1968 ввод войск овд в прагу чехословакия в связи с заявлением радикальных реформ а дубчеком

Про организованный при помощи италии переворот в красной республике сан-марино, захотелось напомнить про роль стран нато в событиях в чехословакии

Про организованный при помощи Италии переворот в «красной» республике Сан-Марино, захотелось напомнить про роль стран НАТО в событиях в Чехословакии 1968 года и первой попытке «цветной революции».

В этой связи размещаю фрагмент из научной публикации Сергея Луценко «От провала к провалу» (Одесса, «Маяк», 1985), в котором рассказывается об участии стран НАТО в организации событий в Чехословакии.

Прошу делать скидку на период написания книги и не троллить по поводу некоторых лексических оборотов и терминов вроде «социалистическое содружество
«.

«В подготовке контрреволюционного переворота в стране правые силы ощущали всестороннюю помощь со стороны международного империализма. Его разведывательные службы и подрывные центры развернули вне Чехословакии лихорадочную деятельность, расширяя масштабы вмешательства во внутренние дела страны. Координационным центром подрывных античехословацких операций выступил военный блок НАТО. Еще за несколько месяцев до августовских событий Совет блока разработал специальную программу по ЧССР под кодовым названием «Зефир». Она предусматривала активное использование в интересах Запада действий правых ревизионистов. При главном штабе НАТО была создана специальная группа. Задача — «чехословацкая проблема». Начиная с июля 1968 г. в Регенсбурге (ФРГ) стал действовать «штаб ударной группы», в распоряжение которого были выделены более 300 сотрудников разведслужб и политических советников НАТО. Главой «штаба» был поставлен уроженец Чехословакии, гражданин ФРГ. Трижды в сутки в главный штаб НАТО поступали сводки о положении в Чехословакии, собранные «штабом ударной группы». Как было установлено впоследствии, в тот период в стране находилось более 200 специалистов из армии НАТО и свыше 300 человек из шпионских центров. С целью координации «психологических операций» против ЧССР создало и ЮСИА свой «оперативный штаб», который возглавил П. Спивак— разведчик из госдепартамента.

В июле 1968 г. в печати социалистических стран был предан гласности «оперативный план» ЦРУ и Пентагона. В нем, несмотря на смену политических доктрин, по-прежнему особое место занимали военные действия против восточноевропейских социалистических государств, в том числе и подрывные акции против Чехословакии. Агентуре ЦРУ, например, вменялось в обязанность установление контактов с «повстанческими элементами» в соответствующих странах и оказание им поддержки для организации «диверсий и восстаний». Они должны были выяснять результаты ведения союзниками НАТО специальных и психологических операций, выяснять наличие каких-либо организованных подпольных групп сопротивления существующему режиму, определять степень проникновения оппозиционных сил в коммунистическую партию и возможность противодействовать ей. В разделе, касавшемся ЧССР, прямо указывалось, что в ближайшем будущем в этой стране может произойти государственный переворот. При этом особое внимание уделялось инфильтрации оппозиционных сил в органы госбезопасности, военной контрразведки или разведслужб Чехословакии и созданию возможности противодействовать операциям этих органов 6.

С целью проведения упомянутого плана в жизнь американское командование перебросило к границам ЧССР отдельную группу войск специального назначения, имевшую в своем составе оперативные отряды. По прикидкам ЦРУ и Пентагона, они были способны обеспечить руководство деятельностью 75 тысяч «повстанцев». Под руководством американских экспертов по шпионажу и диверсиям на базах в Бад-Тельце (ФРГ) и Зальцбурге (Австрия-) было организовано обучение тысяч агентов, которые потом засылались в Чехословакию под видом «туристов». По данным госдепартамента США, количество американских граждан летом 1968 г. в ЧССР составляло около 1500 человек. К 21 августа 1968 г. их число выросло до 3000. Согласно сообщениям самой американской печати, в большинстве своем они являлись агентами ЦРУ. Обращает на себя внимание и тот факт, что уже 26 июля государственные органы США восстановили выплату пенсий чешским эмигрантам, покинувшим в свое время Чехословакию, создавая тем самым стимул для их возвращения на родину с целью проведения подрывных акций.

Наряду с развертыванием против Чехословакии широкомасштабной подрывной работы, ее зарубежные вдохновители — правящие круги США и ФРГ были обеспокоены тем, что подстрекательский тон западной печати и ее дифирамбы антисоциалистическим силам грозили преждевременным раскрытием истинных замыслов реакции. На заседании Совета НАТО в июне 1968 г. в Рейкьявике (Исландия) специально обращалось внимание на то, что крикливый тон западной прессы может затруднить проведение «тихой» контрреволюции в ЧССР. Начиная с этого времени, четко прослеживается тенденция притормозить широкое освещение в органах массовой информации капиталистических стран событий в Чехословакии. Боннское министерство иностранных дел рекомендовало прессе, радио и телевидению ФРГ воздерживаться от слишком явной поддержки контрреволюционеров 7. Одновременно под давлением американских дипломатов правительство ФРГ перенесло место и время осуществления крупномасштабных провокационных маневров бундесвера и американских войск от границ ЧССР в глубь страны.

Сами американские правящие круги проявляли исключительную осторожность в отношении каких- либо публичных заявлений по поводу событий в Чехословакии. Еще в мае 1968 г. в ответ на сообщения американской печати, что в Вашингтоне рассматривается «чехословацкая проблема», официальные представители Белого дома заявили, что «никаких изменений в позиции США по отношению к Чехословакии не произошло». Позднее государственный секретарь Д. Раск публично отрицал какое-либо участие США в ситуации, складывавшейся в ЧССР4. По сигналу из высших эшелонов власти был приглушен тон провокационных комментариев американской буржуазной прессы. Появились заявления некоторых маститых журналистов, что, мол, в правительственных кругах вопрос о поддержке Чехословакии (т. е. контрреволюционеров) «серьезно не обсуждается». Этой же цели отвечало еще одно «просочившееся» в печать замечание Д. Раска своим помощникам: «что бы не произошло, США останутся в стороне» 9. Таким образом, официально декларируя мнимое «невмешательство» в чехословацкие события, американские правящие круги стремились максимально замаскировать свое участие в подрывной деятельности против Чехословакии.

Тем временем в штабах НАТО всерьез рассматривался вопрос о военном конфликте как варианте разрешения «чехословацкой проблемы». Разумеется, в руководстве Североатлантического пакта не могли не учитывать военную мощь государств Варшавского Договора во главе с Советским Союзом. Она служила надежным сдерживающим средством против любой агрессии Запада и, в конце концов, не позволила натовской военщине довести дело до вооруженного столкновения в центре Европы. Однако это не исключало попыток со стороны США и их союзников по НАТО использовать военную силу блока в качестве орудия шантажа социалистических государств. В июле 1968 г. силы НАТО были приведены в состояние частичной боевой готовности. Специальные бронетанковые части американской армии были выдвинуты к границам ЧССР в Баварии. В ночь с 20 на 21 августа дежуривший в главном штабе НАТО генерал Паркер отдал приказ подвешивать к самолетам атомные бомбы. Командиры авиационных подразделений получили приказы в запечатанных конвертах, подлежавших вскрытию по особому сигналу. В них были указаны цели для бомбометания в социалистических государствах. Так политика «наведения мостов» должна была уступить место военной силе — традиционному для империализма методу действий. «Наведение мостов» перерастало в следующую, более опасную фазу. Внутри Чехословакии контрреволюция также готовилась сбросить маску «радетелей» социализма и развязать белый террор против коммунистов.

К августу 1968 г. со всей очевидностью проявился организованный характер наступления правых сил, которых вдохновляли и поддерживали империалистические спецслужбы. Времени терять было больше нельзя. В ночь на 21 августа в Чехословакию были введены войска пяти государств — участников Варшавского Договора. Они пришли на помощь чехословацкому народу в один из наиболее трудных моментов национальной истории по призыву ряда партийных и государственных деятелей ЧССР и в ответ на многочисленные обращения самих чехословацких трудящихся с просьбой о помощи в партийные и советские органы СССР, других братских стран. Это был акт интернациональной солидарности, отвечавший интересам социалистического содружества, международного коммунистического и рабочего движения, интересам чехов и словаков. Присутствие сил Варшавского Договора позволило закрыть границы страны от проникновения вражеской агентуры.

Однако контрреволюция прибегла к тактике подпольной борьбы с социалистическим строем, через свои средства массовой информации отравляя сознание чехословацких трудящихся шовинистическими и националистическими лозунгами. Буквально через несколько часов после интернационалистской акции стран Варшавского Договора начала работать разветвленная сеть подпольного радиовещания. В эфир вышло около полутора десятков подпольных радиостанций, которые претенциозно присвоили себе звание «свободного», «легального чехословацкого радиовещания». В отдельные дни работало до 30— 35 радиогнезд.

«Радиовойна» в чехословацком эфире представляет собой одну из наиболее позорных страниц подрывной деятельности империализма против Чехословакии. Она явилась прямым результатом работы спецслужб и готовилась задолго до августовских событий. В первые же дни после 21 августа этот секрет полишинеля выболтали западные органы массовой информации. По сообщению «Вашингтон пост», в подполье были заблаговременно созданы штаб-квартиры, установлены передатчики. Обученный персонал ушел на подпольные радиостудии немедленно после ввода войск Варшавского Договора 10. Американский журнал «Тайм»: «Ясно, что люди действовали отнюдь не по собственной инициативе. Студии и оборудование для тайных радиостанций должно было быть подготовлено заблаговременно, тысячи журналистов и техников были проинструктированы, что делать и куда идти…» п. Откуда же появились у контрреволюционного подполья технические средства для оборудования подпольных радиостанций? Ответ на вопрос дает направление, откуда исходили инструкции и указания, — из-за рубежа, от организаторов «психологической войны», которые на протяжении многих лет оттачивали свое отравленное оружие в борьбе с социализмом.

Особую активность в период чехословацких событий проявили подразделения западногерманского бундесвера, специализирующиеся на проведении «психологических операций». Своими действиями они стремились внести дезорганизацию в общественную жизнь ЧССР. Исполнителем этих операций явился так называемый «андернахский батальон психологической войны». Еще в начале 1968 г. на базе батальона в Ойскирхене были организованы так называемые «курсы по усовершенствованию знаний чешского языка». Наряду со штабными офицерами обучение прошли десантники из училища в Альден- штадт-Шонгау. Особое внимание обращалось на отбор военнослужащих из семей, проживавших ранее на территории Чехословакии. Уже 21 августа специальные подразделения бундесвера, в том числе и «андернахский батальон», заняли позиции вдоль чехословацких границ. Они начали передавать на различных диапазонах «заявления» и «обращения» к населению ЧССР. Эти передачи принимались боннскими радио- и телестанциями и выдавались за «перехваченные сообщения» от якобы находившихся на территории Чехословакии «подпольных радиопередатчиков». У чехословацкой контрреволюции, конечно же, имелись и свои подпольные средства массовой информации — радио- и телестудии, тайные типографии, которыми руководили опытные контрреволюционеры. В дополнение к ним еще в июле—августе через чехословацко-австрийскую границу были тайно переброшены 22 передвижные радиостанции производства ФРГ. Они-то и были использованы для фабрикации мифа о «народном сопротивлении» в ЧССР. Подрывные идеологические центры рассчитывали этой провокацией убить сразу двух зайцев: подстрекать чехов и словаков к «сопротивлению» и одновременно обрабатывать население Запада в антикоммунистическом духе, ссылаясь на «доказательства», подсунутые диверсантами.


22 августа командующий западногерманским 2-м корпусом генерал-лейтенант Тило по указанию генерального инспектора бундесвера отдал приказ о создании специального штаба по координации «психологической войны» против Чехословакии. Официальной задачей его значилось «поддержание технической связи» с ЧССР. На самом деле это был центр «радиовойны». Руководил деятельностью штаба полковник И. Тренч — ведущий западногерманский специалист по части «психологических» диверсий. Опыт подрывных идеологических акций он приобрел еще во время контрреволюционного мятежа в Венгрии. Почти все члены штаба успели побывать в Чехословакии под видом «журналистов» с целью рекогносцировки предстоящих «психологических операций». В это время в самой ЧССР началась радиовакханалия лжи, дезинформации и клеветы, исходившая от подпольных радио и прессы. Пропагандируя фальшивый тезис об «оккупации» Чехословакии, подкинутый спецслужбами, многочисленные станции заполнили эфир призывами к «сопротивлению», организации забастовок и т. п. Помимо решения пропагандистских задач, их функции заключались в передаче инструкций контрреволюционному подполью. Присутствие войск братских стран социализма сковывало действия антисоциалистических сил, поэтому радио было наиболее быстрым и эффективным средством передачи шифрованных и открытых сообщений, а также зашифрованных разведданных на Запад. Нагнеталась обстановка морального террора, националистического угара, шовинизма и антисоветизма. Отмечались случаи нападений на солдат братских армий. Были акты вандализма. Всем этим дирижировала одна опытная рука. Об этом свидетельствует и профессиональная работа сети подпольных радиостанций, объединенных в сложную систему: крупные передатчики выступали главными центрами, которые определяли сроки, порядок и содержание передач».

Ну, и в тему — фоторепортаж про ввод войск ОВД в Чехословакию в 1968-м году.

20 августа 1968 года началась военная операция «Дунай». Интернациональные (в основном, советские) войска в рекордно-короткие сроки «взяли » Прагу, захватив все стратегически-важные объекты.

Доктрина Брежнева

В конце 60-х «мировая система социализма» испытывала себя на прочность. Отношения с братскими народами были непростыми, зато в отношениях с Западом наблюдалась патовая «разрядка». Можно было вздохнуть легко и обратить внимание на Восточную Европу. Битва за «правильное» понимание Союза союзных стран в кулуарах НАТО звалось «доктриной Брежнева». Доктрина и стала правом на вторжение в провинившуюся ЧССР. Кто же еще защитит исковерканный самостоятельностью социализм, развеет весеннее инакомыслие в Праге?

Дубчек и реформы

В декабре 1967 года к руководству компартией Чехословакии пришел Александр Дубчек. Пришел, вступил в борьбу с «консервированными» неосталинистами, попытался нарисовать новый социализм «с человеческим лицом». «Социализм с человеческим лицом» — это свобода печати, слова и репрессированных – отзвуки социал-демократии Запада. По иронии судьбы, один из освобожденных, Густав Гусак, позже сменит новатора Дубчека на посту первого секретаря КПЧ по протекции Москвы. Но это позже, а пока Дубчек вместе с президентом Чехословакии предложил стране «Программу действий» — реформ. Нововведения народ и интеллигенция (подпись 70-ти под статьей «Две тысячи слов») поддержали дружно. СССР, вспоминая Югославию, таких нововведений не поддержал. Дубчеку отправили коллективное письмо от стран Варшавского договора с призывом прекратить творческую деятельность, но первый секретарь КПЧ уступить не захотел.

Предупредительная конференция

29 июля 1968 года в городе Чиенра-над-Тисой Брежнев вместе с Дубчеком все-таки договорились. СССР обязывался вывести союзные войска с территории Чехословакии (были такие – введены для обучения и совместных маневров) и прекратить нападки в прессе. В свою очередь, Дубчек пообещал не заигрываться с «человеческим лицом» — проводить внутреннюю политику, не забывая о СССР.

Варшавский договор в наступлении

«Советский Союз и другие социалистические страны, верные интернациональному долгу и Варшавскому Договору, должны ввести свои войска для оказания помощи Чехословацкой народной армии в защите Родины от нависшей над ней опасностью». Такую директиву получил командующий воздушно-десантными войсками генерал Маргелов. И было это еще в апреле 1968 года, иначе говоря, до заключения Братиславского соглашения 29 июля 1968 года. А 18 августа 1968 года на совместной конференции СССР, ГДР, Венгрия, Польша и Болгария читали письмо от «истинных социалистов» КПЧ с просьбой о военной помощи. Военная операция «Дунай» стала не идеей, а реальностью.
«Дунай»

Специфика военной кампании СССР в отношении Чехословакии заключалась в выборе ударной силы. Основная роль отводилась воздушно-десантным войскам советской армии. Войска противовоздушной обороны, Военно-морской флот и ракетные войска стратегического назначения приводились в повышенную боевую готовность. Действия интернациональной армии велись по трем фронтам – были созданы Прикарпатский, Центральный и Южный фронты. Учитывая роль, возложенную на воздушные войска, на каждом из фронтов было предусмотрено участие воздушных армий. В 23:00 20 августа прозвучала боевая тревога, один из пяти запечатанных пакетов с планом операции был открыт. Здесь и находился план операции «Дунай».

