причин того, что Лаваль не решился на срыв переговоров с СССР и согласился на подписание договора .

Лаваль неоднократно заявлял, что не намерен превращать пакт с СССР в действительно эффективное соглашение, то есть не собирается дополнять его военной конвенцией. Например, он заверял немецких дипломатов, что не имеет в виду превращать пакт с СССР «в более тесный союз» . Во время встречи с Герингом во второй половине мая 1935 года Лаваль заверял его, что он делает все, чтобы уменьшить значение договора с СССР .

Хотя положение Чехословакии было особенно опасным, ее правящие круги также придавали договору лишь ограниченное значение. В информационном письме чехословацким посланникам за границей Э. Бенеш, разъясняя позицию правительства по вопросу о договоре с Советским Союзом, писал, что если Россия опять будет отстранена от участия в европейских делах, как это было на Генуэзской конференции 1922 года, то это может снова автоматически повлечь за собой германо-русское сближение. Поэтому необходимо, чтобы сохранялось сотрудничество с Россией и она не была оставлена в стороне . Накануне подписания договора Бенеш доказывал английскому посланнику в Праге, что договор ничего не меняет в положении в Европе, но он будет держать Германию и Россию дальше Друг от друга .

Вопрос о Восточном пакте после заключения советско-французского и советско-чехословацкого договоров стоял уже в другом плане. Советское правительство считало, что в качестве дополнения к этим договорам определенный смысл имел бы и более ограниченный по содержанию многосторонний договор, в котором согласилась бы принять участие и Германия. 16 мая 1935 г. правительства СССР и Франции выдвинули предложение о заключении Восточного пакта, содержащего обязательства о ненападении, консультациях и неоказании помощи агрессору. Советское правительство сообщило правительству Франции, что оно считает желательным, чтобы в договоре приняли участие СССР, Франция, Польша, Германия, Чехословакия и те из Прибалтийских стран, которые этого пожелают .

Французское правительство передало правительству Германии меморандум, в котором предлагало заключить Восточный пакт на основе изложенных условий .

Однако вскоре вновь проявилось коварство П. Лаваля. 25 июня 1935 г. французский посол в Берлине А. Франсуа-Понсе во время встречи со статс-секретарем МИД Германии Б. Бюловым заявил ему, что в случае подписания Восточного пакта, даже без условий о взаимной помощи, советско-французский договор «прекратил бы существование» . Во время беседы с германским послом в Париже Р. фон Кестером 27 июля Лаваль, в свою очередь, сказал, что придает важнейшее значение достижению франко-германской договоренности и готов идти ради этого на определенные уступки. Особо он подчеркнул единство взглядов двух стран по вопросу о борьбе с большевизмом. Отметив, что франко-советский договор заключен всего на пять лет, Лаваль подчеркнул нежелание Франции надолго связывать себя с СССР. Он заявил, что если бы Германия согласилась на сотрудничество и взяла на себя путем заключения многостороннего пакта обязательства о ненападении на его участников, то Франция «вернула бы России ее бумагу» , то есть аннулировала бы договор с СССР.

Итак, французская дипломатия буквально на второй день после подписания советско-французского договора начала переговоры с гитлеровцами, суть которых заключалась в том, что в случае достижения соглашения с Германией Франция готова была предать своего союзника и отречься от только что заключенного с СССР договора.

Однако германское правительство решило отклонить Восточный пакт и в новом виде. Оно лицемерно заявило, что в результате заключения франко-советского договора подписание пакта стало невозможным.

Заключить Восточный пакт не удалось. В срыве планов заключения пакта, бесспорно, главную роль сыграла гитлеровская Германия. Она не только сама отказалась принять в нем участие, но оказывала также давление на других возможных участников пакта. И все же если бы правительства всех других стран, которые предполагалось привлечь к участию в пакте, действительно проявили дальновидность и заботу о безопасности своих стран, то они должны были бы пойти на подписание пакта и без участия Германии. Большая вина за срыв переговоров о Восточном пакте в этой связи ложится на правящие круги Польши.

1.

Возникновение третьего очага войны и дальнейшее наступление поджигателей войны (1935-1936 гг.) / Франко-советский пакт о взаимопомощи (4 мая 1935 г.).

После Стрезы и чрезвычайной апрельской сессии Совета Лиги наций оживились переговоры о заключении франко-советского пакта. Демократические круги Франции все настойчивее высказывались за скорейшее заключение договора. Это вынуждало Лаваля проявить большую активность в переговорах с Москвой. Разумеется, у него были и свои скрытые соображения. Лаваль считал, что успешно договорился с Муссолини. С другой стороны, и Гитлер как будто не возражал против заключения двусторонних пактов между будущими участниками общего договора о ненападении. Более того, по расчётам Лаваля, заключение франко-советского пакта должно было повысить международный удельный вес Франции и побудить Германию договариваться с ней на более выгодных для французской дипломатии условиях. А к соглашению с Германией Лаваль стремился упорно и последовательно. Де Бринон непрерывно сновал между Парижем и Берлином. В кругах, близких к французскому министру иностранных дел, уже во второй половине апреля 1935 г. проговаривались, что Лаваль заручился согласием Гитлера на «тур вальса с СССР». Дипломатические сотрудники Лаваля, которые вели переговоры с советским посольством в Париже, всячески старались придать будущему франко-советскому пакту чисто формальный характер; для этого они стремились устранить из него всё то, что могло сообщить ему силу действенного инструмента мира. В частности порядок решения вопроса об оказании помощи стороне, подвергшейся нападению агрессора, юристы Кэ д»Орсэ во что бы то ни стало хотели подчинить сложной процедуре согласования с Советом Лиги наций. Советская дипломатия отнюдь не помышляла противопоставлять франко-советский пакт уставу Лиги наций. В основу пакта она стремилась положить те статьи устава, которые предусматривали незамедлительное оказание взаимной помощи в случае акта агрессии, направленного против одной из договаривающихся сторон. В конце концов советской дипломатии удалось склонить французов к принятию соответствующих формулировок договора. Статья 3 договора гласила: «Принимая во внимание, что согласно статье 16 устава Лиги наций каждый член Лиги, прибегающий к войне вопреки обязательствам, принятым в статьях 12, 13 или 15 устава, тем самым рассматривается как совершивший акт войны против всех других членов Лиги, СССР и Франция взаимно обязуются, в случае если одна из них явится в этих условиях и несмотря на искренние мирные намерения обеих стран предметом невызванного нападения со стороны какого-либо европейского государства, оказать друг другу немедленно помощь и поддержку, действуя применительно к статье 16 устава».