В ночь с 20 на 21 августа

Подлетающий к чешскому аэропорту «Рузина» пассажирский самолет запросил вынужденную посадку и получил ее. С этого момента, с двух часов ночи аэропорт был захвачен 7-й воздушно-десантной дивизией. Находясь в здании ЦК, Дубчек обратился к народу по радио с призывом не допустить кровопролития. Меньше чем через два часа Дубчек и собранный им Президиум КПЧ в количестве одиннадцати человек были арестованы. Захват аэропорта и оппозиции являлся основной задачей операции «Дунай», однако реформы Дубчека носили заразительный характер. В 5 утра 21 августа на территорию Чехословакии высадилась разведывательная рота 350-го гвардейского парашютно-десантного полка и разведрота 103-й воздушно-десантной дивизии. В течении десяти минут беспрерывный поток солдат, ссаживающихся с самолетов, сумел захватить два аэропорта. Войска с помеченной белыми полосами техникой двинулись вглубь страны. Спустя четыре часа Прага была занята – союзные войска захватили телеграф, военные штабы, вокзалы. Все идеологически важные объекты — здания ЦК КПЧ, правительства, министерства обороны и генерального штаба были захвачены. В 10 утра из здания ЦК сотрудники КГБ вывели Александра Дубчека и «иже с ним».

Итоги

Через два дня после фактического окончания кампании в Москве состоялись переговоры заинтересованных сторон. Дубчек и товарищи подписали Московский протокол, что в результате позволило СССР не выводить свои войска. Протекторат СССР распространялся на неопределенное время, вплоть до урегулирования нормальной обстановки в ЧССР. Такое положение поддержал новый первый секретарь Гусак и президент Чехословакии Л. Свобода. Теоретически вывод войск с территории ЧССР был завершен в середине ноября 1968 года, практически – присутствие военных сил советской армии продлилось до 1991 года. Операция «Дунай» всколыхнула общественность, разделив социалистический лагерь на согласных и не согласных. В Москве и Финляндии прошли марши недовольных, но в целом операция «Дунай» показала силу и серьёзность СССР и, что немаловажно, полную боеготовность нашей армии.

Тема реальной оценки событий в Венгрии в 1956 году и Чехословакии 1968 года очень важна. Почему? Да потому, что потери советских войск составили 720 человек убитыми, 1540 ранеными; 51 человек пропал без вести. . Это были чьи-то
сыновья, отцы, братья. Они жили на соседней улице, в вашем доме. Называя погибшего в Венгрии или Чехословакии солдата «оккупантом», вы оскорбляете не только его память. Вы оскорбляете сами себя…

Они никогда не были никакими оккупантами. Они были солдатами России. Они защищали её интересы в Венгрии и Чехословакии, чтобы не было войны на Кавказе и на Украине.

Поэтому правильное понимание событий тех лет очень важно. В книге , я подробно рассмотрел причины событий в Венгрии. Много информации там и о Чехословацких событиях 1968 года.

Предлагаю вашему вниманию очень подробный материал по этой, второй теме.

Но прежде, чем вы прочтете его задам один вопрос: а что случилось с Александром Дубчеком, что на момент ввода войск стран Варшавского договора на территорию Чехословакии был первым секретарем компартии и фактическим руководителем страны.

Если верить россказням про оккупацию, то его «оккупанты» должны были репрессировать. Его никто не убил, не судил, не арестовал.

«В течение некоторого времени сохранял свой пост, но в апреле 1969 года он не был переизбран на пост первого секретаря компартии Чехословакии . В 1969—1970 годах он работал послом ЧССР в Турции. В июле 1970 года пленум ЦК КПЧ исключил Дубчека из партии, он был также лишен статуса депутата Федерального собрания и освобожден от обязанностей посла в Турции.

То есть после попытки отколоть ЧССР от Варшавского договора инициатор этих действий был просто переведен… на другую работу. Вот такая вот оккупация, такие вот «репрессии».

А потом пришла свобода. СССР не стало, а Дубчек вновь занялся политикой. В декабре 1989 года он был избран председателем Федерального собрания ЧССР и руководил его работой до июня 1992 года. Потом ушел в отставку. Дело в том, что начиналась «дележка» Чехословакии на Чехию и Словакию. Словак по национальности Дубчек захотел стать президентом Словакии.

И очень быстро погиб в весьма странной автомобильной катастрофе осенью 1992 года.
Вот такая «демократия»…

«Социализм с человеческим лицом» в Чехословакии стоил жизни 96 нашим воинам.

В этом году исполняется 50 лет кровавым событиям в Чехословакии. Тогда в течение одного года народы этой страны под руководством коммунистической партии строили вначале коммунизм, затем «социализм с человеческим лицом», а после — снова коммунизм.

И все это время во главе партии стоял один и тот же человек — Александр Дубчек. Сначала на Западе, а теперь и у нас относительно событий в ЧССР в 1968 году выработался стереотип: хотели улучшить социализм в этой стране, но СССР и его союзники ввели войска и силой подавили этот процесс. Однако факты свидетельствуют совсем о другом. Впрочем, на протяжении всей современной истории не только человеческого лица, но даже человеческого отношения от этой страны не увидел никто из ее соседей.

Как известно, чехи и словаки получили свое государство в современной Европе после развала Австро-Венгерской империи. В отличие от венгров, борьбу за него они не вели. Выполняя волю Англии, Франции и США, новое государство участвовало в уничтожении Словацкой и Венгерской советских республик.

Также оно всегда поддерживало чехословацкий корпус, который активно участвовал в гражданской войне в России на стороне белых. Когда Красная армия стала громить белых, то легионеры бросили фронт и кинулись во Владивосток, чтобы оттуда уплыть домой, захватывая поезда и выбрасывая оттуда на мороз русских женщин, детей и раненых.

В обмен на беспрепятственный проезд они выдали красным адмирала Колчака. Говорят, что при расставании он им сказал: «Спасибо вам, чехособаки!»

Зато легионеры Чехословацкого корпуса прихватили с собой на родину более 2000 слитков из золотого запаса нашей страны.

Вопрос о компенсации за этот чехословацкий грабеж за 100 лет даже не поднимался. Зато сейчас успешно претворяется в жизнь программа нынешнего министерства обороны Чехии по установке в России 58 памятников белочехам, но при этом в 22 российских городах они уже установлены!

И это при том, что в Чехии практически ежемесячно происходят осквернения памятников воинам советской армии. Последний случай осквернения памятника маршалу Коневу в Праге произошел 8 мая 2018 года. Советский танк, первый ворвавшийся в Прагу в мае 1945 года, снят с пьедестала. До этого его регулярно окрашивали в розовый цвет. В Словакии памятник советской армии на горе Славин поддерживается в идеальном состоянии.

В состав Третьего рейха Чехия вошла мирным путем ещё до Второй Мировой войны — в марте 1939 года. Словакия стала формально независимым государством и даже послала свои войска в СССР на восточный фронт. Однако пользы Гитлеру от них было мало, так как словаки постоянно массово переходили на сторону советской армии и партизан.

Так 15 мая 1943 году к партизанам Белоруссии перешел начальник штаба 101-го пехотного полка Ян Налепка с большой группой офицеров и солдат, и из них был сформирован партизанский отряд. 8 июня 1943 года к ним присоединился солдат Мартин Корбеля, который угнал танк с боекомплектом. 29 октября 1943 года в районе Мелитополя на нашу сторону перешло сразу 2600 словаков. В декабре 1943 года к белорусским партизанам ушло ещё 1250 словацких солдат. 27 словацких летчиков перелетело на советские аэродромы. 27 августа 1944 года с убийства 22 немецких офицеров началось словацкое восстание, в котором приняло участие 60 тысяч словаков и которое продолжалось два месяца.

Словаки, перешедшие на сторону советских войск, составили основу 1-го чехословацкого армейского корпуса, который воевал на советско-германском фронте и принял участие в освобождении Словакии.

Чехия после вхождения в Третий рейх получила название «Протекторат Чехии и Моравии». В немецком варианте названия Чехия именовалась Богемией. Его президентом остался президент Чехословакии Эмиль Гаха, хотя реальная власть была у рейхспротекторов, которых назначали в Берлине. Исполнительная власть была в руках чешских министров, а правительство возглавлял чех Ярослав Крейчи.

Денежной единицей была не рейхсмарка, а крона с надписями на двух языках. Еще в мирном 1937 году в Чехословакии выпускалось ежемесячно 200 орудий, 4500 пулеметов, 18 тысяч винтовок, миллионы боеприпасов, грузовики, танки и самолеты. После начала войны и мобилизации военной промышленности эти цифры возросли. Нет смысла писать, в кого стреляло это оружие до 1945 года.

Движение сопротивления в протекторате теоретически имелось, но деятельность как просоветских, так и прозападных подпольных организаций почему-то
сводилась почти исключительно к листовкам и забастовкам (с требованием увеличения зарплаты). Правда, 27 мая 1942 года в Праге было совершено покушение на обергруппенфюрера СС Рейнхарда Гейдриха, но осуществили его не местные чехи, а присланные из Лондона английским управлением специальных операций сотрудники.

Да и тот факт, что в момент покушения Гейдрих ехал на службу в сопровождении только шофера, говорит о том, что в протекторате немцы чувствовали себя как дома. Интересно, что сразу после покушения Гейдриха отвез в госпиталь, остановив грузовик, чешский полицейский, хотя мог безнаказанно его пристрелить — шофер эсесовского генерала убежал преследовать покушавшихся.

В Лондоне, посылая диверсионную группу в Прагу, рассчитывали, что после смерти Гейдриха нацисты произведут массовые расстрелы, а чехи, возмутившись этим, начнут «подпольную» борьбу с нацистами. Расчеты оправдались на 50 %. Немцы расстреляли в деревне Лидицы 172 мужчин из 465 жителей, а всего в Чехии 1331 человека, а вот партизанского движения в протекторате так и не появилось.

У самих чехов есть анекдот про их движение сопротивления, где рассказывается о встрече словацкого и чешского партизанов после войны.

Чех, выслушав рассказ словака о том, как они пускали под откос поезда, восклицает: «Класс! А у нас в протекторате это было строжайше запрещено».

Правда, нельзя сказать, что чехи так и прождали освобождения до самого конца войны. Нет, 5 мая 1945 года, когда Третьего рейха фактически уже не было, а до юридического оформления его ликвидации оставались считанные часы, произошло Пражское восстание. Его никто не подготавливал и не планировал. Просто немецкие власти города разрешили чехам вывесить их национальные флаги. Вывешивая свои флаги, жители Праги стали срывать немецкие, затем — сбивать вывески на немецком языке на магазинах, после — грабить сами магазины и под конец уже просто грабить и убивать немецкое население. Именно обыкновенный немецкий погром и стал началом Пражского восстания.

Особенно активное участие в нем приняли чешские полицейские. Им надо было срочно становиться антифашистами, так как в противном случае им могли припомнить их помощь нацистам в отправке местных евреев в концентрационные лагеря. Однако на помощь своему мирному населению пришли немецкие войска, и в радиоэфире раздались призывы о помощи к нашей армии и к армиям союзников.

Союзников судьба чехов интересовала мало, а наши войска пришли на помощь и провели Пражскую операцию, которая стоила жизни почти 12 тысяч советских солдат.

С окончанием Второй Мировой войны злоключения немцев, проживающих в Чехословакии, не закончились. Не успели высохнуть чернила под актом о капитуляции нацистской Германии, как немецкое и венгреское меньшинства обязали носить белые повязки с буквами N и М соответственно. У них были конфискованы автомобили, мотоциклы, велосипеды, радиоприемники и телефоны. Им запрещалось на улицах говорить на родных языках, пользоваться общественным транспортом и даже магазины они могли посещать только в определенные часы. Они не имели право менять место жительства и были обязаны отмечаться в полиции.

И это все применялось к тем, кто не совершил никаких преступлений против чехов в протекторате. Тех, кто совершил или был членом нацистской партии, наказывали как по приговору суда, так и без него, чаще всего расстрелом.

Во время немецкой оккупации ничего подобного по отношению к чехам не применялось. Им только под угрозой расстрела было запрещено слушать советские и западные радиостанции. 350 тысяч чехов были вывезены на работу в Германию, но часть из них сделало это добровольно. Таким образом, положение немцев и венгров в освобожденной Чехословакии было значительно хуже, чем у чехов в протекторате.

Впрочем, издевательства над немцами продолжались недолго, так как вскоре началась их депортация в Австрию и Германию. Три миллиона немцев, чьи предки столетиями жили в Чехии и Словакии, были вынуждены покинуть страну всего за несколько месяцев. На прощание немцам на спинах краской рисовали свастики, грабили, насиловали, избивали, а часто и просто убивали. По официальным данным погибло 18 816 немцев.

В мировую историю вошел «Марш смерти из Брно», где во время депортации 27 тысяч немцев погибло 5200. У чешского города Прерау (теперь Пршеров) чехословацкие военнослужащие остановили поезд, вывели из него немецких переселенцев и расстреляли 265 человек, в том числе 74 ребенка, самому младшему из которых было 8 месяцев. Правда, это преступление зафиксировал советский военный комендант Ф. Попов, и командующий расстрелом лейтенант Карол Пазур был осужден и провел в тюрьме около десяти лет. В Постельберге (сегодня Постолопрты) за пять дней было убито 763 немца, в Ландскрон (сегодня Ланшкроун) за три дня — 121.

Вот что писал уполномоченный НКВД СССР по группе советских оккупационных войск в Германии генерал Иван Серов своему наркому маршалу Лаврентию Берия: «Чехословацкое правительство вынесло постановление, согласно которому все немцы, проживающие в Чехословакии, обязаны немедленно выехать в Германию. Местные органы власти в связи с постановлением объявляют немцам, чтобы они в течение 15 минут собирались и выезжали в Германию. На дорогу разрешают взять с собой 5 марок.

Никаких личных вещей и продовольствия брать не разрешают. Ежедневно в Германию прибывает из Чехословакии до 5000 немцев, большинство которых женщины, старики и дети. Будучи разорены и не имея перспективы на жизнь, некоторые из них кончают жизнь самоубийством. Так, например, 8 июня районный комендант зафиксировал 71 труп.

Кроме того, в ряде случаев чехословацкие офицеры и солдаты в населенных пунктах, где проживают немцы, с вечера выставляют усиленные патрули в полной боевой готовности и ночью открывают стрельбу по городу. Немецкое население, перепугавшись, выбегает из домов, бросая имущество, и разбегается. После этого солдаты заходят в дома, забирают ценности и возвращаются в свои части».

Для сравнения, депортация около 150 тысяч немцев из Калининградской области и Литовской ССР продолжалась шесть лет — до 1951 года и в ходе нее умерло 48 человек, и все — в результате болезней.

Обо всех этих исторических событиях в нынешней Чехии вспоминать не любят. Зато ежегодно 21 августа высшие должностные лица государства приносят венки к зданию чешского радио, напоминая о так называемой Пражской весне 1968. Эта «весна» началась в январе, а закончилась в августе 1968 года.

Ее началом стало избрание первым секретарем коммунистической партии Чехословакии Александра Дубчека. У него, как тогда говорили, была прекрасная анкета. Он был членом партии с 1939 года, участником Словацкого восстания 1944 года, дважды ранен, его брата убили нацисты. На момент избрания ему было 46 лет, из которых 16 он прожил в СССР.

Вначале он расставил на ключевые посты в стране лично преданных ему людей, а потом он заявил, что его главной целью является «построение социализма с человеческим лицом». Получалось, что во всех остальных странах социализма он был с античеловеческим лицом. Было объявлено, что произойдут изменения в производственной сфере, и плановая экономика будет заменена на рабочее самоуправление и хозрасчет.