Точный смысл приведённой статьи 3 договора разъяснялся в протоколе подписания договора 2 мая 1935г. Пункт 1 этого протокола гласил:

«Условлено, что следствием статьи 3 является обязательство каждой договаривающейся стороны оказать немедленно помощь другой, сообразуясь безотлагательно с рекомендациями Совета Лиги наций, как только они будут вынесены в силу статьи 16 устава. Условлено также, что обе договаривающиеся стороны будут действовать согласно, дабы достичь того, чтобы Совет вынес свои рекомендации со всей скоростью, которой потребуют обстоятельства, и что если, несмотря на это, Совет не вынесет по той или иной причине» никакой рекомендации или если он не достигнет единогласия, то обязательство помощи, тем не менее, будет выполнено».

Приведённые формулировки статьи 3 франко-советского договора и пункта 1 протокола его подписания оценивались передовыми представителями международной дипломатии крупный успех советских дипломатов. Указывалось, между прочим, что франко-советский договор и приложенный к нему протокол подписания устанавливают важный международный прецедент: отныне отсутствие рекомендаций Совета Лиги по вопросу о действиях против агрессора не должно будет служить препятствием для выполнения сторонами обязательств взаимной помощи.

Всё же французская дипломатия постаралась внести в договор с Советским Союзом некоторые оговорки ограничительного характера.

Статья 1 франко-советского договора подчёркивала, что действие пакта о взаимопомощи между СССР и Францией распространяется лишь на те случаи, когда одна из договаривающихся сторон явится «предметом угроз или опасности нападения со стороны какого-нибудь европейского государства». Формулировкой этой статьи французская дипломатия стремилась предупредить возможность вовлечения Франции в вооружённые конфликты, которые могли бы возникнуть, например, между Советским Союзом и Японией на Дальнем Востоке. Чтобы ещё более обеспечить Францию от каких-либо осложнений, могущих произойти в результате франко-советского договора о взаимопомощи, французская дипломатия настояла на внесении в § 2 протокола дополнительной оговорки. Оговорка эта гласила, что обязательства, предусмотренные договором, «не могут иметь такого применения, которое, будучи несовместимым с договорными обязательствами, принятыми одной из договаривающихся сторон,. подвергло бы эту последнюю санкциям международного характера».

Советская дипломатия не возражала против таких оговорок, хотя они и свидетельствовали о преувеличенной осторожности, чтобы не сказать боязливости, французского правительства. Со своей стороны, отнюдь не желая закрывать путь к мирному соглашению с агрессивными государствами, если бы они отказались от агрессии, советская дипломатия поддержала внесение в протокол соответствующей формулировки. Параграф 4 протокола гласил, что «переговоры, результатом которых явилось подписание настоящего договора, были начаты первоначально в целях дополнения соглашения о безопасности, охватывающего страны северо-востока Европы, а именно СССР, Германию, Чехословакию, Польшу и соседние с СССР балтийские государства». Поэтому наряду с данным договором «должен был быть заключён договор о помощи между СССР, Францией и Германией, в котором каждое из этих трёх государств должно было обязаться к оказанию поддержки тому из них, которое явилось бы предметом нападения со стороны одного из этих трёх государств».

При всей нерешительности французского правительства, сказавшейся в приведённых выше ограничительных формулировках франко-советского пакта, этот договор между СССР и Францией мог получить в дальнейшем весьма серьёзное международное значение. Так и оценивало этот дипломатический акт общественное мнение всего мира.

Всем было известно, что заключению франко-советского пакта оказали некоторое содействие и представители стран Малой Антанты. Бенеш со стороны Чехословакии, Титу-леску — Румынии видели в договоре между Францией и Советским Союзом одну из самых действительных гарантий безопасности для их собственных государств. Поэтому оба эти дипломата настойчиво убеждали французское правительство в необходимости скорейшего завершения переговоров с советским правительством.

2 мая 1935 г. в Париже был подписан договор о взаимопомощи между Советским Союзом и Францией. Вскоре после этого Лаваль решился, наконец, и на поездку в Москву. Однако перед самым отъездом он принял германского посла в Париже. Его он постарался заверить, что франко-советский договор отнюдь не исключает возможности франко-германского сближения. Более того, в любой момент можно будет пожертвовать договором с Советским Союзом, если это понадобится для полного и окончательного соглашения с Германией. Французский посол в Берлине Франсуа Понсэ получил от Лаваля директиву явиться к Гитлеру и подробно ознакомить его с вышеизложенной позицией Лаваля.

Визит Лаваля в Москву состоялся 13 — 15 мая 1935г. Французский министр иностранных дел был принят товарищами Сталиным и Молотовым. В результате обмена мнений было опубликовано франко-советское коммюнике. В нём подтверждалось, что дипломатические усилия обеих стран «с полной очевидностью направляются к одной существенной цели — к поддержанию мира путём организации коллективной безопасности». Особо было отмечено, что «товарищ Сталин высказал полное понимание и одобрение политики государственной обороны, проводимой Францией в целях поддержания своих вооружённых сил на уровне, соответствующем нуждам её безопасности».

«Представители обоих государств, — гласило советско-французское коммюнике, — установили, что заключение договора о взаимной помощи между СССР и Францией отнюдь не уменьшило значения безотлагательного осуществления регионального восточноевропейского пакта в составе ранее намечавшихся государств и содержащего обязательства ненападения, консультации и неоказания помощи агрессору. Оба правительства решили продолжать свои совместные усилия по изысканию наиболее соответствующих этой цели дипломатических путей».