На самом деле за те восемь месяцев, что проводились реформы, единственным реальным результатом стало появление частных такси, да и то только в Праге.

Главным идеологом рыночного социализма был вице-премьер Ота Шик. Когда он эмигрировал в Швейцарию, то там его журналисты прямо спросили: чем ваш «социализм с человеческим лицом» отличается от капитализма? Последовал ответ: отсутствием частной собственности в крупной промышленности. Однако тут же Шик добавил, что она не останется государственной, а будет принадлежать акционерам.

Тогда ему ответили, что акционерная собственность — это просто коллективная частная собственность, и на это Шик не смог возразить. Тем не менее, всю эту демагогию снова использовал 20 лет спустя руководитель другой компартии — Михаил Горбачев со значительно более тяжелыми последствиями для экономики нашей страны.

Реально Дубчек и его команда провели два крупных преобразования: свободный выезд за границу и то, что у нас в годы перестройки называли «гласностью». Свобода передвижения по миру на самом деле большого значения не имела, так как в те годы нигде в мире чехословацкую крону к обмену на другую валюту не принимали.

Зато возможность говорить и писать все что угодно была использована в полной мере. Вначале критиковали отдельных коммунистических руководителей, позже — недостатки социализма, а потом требовали отказа от него.

Вот, что написал, например, 14 июня журнал «Млада фронта», между прочим, орган чехословацкого союза молодежи — комсомола: «Закон, который мы примем, должен запретить всякую коммунистическую деятельность в Чехословакии. Мы запретим деятельность КПЧ и распустим ее. Мы сожжем книги коммунистических идеологов — Маркса, Энгельса, Ленина».

То же самое писалось и в нацистских чешских газетах во времена протектората в 1939—1945 годах, но это не помешало чешской молодежи через два месяца обзывать советских солдат фашистами и рисовать свастики на их танках и БТРах.

Журнал «Литерарни листы» поддерживал комсомольскую печать: «Коммунистическую партию Чехословакии необходимо считать преступной организацией, которой она действительно всегда была, и выбросить её из общественной жизни».

Не отставали от комсомольцев и партийные работники. 6 мая секретарь ЦК КПЧ Честмир Цисарж на заседании в честь 150-летия Карла Маркса заявил: «Социализм не оправдал полностью надежды народов и трудящихся и дал им ощутить всю тяжесть революционного перехода, все физическое и душевное напряжение, связанное с перестройкой общественного уклада, а также груз заблуждений, ошибок да и предательства».

Воистину с такими коммунистами и антикоммунисты не нужны. По поводу иностранных дел чешские СМИ вначале требовали независимой внешней политики, потом выхода из Варшавского договора, затем — ориентации на США и западноевропейские страны, и наконец — передать Закарпатье Чехословакии.

Требовали переориентации внешней торговли от СССР к западным странам, так как «в результате советского экономического грабежа уровень жизни падает». Это была ложь: уровень жизни рос, ЧССР получала от Советского союза сырье по ценам значительно ниже рыночных, а продавала готовую продукцию: трамваи, одежду, обувь.

В результате «грабежа» долг СССР этой стране к 1991 году составил 5,4 миллиарда долларов. Для сравнения, сейчас, когда сбылась мечта реформаторов о переориентации, по сообщению чешского радио от 22 сентября 2017 года, долг Чехии составляет 173 миллиарда евро.

Впрочем, свобода слова была тоже относительной. Например, даже самые антикоммунистические издания ни слова не писали про привилегии партработников, с чего началась гласность в СССР при Горбачеве. Команда Дубчека за этим следила, и при малейшей попытке оставляла издания без бумаги и доступа к типографии. А привилегий (комфортное жилье и дачи, специальное снабжение и медицинское обслуживание) было у здешних партаппаратчиков больше, чем у советских.

Официально в СССР минимальная зарплата была 70 рублей, а генеральный секретарь ЦК КПСС получал 600 рублей. В ЧССР глава компартии получал 25 тысяч крон, а даже средняя зарплата была 1400 крон.

Формально в ЧССР не были зарегистрированы новые партии, но их роль с успехом играли появившиеся как грибы после дождя политические клубы антисоветской направленности. Самым известным был «Клуб 231», названный в честь статьи, предусматривающей уголовную ответственность за антигосударственную и антиконституционную деятельность.

Первоначально он и объединял людей, ранее осужденных по этой статье, то есть бывших эсесовцев, пособников нацистов, шпионов, националистов, которые вышли на свободу благодаря объявленной амнистии.

Его руководитель Ярослав Бродский заявил: «Самый лучший коммунист — это мертвый коммунист, а если он ещё жив, то ему следует выдернуть ноги».

Другим крупным политическим клубом был KAN — клуб ангажированных беспартийных. Всего появилось около 70 клубов, и в них состояло около 40 тысяч человек. Интересно, что примерно столько же людей позже протестовало против ввода войск Варшавского договора во всей ЧССР. Не так и много на 14 миллионов населения. 1 мая члены клубов вышли на демонстрацию в Праге с антикоммунистическими и антисоветскими лозунгами, но это не помешало Александру Дубчеку поприветствовать их с трибуны.

Дубчек и поддерживающие его партийные деятели безжалостно изгоняли тех руководителей, кто был не согласен с разрывом отношений с СССР. Например, был уволен заместитель министра культуры Богуслав Хнеупек.

Он сам об этом рассказывает так: «На совещании в ЦК я сказал: «Все, кто нарушает международные договоры, бывают наказаны. Лучше ли стало в Аргентине и Панаме после того, как туда вошли американские войска?»

На следующий день меня уволили. У меня были исписаны стены дома: «Здесь проживает предатель Хнеупек», раздавались угрожающие телефонные звонки, к дочкам в школе подходили и намекали, что их ждет расправа — это был настоящий террор».

Среди уволенных 40 человек покончили жизнь самоубийством, среди них генерал Янку, воевавший с нацистами в рядах чехословацкого корпуса. Об этих жертвах те, кто воспевает Пражскую весну, никогда не вспоминают.

Министром внутренних дел, которому подчинялась и госбезопасность, был назначен Йозеф Павел. Он прервал все контакты с МВД и КГБ СССР. Задержанные иностранные шпионы не привлекались к ответственности, а лишь высылались из страны.

Были демонтированы все укрепления и оборудование на границе с Западной Германией. Начал создаваться тайный штаб для управления страной на случай чрезвычайной ситуации и лагерь для содержания превентивно арестованных лиц.

Это так «демократично»: кому не нравится власть «с человеческим лицом», должен отправляться в концлагерь. В январе 1969 года лагерь был обнаружен в горах Татры. Также министр провел чистку среди сотрудников госбезопасности, уволив явно просоветски настроенных.

Дальнейшее развитие событий было легко предсказать: отстранение коммунистической партии от власти, выход из Варшавского договора, изъятие слово «социалистическая» из названия страны, вступление НАТО и ввод войск альянса.

Это признавала тогда даже крупнейшая французская газета «Фигаро»: «Географическое положение Чехословакии может превратить её как в засов Варшавского пакта, так и в брешь, открывающую всю военную систему восточного блока».

А вот что пишет в своей книге «Операция «Раскол» английский писатель Стивен Стюарт: «В каждом из этих случаев (ввод войск в Венгрию в 1956 и в Чехословакию в 1968 году) Россия стояла перед лицом не только потери империи, что имело бы достаточно серьезное значение, но и перед лицом полного подрыва её стратегических позиций на военной и геополитической карте Европы.

И в этом, больше чем в факте вторжения, состояла действительная трагедия. Именно, скорее, по военным, чем по политическим причинам контрреволюция в этих двух странах была обречена на подавление: потому что, когда в них поднялись восстания, они перестали быть государствами, а вместо этого превратились просто в военные фланги».

Руководители СССР и других социалистических стран уже с марта начали призывать Александра Дубчека одуматься. Состоялось множество встреч на самом высоком уровне. После того, как делегация ЧССР не приехала на встречу руководителей социалистических стран в Варшаве, глава КПСС Леонид Брежнев пошел на неслыханный шаг, и в первый и в последний раз в истории СССР все Политбюро ЦК КПСС покинуло пределы страны, чтобы 4 дня в приграничном чехословацком городке Чиерне-над-Тисой вести переговоры со своими коллегами из КПЧ.

Александр Дубчек и его соратники традиционно на таких встречах клялись в верности идеалам коммунизма, а внутри страны говорили диаметрально противоположные вещи. Так и сейчас, они пообещали, что Йозеф Павел не будет возглавлять МВД и будет прекращена антисоветская пропаганда.

Прошло две недели, но абсолютно ничего не изменилось. Более того, продолжалось так называемое расширение демократии. Тогда Леонид Брежнев 17 августа написал письмо Александру Дубчеку, но тот на него даже не ответил. Стало ясно, что путем переговоров проблему не решить. В ночь на 21 августа в Чехословакию вошли войска СССР, Польши, Венгрии и Болгарии, началась операция «Дунай».

В эту ночь советский пассажирский самолет запросил аварийную посадку в пражском аэропорту Рузине. Из самолета вышли десантники 7-й дивизии ВДВ и установили контроль над аэропортом, после чего на него стали приземляться самолеты с десантниками. Одновременно из четырех стран начали выдвигаться колонны войск.

Александр Дубчек с товарищами, решившими стать господами, были уверены, что они находятся под защитой 200-тысячной чехословацкой армии, и СССР не решится начать гигантское кровопролитие в центре Европы. Однако президентом Чехословакии, а соответственно и верховным главнокомандующим, 30 марта был избран генерал Людвик Свобода, бывший командир 1-го Чехословацкого армейского корпуса.

Он был союзником советской армии в годы войны, остался им и в 1968 году. Министром обороны ЧССР был генерал Мартин Дзур, который ещё в январе 1943 года из войск фашистской Словакии перебежал на нашу сторону и теперь не хотел снова защищать тех, кого называли «неофашистами с партбилетами». Благодаря приказам этих двух генералов чехословацкая армия осталась в казармах. Не вмешались и армии НАТО.

Всего за несколько часов советские десантники взяли под контроль все ключевые объекты Праги, в здании ЦК был задержан и отправлен в СССР Александр Дубчек вместе с другими руководящими реформаторами. Было взято и МВД, министр Йозеф Павел бежал. В течение 36 часов были взяты под контроль все объекты страны, намеченные по плану операции «Дунай».

Такой мгновенный успех командир 7-й дивизии ВДВ Лев Горелов объяснил так: «Что нас спасло от кровопролития? Почему в Грозном мы потеряли 15 тысяч наших ребят молодых, а в Праге нет? А вот почему: там были готовы отряды, готовые заранее, Смрковский руководил, идеолог. Они сформировали отряды, но оружие не выдавали, оружие по тревоге — приходи, бери оружие. Так мы знали, наша разведка знала, где эти склады.

Мы захватили склады в первую очередь, а потом брали ЦК, генеральный штаб, и далее — правительство. Первую часть сил мы бросили на склады, потом все остальное. Короче говоря, в 2 часа 15 минут я приземлился, а в 6 часов Прага была в руках десантников. Чехи утром проснулись — к оружию, а там стоит наша охрана. Все».

Действительно, оружие находили даже в таких местах в Праге, как Дом журналиста, министерства сельского хозяйства, в отделениях политических клубов по всей стране. Сейчас чешские СМИ утверждают, что борцы за «социализм с человеческим лицом» были мирными людьми, а оружие принадлежало рабочей милиции. Однако документы свидетельствуют, что в тайниках были мины и взрывчатка, которых на вооружении коммунистических отрядов никогда не было. Да и огнестрельное оружие часто было западного производства.

Самые кровавые события развернулись в Праге у здания чешского радио, откуда на всю страну раздавались призывы оказывать сопротивление войскам Варшавского договора. 21 августа у здания собралась толпа в 7 тысяч человек, со всех сторон они построили баррикады. О том, что это были далеко не мирные люди свидетельствует то, что были сожжены советские танки и автомашины, в результате огнестрельного ранения погиб старший сержант Евгений Красий. Тем не менее, наши войска установили контроль над зданием. В этом им помог, открыв дверь изнутри, сотрудник чехословацкой госбезопасности Фурманек.

Среди обороняющихся потери вместе с умершими позже от ран составили 15 человек. Однако это была самая большая трагедия после ввода войск.

Государственное радио перестало призывать к неповиновению, но тут же появилось множество подпольных радиостанций. Их количество достигало 35.

Это ещё одно доказательство того, что организаторы беспорядков были связаны с Западом. Подпольные радиопередатчики были объединены в систему, которой определялись время и продолжительность работы. Группы захвата обнаруживали работающие радиостанции, развернутые в квартирах, спрятанные в сейфах руководителей различных организаций.

Попадались и радиостанции в специальных чемоданах вместе с таблицами прохождения волн в разное время суток. Начали массово появляться листовки и подпольные газеты — бумага и типографское оборудование для них были приготовлены заранее.

Они призывали к физическому уничтожению военнослужащих советской армии, сообщая, что им запрещено стрелять, объясняли, что нужно делать баррикады, уничтожать дорожные указатели, названия улиц, номера домов. Сообщались выдумки о множестве убитых женщин и детей.

Например, сообщили, что советские солдаты убили маленького ребенка прямо на Вацлавской площади в Праге. Даже было опубликовано фото с венками на месте смерти, но тут фальсификаторы допустили промах: на фото не было крови.

Потом обвинили наших солдат, что они обстреляли из танков детскую больницу на Карловой площади столицы, а там даже ни одного стекла не было разбито. В ход шли самые фантастические выдумки, что китайская тушенка, которой питаются советские солдаты, сделана из дождевых червей, что они постоянно голодают и надо прятать собак и кошек, чтобы они их не съели.

Ну и главная тема подпольных СМИ была в точности заимствована у Остапа Бендера: Запад нам поможет. Достоверности в ней было столько же, сколько в словах великого комбинатора. Запад не помог чехам ни в 1938, ни в 1939, ни в 1945 годах. Не дождались помощи они и на этот раз.

Кроме оружия и радиостанций единственной помощью стала работа радиостанций на чешском и русских языках 701-го батальона психологической войны армии ФРГ. Говоря современным языком, то, что тогда происходило в Чехословакии, можно было бы назвать гибридной войной после провала попытки цветной революции.

А как известно, война без жертв не бывает. Да, часть наших солдат погибла в различных дорожных катастрофах, но очень часто их провоцировали сторонники Александра Дубчека и западной демократии. В первые дни во многих городах были попытки блокировать продвижение наших войск. Для этого боевики использовали живые щиты из женщин и детей.

21 августа их выставили между городами Прешов и Попрад после поворота. Головная машина советской танковой колонны не успевала остановиться и, чтобы она не задавила женщин и детей, на что и рассчитывали экстремисты, экипаж бросил танк в кювет. Заживо сгорели старшина Юрий Андреев, младший сержант Евгений Махотин и рядовой Петр Казарык.

При вводе войск было допущены две тактические ошибки. Советским солдатам было разрешено открывать огонь только в ответ на огонь противника, да и то, если он ведется не из толпы. Кроме того, на каждый танк было сложено по две бочки с горючим. Борцы за демократию пробивали бочку, поджигали, вытекающее из нее горючее, танк вспыхивал, взрывался находящийся внутри боезапас и экипаж погибал.

Вот, что рассказывает Вячеслав Подопригора, бывший старшина 1-й радио-релейной роты 3-й отдельной бригады связи: «При проходе колонны наших танков кто-то
из толпы поджег на одном из танков бочку с горючим, от бочки загорелся двигатель. От огня вот-вот мог взорваться боекомплект. А это — гибель многих мирных жителей, стоящих на обочине дороги.

Предвидя это, командир танка старший сержант бросился в толпу, упрашивая людей быстро отойти от машины. Через несколько минут прогремел взрыв огромной силы. Командир танка и остальные члены экипажа погибли. Погибло несколько местных жителей. Многие жители были ранены».

Не сомневаюсь, что и эти погибшие жители в современной Чехии внесены в список жертв советской агрессии. Хотя, возможно, кто-то
из них и поджег танк. В списке 108 человек.