Советско-французский договор о взаимной помощи стал основой политики «коллективной безопасности», проводившейся СССР в 1933-1939 гг. и направленной против угрозы агрессии нацисткой Германии и её союзников. Договор предусматривал взаимную помощь на тот случай, если одна из договаривающихся сторон станет объектом агрессии со стороны третьего государства. Замыслы советских руководителей и части политических лидеров Франции, Чехословакии и других стран Европы создать целостную систему коллективной безопасности не удались — прежде всего из-за политики умиротворения агрессора, проводившейся Великобританией и Францией. Франция не выполнила своих обязательств по защите Чехословакии в 1938 г., после чего СССР стал искать возможность сменить ненадежных партнеров, что вело к советско-германскому сближению в 1939 г.

Советско-французский договор 1935 г. стал вершиной политики СССР, направленной на создание системы коллективной безопасности.

В 20-е годы СССР, хотя и был признан рядом европейских государств, но все же оставался «изгоем» системы международных отношений, заложенной в 1919 г. Версальским договором, подводившим итоги Первой мировой войны. СССР не входил в Лигу наций и был оплотом Коминтерна, грозившего мировой революцией капиталистическим странам. Но после прихода нацистов к власти в Германии в 1933 г. и возникновения здесь очага военной опасности, политика советского руководства начинает меняться. В качестве альтернативы политике советско-германского сближения, проводившейся в 20-е годы, было решено искать дружбы с Францией. Это соответствовало и намерениям французских правящих кругов, также заинтересованных в создании противовеса гитлеровской Германии. Сторонником сближения с СССР против Германии был министр иностранных дел Франции Луи Барту.

20 октября 1933 г. Германия вышла из Лиги наций, бросив тем самым вызов гарантам Версальского договора Франции и Великобритании.

В ноябре 1933 г. Политбюро ЦК ВКП(б) приняло принципиальное решение о переориентации внешней политики с Германии на Францию. 11 января 1934 г. было подписано советско-французское торговое соглашение, а 16 февраля — советско-британское. СССР был готов вступить в Лигу наций, которая раньше рассматривалась Москвой как штаб мирового империализма. Теперь Советский Союз хотел стать лояльным членом мирового сообщества. 19 декабря 1933 г. Политбюро окончательно приняло решение о готовности вступить в Лигу наций (при условии, что арбитраж Лиги может касаться только тех обязательств, которые СССР принял после вступления в нее, а не старых споров, таких как Бессарабия). СССР предложил и другие оговорки, которые были проигнорированы странами Лиги.

18 сентября 1934 г. СССР все же вступил в эту организацию, «чтобы, в рамках Лиги наций, заключить региональное соглашение о взаимной защите от агрессии со стороны Германии». После этого Барту сказал: «Моя главная задача достигнута — правительство СССР теперь будет сотрудничать с Европой».

«Окружение» Германии сначала предполагалось вести не жестко, предложив заключить «Восточный пакт» по образцу соглашения в Локарно 1925 г., гарантировавшее западные границы Германии. Теперь немцам предлагалось также гарантировать неизменность восточных границ своего государства, определенных в Версале в 1919 г. По плану французской дипломатии «восточное Локарно» должны были подписать Германия, СССР, Чехословакия, Польша и государства Прибалтики. При этом Франция и СССР должны были заключить отдельную конвенцию, которая также гарантировала «Восточный пакт» и Локарно. Но Франция не была восточноевропейским государством. Поэтому возникла идея двух раздельных договоров — советско-французского и «Восточного». Нарком иностранных дел СССР Максим Литвинов предлагал объединить две эти схемы, убеждая Барту, что нужен «Восточный пакт» с участием Франции, но без Германии. Литвинов не верил, что Гитлер согласится подписать этот пакт.

Действительно, идея «Восточного пакта» была чужда Гитлеру — он планирован вернуть для начала территории, отторгнутые от Германии после Первой мировой войны, а также Австрию, население которой говорило по-немецки. Барту пытался убедить британских коллег, у которых сложились более теплые отношения с немцами, присоединиться к пакту. Но Великобритания не желала вступать в союзы с участием СССР. Барту, ссылаясь на недавний прецедент, угрожал договориться на союз с Россией без Великобритании и Германии: «В далеком прошлом республиканская Франция заключила договор с царской Россией, хотя их режимы очень отличались друг от друга. География, однако, определяла историю, и возник франко-русский союз».

К осени 1934 г. стало окончательно ясно, что Германия не намерена участвовать в Восточном пакте. На повестку дня встал вопрос о заключении договора о коллективной безопасности между СССР, Францией и ее восточноевропейскими союзниками. Новая редакция «Восточного пакта» носила открыто антигерманскую направленность. Но между странами-участницами возникли разногласия. Польша, желавшая сохранить сотрудничество с Францией, не хотела оказаться в союзе с СССР, неофициально имевшим к ней территориальные претензии. 26 января 1934 г. Польша заключает с Германией пакт о ненападении, решив, что безопаснее дружить с Германией, чем с Советским Союзом. Участие в пакте Румынии не устраивало СССР, открыто претендовавший на возвращение Бессарабии.

Барту предпринимал огромные усилия, чтобы как-то разрешить эти проблемы. В резерве у него оставался вариант «Балканской Антанты» — союза Югославии, Румынии, Греции и Турции. Но все эти государства, заключившие между собой союз, не желали заключать пакт с СССР, так как были настроены антикоммунистически.

9 октября 1934 г. в Париж прибыл король Югославии Александр, уже много лет пытавшийся сплотить сербов, хорватов, словенцев и македонцев в единую нацию. Когда Барту, встречавший Александра, ехал с ним в открытой машине, в процессию стрелял македонский террорист, погибли оба государственных деятеля.

Новый французский министр иностранных дел Пьер Лаваль был гораздо меньшим энтузиастом борьбы против Германии, чем его предшественник. Через пять лет Франция будет разгромлена Германией, и Лаваль возглавит марионеточное пронацистское правительство. В 1945 г. его казнят как коллаборациониста. В 1935 г. Лаваль действовал по инерции, продолжая политику Барту, постоянно оглядываясь на Великобританию, которая отрицательно относилась к военному союзу с СССР. Со стороны СССР на французского министра «давил» советский полпред Владимир Потёмкин — будущий первый заместитель наркома иностранных дел.