Об обстановке в этой стране есть воспоминания человека, которого невозможно заподозрить в любви к России. Это депутат Львовского областного совета и главный редактор местной газеты «Наша Батьківщина» Василий Семен, гордящийся тем, что два его дяди воевали в УПА¹. В 1968 году он был сержантом срочной службы и вот, что он вспоминает о миссии в ЧССР.

«Большая часть моего взвода погибла — ЗИЛ, в котором их везли, упал с обрыва. Говорили, что их «подрезала» чешская машина. Парни из Луганска погибли. Был выстрел с нашей стороны. На одного парня, осетина, хотел наехать таксист. Он отскочил и выстрелил. Но попал не в таксиста, а в пассажирку, которая оказалась дочкой партийного функционера. Ранил её и полгода провел под следствием. Правда, потом его все-таки отпустили».

Его слова подтверждает старший сержант Николай Мешков: «В памяти остался случай: из толпы выходили чехи, хорошо говорившие по-русски, и предлагали нам убираться с их земли по-хорошему. Толпа из 500-600 человек стала стеной, как по команде, нас отделяло метров 20. Из задних рядов на руках они подняли четырех человек, которые осматривались по сторонам.

Толпа притихла. Они что-то
показывали руками друг другу, а потом мгновенно выхватили короткоствольные автоматы, и прогремели 4 длинные очереди. Мы не ожидали такого подвоха. 9 человек упали замертво. Шестеро было ранено, стрелявшие чехи мгновенно исчезли, толпа остолбенела.

В дальнейшем мы стали умнее, всех бастующих брали в кольцо, и проверяли каждого на предмет оружия. Не было ни одного случая, чтобы мы его не изъяли, по 6-10 единиц каждый раз. Людей с оружием мы передавали в штаб, там с ними разбирались. Оружие находили и у женщин, они его искусно прятали, не только пистолеты, но и гранаты».

Не было такой провокации, которая бы не использовалась против наших солдат. Десятки из них вспоминают, как блокировали им путь с помощью детских колясок и они, рискуя жизнью, должны были убеждаться в том, что они пустые. По Праге ездила машина «скорой помощи», которая разворачивалась, открывалась задняя дверь, оттуда давали очередь из пулемета, и она быстро уезжала. Наверняка рядом был спрятан видеооператор, и если бы на обстрел ответили огнем, то все западные СМИ показали бы, как советские войска расстреливают автомобиль с красным крестом.

А вот какой случай помнит Владимир Шалухин из 119-го гвардейского парашютно-десантного полка: «Часто молодежь, провокаторы, инсценировала ранение в голову или в ногу. Подходили к нам и кричали, почему мы стреляем в мирных безоружных демонстрантов. Наши ребята поймали одного длинноволосого «раненого» и сняли бинты. Оказалось, никакого ранения нет, бинты обмазаны красной краской. Его постригли наголо и отпустили».

Те, кто несколько дней назад ратовал за расширение демократии, теперь насаждал открытую русофобию. Повсюду появились надписи про русских свиней и призывы их убивать.

Депутат Государственной думы, а в 1968 году сержант 35-й мотострелковой дивизии, Юрий Синельщиков вспоминает: «Утром 22 августа мы не узнали город. Прага была буквально заклеена и исписана листовками, плакатами, лозунгами антисоветского содержания на чешском и русском языках: «Демократия без СССР и коммунистов», «Оккупанты, идите домой», «Захватчики — вон из Праги», «Смерть оккупантам».

Среди них было много явно оскорбительных: «Советские солдаты, водка в Москве — уезжайте туда», «Русские пьяницы, отправляйтесь в Сибирь к своим медведям».

Много встречалось и антикоммунистических лозунгов: «Хороший коммунист — это мертвый коммунист», «Бей коммунистов» и другие. На стене одного из домов в центре Праги мы увидели рисунок, занимающий несколько этажей, где был изображен медведь (с надписью на нем «СССР») и еж (с надписью «ЧССР»), а поверх всего этого слова: «Медведь никогда не сможет съесть ежа». Уже на второй день эта композиция дополнилась надписью (вероятно, её сделали советские солдаты): «А если его побрить?»

Всякий раз, когда чехи называли нас «оккупантами», я приводил им неотразимый контрдовод — пример из советской «оккупационной практики». Наши войска в Праге заняли для своих нужд только одно здание – это здание на проспекте Революции, в котором располагалась центральная военная комендатура советских войск в Праге.

Да и то, спустя три дня после нашего входа в Прагу, эта комендатура была передислоцирована в здание средней школы при Советском посольстве. Все остальные подразделения советской армии находились в палатках, либо штабных автомобилях».

Николаю Кодинцеву, тогда ефрейтору 237-го отдельного медсанбата, запомнилась встреча: «Недалеко от нашего временного расположения был населенный пункт, где было несколько водяных колонок и водонапорная башня, которую нам пришлось охранять, и мне тоже. В один из дней к нам подошла женщина, сказала, что она русская, родом из Воронежа, в свое время вышла замуж за чеха.

Плача, она рассказала, что ночью несколько раз к ним домой приходили какие-то
люди, искали ее, чтобы устроить расправу. Мы её отправили в комендатуру».

Источники воды приходилось охранять, так как экстремисты их отравляли, засыпали и перекрывали. Вот в таких условиях приходилось нести службу нашим солдатам.

Правда, у них были союзники. В те дни выяснилось, что боевое братство армий Варшавского договора — не пустой звук. Между их военнослужащими не только не было никаких конфликтов, но даже не было случая, чтобы они не пришли на помощь друг другу. Правда, союзникам было легче. Если советский солдат должен был отчитываться за каждый патрон, то у них с этим проблем не было, да и стрелять они имели право при любой угрозе их жизни и здоровью.

Группировка советских войск насчитывала 170 тысяч человек, а следующей по численности была 2-я армия Войска Польского — 40 тысяч солдат. 21 августа в чешском городе Либерец на центральной площади ремонтировалось здание, и когда на ней появились танки, то на них сверху со строительных лесов посыпались строительные блоки, кирпичи, доски.

Нападающим чехам не повезло: танки были советского производства, но принадлежали польской армии. В результате 9 из них отправились на небеса, а 42 в больницу. Позже, 7 сентября, польский солдат Стефан Дорна пристрелил двух чехов в городе Йичин. Так как он заодно их и ограбил, то был приговорен к тюремному заключению в своей стране. Что важно: это единственное преступление против граждан ЧССР на всю почти 230-тысячную группировку Варшавского договора.

На месте обоих инцидентов сейчас установлены памятники. Они теперь установлены везде, где погиб хотя бы один чех, даже если он первый открыл огонь. При этом если гибель произошла в результате столкновения с советскими войсками, то это указывается, а если причина смерти наши союзники — нет. Оно и понятно: нельзя Чехии обижать нынешних союзников по НАТО.

Поляки понесли единственную боевую потерю — на посту 1 октября был убит Тадеуш Боднарук. Еще 5 человек погибли в результате несчастных случаев и самоубийства.

Точно так же всего одну боевую потерю и тоже на посту понесли и болгары, но зато других потерь у них не было вообще. Болгария прислала в ЧССР 12-й и 22-й мотострелковые полки, чья численность в разное время была от 2164 до 2177 бойцов. 12-й полк совершил марш-бросок от советской границы до города Банска-Быстрица.

Во время марш-броска из-за попыток блокады и обстрела было уничтожено 7 боевиков в городе Кошице и один в городе Рожнява, где болгары встали во главе колонны советских войск, которую обстреливали из огнестрельного оружия. Ранения получили 29 болгар. Болгарский полк под командованием полковника Александра Генчева взял под контроль казармы, здания полиции, типографии и радио в городе. Также болгары овладели аэродромом в Зволене и воинской частью в Брезно.

12-й полк болгарской народной армии не только охранял указанные ему советским командованием объекты, но и активно участвовал в оздоровлении обстановки. 11 сентября газета «Смер», являющаяся органом местного обкома коммунистической партии, опубликовала статью «Побеждены, но не покорены», в которой призвала к вооруженной борьбе.

В этот же день болгарские солдаты закрыли газету, а ее главного редактора Кучеру и его заместителя Хагару отконвоировали в штаб советской 38-й армии. 17 сентября за подобное нарушение была закрыта газета «Вперед» в Зволене, а от местных партийных властей потребовали «незамедлительно выявить все вражеские элементы в редакции».

22-й болгарский полк под командованием полковника Ивана Чавдарова был переброшен из СССР самолетами 7-й дивизии ВДВ на пражский аэропорт Рузине и приступил к его охране. В первый же день болгары изрешетили пулями чешскую пожарную машину, которая не остановилась по их требованию. Чехи в ней чудом остались живы и больше проблем при проверке автотранспорта у болгар не было.

Про службу там вспоминает бывший старшина 8-й мотострелковой роты Иван Чакалов: «Как-то
раз пошли в ближайшее село за покупками. Нам выдавали по 150 крон. А хозяин магазина отказался нам что-либо
продавать. Тогда младший сержант Иван Георгиев из Тетевена дал автоматную очередь в потолок. Попадала штукатурка, хозяин в ужасе сбежал. Мы взяли все, что нам нужно и оставили деньги.

В другой раз пришли в бар, попили пиво, угостили чехов нашими сигаретами, но взяли не все. Вышли из бара и слышим и видим через окно, как чехи заспорили: является ли курение болгарских сигарет сотрудничеством с оккупантами. Так разгорячились, что дошло у них до большой драки».

Водитель БТР Георгий Николов до сих пор восхищается советскими бойцами: «Возле нас была часть специального назначения с солдатами в красных беретах. Мы и они охотились на зайцев, которых было много в окрестных полях. Но мы их убивали очередями из автоматов, а они ножами!

Мы им стали дарить патроны, но они их не тратили на зайцев, а стреляли поверх голов чехов в случае враждебных действий. Вскоре советское командование заметило, что против солдат в красных беретах чехи никаких провокаций не предпринимают и одело в такие береты всех своих солдат на аэродроме».

9 сентября с помощью двух девушек младшего сержанта Николая Николова заманили к машине, где оглушили его ударом по голове и отвезли в лес у села Нови Дум в 37 км от аэропорта. Там его убили из пистолета западного производства и похитили его автомат Калашникова, 120 патронов и все документы.

Вскоре советские контрразведчики установили, что убийцами являются Милислав Фролик, Рудольф Странски и Иржи Балоушек. После ареста они заявили, что убийство произошло в результате бытовой ссоры и к политике отношения не имеет. За это они получили от 4 до 10 лет лишения свободы. Сейчас в Чехии они пользуются большим уважением и регулярно рассказывают в СМИ как «подготовили и осуществили уничтожение болгарского оккупанта».

В связи с этим в Болгарии раздаются голоса с требованием к местной прокуратуре возбудить уголовное дело об убийстве болгарского гражданина по новым открывшимся обстоятельствам и потребовать от Чехии выдачи Милислава Фролика и Рудольфа Странски, так как их третий подельник уже умер.

На месте гибели Николая Николова был установлен памятник, который сейчас разрушен и осквернен. Однако его помнят и почитают на родине. В его родном селе Быркачево ему был установлен бронзовый памятник. Недавно его украли, и в ноябре 2017 года был открыт новый памятник из белого камня. Тогда же режиссер Стефан Командарев снял о нем документальный фильм. Память о Николае Николове традиционно почитается на охотничьем празднике в Мездре, на училище в этом городе, где он учился, есть мемориальная доска. Интересно, а есть ли у нас хоть один памятник погибшим в Чехословакии в 1968 году?

Позаботились в Болгарии и о своих живых солдатах. Все они после возвращения в октябре 1968 года были сразу демобилизованы и приняты в вузы без экзаменов.

В 2008 году состоялся банкет в честь 40-летия ввода войск, а начальник генерального штаба Болгарской армии в 1993—1997 годах генерал Цветан Тотомиров сравнил действия армии в Чехословакии с миссиями в составе НАТО в Афганистане и Ираке.

«В 1968 году мы участвовали с солдатами срочной службы, которые не получали никакой зарплаты, а сейчас материальный стимул главный».

Венгерские воины, которые были представлены 8-й мотострелковой дивизией с частями усиления общей численностью в 12,5 тысяч человек, достигли наилучших результатов в своей зоне ответственности. Они контролировали город Левице и окрестности.

Этот город в 1938—1945 годах входил в состав Венгрии, и местное население справедливо опасалось, что может получить возмездие за то, что произошло с венграми в 1945 году. Уже в 3 часа ночи 21 августа венгерские танки вошли в город. Там как раз шло чрезвычайное заседание городского совета. На него пришел венгерский офицер с 8 автоматчиками и объявил, что отныне полностью запрещена продажа алкоголя, а население до 23 августа должно сдать все охотничьи ружья.

Затем были разоружены госбезопасность, полиция и рабочая милиция. При этом командование дивизии потребовало, чтобы при каждом венгерском военном патруле было по одному представителю полиции и рабочей милиции. Очевидно в качестве своеобразного «живого щита».

Были также отключены телефоны, а все решения государственных органов должны были согласовываться. Если советские и болгарские солдаты и офицеры жили в палатках и штабных машинах, то венгерские военнослужащие расположились в партийных и общественных зданиях в самом центре города, а танки стояли у казарм чехословацкой армии.

Вопреки таким жестким мерам в венгерских солдат никто не стрелял и даже ничего не кидал. Сопротивление ограничилось писанием оскорбительных надписей на стенах. Первоначально водители, проезжая мимо венгерских солдат, в знак протеста нажимали на клаксоны, но после нескольких автоматных очередей по шинам это прекратилось. Венгерская армия единственная из стран Варшавского договора, у которой в ЧССР не было боевых потерь, а от болезни, несчастных случаев и самоубийства потери составили 4 человека.

В Интернете есть множество воспоминаний про поведение немецких войск в Чехословакии. Это удивительно, так как в последний момент ввод двух дивизий национальной народной армии ГДР был отменен, и они остались в резерве на своей территории.

Для координации и подготовки ввода войск ГДР (который так и не состоялся) в Чехословакию прибыло 20 немецких офицеров. Один из них находился в советской военной комендатуре в городе Йиглава.

Там никак не могли заставить местные власти стереть со стен домов оскорбительные антисоветские и антирусские надписи. Те ссылались на то, что нет то ведер, то чистящих средств. Тогда немецкий офицер попросил машину с шофером и громкоговоритель и объехал весь город. По громкоговорителю он на немецком языке без перевода на чешский объявил о необходимости срочно смыть надписи. Каково же было удивление советских офицеров, когда они увидели, что население города высыпало на улицы и начало убирать надписи!

Сейчас многие СМИ усиленно внушают, что против ввода войск активно протестовал весь народ страны. На самом деле, как я писал выше, протестующих было относительно немного, и это была в основном молодежь. Большинство чехов, переживших немецкую оккупацию, поддерживали принятые меры. Десятки наших солдат вспоминают, как чехи тайком давали им сигареты и еду, благодарили их. Сорвалась и всеобщая бессрочная забастовка, к которой призывали не только протестующие, но и подпольные и западные радиостанции и газеты.

Обстановка в ЧССР была очень напряженной первые пять дней. Те, кто протестовал и противодействовал армиям союзников, выдвигали два требования: вывод войск и освобождение главы коммунистической партии Александра Дубчека и других партийных руководителей, но это не мешало им писать антикоммунистические лозунги на стенах домов.

Все кардинально изменилось 26 августа: в Прагу вернулся Александр Дубчек с товарищами и объявил, что он подписал с СССР договор о размещении советских войск в ЧССР. Это стало шоком для борцов за «социализм с человеческим лицом»: одно их требование выполнено — Дубчек на свободе, да и советские войска теперь находятся в ЧССР с согласия руководства страны. У них возник вопрос: за что боролись? Количество протестующих резко сократилось. К тому же, к тому времени были выявлены и прекратили работу большинство подпольных радиостанций и типографий.

Руководство коммунистической партии Чехословакии решительно осудило «буржуазные отклонения и вылазки контрреволюции» и вернулось к построению коммунизма. Однако 16 января 1969 года на Вацлавской площади Праги совершил самосожжение студент Ян Палах, а 25 февраля — Ян Зайиц. 28 марта, празднуя победу сборной ЧССР над советскими хоккеистами, толпы пражан разгромили представительства «Аэрофлота» и «Интуриста», а также магазин «Советская книга».

Все эти события показали, что Александр Дубчек не контролирует положение в стране, и 17 апреля он перестал быть главой чехословацких коммунистов. Год он проработал послом в Турции, а потом его исключили из партии и отправили руководить лесничествами в Словакии.

В 1989 году он снова поменял свою позицию, начал критиковать коммунистическую идеологию и утверждать, что всегда был убежденным демократом. В награду за это до июня 1992 года он возглавлял парламент Чехословакии. В сентябре того же года он попал в автомобильную катастрофу и 7 ноября умер. Меньше чем через два месяца — 1 января 1993 года распалась и Чехословакия.

Приемником Дубчека на посту главы КПЧ стал Густав Гусак. Он был одним из организаторов Словацкого восстания и в 1944 году выступал за вхождение Словакии без Чехии в СССР.

Дальнейший период истории страны до 1989 года получил название «нормализация». В ходе нее до 1974 года были к различным срокам тюремного заключения приговорены 3078 активистов Пражской весны. В основном те, кто боролся не словом, а делом, и за конкретные преступления, включая политические убийства. Была проведена партийная чистка, и после того, как выяснили, чем занимались коммунисты в конце августа 1968 года, 22 % членов КПЧ остались без партбилетов. Из союза писателей исключили три четверти его членов, а из союза журналистов — половину.

Описывая события в Чехословакии, нельзя не упомянуть роли США в них. Как только начались реформы Дубчека, сразу же возросло количество радиостанций, вещающих на ЧССР, финансируемых на американские деньги. Они призывали расширять демократию, восхищались уже сделанным и намекали, что если понадобится, то США придут на помощь.

Однако, когда за два дня до ввода войск Леонид Брежнев позвонил президенту США Линдону Джонсону и поинтересовался, будет ли его страна и дальше выполнять Ялтинские соглашения, американский президент ответил утвердительно и сообщил, что признает то, что Чехословакия и Румыния находятся в сфере влияния СССР.

Действительно, США тогда было не до Чехословакии. Они вели войну во Вьетнаме. 16 марта 1968 года они убили 504 мирных жителей в деревне Сонгми. А всего в ходе войны даже по американским оценкам погибло 2 миллиона гражданских лиц. Но западные СМИ не акцентировали на этом внимание своей аудитории. Зато зверства советских солдат в Чехословакии были главной темой в течение нескольких месяцев, хотя там погибло 108 граждан ЧССР, многие из них — с оружием в руках.

Сейчас США — лучший друг демократической Чехии. Но есть моменты в отношениях двух стран, которые их руководители предпочитают не вспоминать.

Например, американцы до сих не вернули полностью золотой запас Чехословакии. С ним произошло много интересных историй. Когда в 1938 году у этой страны была отнята Судетская область, её руководители начали подозревать, что скоро она вся исчезнет с политической карты Европы, и отправили половину золотого запаса в банк Англии.

Она действительно перестала существовать в марте 1939 года. Великобритания не признала присоединение Чехии к Третьему рейху, но банк Англии по неясным, но явно коррупционым причинам передал чехословацкое золото нацистам.

Всего за несколько месяцев до начала Второй Мировой войны оно было там продано, а вырученная валюта переведена на швейцарские счета рейхсбанка и всю войну тратилась на закупку оружия и сырья в третьих странах для нужд вермахта.

Оставшиеся 45,5 тонн золота нацисты захватили в Праге. Они были вывезены и в 1945 году достались американской армии в районе Франкфурта-на-Майне. С тех пор идут переговоры о его возврате. В 1982 году американцы вернули ЧССР 18,46 тонн золота, а в 2000 году уже независимая Словакия смогла получить 4,5 тонны.

Оставшиеся более 20 тонн золота продолжают укреплять финансовую систему США. Для сравнения: по данным Чешского национального банка от 30 сентября 2016 года, золотой запас Чехии составляет 9,642 тонны. Отказ его возвращать американцы объясняют проблемой идентификации части золотого запаса.

На слитках из золотого запаса всех стран стоит герб страны, а на некоторых чехословацких — герб Российской империи. То есть это фактически наше золото, украденное чехословацкими легионерами в 1920 году. Вообще, США, объявляющие священным право частной собственности, любят попридержать у себя чужое имущество. Например, венграм пришлось ждать возврата своей главной святыни, короны короля Иштвана, также захваченной американской армией в 1945 году, целых 33 года.

Другой неприятный для американофилов случай произошел 14 февраля 1945 года, когда американские ВВС подвергли бомбардировке Прагу, и в результате не пострадал ни один немецкий солдат, зато 701 пражанин погиб и 1184 были ранены. О них не вспоминают нынешние руководители, зато они ежегодно возлагают венки к пражскому зданию чешского радио, где 21 августа 1968 года погибло 15 пражан. Главное, что в их смерти можно десятилетиями обвинять советских солдат, а не тех, кто придумал миф с красивым названием «социализм с человеческим лицом».

¹
Организация запрещена на территории РФ.

21 августа 1968 года советские воздушно-десантные войска провели успешную операцию по захвату ключевых пунктов столицы Чехословакии.

Сколько ни корми волка, он смотрит в лес. Сколько ни корми чеха, поляка, венгра или литовца, он всё равно будет смотреть на Запад. С самого момента образования социалистического лагеря, заботы об его благополучии были возложены на страну, освободившую эти страны от фашизма. Русский мужик ел серый хлеб, чтобы восточный немец имел возможность намазывать на сдобную булку любимый сорт мармелада. Русский мужик пил Солнцедар, чтобы венгр имел возможность распивать любимые токайские вина. Русский мужик трясся на работу в переполненном трамвае, чтобы чех имел возможность ездить на соей любимой Шкоде или Татре.

Но ничего этого ни немцы, ни венгры, ни чехи не ценили. Первые устроили в 1953 году Берлинский кризис, вторые – в 1956 году небезызвестные события в Венгрии, а третьи – в 1968 так называемую Пражскую весну.

Именно для ликвидации этой смуты и была проведена операция Дунай.

В 2 часа ночи 21 августа 1968 года на аэродроме «Рузине» в Праге высадились передовые подразделения 7-й воздушно-десантной дивизии. Они блокировали основные объекты аэродрома, куда стали приземляться советские Ан-12 с десантом и боевой техникой. Захват аэродрома был произведен с помощью обманного маневра: подлетающий к аэродрому советский пассажирский самолет запросил аварийную посадку из-за якобы повреждения на борту. После разрешения и посадки десантники с самолета захватили диспетчерскую башню и обеспечили посадку десантных самолетов.

В 5 час. 10 мин. высадилась разведрота 350-го парашютно-десантного полка и отдельная разведрота 103-й воздушно-десантной дивизии. В течение 10 минут они захватили аэродромы Туржани и Намешть, после чего началась спешная высадка основных сил. По словам очевидцев, транспортные самолеты совершали посадку на аэродромы один за другим. Десант спрыгивал, не дожидаясь полной остановки. К концу взлетно-посадочной полосы самолет оказывался уже пуст и тут же набирал ход для нового взлета. С минимальным интервалом сюда стали прибывать другие самолеты с десантом и военной техникой.

На боевой технике и захваченных гражданских автомобилях десантники уходили в глубь территории, и к 9.00 ими были блокированы в г. Брно все дороги, мосты, выезды из города, здания радио и телевидения, телеграф, главпочтамт, административные здания города и области, типография, вокзалы, а также штабы воинских частей и предприятия военной промышленности. Командиров ЧНА просили сохранять спокойствие и соблюдать порядок.

Спустя четыре часа после высадки первых групп десантников важнейшие объекты Праги и Брно оказались под контролем союзных войск. Основные усилия десантников направлялись на захват зданий ЦК КПЧ, правительства, министерства обороны и генерального штаба, а также здания радиостанции и телевидения. По заранее разработанному плану к основным административно-промышленным центрам ЧССР направлялись колонны войск. Соединения и части союзных войск размещались во всех крупных городах. Особое внимание уделялось охране западных границ ЧССР.

200-тысячная чехословацкая армия, как и за 30 лет до этого при захвате страны немцами, не оказывала практически никакого сопротивления. Однако среди населения, главным образом в Праге, Братиславе и других крупных городах, проявлялось недовольство происходящим. Протест общественности выражался в сооружении баррикад на пути продвижения танковых колонн, действиях подпольных радиостанций, распространении листовок и обращений к чехословацкому населению и военнослужащим стран-союзниц. В отдельных случаях имели место вооруженные нападения на военнослужащих введенного в ЧССР контингента войск, забрасывание танков и прочей бронетехники бутылками с горючей смесью, попытки вывести из строя средства связи и транспорт, уничтожение памятников советским воинам в городах и селах Чехословакии.

21 августа группа стран (США, Англия, Франция, Канада, Дания и Парагвай) выступила в Совете Безопасности ООН с требованием вынести «чехословацкий вопрос» на заседание Генеральной Ассамблеи ООН, добиваясь решения о немедленном выводе войск стран Варшавского Договора. Представители Венгрии и СССР проголосовали против. С осуждением военного вмешательства пяти государств выступили правительства стран социалистической ориентации — Югославии, Албании, Румынии и Китая.

16 октября 1968 г. между правительствами СССР и ЧССР был подписан договор об условиях временного пребывания советских войск на территории Чехословакии, согласно которому часть советских войск оставалась на территории ЧССР «в целях обеспечения безопасности социалистического содружества». В договоре фиксировались положения об уважении суверенитета ЧССР и невмешательстве в ее внутренние дела. Подписание договора стало одним из главных военно-политических итогов ввода войск пяти государств, удовлетворивших руководство СССР и ОВД.

17 октября 1968 г. начался поэтапный вывод союзных войск с территории Чехословакии, который завершился к середине ноября.

Несмотря на то, что при вводе войск стран Варшавского Договора боевые действия не велись, потери имелись. Так, в ходе передислокации и размещения советских войск (с 20 августа по 12 ноября) в результате действий враждебно настроенных лиц погибло 11 военнослужащих, в том числе один офицер; ранено и травмировано 87 советских военнослужащих, в том числе 19 офицеров.

Многие сейчас задают вопрос, зачем было удерживать в соцлагере всех этих чехов, поляков, немцев и венгров? Но если бы мы позволили всем им лечь под Запад, американские военные базы тут же оказались бы у наших границ. И потому в Польше мы вынуждены были держать Северную группу войск, в ГДР – Западную, в Венгрии – Южную, а в Чехословакии – Центральную.

ВОСПОМИНАНИЯ УЧАСТНИКОВ ОПЕРАЦИИ

Лев Горелов
(в 1968 — командир 7-й гвардейской дивизии ВДВ):

В уставах ВДВ нет такого, не предназначено, чтоб драться в городах. В уставах общевойсковых, пехота где, там тоже ничего нет — «особенности ведения боевых действий»…

Что делать? Ребята с деревень, некоторые и в домах-то не были, не знают что такое многоэтажный дом.

Собрал я ветеранов, которые в отставке, которые когда-то брали населенные пункты во время войны. Пишем временное наставление по взятию дома. Дома, как дома, не в мировом масштабе, а как крупный дом брать. Выводим дивизию, полки, а полки стояли раздельно, а в каждом городе, есть микрорайоны. Так вот мы с рассветом, до тех пор, пока люди придут с работы мы там тренировались — взятие населенного пункта отрабатывали. А это тактика другая: штурмовой отряд, отряд обеспечения, огневое обеспечение, отделения прикрытия — это целая новая тактика для десантников, да и для всех. Брать населенный пункт — это создавать штурмовые группы надо. Тренирую месяц, говорят: «Комдив с ума сошел, что такое, всех вывели, с утра до ночи, до прихода рабочего класса, штурмуют…»

Что нас спасло от кровопролития? Почему в Грозном мы потеряли 15 тысяч наших ребят молодых, а в Праге нет? А вот почему: там были готовы отряды, готовые заранее, Смарковский руководил, идеолог. Они сформировали отряды, но оружие не выдавали, оружие по тревоге — приходи, бери оружие. Так мы знали, наша разведка знала, где эти склады. Мы захватили склады в первую очередь, а потом брали ЦК, Генеральный штаб, и так далее, правительство. Первую часть сил мы бросили на склады, потом всё остальное.

Короче говоря, в 2 часа 15 минут я приземлился, а в 6 часов Прага была в руках десантников. Чехи утром проснулись — к оружию, а там стоит наша охрана. Всё.

— То есть, сопротивления не было?

— Только в ЦК. Значит, в ЦК 9 человек чехов убили наши. Дело в том, что они прошли через подвалы и вышли на противоположной стороне, коридор длинный, вы знаете, служебные эти помещения. И караул наш стоял в кабинете Дубчика, а пулеметчик сидел метров за 50 до этого кабинета и увидел — эти идут, бегут с автоматами. Прицелился и дал очередь. Он тогда из пулемета всю ленту разрядил, их убивает, и чехов потом вертолетом увезли. Где похоронили, не знаю.

НИКОЛАЙ МЕШКОВ
(старший сержант мотострелкового полка пп 50560):

Командир полка полковник Клевцов, боевой командир, участник Великой Отечественной войны, а также участник Венгерских событий, сказал: «Я научен горьким опытом Венгерских событий, из-за приказов «не стрелять» полегло много солдат. А нам отдан приказ защищать социалистические завоевания в ЧССР и мы их защитим с оружием в руках, и на каждый выстрел с их стороны, мы ответим тем же».

Первые 50 километров прошли без происшествий. Проезжая где-то в 2 часа ночи какой-то населенный пункт, где была расположена одна из воинских частей ЧССР, мы увидели, что солдаты выводили танки и машины по боевой тревоге. Первые пулеметные очереди мы услышали, не доходя до Праги примерно 40 километров. Каждый из нас сразу нашел свою каску, половина солдат спустилась внутрь БТР. Все солдаты присоединили рожок к своему автомату и поставили на боевой взвод. Солдатские шутки отошли в сторону.

Город встретил нас настороженно. Вокруг никаких указательных знаков, улочки узкие. Везде 10-15-этажные здания. Танк в таком месте казался спичечным коробком. Почти через километр на пути машин встала первая преграда — баррикада из машин и автобусов, все советского производства. Наша колонна остановилась. Из какого-то здания, сверху начался обстрел из автоматического оружия. Пули зацокали по броне БТР, нас как ветром сдуло внутрь машины. В ответ мы тоже открыли огонь из автоматов. Никто не пострадал. Головному танку был отдан приказ: выстрелить холостым зарядом, чтобы очистить дорогу. Выстрел прогремел внезапно, нарушив тишину раннего утра. Баррикада из машин разлетелась, некоторые машины перевернулись и загорелись. Колонна двинулась дальше.

… Дорога проходила вдоль реки, а слева находились высотки. Дорога была очень узкой, два танка, находясь на ней, не смогли бы разъехаться. Километра через полтора, на повороте, появилась толпа вооруженных людей, которые прикрывались малыми детьми. Они открыли по нам огонь. Передний танк начал уходить вправо, чтобы не наехать на детей, проломил парапет и упал в реку. Никто из экипажа не выбрался, все погибли, но ценой своих жизней они спасли детишек. Затем люди стали разбегаться по домам, а мы огнем оттесняли вооруженных боевиков. Трое из них погибли, а у нас было два раненых и погибший экипаж…

Еще по пути до Праги было две баррикады из машин и автобусов, и также вся техника была советской, где они ее столько набрали? Вперед колонны выдвинулся БАТ с очистителем и разгреб баррикады, как кучу мусора. Нас еще трижды обстреливали с домов… Позади загорелся БТР, метров через 40 еще один, солдаты выскакивали из машин. На БТР с окон была сброшена смесь в целлофане, когда при ударе целлофан разрывался, смесь сразу же возгоралась как бензин, командиры сказали, что этот огонь потушить невозможно… Добравшись с потерями до резиденции правительства около 7 утра и окружив ее со всех сторон, мы не увидели ни одного десантника, их не было. Как потом выяснилось, они по каким-то причинам задержались почти на три часа, и добирались к месту назначения кто на чем мог. В общем, колонна мотоциклов, на которой они прибыли, составляла 100 единиц. Но их сразу отвели на другие рубежи, их задание выполнила наша часть.