Проект «Восточного пакта» не реализовался. СССР и Франция решили оформить договорами то, что осталось от него: треугольник СССР-Франция-Чехословакия. Чехословакия оказалась в «треугольнике» как союзник Франции — к СССР в Праге питали чувства опасения, но он был далеко, а Германия — несла непосредственную угрозу.

2 мая 1935 г. был заключен пакт о взаимопомощи между СССР и Францией, а 16 мая — между СССР и Чехословакией. Пакты предусматривали помощь трех стран друг другу в случае, если одна из сторон окажется жертвой агрессии. Помощь эта должна была оказываться после соблюдения процедуры переговоров, в полном соответствии с уставом Лиги наций (что еще раз подчеркивало важную роль этой организации, также призванной поддерживать безопасность в Европе).

Но советские руководители опасались, что Франция может спровоцировать советско-германский конфликт и остаться в стороне, направив германскую агрессию на восток. СССР обещал помощь Чехословакии только в том случае, если она будет оказана и со стороны Франции. Французская сторона специально оговорила, что СССР не получит помощи в случае, если союз с СССР будет противоречить обязательствам Франции в отношении восточноевропейских соседей СССР. То есть союз был направлен исключительно против Германии. Механизм консультаций был призван также оказать воздействие на принятие решений в Лиге наций, то есть воздействовать на Великобританию и Италию.

Пакт должен был иметь своим логическим продолжением создание более широкой системы безопасности. В противном случае он мог вступить в действие только в случае германо-чехословацкого конфликта, при нападении Германии на территорию Чехословакии (о нападении Германии на Францию в 1935 г. не могло идти и речи). Но П. Лаваль и последующие лидеры Франции не были заинтересованы в расширении системы коллективной безопасности, так что истинным испытанием для пакта стал именно Судетский кризис 1938 г.

Германия настаивала на присоединении принадлежащей Чехословакии Судетской области, потому что она была населена преимущественно немцами. Эта аннексия противоречила международному праву, которое обязались защищать члены Лиги наций. Франция предпочла отказаться от выполнения своих союзнических обязательств перед Чехословакией, что в значительной степени предопределило Мюнхенский сговор великих держав за её счет. Чехословакия, оставшись без поддержки Франции, капитулировала, не дав Советскому Союзу повода вмешаться в европейский конфликт. Это определило скептическую позицию СССР на англо-франко-советских переговорах 1939 г., когда не был использован последний до начала войны шанс создать антигитлеровскую коалицию с участием СССР. Сталин не доверял Франции и Великобритании и обдумывал возможность вернуться к сотрудничеству с Германией. После заключения германо-советского пакта 23 августа 1939 г. положения советско-французского пакта 1935 г. безнадежно устарели.

Центральный Исполнительный Комитет Союза Советских Социалистических Республик и президент Французской Республики,

воодушевленные желанием укрепить мир в Европе и гарантировать его благо для своих стран, обеспечив более полным образом точное применение положений устава Лиги наций, направленных к поддержанию национальной безопасности, территориальной целостности и политической независимости государств,

решив посвятить свои усилия подготовке к заключению европейского соглашения, преследующего эту цель, и, впредь до этого, способствовать насколько это от них зависит эффективному применению положений устава Лиги Наций,
решили заключить договор с этой целью и назначили своими уполномоченными:

Центральный Исполнительный Комитет Союза Советских Социалистических Республик:

г. Владимира Потемкина, Члена Центрального Исполнительного Комитета, Чрезвычайного и Полномочного Посла при Президенте Французской Республики,

Президент Французской Республики:

г. Пьера Лаваля, Сенатора, Министра Иностранных Дел,

которые после обмена своими полномочиями, признанными находящимися в должной форме и надлежащем порядке, условились о следующих постановлениях:

Статья 1.

В случае, если СССР или Франция явилась бы предметом угрозы или опасности нападения со стороны какого-либо европейского государства, Франция и соответственно СССР обязуются приступить обоюдно к немедленной консультации в целях принятия мер для соблюдения постановлений статьи 10 статута Лиги Наций.

Статья 2.

В случае, если в условиях, предусмотренных в статье 15, параграф 7 статута Лиги Наций, СССР или Франция явилась бы, несмотря на искренние мирные намерения обеих стран, предметом невызванного нападения со стороны какого-либо европейского государства, Франция и взаимно СССР окажут друг другу немедленно помощь и поддержку.

Статья 3.

Принимая во внимание, что согласно статье 16 статута Лиги Наций, каждый член Лиги, прибегающий к войне вопреки обязательствам, принятым в статьях 12, 13, или 15 статута, тем самым рассматривается как совершивший акт войны против всех других членов Лиги, СССР и взаимно Франция обязуются в случае, если одна из них явится, в этих условиях, и, несмотря на искренние мирные намерения обеих стран, предметом невызванного нападения со стороны какого-либо европейского государства, оказать друг другу немедленно помощь и поддержку, действуя применительно к статье 16 статута.

То же обязательство принято на случай, если СССР или Франция явится предметом нападения со стороны европейского государства в условиях, предусмотренных в параграфах 1 и 3 статьи 17 статута Лиги наций.

Статья 4.

Так как обязательства, установленные выше, соответствуют обязанностям Высоких Договаривающихся Сторон, как Членов Лиги Наций, то ничто в настоящем Договоре не будет толковаться, как ограничение задачи этой последней принимать меры, способные эффективно ограждать всеобщий мир, или как ограничение обязанностей, вытекающих для Высоких Договаривающихся Сторон из статута Лиги Наций.

Статья 5.

Настоящий Договор, коего русский и французский тексты будут иметь одинаковую силу, будет ратификован и ратификационные грамоты будут обменены в Москве, как только это будет возможно. Он будет зарегистрирован в Секретариате Лиги Наций.

Он вступит в силу с момента обмена ратификациями и будет оставаться в силе в течение пяти лет. Если он не будет денонсирован одной из Высоких Договаривающихся Сторон с предупреждением по крайней мере за один год до истечения этого периода, то он остается в силе без ограничения срока, при чем каждая из Высоких Договаривающихся Сторон будет иметь возможность прекратить его действие путем заявления об этом с предупреждением за один год.

В удостоверение чего уполномоченные подписали настоящий Договор и приложили к нему свои печати.