На северной стороне располагался полк немцев, рядом с ними венгры, а чуть дальше поляки.

К 8 утра город проснулся как по команде, оглушенный взрывами, стрельбой автоматов и пулеметов. Все войска союзников вошли в город на 6 часов раньше, чем нас ждали.

Город зажил военной жизнью, появились военные патрули. Стрельба в городе не прекращалась, а нарастала с каждым часом. Мы уже хорошо различали, где бьет наш пулемет, а где чужой, выстрелы наших пушек и взрывы чужих снарядов. Только веер пуль нельзя было различить, он в полете одинаков. Появились первые пикетчики, студенты. Они устроили забастовку, потом пошли на штурм, мы еле сдерживали натиск. Произошел захват гаубицы, мы взводом отбили пушкарей.

… В памяти остался случай: из толпы выходили чехи, хорошо говорившие по-русски, и предлагали нам убираться с их земли по-хорошему. Толпа из 500-600 человек стала стеной, как по команде, нас отделяло метров 20. Из задних рядов на руках они подняли четырех человек, которые осматривались по сторонам. Толпа притихла. Они что-то показывали руками друг другу, а потом мгновенно выхватили короткоствольные автоматы, и прогремели 4 длинные очереди. Мы не ожидали такого подвоха. 9 человек упали замертво. Шестеро было ранено, стрелявшие чехи мгновенно исчезли, толпа остолбенела. Впереди стоящий солдат, у которого убили друга, разрядил обойму в толпу. Все разошлись, унося своих убитых и раненых. Так первая смерть пришла к нашим «пушкарям». В дальнейшем мы стали умнее, всех бастующих брали в кольцо, и проверяли каждого на предмет оружия. Не было ни одного случая, чтобы мы его не изъяли, по 6-10 единиц каждый раз. Людей с оружием мы передавали в штаб, там с ними разбирались.

Неделя боев и стрельб оставила свой отпечаток. Однажды, проснувшись утром, я заглянул в зеркало и увидел, что у меня седые виски. Переживания и смерть товарищей дали о себе знать… Где-то на пятый день утром, в километре от нас ударил шквальным огнем пулемет. Пули зацокали по стенам, осыпая струйки песка. Все упали на землю и прикрыли головы руками, начали передвигаться ползком. Поступила команда подавить огневую точку. Пулемет бил, не давая поднять головы, пули, рикошетя о брусчатку, издавали жужжащий звук, от которого замирало сердце. Я почувствовал что-то горячее в правой ноге, переполз за угол, снял сапог. Он был порван, вся портянка в крови. Пуля рассекла сапог и разрезала кожу на ноге, по сути, царапина. Перемотал пакетом и сделал укол. Боли как таковой не было, повезло. Принял боевое крещение. Ребята из второй роты, а они были гранатометчики, подавили огневую точку. С одного залпа гранатомета 4-этажное здание, откуда велся огонь, стало 3-этажным, один этаж осел полностью. После такого выстрела охватывает гордость за мощь нашего оружия.

… Где-то на двадцатый день военных действий бои начали утихать, происходили только мелкие стычки, хотя были и убитые и раненые.

Еще опишу один случай. В один из дней сентября 1968 года нашу роту послали на разгрузку продовольствия для армии. Пришло 4 железнодорожных холодильника, груженных тушками свинины и говядины, 2 вагона масла, колбасы, тушенки и круп. Перед разгрузкой наши врачи проверили продукты на пригодность, оказалось все мясо и остальное продовольствие отравлено, хотя все пломбы и документы сопровождении яцелы. Эшелон перегнали дальше от города, в поле. Военные выкопали траншеи. Мы в химзащите выгрузили продовольствие в ямы, полили дизельным топливом и подожгли. Все сравняли с землей… Шла настоящая война…

Александр Засецкий (в 1968 году — командир радиовзвода, лейтенант):

Чешский народ встретил нас по-разному: взрослое население — спокойно, но настороженно, а вот молодежь — агрессивно, враждебно и вызывающе. Она была здорово «обработана» враждебной пропагандой. В Праге тогда было полно выходцев с Запада, их потом ловили и выдворяли. От молодежи, в основном, были нападения, стрельба, поджоги машин и танков. На наших танках над моторным отсеком крепились две бочки с горючим, так они прыгали на танк, пробивали бочки и поджигали их. Танк горел. Потом был приказ — бочки снять. Были конечно и людские потери. Со мной на вертолете работал радист Лёня Пестов, жаль не знаю из какой части. Через несколько дней, когда его не было видно, спросил — где Лёня? Говорят погиб. Вертолеты, на которых мы летали, обстреливали многократно. Некоторые сбивали. Гибли люди. Помню, сбили вертолет с журналистами. Двое журналистов и пилот погибли.

Хотя иные моменты тогдашней боевой жизни вспоминаю с удовольствием. Рядом с нашим расположением находилась усадьба, был большой роскошный сад. Осень. Всё созрело, плодов уйма. Чтобы не было искушения полакомиться из сада, командиром была организована охрана этой усадьбы. Когда немного всё успокоилось, приезжает пожилой чех на трехколесном автомобильчике и просит разрешения собрать в саду урожай. «Если что осталось» — как он выразился. Каково же было его удивление, когда он увидел, что всё цело, всё в полном порядке, а ему в помощь для уборки выделили отделение солдат. Растроганный пожилой чех расплакался и долго благодарил.

Александр Дубчек — первый секретарь КПЧ (январь-август 1968)

В 1968 г. почти восемь месяцев Чехословацкая Социалистическая Республика (ЧССР) переживала период глубоких перемен, беспрецедентных в истории коммунистического движения. Эти преобразования стали закономерным результатом нарастающего кризиса в этой относительно благополучной и развитой стране, в политической культуре которой глубоко укоренились преимущественно демократические традиции. Процесс демократизации в Чехословакии, подготовленный реформистски настроенными силами внутри КПЧ, в течение ряда лет шел почти незаметно для большинства аналитиков и политических деятелей Запада и Востока, в том числе и для советских руководителей. Они неверно истолковали характер политического конфликта внутри КПЧ в конце 1967 г., который привел к смещению в январе 1968 г. первого секретаря Президиума ЦК КПЧ А. Новотного. Вместо него был избран А. Дубчек, выпускник Высшей партийной школы при ЦК КПСС, прекрасно говоривший по-русски.

В конце марта А. Новотный подал в отставку с поста президента ЧССР. Вместо него, по рекомендации ЦК КПЧ, на этот пост был избран герой второй мировой войны, генерал Людвик Свобода, против которого советские руководители также не имели возражений.

Падение Новотного было не просто итогом борьбы за власть внутри чехословацкого руководства, а произошло по ряду причин, среди которых: экономический кризис 1962 — 1963 гг., пробудивший стремление к экономическим реформам, медленный ход процесса политической реабилитации репрессированных, открытое инакомыслие писателей и студентов, пробуждение реформистски настроенных интеллектуальных слоев в партии, начавших борьбу за свободу мысли и выражения взглядов.

Затяжной характер политического кризиса, упорное противодействие Новотного и его сторонников Дубчеку, ряд скандальных происшествий 1968 г. (например, сенсационный побег в США генерала Яна Чейны, сопровождаемый слухами о неудавшейся попытке военного переворота в пользу восстановления Новотного), ослабление цензуры — все это способствовало мобилизации общественной поддержки нового руководства. Заинтересованные в реформах лидеры КПЧ включили свою плюралистическую концепцию социализма «с человеческим лицом» в «Программу действий», принятую в апреле 1968 г. в качестве «Великой хартии вольностей» нового руководства Дубчека. Кроме того, Дубчек разрешил создание ряда новых политических клубов, а также отменил цензуру; в области внешней политики решено было проводить более независимый курс, отвечающий, однако, интересам Варшавского Договора в целом и политики СССР — в частности.

Поразительная стремительность событий в ЧССР в январе — апреле 1968 г. создала дилемму для советского руководства. Отставку ориентировавшихся на Москву сторонников Новотного, а особенно реформистские программы руководства Дубчека и возрождение свободы печати привели, с советской точки зрения, к опасной ситуации в одной из ключевых стран Восточной Европы. Кроме того, руководство ряда стран — участниц Варшавского Договора думало о возросшей, по их мнению, уязвимости границ и территории Чехословакии, перспективе выхода ее из Варшавского Договора, в результате которого произошел бы неизбежный подрыв восточноевропейской системы военной безопасности.

Потенциально ситуация в ЧССР могла затронуть соседние восточноевропейские страны, да и сам Советский Союз. Чехословацкий лозунг «социализм с человеческим лицом» ставил под сомнение гуманность советского социализма. «Великая хартия вольностей» означала гораздо большую степень внутрипартийной демократии, предоставление большей автономии государственному аппарату, другим политическим партиям и парламенту, восстановление гражданских прав (свободы собраний и ассоциаций) и более решительное продолжение политической реабилитации, восстановление национальных прав этнических меньшинств в рамках федерации, проведение экономической реформы и др.

Прага. Август 1968г.

Возможность «цепной реакции» в соседних социалистических странах, где еще были свежи в памяти социальные потрясения недавнего прошлого (ГДР в 1953 году, Венгрия в 1956 году), обусловила враждебность к чехословацкому «эксперименту» не только советского, но и восточногерманского (В. Ульбрихт), польского (В. Гомулка) и болгарского (Т. Живков) руководства. Более сдержанную позицию занимал Я. Кадар (Венгрия).

Однако «Пражская весна» представляла собой протест иного рода, нежели тот, с которым советские лидеры столкнулись в Венгрии в 1956 году. Руководство Дубчека не бросало вызова основам обеспечения интересов национальной безопасности СССР, оно не выступало с предложением о ревизии внешнеполитической ориентации Чехословакии. Не подвергалось сомнению сохранение членства в ОВД и СЭВ. Ограниченный плюрализм также не означал утраты общего контроля со стороны компартии: власть, хотя и несколько рассредоточенная, сохранялась бы в руках реформистски настроенного партийного руководства.

С точки зрения советского руководства, события в ЧССР создавали проблемы и были потенциально опасны. Обжегшись на Венгрии, советские руководители долгое время не могли определить свой курс в отношении происходящего в ЧССР. Следует ли на корню уничтожить или просто ограничить перемены, которые произошли там после января? Какие средства следует использовать, чтобы повлиять на Чехословакию? Ограничиться ли политическими и экономическими действиями или прибегнуть к вооруженному вмешательству?

Несмотря на то что в Кремле были едины в негативном отношении к чехословацкому реформизму, там долго не склонялись к военному вторжению. Некоторые члены советского руководства занялись интенсивными поисками мирного решения проблемы. Это стало очевидным после марта 1968 г., когда Советское правительство начало применять ряд средств политического и психологического давления с целью убедить Дубчека и его коллег в необходимости замедлить назревавшие перемены.

Советская сторона оказывала политический нажим на руководство Дубчека в ходе различных встреч и переговоров: на многосторонней встрече в Дрездене в марте, во время двусторонней встречи руководителей КПСС и КПЧ в Москве в мае, на беспрецедентных переговорах на высшем уровне между Политбюро ЦК КПСС и Президиумом ЦК КПЧ в Чиерне-над-Тисой в июле, в Братиславе — в августе 1968 года. На встречу руководителей Болгарии, Венгрии, ГДР, Польши и СССР в Варшаве (июль 1968 г.) чехословацкая делегация прибыть отказалась.

Обострению ситуации способствовали также сначала сдержанная реакция, а затем категорический отказ чехословацкого руководства принять неоднократные предложения о размещении советского воинского контингента на территории ЧССР.

Политический нажим сопровождался психологическим давлением: вблизи границ Чехословакии проводились крупномасштабные учения войск ОВД с участием СССР, ГДР и Польши. Позже использовался такой вид психологического воздействия, как присутствие войск стран Варшавского Договора на территории ЧССР во время и после военных учений в июне и июле 1968 г.

Кроме того, советское руководство не исключало возможности применения и экономических санкций против ЧССР как формы давления. Однако, несмотря на появившиеся в конце апреля 1968 г. сообщения о прекращении советских поставок зерна, каких-либо реальных подтверждений использования экономических рычагов не было.

В два часа ночи 21 августа 1968 г. советский пассажирский самолет Ан-24 запросил аварийную посадку в пражском аэропорту Рузине. Диспетчеры дали добро, самолет приземлился, из него высадились военнослужащие 7-й гвардейской воздушно-десантной дивизии, дислоцированной в Каунасе. Десантники под угрозой применения оружия захватили все объекты аэродрома и начали прием транспортных самолетов Ан-12 с подразделениями десантников и военной техникой. Транспортные Ан-12 садились на полосу каждые 30 секунд. Так началась тщательно разработанная СССР операция по оккупации Чехословакии и закончилась т.н. «Пражская весна» — процесс демократических реформ, проводимых компартией Чехословакии под руководством Александра Дубчека.

В операции по захвату Чехословакии, которая получила название «Дунай», участвовали армии четырех социалистических стран: СССР, Польши, Венгрии и Болгарии. Армия ГДР тоже должна была войти на территорию Чехословакии, но в последний момент советское руководство побоялось аналогии с 1939 г. и немцы границу не пересекли. Основной ударной силой группировки войск стран Варшавского договора стала Советская Армия — это были 18 мотострелковых, танковых и воздушно-десантных дивизий, 22 авиационных и вертолётных полка, общей численностью по разным данным от 170 до 240 тысяч человек. Одних только танков было задействовано около 5000. Были созданы два фронта — Прикарпатский и Центральный, а численность объединенной группировки войск достигала полумиллиона военнослужащих. Вторжение было по обычной советской привычке преподнесено, как помощь братскому чехословацкому народу в борьбе с контрреволюцией.

Никакой контрреволюцией в Чехословакии, понятное дело, и не пахло. Страна полностью поддерживала коммунистическую партию, с января 1968 г. начавшую политические и экономические реформы. По числу коммунистов на 1000 человек Чехословакия занимала первое место в мире. С началом реформ была существенно ослаблена цензура, повсеместно проходили свободные дискуссии, началось создание многопартийной системы. Было заявлено о стремлении обеспечить полную свободу слова, собраний и передвижений, установить строгий контроль над деятельностью органов безопасности, облегчить возможность организации частных предприятий и снизить государственный контроль над производством. Кроме того, планировалась федерализация государства и расширение полномочий органов власти субъектов ЧССР — Чехии и Словакии. Всё это, конечно, беспокоило руководство СССР, которое проводило в отношении своих вассалов в Европе политику ограниченного суверенитета (т.н. «доктрина Брежнева»). Команду Дубчека многократно пытались уговорить остаться на коротком поводке у Москвы и не стремиться построить социализм по западным стандартам. Уговоры не помогали. Кроме того, Чехословакия оставалась страной, где СССР так и не смог разместить ни свои военные базы, ни тактическое ядерное оружие. И этот момент был, пожалуй, главной причиной столь несоразмерной масштабу страны воинской операции — кремлевскому Политбюро нужно было заставить чехословаков подчиняться себе любой ценой. Руководство Чехословакии, чтобы избежать кровопролития и разрушения страны, отвело армию в казармы и предоставило возможность советским войскам беспрепятственно распорядиться судьбой чехов и словаков. Единственным видом сопротивления, с которым столкнулись оккупанты, был гражданский протест. Особенно ярко это проявилось в Праге, где безоружные жители города устроили настоящую обструкцию захватчикам.

В три часа ночи 21 августа (это тоже была среда) советскими солдатами был арестован премьер-министр Черник. В 4:50 колонна танков и БТР направилась к зданию ЦК КПЧ, там был застрелен двадцатилетний житель Праги. В кабинете Дубчека советские военные арестовали его самого и семерых членов ЦК. В семь утра танки направились на Виноградскую, 12, где располагалось Радио Праги. Жители успели построить там баррикады, танки стали прорываться, была открыта стрельба по людям. В то утро у здания Радио погибли семнадцать человек, еще 52 были ранены и доставлены в больницу. После 14:00 арестованное руководство КПЧ было посажено на самолет и вывезено на Украину при содействии президента страны Людвига Свободы, который как мог боролся с марионеточным правительством Биляка и Индры (благодаря Свободе Дубчеку сохранили жизнь, а потом перевезли в Москву). В городе был введен комендатский час, в темное время солдаты открывали огонь по любому движущемуся объекту.

01. Вечером по европейскому времени Совет Безопасности ООН провел в Нью-Йорке экстренное собрание, на котором принял резолюцию осуждающую вторжение. СССР наложил на нее вето.

02. По городу начали ездить грузовики со студентами, держащими в руках национальные флаги. Все ключевые объекты города были взяты под контроль советскими войсками.

03. У Национального музея. Воинскую технику тут же окружали жители города и вступали с солдатами в разговоры, часто очень острые, напряженные. В отдельных районах города была слышна стрельба, в больницы постоянно везли раненых.

06. Утром молодежь начала строить баррикады, атаковать танки, забрасывала их камнями, бутылками с горючей смесью, пыталась поджигать военную технику.

08. Надпись на автобусе: Советский культурный центр.

10. Один из раненых в результате стрельбы солдат по толпе.

11. По всей Праге начались массовые акции саботажа. Чтобы затруднить ориентацию в городе для военных пражане начали уничтожать уличные указатели, сбивать таблички с названиями улиц, номера домов.

13. Cоветские солдаты ворвались в церковь Святого Мартина в Братиславе. Сначала они стреляли по окнам и башне средневековой церкви, потом сломали замки и проникли внутрь. Был вскрыт алтарь, ящик для пожертвований, разбит орган, церковные принадлежности, уничтожены картины, сломаны лавки, кафедра. Солдаты залезли в крипт с захоронениями и разбили там несколько могильных плит. Эту церковь грабили в течение всего дня, разными группами военнослужащих.

14. Подразделения советских войск входят в г. Либерец

15. Погибшие и раненые после штурма военными пражского Радио.

16. Посторонним вход строго запрещен

19. Стены домов, витрины магазинов, заборы стали площадкой для беспощадной критики в адрес оккупантов.

20. «Беги домой, Иван, ждет тебя Наташа», «Оккупантам ни капли воды, ни ломтя хлеба», «Браво, ребята! Гитлер», «СССР, убирайся домой», «Дважды оккупированы, дважды научены», «1945 — освободители, 1968 — оккупанты», «Мы боялись Запада, на нас напали с Востока», «Не руки вверх, а голову выше!», «Космос вы покорили, а нас — нет», «Слону ежа не проглотить», «Не называйте это ненавистью, назовите это познанием», «Да здравствует демократия. Без Москвы» — вот только несколько примеров такой настенной агитации.

21. «У меня был солдатик, я его любила. У меня были часы — Красная Армия забрала их»

22. На Староместской площади.

25. Помню современное интервью с пражанкой, которая 21-го вместе с подругами по университету вышла в город посмотреть на советских военных. «Мы думали там какие-то страшные оккупанты, а на самом деле на бронетранспортерах сидели совсем молодые ребята с крестьянскими лицами, немного испуганные, постоянно хватающиеся за оружие, не понимаюющие что они здесь делают и почему толпа так агрессивно на них реагирует. Им-то командиры сказали, что надо идти и спасать чешский народ от контрреволюции».

39. Самодельная листовка из тех, что пытались раздавать советским солдатам.

40. Сегодня у здания пражского Радио, где 21 августа 1968 г. погибли люди, защищавшие радиостанцию, прошла церемония памяти, были возложены венки, транслировалась та утренная передача из 68-го, когда радио сообщило о нападении на страну. Диктор читает текст, а фоном слышна стрельба на улице.

49. На месте у Национального музея, где установлен памятник совершившему самосожжение студенту Яну Палаху , горят свечи.

51. В начале Вацлавской площади устроены выставка — на большом экране показывают документальный фильм о событиях «Пражской весны» и августа 1968 г., стоит БМП с характерной белой чертой, машина скорой помощи тех лет, стоят стенды с фотографиями и репродукциями пражских граффити.

57. 1945: мы целовали ваших отцов > 1968: вы проливаете нашу кровь и забираете нашу свободу.

По современным данным, в ходе вторжения было убито 108 и ранено более 500 граждан Чехословакии, в подавляющем большинстве мирных жителей. Только в первый день вторжения было убито или смертельно ранено 58 человек, в том числе семь женщин и восьмилетний ребёнок.

Итогом операции по смещению руководства КПЧ и оккупации страны стало размещение в Чехословакии советского воинского контингента: пяти мотострелковых дивизий, общей численностью до 130 тысяч человек, 1412 танков, 2563 бронетранспортеров и оперативно-тактические ракетные комплексы «Темп-С» с ядерными боеголовками. К власти было приведено лояльное Москве руководство, в партии была проведена чистка. Реформы «Пражской весны» были завершены только после 1991 г.

Фотографии: Josef Koudelka, Libor Hajsky, CTK, Reuters, drugoi

21 августа 1968 года советские воздушно-десантные войска провели успешную операцию по захвату ключевых пунктов столицы Чехословакии.

Сколько ни корми волка, он смотрит в лес. Сколько ни корми чеха, поляка, венгра или литовца, он всё равно будет смотреть на Запад. С самого момента образования социалистического лагеря, заботы об его благополучии были возложены на страну, освободившую эти страны от фашизма. Русский мужик ел серый хлеб, чтобы восточный немец имел возможность намазывать на сдобную булку любимый сорт мармелада. Русский мужик пил Солнцедар, чтобы венгр имел возможность распивать любимые токайские вина. Русский мужик трясся на работу в переполненном трамвае, чтобы чех имел возможность ездить на соей любимой Шкоде или Татре.

Но ничего этого ни немцы, ни венгры, ни чехи не ценили. Первые устроили в 1953 году Берлинский кризис, вторые – в 1956 году небезызвестные события в Венгрии, а третьи – в 1968 так называемую Пражскую весну.

Именно для ликвидации этой смуты и была проведена операция Дунай.

В 2 часа ночи 21 августа 1968 года на аэродроме «Рузине» в Праге высадились передовые подразделения 7-й воздушно-десантной дивизии. Они блокировали основные объекты аэродрома, куда стали приземляться советские Ан-12 с десантом и боевой техникой. Захват аэродрома был произведен с помощью обманного маневра: подлетающий к аэродрому советский пассажирский самолет запросил аварийную посадку из-за якобы повреждения на борту. После разрешения и посадки десантники с самолета захватили диспетчерскую башню и обеспечили посадку десантных самолетов.

В 5 час. 10 мин. высадилась разведрота 350-го парашютно-десантного полка и отдельная разведрота 103-й воздушно-десантной дивизии. В течение 10 минут они захватили аэродромы Туржани и Намешть, после чего началась спешная высадка основных сил. По словам очевидцев, транспортные самолеты совершали посадку на аэродромы один за другим. Десант спрыгивал, не дожидаясь полной остановки. К концу взлетно-посадочной полосы самолет оказывался уже пуст и тут же набирал ход для нового взлета. С минимальным интервалом сюда стали прибывать другие самолеты с десантом и военной техникой.

На боевой технике и захваченных гражданских автомобилях десантники уходили в глубь территории, и к 9.00 ими были блокированы в г. Брно все дороги, мосты, выезды из города, здания радио и телевидения, телеграф, главпочтамт, административные здания города и области, типография, вокзалы, а также штабы воинских частей и предприятия военной промышленности. Командиров ЧНА просили сохранять спокойствие и соблюдать порядок.

Спустя четыре часа после высадки первых групп десантников важнейшие объекты Праги и Брно оказались под контролем союзных войск. Основные усилия десантников направлялись на захват зданий ЦК КПЧ, правительства, министерства обороны и генерального штаба, а также здания радиостанции и телевидения. По заранее разработанному плану к основным административно-промышленным центрам ЧССР направлялись колонны войск. Соединения и части союзных войск размещались во всех крупных городах. Особое внимание уделялось охране западных границ ЧССР.

200-тысячная чехословацкая армия, как и за 30 лет до этого при захвате страны немцами, не оказывала практически никакого сопротивления. Однако среди населения, главным образом в Праге, Братиславе и других крупных городах, проявлялось недовольство происходящим. Протест общественности выражался в сооружении баррикад на пути продвижения танковых колонн, действиях подпольных радиостанций, распространении листовок и обращений к чехословацкому населению и военнослужащим стран-союзниц. В отдельных случаях имели место вооруженные нападения на военнослужащих введенного в ЧССР контингента войск, забрасывание танков и прочей бронетехники бутылками с горючей смесью, попытки вывести из строя средства связи и транспорт, уничтожение памятников советским воинам в городах и селах Чехословакии.

21 августа группа стран (США, Англия, Франция, Канада, Дания и Парагвай) выступила в Совете Безопасности ООН с требованием вынести «чехословацкий вопрос» на заседание Генеральной Ассамблеи ООН, добиваясь решения о немедленном выводе войск стран Варшавского Договора. Представители Венгрии и СССР проголосовали против. С осуждением военного вмешательства пяти государств выступили правительства стран социалистической ориентации — Югославии, Албании, Румынии и Китая.

16 октября 1968 г. между правительствами СССР и ЧССР был подписан договор об условиях временного пребывания советских войск на территории Чехословакии, согласно которому часть советских войск оставалась на территории ЧССР «в целях обеспечения безопасности социалистического содружества». В договоре фиксировались положения об уважении суверенитета ЧССР и невмешательстве в ее внутренние дела. Подписание договора стало одним из главных военно-политических итогов ввода войск пяти государств, удовлетворивших руководство СССР и ОВД.

17 октября 1968 г. начался поэтапный вывод союзных войск с территории Чехословакии, который завершился к середине ноября.

Несмотря на то, что при вводе войск стран Варшавского Договора боевые действия не велись, потери имелись. Так, в ходе передислокации и размещения советских войск (с 20 августа по 12 ноября) в результате действий враждебно настроенных лиц погибло 11 военнослужащих, в том числе один офицер; ранено и травмировано 87 советских военнослужащих, в том числе 19 офицеров.

Многие сейчас задают вопрос, зачем было удерживать в соцлагере всех этих чехов, поляков, немцев и венгров? Но если бы мы позволили всем им лечь под Запад, американские военные базы тут же оказались бы у наших границ. И потому в Польше мы вынуждены были держать Северную группу войск, в ГДР – Западную, в Венгрии – Южную, а в Чехословакии – Центральную.

ВОСПОМИНАНИЯ УЧАСТНИКОВ ОПЕРАЦИИ

Лев Горелов
(в 1968 — командир 7-й гвардейской дивизии ВДВ):

В уставах ВДВ нет такого, не предназначено, чтоб драться в городах. В уставах общевойсковых, пехота где, там тоже ничего нет — «особенности ведения боевых действий»…

Что делать? Ребята с деревень, некоторые и в домах-то не были, не знают что такое многоэтажный дом.

Собрал я ветеранов, которые в отставке, которые когда-то брали населенные пункты во время войны. Пишем временное наставление по взятию дома. Дома, как дома, не в мировом масштабе, а как крупный дом брать. Выводим дивизию, полки, а полки стояли раздельно, а в каждом городе, есть микрорайоны. Так вот мы с рассветом, до тех пор, пока люди придут с работы мы там тренировались — взятие населенного пункта отрабатывали. А это тактика другая: штурмовой отряд, отряд обеспечения, огневое обеспечение, отделения прикрытия — это целая новая тактика для десантников, да и для всех. Брать населенный пункт — это создавать штурмовые группы надо. Тренирую месяц, говорят: «Комдив с ума сошел, что такое, всех вывели, с утра до ночи, до прихода рабочего класса, штурмуют…»

Что нас спасло от кровопролития? Почему в Грозном мы потеряли 15 тысяч наших ребят молодых, а в Праге нет? А вот почему: там были готовы отряды, готовые заранее, Смарковский руководил, идеолог. Они сформировали отряды, но оружие не выдавали, оружие по тревоге — приходи, бери оружие. Так мы знали, наша разведка знала, где эти склады. Мы захватили склады в первую очередь, а потом брали ЦК, Генеральный штаб, и так далее, правительство. Первую часть сил мы бросили на склады, потом всё остальное.

Короче говоря, в 2 часа 15 минут я приземлился, а в 6 часов Прага была в руках десантников. Чехи утром проснулись — к оружию, а там стоит наша охрана. Всё.

— То есть, сопротивления не было?

— Только в ЦК. Значит, в ЦК 9 человек чехов убили наши. Дело в том, что они прошли через подвалы и вышли на противоположной стороне, коридор длинный, вы знаете, служебные эти помещения. И караул наш стоял в кабинете Дубчика, а пулеметчик сидел метров за 50 до этого кабинета и увидел — эти идут, бегут с автоматами. Прицелился и дал очередь. Он тогда из пулемета всю ленту разрядил, их убивает, и чехов потом вертолетом увезли. Где похоронили, не знаю.

НИКОЛАЙ МЕШКОВ
(старший сержант мотострелкового полка пп 50560):

Командир полка полковник Клевцов, боевой командир, участник Великой Отечественной войны, а также участник Венгерских событий, сказал: «Я научен горьким опытом Венгерских событий, из-за приказов «не стрелять» полегло много солдат. А нам отдан приказ защищать социалистические завоевания в ЧССР и мы их защитим с оружием в руках, и на каждый выстрел с их стороны, мы ответим тем же».

Первые 50 километров прошли без происшествий. Проезжая где-то в 2 часа ночи какой-то населенный пункт, где была расположена одна из воинских частей ЧССР, мы увидели, что солдаты выводили танки и машины по боевой тревоге. Первые пулеметные очереди мы услышали, не доходя до Праги примерно 40 километров. Каждый из нас сразу нашел свою каску, половина солдат спустилась внутрь БТР. Все солдаты присоединили рожок к своему автомату и поставили на боевой взвод. Солдатские шутки отошли в сторону.

Город встретил нас настороженно. Вокруг никаких указательных знаков, улочки узкие. Везде 10-15-этажные здания. Танк в таком месте казался спичечным коробком. Почти через километр на пути машин встала первая преграда — баррикада из машин и автобусов, все советского производства. Наша колонна остановилась. Из какого-то здания, сверху начался обстрел из автоматического оружия. Пули зацокали по броне БТР, нас как ветром сдуло внутрь машины. В ответ мы тоже открыли огонь из автоматов. Никто не пострадал. Головному танку был отдан приказ: выстрелить холостым зарядом, чтобы очистить дорогу. Выстрел прогремел внезапно, нарушив тишину раннего утра. Баррикада из машин разлетелась, некоторые машины перевернулись и загорелись. Колонна двинулась дальше.

… Дорога проходила вдоль реки, а слева находились высотки. Дорога была очень узкой, два танка, находясь на ней, не смогли бы разъехаться. Километра через полтора, на повороте, появилась толпа вооруженных людей, которые прикрывались малыми детьми. Они открыли по нам огонь. Передний танк начал уходить вправо, чтобы не наехать на детей, проломил парапет и упал в реку. Никто из экипажа не выбрался, все погибли, но ценой своих жизней они спасли детишек. Затем люди стали разбегаться по домам, а мы огнем оттесняли вооруженных боевиков. Трое из них погибли, а у нас было два раненых и погибший экипаж…

Еще по пути до Праги было две баррикады из машин и автобусов, и также вся техника была советской, где они ее столько набрали? Вперед колонны выдвинулся БАТ с очистителем и разгреб баррикады, как кучу мусора. Нас еще трижды обстреливали с домов… Позади загорелся БТР, метров через 40 еще один, солдаты выскакивали из машин. На БТР с окон была сброшена смесь в целлофане, когда при ударе целлофан разрывался, смесь сразу же возгоралась как бензин, командиры сказали, что этот огонь потушить невозможно… Добравшись с потерями до резиденции правительства около 7 утра и окружив ее со всех сторон, мы не увидели ни одного десантника, их не было. Как потом выяснилось, они по каким-то причинам задержались почти на три часа, и добирались к месту назначения кто на чем мог. В общем, колонна мотоциклов, на которой они прибыли, составляла 100 единиц. Но их сразу отвели на другие рубежи, их задание выполнила наша часть.

На северной стороне располагался полк немцев, рядом с ними венгры, а чуть дальше поляки.