Совершено в Париже, в двух экземплярах.

ПРОТОКОЛ ПОДПИСАНИЯ.

В момент подписания советско-французского Договора взаимной помощи от сего числа, Уполномоченные подписали нижеследующий протокол, каковой будет включен в обмениваемые ратификационные грамоты Договора.

Установлено, что следствием статьи 3 является обязательство каждой Договаривающейся Стороны оказать немедленную помощь другой, сообразуясь безотлагательно с рекомендациями Совета Лиги Наций, как только они будут вынесены в силу статьи 16 статута. Условлено также, что обе Договаривающиеся Стороны будут действовать согласно, дабы достичь того, что Совет вынес свои рекомендации со всей скоростью, которой потребуют обстоятельства, и что, если, несмотря на это, Совет не вынесет, по той или иной причине, никакой рекомендации, и если он не достигнет единогласия, то обязательство помощи тем не менее будет выполнено. Условлено также, что обязательства помощи, предусмотренные в настоящем Договоре, относятся лишь к случаю нападения, совершенного на собственную территорию той или другой Договаривающейся Стороны.

Так как общее намерение обоих правительств состоит в том, чтобы ни в чем не нарушать, настоящим Договором, обязательств, принятых ранее СССР и Францией по отношению к третьим государствам, в силу опубликованных договоров, то условлено, что постановления упомянутого Договора не могут иметь такого применения, которое, будучи несовместимым с договорными обязательствами, принятыми одной из Договаривающихся Сторон, подвергло бы эту последнюю санкциям международного характера.

III.

Оба правительства, считая желательным заключение регионального соглашения, целью которого явилась бы организация безопасности договаривающихся государств и которое вместе с тем могло бы включить обязательства взаимной помощи или сопровождаться таковыми, признают друг за другом возможность в соответствующем случае участвовать, с обоюдного согласия, в той форме, прямой или косвенной, которая представлялась бы подходящей, в подобных соглашениях, причем обязательства этих соглашений должны заменить собой те, которые вытекают из настоящего Договора.

Оба правительства констатируют, что переговоры, результатом которых явилось подписание настоящего Договора, были начаты первоначально в целях дополнения соглашения о безопасности, охватывающего страны северо-востока Европы, а именно: СССР, Германию, Чехословакию, Польшу и соседние с СССР государства; наряду с этим соглашением должен был быть заключен договор о помощи между СССР, Францией и Германией, в котором каждое из этих трех государств должно было обязаться к оказанию поддержки тому из них, которое явилось бы предметом нападения со стороны одного из этих трех государств. Хотя обстоятельства до сих пор не позволили заключить эти соглашения, которые обе стороны продолжают считать желательными, но тем не менее обязательства, изложенные в советско-французском Договоре о помощи, должны пониматься, как имеющие действовать лишь в тех пределах, которые имелись в виду в первоначально намечавшемся трехстороннем соглашении. Независимо от обязательств, вытекающих из настоящего

Договора, напоминается вместе с тем, что согласно советско-французскому пакту о ненападении от 29-го ноября 1932 года и при том без ущерба для универсальности обязательств этого пакта, в случае, если бы одна из Сторон подверглась нападению одной или нескольких третьих европейских держав, не предусмотренных в вышеназванном тройственном соглашении, другая Договаривающаяся Сторона должна будет воздерживаться в течение конфликта от прямой или косвенной помощи или поддержки нападающему или нападающим, причем каждая из Сторон заявляет, что она не связана никаким соглашением о помощи, которое находилось бы в противоречии с этим обязательством.

Совершено в Париже, в двух экземплярах,

Восточная Европа между Гитлером и Сталиным. М., 1999.

Малафеев К.А. Луи Барту. Политик и дипломат. М., 1988.

Политбюро ЦК РКП(б) – ВКП(б) и Европа. Решения «Особой папки» 1923-1939. М., 2001.

Шубин А.В. Мир на краю бездны. От глобальной депрессии к мировой войне. 1929-1941 годы. М., 2004.

Каковы были причины изменения советской внешней политики в 1933-1934 гг.?

Чем руководствовался министр иностранных дел Франции, поддержав вступление СССР в Лигу наций?

Какие политики готовили советско-французский договор?

Что такое «Восточный пакт»? Почему он не осуществился?

Какие положения советско-французского пакта затрудняли его использование для противостояния германской агрессии?

Почему Барту не смог заключить договор с СССР? Почему Лаваль все же его заключил?

Какой еще оборонительный договор заключил СССР в 1935 г.?

Когда и почему система коллективной безопасности, возникшая в 1935 г., была разрушена?

Советско-французский договор о взаимной помощи стал основой политики «коллективной безопасности», проводившейся СССР в 1933-1939 гг. и направленной против угрозы агрессии нацисткой Германии и её союзников. Договор предусматривал взаимную помощь на тот случай, если одна из договаривающихся сторон станет объектом агрессии со стороны третьего государства. Замыслы советских руководителей и части политических лидеров Франции, Чехословакии и других стран Европы создать целостную систему коллективной безопасности не удались — прежде всего из-за политики умиротворения агрессора, проводившейся Великобританией и Францией. Франция не выполнила своих обязательств по защите Чехословакии в 1938 г., после чего СССР стал искать возможность сменить ненадежных партнеров, что вело к советско-германскому сближению в 1939 г.


Советско-французский договор 1935 г. стал вершиной политики СССР, направленной на создание системы коллективной безопасности.

В 20-е годы СССР, хотя и был признан рядом европейских государств, но все же оставался «изгоем» системы международных отношений, заложенной в 1919 г. Версальским договором, подводившим итоги Первой мировой войны. СССР не входил в Лигу наций и был оплотом Коминтерна, грозившего мировой революцией капиталистическим странам. Но после прихода нацистов к власти в Германии в 1933 г. и возникновения здесь очага военной опасности, политика советского руководства начинает меняться. В качестве альтернативы политике советско-германского сближения, проводившейся в 20-е годы, было решено искать дружбы с Францией. Это соответствовало и намерениям французских правящих кругов, также заинтересованных в создании противовеса гитлеровской Германии. Сторонником сближения с СССР против Германии был министр иностранных дел Франции Луи Барту.

20 октября 1933 г. Германия вышла из Лиги наций, бросив тем самым вызов гарантам Версальского договора Франции и Великобритании.

В ноябре 1933 г. Политбюро ЦК ВКП(б) приняло принципиальное решение о переориентации внешней политики с Германии на Францию. 11 января 1934 г. было подписано советско-французское торговое соглашение, а 16 февраля — советско-британское. СССР был готов вступить в Лигу наций, которая раньше рассматривалась Москвой как штаб мирового империализма. Теперь Советский Союз хотел стать лояльным членом мирового сообщества. 19 декабря 1933 г. Политбюро окончательно приняло решение о готовности вступить в Лигу наций (при условии, что арбитраж Лиги может касаться только тех обязательств, которые СССР принял после вступления в нее, а не старых споров, таких как Бессарабия). СССР предложил и другие оговорки, которые были проигнорированы странами Лиги.

18 сентября 1934 г. СССР все же вступил в эту организацию, «чтобы, в рамках Лиги наций, заключить региональное соглашение о взаимной защите от агрессии со стороны Германии». После этого Барту сказал: «Моя главная задача достигнута — правительство СССР теперь будет сотрудничать с Европой».

«Окружение» Германии сначала предполагалось вести не жестко, предложив заключить «Восточный пакт» по образцу соглашения в Локарно 1925 г., гарантировавшее западные границы Германии. Теперь немцам предлагалось также гарантировать неизменность восточных границ своего государства, определенных в Версале в 1919 г. По плану французской дипломатии «восточное Локарно» должны были подписать Германия, СССР, Чехословакия, Польша и государства Прибалтики. При этом Франция и СССР должны были заключить отдельную конвенцию, которая также гарантировала «Восточный пакт» и Локарно. Но Франция не была восточноевропейским государством. Поэтому возникла идея двух раздельных договоров — советско-французского и «Восточного». Нарком иностранных дел СССР Максим Литвинов предлагал объединить две эти схемы, убеждая Барту, что нужен «Восточный пакт» с участием Франции, но без Германии. Литвинов не верил, что Гитлер согласится подписать этот пакт.

Действительно, идея «Восточного пакта» была чужда Гитлеру — он планирован вернуть для начала территории, отторгнутые от Германии после Первой мировой войны, а также Австрию, население которой говорило по-немецки. Барту пытался убедить британских коллег, у которых сложились более теплые отношения с немцами, присоединиться к пакту. Но Великобритания не желала вступать в союзы с участием СССР. Барту, ссылаясь на недавний прецедент, угрожал договориться на союз с Россией без Великобритании и Германии: «В далеком прошлом республиканская Франция заключила договор с царской Россией, хотя их режимы очень отличались друг от друга. География, однако, определяла историю, и возник франко-русский союз».

К осени 1934 г. стало окончательно ясно, что Германия не намерена участвовать в Восточном пакте. На повестку дня встал вопрос о заключении договора о коллективной безопасности между СССР, Францией и ее восточноевропейскими союзниками. Новая редакция «Восточного пакта» носила открыто антигерманскую направленность. Но между странами-участницами возникли разногласия. Польша, желавшая сохранить сотрудничество с Францией, не хотела оказаться в союзе с СССР, неофициально имевшим к ней территориальные претензии. 26 января 1934 г. Польша заключает с Германией пакт о ненападении, решив, что безопаснее дружить с Германией, чем с Советским Союзом. Участие в пакте Румынии не устраивало СССР, открыто претендовавший на возвращение Бессарабии.

Барту предпринимал огромные усилия, чтобы как-то разрешить эти проблемы. В резерве у него оставался вариант «Балканской Антанты» — союза Югославии, Румынии, Греции и Турции. Но все эти государства, заключившие между собой союз, не желали заключать пакт с СССР, так как были настроены антикоммунистически.

9 октября 1934 г. в Париж прибыл король Югославии Александр, уже много лет пытавшийся сплотить сербов, хорватов, словенцев и македонцев в единую нацию. Когда Барту, встречавший Александра, ехал с ним в открытой машине, в процессию стрелял македонский террорист, погибли оба государственных деятеля. 

Новый французский министр иностранных дел Пьер Лаваль был гораздо меньшим энтузиастом борьбы против Германии, чем его предшественник. Через пять лет Франция будет разгромлена Германией, и Лаваль возглавит марионеточное пронацистское правительство. В 1945 г. его казнят как коллаборациониста. В 1935 г. Лаваль действовал по инерции, продолжая политику Барту, постоянно оглядываясь на Великобританию, которая отрицательно относилась к военному союзу с СССР. Со стороны СССР на французского министра «давил» советский полпред Владимир Потёмкин — будущий первый заместитель наркома иностранных дел.

Проект «Восточного пакта» не реализовался. СССР и Франция решили оформить договорами то, что осталось от него: треугольник СССР-Франция-Чехословакия. Чехословакия оказалась в «треугольнике» как союзник Франции — к СССР в Праге питали чувства опасения, но он был далеко, а Германия — несла непосредственную угрозу.

2 мая 1935 г. был заключен пакт о взаимопомощи между СССР и Францией, а 16 мая — между СССР и Чехословакией. Пакты предусматривали помощь трех стран друг другу в случае, если одна из сторон окажется жертвой агрессии. Помощь эта должна была оказываться после соблюдения процедуры переговоров, в полном соответствии с уставом Лиги наций (что еще раз подчеркивало важную роль этой организации, также призванной поддерживать безопасность в Европе).

Но советские руководители опасались, что Франция может спровоцировать советско-германский конфликт и остаться в стороне, направив германскую агрессию на восток. СССР обещал помощь Чехословакии только в том случае, если она будет оказана и со стороны Франции. Французская сторона специально оговорила, что СССР не получит помощи в случае, если союз с СССР будет противоречить обязательствам Франции в отношении восточноевропейских соседей СССР. То есть союз был направлен исключительно против Германии. Механизм консультаций был призван также оказать воздействие на принятие решений в Лиге наций, то есть воздействовать на Великобританию и Италию.

Пакт должен был иметь своим логическим продолжением создание более широкой системы безопасности. В противном случае он мог вступить в действие только в случае германо-чехословацкого конфликта, при нападении Германии на территорию Чехословакии (о нападении Германии на Францию в 1935 г. не могло идти и речи).  Но П. Лаваль и последующие лидеры Франции не были заинтересованы в расширении системы коллективной безопасности, так что истинным испытанием для пакта стал именно Судетский кризис 1938 г.

Германия настаивала на присоединении принадлежащей Чехословакии Судетской области, потому что она была населена преимущественно немцами. Эта аннексия противоречила международному праву, которое обязались защищать члены Лиги наций. Франция предпочла отказаться от выполнения своих союзнических обязательств перед Чехословакией, что в значительной степени предопределило Мюнхенский сговор великих держав за её счет. Чехословакия, оставшись без поддержки Франции, капитулировала, не дав Советскому Союзу повода вмешаться в европейский конфликт. Это определило скептическую позицию СССР на англо-франко-советских переговорах 1939 г., когда не был использован последний до начала войны шанс создать антигитлеровскую коалицию с участием СССР. Сталин не доверял Франции и Великобритании и обдумывал возможность вернуться к сотрудничеству с Германией. После заключения германо-советского пакта 23 августа 1939 г. положения советско-французского пакта 1935 г. безнадежно устарели.

Центральный Исполнительный Комитет Союза Советских Социалистических Республик и президент Французской Республики,

воодушевленные желанием укрепить мир в Европе и гарантировать его благо для своих стран, обеспечив более полным образом точное применение положений устава Лиги наций, направленных к поддержанию национальной безопасности, территориальной целостности и политической независимости государств,

решив посвятить свои усилия подготовке к заключению европейского соглашения, преследующего эту цель, и, впредь до этого, способствовать насколько это от них зависит эффективному применению положений устава Лиги Наций, 
решили заключить договор с этой целью и назначили своими уполномоченными:

Центральный Исполнительный Комитет Союза Советских Социалистических Республик:

г. Владимира Потемкина, Члена Центрального Исполнительного Комитета, Чрезвычайного и Полномочного Посла при Президенте Французской Республики,

Президент Французской Республики:

г. Пьера Лаваля, Сенатора, Министра Иностранных Дел,

которые после обмена своими полномочиями, признанными находящимися в должной форме и надлежащем порядке, условились о следующих постановлениях:

Статья 1.

В случае, если СССР или Франция явилась бы предметом угрозы или опасности нападения со стороны какого-либо европейского государства, Франция и соответственно СССР обязуются приступить обоюдно к немедленной консультации в целях принятия мер для соблюдения постановлений статьи 10 статута Лиги Наций.

Статья 2.

В случае, если в условиях, предусмотренных в статье 15, параграф 7 статута Лиги Наций, СССР или Франция явилась бы, несмотря на искренние мирные намерения обеих стран, предметом невызванного нападения со стороны какого-либо европейского государства, Франция и взаимно СССР окажут друг другу немедленно помощь и поддержку.

Статья 3.

Принимая во внимание, что согласно статье 16 статута Лиги Наций, каждый член Лиги, прибегающий к войне вопреки обязательствам, принятым в статьях 12, 13, или 15 статута, тем самым рассматривается как совершивший акт войны против всех других членов Лиги, СССР и взаимно Франция обязуются в случае, если одна из них явится, в этих условиях, и, несмотря на искренние мирные намерения обеих стран, предметом невызванного нападения со стороны какого-либо европейского государства, оказать друг другу немедленно помощь и поддержку, действуя применительно к статье 16 статута.

То же обязательство принято на случай, если СССР или Франция явится предметом нападения со стороны европейского государства в условиях, предусмотренных в параграфах 1 и 3 статьи 17 статута Лиги наций.

Статья 4.

Так как обязательства, установленные выше, соответствуют обязанностям Высоких Договаривающихся Сторон, как Членов Лиги Наций, то ничто в настоящем Договоре не будет толковаться, как ограничение задачи этой последней принимать меры, способные эффективно ограждать всеобщий мир, или как ограничение обязанностей, вытекающих для Высоких Договаривающихся Сторон из статута Лиги Наций.

Статья 5.

Настоящий Договор, коего русский и французский тексты будут иметь одинаковую силу, будет ратификован и ратификационные грамоты будут обменены в Москве, как только это будет возможно. Он будет зарегистрирован в Секретариате Лиги Наций. 

Он вступит в силу с момента обмена ратификациями и будет оставаться в силе в течение пяти лет. Если он не будет денонсирован одной из Высоких Договаривающихся Сторон с предупреждением по крайней мере за один год до истечения этого периода, то он остается в силе без ограничения срока, при чем каждая из Высоких Договаривающихся Сторон будет иметь возможность прекратить его действие путем заявления об этом с предупреждением за один год.

В удостоверение чего уполномоченные подписали настоящий Договор и приложили к нему свои печати.

Совершено в Париже, в двух экземплярах.

2 Мая 1935 года.

ПРОТОКОЛ ПОДПИСАНИЯ.

В момент подписания советско-французского Договора взаимной помощи от сего числа, Уполномоченные подписали нижеследующий протокол, каковой будет включен в обмениваемые ратификационные грамоты Договора.

I.

Установлено, что следствием статьи 3 является обязательство каждой Договаривающейся Стороны оказать немедленную помощь другой, сообразуясь безотлагательно с рекомендациями Совета Лиги Наций, как только они будут вынесены в силу статьи 16 статута. Условлено также, что обе Договаривающиеся Стороны будут действовать согласно, дабы достичь того, что Совет вынес свои рекомендации со всей скоростью, которой потребуют обстоятельства, и что, если, несмотря на это, Совет не вынесет, по той или иной причине, никакой рекомендации, и если он не достигнет единогласия, то обязательство помощи тем не менее будет выполнено. Условлено также, что обязательства помощи, предусмотренные в настоящем Договоре, относятся лишь к случаю нападения, совершенного на собственную территорию той или другой Договаривающейся Стороны.

II.

Так как общее намерение обоих правительств состоит в том, чтобы ни в чем не нарушать, настоящим Договором, обязательств, принятых ранее СССР и Францией по отношению к третьим государствам, в силу опубликованных договоров, то условлено, что постановления упомянутого Договора не могут иметь такого применения, которое, будучи несовместимым с договорными обязательствами, принятыми одной из Договаривающихся Сторон, подвергло бы эту последнюю санкциям международного характера.

III.

Оба правительства, считая желательным заключение регионального соглашения, целью которого явилась бы организация безопасности договаривающихся государств и которое вместе с тем могло бы включить обязательства взаимной помощи или сопровождаться таковыми, признают друг за другом возможность в соответствующем случае участвовать, с обоюдного согласия, в той форме, прямой или косвенной, которая представлялась бы подходящей, в подобных соглашениях, причем обязательства этих соглашений должны заменить собой те, которые вытекают из настоящего Договора.

IV.

Оба правительства констатируют, что переговоры, результатом которых явилось подписание настоящего Договора, были начаты первоначально в целях дополнения соглашения о безопасности, охватывающего страны северо-востока Европы, а именно: СССР, Германию, Чехословакию, Польшу и соседние с СССР государства; наряду с этим соглашением должен был быть заключен  договор о помощи между СССР, Францией и Германией, в котором каждое из этих трех государств должно было обязаться к оказанию  поддержки тому из них, которое явилось бы предметом нападения со стороны одного из этих трех государств. Хотя обстоятельства до сих пор не позволили заключить эти соглашения, которые обе стороны продолжают считать желательными, но тем не менее обязательства, изложенные в советско-французском Договоре о помощи, должны пониматься, как имеющие действовать лишь в тех пределах, которые имелись в виду в первоначально намечавшемся трехстороннем соглашении. Независимо от обязательств, вытекающих из настоящего

Договора, напоминается вместе с тем, что согласно советско-французскому пакту о ненападении от 29-го ноября 1932 года и при том без ущерба для универсальности обязательств этого пакта, в случае, если бы одна из Сторон подверглась нападению одной или нескольких третьих европейских держав, не предусмотренных в вышеназванном тройственном соглашении, другая Договаривающаяся Сторона должна будет воздерживаться в течение конфликта от прямой или косвенной помощи или поддержки нападающему или нападающим, причем каждая из Сторон заявляет, что она не связана никаким соглашением о помощи, которое находилось бы в противоречии с этим обязательством.

Совершено в Париже, в двух экземплярах, 

2 мая 1935 года.

Восточная Европа между Гитлером и Сталиным. М., 1999.

Малафеев К.А. Луи Барту. Политик и дипломат. М., 1988.

Политбюро ЦК РКП(б) – ВКП(б) и Европа. Решения «Особой папки» 1923-1939. М., 2001.

Шубин А.В. Мир на краю бездны. От глобальной депрессии к мировой войне. 1929-1941 годы. М., 2004.

Каковы были причины изменения советской внешней политики в 1933-1934 гг.?

Чем руководствовался министр иностранных дел Франции, поддержав вступление СССР в Лигу наций?

Какие политики готовили советско-французский договор?

Что такое «Восточный пакт»? Почему он не осуществился?

Какие положения советско-французского пакта затрудняли его использование для противостояния германской агрессии?

Почему Барту не смог заключить договор с СССР? Почему Лаваль все же его заключил?

Какой еще оборонительный договор заключил СССР в 1935 г.?

Когда и почему система коллективной безопасности, возникшая в 1935 г., была разрушена?

Период: XX век. автор: Всемирная История

После гибели Барту французские правящие круги стали постепенно отходить от политики коллективной безопасности, но на первых порах им еще приходилось считаться с популярностью идеи советско-французского сближения. Даже новый министр иностранных дел Лаваль, стремившийся к сговору с Германией, был вынужден вначале продолжать линию своего предшественника.

5 декабря 1934 г. по настоянию Советского правительства было подписано советско-французское соглашение, в котором стороны заявили о своей решимости приложить все усилия для заключения Восточного пакта и обязались не заключать ни с каким государством, еще не выразившим своего согласия с Восточным пактом, договоров, затрудняющих его подготовку. Через несколько дней к соглашению присоединилась Чехословакия.

Вскоре Советское правительство предложило Франции заключить двусторонний договор о взаимной помощи против агрессии, и 2 мая 1935 г. он был подписан в Париже сроком на пять лет. Стороны договорились, что в случае неспровоцированного нападения на одну из них какого-либо европейского государства другая окажет «немедленно помощь и поддержку применительно к статье 16 Устава» Лиги наций. В приложенном к договору протоколе указывалось, что если Совет Лиги по той или иной причине не вынесет никакой рекомендации и если он не достигнет единогласия, то «обязательство взаимопомощи тем не менее будет выполнено». Отмечая, что данный договор является результатом переговоров, начатых первоначально для заключения европейского соглашения о безопасности, стороны по-прежнему высказывались в пользу такого соглашения.

Советско-французский договор, таким образом, предусматривал не только двустороннюю помощь, но и создание общеевропейской системы коллективной безопасности. Во время переговоров, состоявшихся 13—15 мая 1935 г. в Москве, СССР и Франция снова заявили о своей готовности продолжить усилия в этом направлении.

16 мая 1935 г. в Праге состоялось подписание советско-чехословацкого договора о взаимопомощи, аналогичного советско-французскому. Однако по настоянию правительства Чехословакии в договор была включена оговорка о том, что обязательство взаимопомощи вступит в силу для СССР и Чехословакии только в том случае, если на помощь жертве агрессии придет Франция. Эта оговорка значительно ослабляла эффективность советско-чехословацкого договора.

Правящие круги Франции и Чехословакии, пойдя на заключение договоров о взаимопомощи с Советским Союзом, действовали неискренне. Уже в мае 1935 г. Лаваль заверял германского посла во Франции, что «в любой момент можно будет пожертвовать договором с Советским Союзом, если это понадобится для полного и окончательного соглашения с Германией». Французское правительство под различными предлогами отказывалось разработать и подписать с СССР военную конвенцию, необходимость которой была признана во время переговоров о заключении договора.

Советское правительство, напротив, очень серьезно отнеслось к своим договорам с Францией и Чехословакией, рассматривая их как краеугольный камень создания европейской системы коллективной безопасности.

Понравилась статья? Поделить с друзьями:

Adblock
detector