К 8 утра город проснулся как по команде, оглушенный взрывами, стрельбой автоматов и пулеметов. Все войска союзников вошли в город на 6 часов раньше, чем нас ждали.

Город зажил военной жизнью, появились военные патрули. Стрельба в городе не прекращалась, а нарастала с каждым часом. Мы уже хорошо различали, где бьет наш пулемет, а где чужой, выстрелы наших пушек и взрывы чужих снарядов. Только веер пуль нельзя было различить, он в полете одинаков. Появились первые пикетчики, студенты. Они устроили забастовку, потом пошли на штурм, мы еле сдерживали натиск. Произошел захват гаубицы, мы взводом отбили пушкарей.

… В памяти остался случай: из толпы выходили чехи, хорошо говорившие по-русски, и предлагали нам убираться с их земли по-хорошему. Толпа из 500-600 человек стала стеной, как по команде, нас отделяло метров 20. Из задних рядов на руках они подняли четырех человек, которые осматривались по сторонам. Толпа притихла. Они что-то показывали руками друг другу, а потом мгновенно выхватили короткоствольные автоматы, и прогремели 4 длинные очереди. Мы не ожидали такого подвоха. 9 человек упали замертво. Шестеро было ранено, стрелявшие чехи мгновенно исчезли, толпа остолбенела. Впереди стоящий солдат, у которого убили друга, разрядил обойму в толпу. Все разошлись, унося своих убитых и раненых. Так первая смерть пришла к нашим «пушкарям». В дальнейшем мы стали умнее, всех бастующих брали в кольцо, и проверяли каждого на предмет оружия. Не было ни одного случая, чтобы мы его не изъяли, по 6-10 единиц каждый раз. Людей с оружием мы передавали в штаб, там с ними разбирались.

Неделя боев и стрельб оставила свой отпечаток. Однажды, проснувшись утром, я заглянул в зеркало и увидел, что у меня седые виски. Переживания и смерть товарищей дали о себе знать… Где-то на пятый день утром, в километре от нас ударил шквальным огнем пулемет. Пули зацокали по стенам, осыпая струйки песка. Все упали на землю и прикрыли головы руками, начали передвигаться ползком. Поступила команда подавить огневую точку. Пулемет бил, не давая поднять головы, пули, рикошетя о брусчатку, издавали жужжащий звук, от которого замирало сердце. Я почувствовал что-то горячее в правой ноге, переполз за угол, снял сапог. Он был порван, вся портянка в крови. Пуля рассекла сапог и разрезала кожу на ноге, по сути, царапина. Перемотал пакетом и сделал укол. Боли как таковой не было, повезло. Принял боевое крещение. Ребята из второй роты, а они были гранатометчики, подавили огневую точку. С одного залпа гранатомета 4-этажное здание, откуда велся огонь, стало 3-этажным, один этаж осел полностью. После такого выстрела охватывает гордость за мощь нашего оружия.

… Где-то на двадцатый день военных действий бои начали утихать, происходили только мелкие стычки, хотя были и убитые и раненые.

Еще опишу один случай. В один из дней сентября 1968 года нашу роту послали на разгрузку продовольствия для армии. Пришло 4 железнодорожных холодильника, груженных тушками свинины и говядины, 2 вагона масла, колбасы, тушенки и круп. Перед разгрузкой наши врачи проверили продукты на пригодность, оказалось все мясо и остальное продовольствие отравлено, хотя все пломбы и документы сопровождении яцелы. Эшелон перегнали дальше от города, в поле. Военные выкопали траншеи. Мы в химзащите выгрузили продовольствие в ямы, полили дизельным топливом и подожгли. Все сравняли с землей… Шла настоящая война…

Александр Засецкий (в 1968 году — командир радиовзвода, лейтенант):

Чешский народ встретил нас по-разному: взрослое население — спокойно, но настороженно, а вот молодежь — агрессивно, враждебно и вызывающе. Она была здорово «обработана» враждебной пропагандой. В Праге тогда было полно выходцев с Запада, их потом ловили и выдворяли. От молодежи, в основном, были нападения, стрельба, поджоги машин и танков. На наших танках над моторным отсеком крепились две бочки с горючим, так они прыгали на танк, пробивали бочки и поджигали их. Танк горел. Потом был приказ — бочки снять. Были конечно и людские потери. Со мной на вертолете работал радист Лёня Пестов, жаль не знаю из какой части. Через несколько дней, когда его не было видно, спросил — где Лёня? Говорят погиб. Вертолеты, на которых мы летали, обстреливали многократно. Некоторые сбивали. Гибли люди. Помню, сбили вертолет с журналистами. Двое журналистов и пилот погибли.

Хотя иные моменты тогдашней боевой жизни вспоминаю с удовольствием. Рядом с нашим расположением находилась усадьба, был большой роскошный сад. Осень. Всё созрело, плодов уйма. Чтобы не было искушения полакомиться из сада, командиром была организована охрана этой усадьбы. Когда немного всё успокоилось, приезжает пожилой чех на трехколесном автомобильчике и просит разрешения собрать в саду урожай. «Если что осталось» — как он выразился. Каково же было его удивление, когда он увидел, что всё цело, всё в полном порядке, а ему в помощь для уборки выделили отделение солдат. Растроганный пожилой чех расплакался и долго благодарил.

Ввод войск в Чехословакию в 1968г – самое трагическое событие в истории социалистического блока.

Последствием этого события стал кризис мирового социалистического и коммунистического движения и мировое разочарование, сменившее воодушевление и участие.

Предпосылки

Шестидесятые годы были временем всеобщего расцвета. В Африке множество колоний обрели независимость, в западных странах наблюдался экономический и культурный подъём, достигло своего апогея демократическое движение.

В западном обществе наметился некий поворот в сторону социализма: государства разворачивали социальные программы, ограничивало власть крупных предприятий, влиятельными социальными группами становились рабочие и представители среднего класса. Либерализация происходила и в странах восточного блока.

В СССР это была эпоха Косыгина, результатом деятельности которого стал резкий подъём производительности труда, экономики и уровня жизни граждан. В экономику были введены отдельные элементы капитализма (хозрасчёт, экономическая самостоятельность предприятий, денежное стимулирование работников), государство отказывалось от тотального идеологического контроля над обществом.

Символом всеобщего подъёма в СССР была космическая программа. Дальше всех пошёл чехословацкий руководитель Александр Дубчек. Он приступил к построению вполне демократического режима, ориентируясь на Запад. Программа Дубчека включала в себя такие пункты, как:

  • Предоставление гражданам демократических прав – свободы слова, печати, передвижения;
  • Ослабление государственного контроля над средствами массовой информации;
  • Облегчение процедуры открытия частных предприятий;
  • Разрешение открывать политические клубы и создавать новые политические партии;
  • Общая демократизация жизни и децентрализация власти.

Реформы Дубчека и его соратников, несмотря на свою внешнюю радикальность, не ставили целью полный отход от прежнего курса, в отличие от требований венгерских революционеров в 1956 году. Страна оставалась в социалистическом блоке. Однако в Москве они были восприняты как предательство.

Советские правители заявили, что Дубчек «возвращает страну к буржуазной республике». Поведением реформаторов не были довольны и лидеры Польши, ГДР, Болгарии. Ревностным коммунистам казалось, что чехословацкие события повлекут распад всего социалистического блока. Разрушится целая империя, тем более что Чехословакия в этой «империи» была одним из самых западных регионов – своего рода оборонительным форпостом в холодной войне.

Сначала конфликтные вопросы старались решить мирно, переговорами, или введением санкций против Чехословакии. В СССР боялись, что такие «бунты» могут быть и в других соц. странах. А выход чехов из Варшавского договора, это вообще катастрофа. Но Чехославацкое руководство всячески избегало и игнорировало предложение о переговорах. Применение силы против этой страны СССР решило использовать как крайнюю меру, и руководство Чехословакии было проинформировано об этом.

Западные капиталистические страны тоже не дремали, предлагая свои услуги и помощь чехам, поддерживая их «бунте». Особенно старались ФРГ и США.

Операция «Дунай»

Ввод танковых войск начался в ночь с 20 на 21 августа 1968 года. В Чехословакию вторглись 300 тысяч солдат и офицеров и 7 тысяч танков. Затем в Праге приземлились советские самолёты. Чехословацкая армия не оказала войскам никакого сопротивления, подчиняясь приказу нового руководителя страны Людвика Свободы.

Под надзором советских представителей было сформировано новое чехословацкое правительство, состоящее из консерваторов. Поначалу всех реформаторов было решено подвергнуть аресту, однако опасаясь всеобщего гражданского неповиновения, было решено с ними договориться. Многие чиновники-реформаторы остались в правительстве, но были переведены на более низкие должности; сам Дубчек, к примеру, служил послом в Турции.

С наступлением Хрущевской оттепели в Советском Союзе наметился ряд серьезных общественно-политических изменений, которые должны были перевернуть устоявшееся мнение об СССР, как о стране с тоталитарным режимом. Несмотря на то, что многие новшества и реформы, внедряемые в общественно-политическую жизнь страны, внешне выглядели реформаторскими и демократичными, сущность советской системы управления не менялась. Оставалась неизменной и внешняя политика Советского Союза, направленная на расширение сфер влияния и удержание завоеванных позиций. Сохранились и методы внешнеполитического влияния на политику стран-сателлитов и политические режимы в странах третьего мира. Использовались все средства, начиная с политического шантажа, заканчивая угрозами применения военной силы.

Всю прелесть любви Советского Союза и заботу братьев по социалистическому лагерю в конце 60-х годов XX века в полной мере ощутила на себе Чехословакия. Эта страна, несмотря на социалистический путь развития, сделала попытку идти собственным путем развития. Результатом такой смелости стал разразившийся в стране острый политический кризис, конец которому положило вооруженное вторжение — ввод советских войск в Чехословакию.

Начало операции «Дунай» — конец братской дружбы

Август месяц для истории является одним из знаковых месяцев, особенно в бурном XX веке. В этот месяц, с хронологической точностью, происходят знаковые события, оказывающие влияние на последующий ход истории, меняя судьбы народов. В 1968 году август месяц не стал исключением. Глубокой ночью 21 августа 1968 года в Европе началась одна из самых масштабных военных операций, начиная с 1945 года, получившая кодовое название «Дунай».

Местом действия стало центрально европейское государство Чехословацкая Социалистическая Республика, которая была до этого момента одним из главных столпов социалистического лагеря. В результате вторжения войск стран Организации Варшавского договора, Чехословакия оказалась в оккупации. Пражская весна, революционный период в истории страны, была задушена посредством применения грубой военной силы. Все реформы, проводимые в стране и носившие революционный характер, были свернуты. Военная интервенция в Чехословакии стала серьезной трещиной, расколовшей единство социалистического лагеря.

Нельзя не сказать, что социалистический фронт был един в этом порыве. Протест и несогласие с проводимыми методами выразили те страны, которые старались вести сбалансированную внешнюю политику, дистанцируясь от излишней опеки СССР. Против ввода войск армий ОВД в Чехословакию выступили Румыния, Югославия и Албания. Руководство Албании вообще после этих событий взяли курс на выход из состава участниц Организации Стран Варшавского Договора.

С технической точки зрения, операцию «Дунай» можно считать образцом тактического и стратегического планирования. Территория страны была оккупирована крупными по численности военными контингентами всего за трое суток. Даже с учетом того, что войска вторжения не встретили организованного сопротивления со стороны Чехословацкой Народной Армии, потери при проведении столь масштабной операции были крайне малы. Советские части, участвующие в операции «Дунай» потеряли убитыми и ранеными 36 человек, без учета небоевых потерь. Не столь мирно прошла оккупация Чехословакии для гражданского населения. Жертвами прямых вооруженных столкновений с оккупационными войсками стали 108 человек, более полутысячи получили ранения.

Не обошлось в данном случае и без провокации. Помимо того, что на границах Чехословакии были сосредоточены готовые к вторжению войска, начало операции пришлось осуществлять тайно и скрытно. В аэропорту чехословацкой столицы ночью совершил аварийную посадку советский пассажирский самолет, из салона которого на удивление персонала аэродромной службы стали высаживаться вооруженные десантники. После того, как группа захвата захватила все основные узлы и пункты управления аэропортом, на взлетную полосу один за другим стали приземляться советские транспортные самолеты. Советские транспортные самолеты, груженные военной техникой и военными, прибывали каждые 30 секунд. С этого момента судьба Пражской весны была предрешена.

В это же время, после полученного сигнала об удачном начале операции, советские войска, армейские части Национальной народной Армии Германии, части и механизированные подразделения Войска Польского, Народной Армии Болгарии и Венгрии вторглись на территорию Чехословакии. Вторжение осуществлялось с трех направлений. С Севера шли колоны ННА и Войска Польского. С Востока через Закарпатье на территорию ЧССР вторглись советские войска. С южного фланга выдвигались войска Венгерской Народной Армии и части болгарской армии. Таким образом «мятежная республика» была охвачена плотными стальными клещами.

Важно отметить, что в самый последний момент армейские части Германской Демократической Республики были отстранены от участия во вторжении. Советское руководство не хотело иметь аналогию с вторжением вермахта в Чехословакию в 1938 году. Немецким войскам было приказано остановиться на границе, находясь в постоянной боевой готовности. Польские, венгерские и болгарские части выполняли вспомогательную функцию, контролируя периферийные районы страны и участок границы ЧССР с Австрией. Основные задачи в ходе операции «Дунай» решали советские войска, которые были сведены в два фронта — Прикарпатский и Центральный. Общая численность советских войск, задействованных для вторжения, составляла около 200 тыс. солдат и офицеров.

В тактическом плане Советский Союз выделил для участия в операции «Дунай» крупные силы. Всего в операции приняли участие 18 советских дивизий, включая танковые, воздушно-десантные и мотострелковые дивизии. С воздуха войска имели серьезную авиационную поддержку. Только вертолетных и авиационных частей фронтовой авиации насчитывалось 22 полка. Беспрецедентным было количество советских танков, ориентировочно 5000 машин, используемых для проведения операции! Общая численность армейских частей и подразделений вооруженных сил стран, принимавших участие в операции «Дунай», составила около полмиллиона человек.

Интересен мотив, которым руководствовались лидеры стран, принявших участие во вторжении. Пражская весна была объявлена попыткой контрреволюционных сил взять реванш, целью которого являлась ликвидация социалистических завоеваний чехословацкого народа. В связи с этим СССР и другие страны социалистического лагеря вынуждены прийти на помощь народу братской Чехословакии в защите его завоеваний.

Истинные причины конфликта

С момента окончания Второй Мировой войны Чехословакия являлась сферой интересов Советского Союза. Для обеспечения прочности социалистического лагеря были созданы Организация Варшавского Договора и Совет Экономической Взаимопомощи (СЭВ). Все это должно было держать страны и государства социалистической ориентации в орбите политического влияния СССР. Исходя из этого, любые изменения в политической структуре государственного управления, смены внешнеполитического курса стран-союзников вызывали острую реакцию в Кремле. События в Венгрии 1956 года яркое тому подтверждение. Уже тогда Советскому Союзу пришлось применять силу для подавления вспыхнувших народных волнений.

К 1968 году в подобной ситуации оказалась Чехословакия. К этому времени в стране созрела непростая внутриполитическая обстановка, серьезно пошатнувшая гегемонию правящей Чехословацкой Коммунистической Партии. На смену верному советскому курсу развития Первому Секретарю ЦК КПЧ А. Новотному пришел Александр Дубчек. Его основная политическая позиция строилась на радикальном обновлении партийной политики в отношении руководства общественно-политической жизнью страны и экономики.

Первые шаги в этом направлении выглядели оптимистично. Ослабла цензура, упрощалась политика ведения бизнеса в стране. Страна стояла на пороге кардинальным экономических реформ. На первый взгляд заявленная позиция выглядела прогрессивной и современной, однако, по мнению кураторов из Москвы, такие шаги могли вызвать постепенный отход Чехословакии от социалистического пути развития. В намерениях чехословацких коммунистов советские лидеры усмотрели желание следовать на сближение с Западом. Молча созерцать за происходящим в Советском Союзе не собирались, поэтому началась длительная дипломатическая игра. Поддержали волнения и переживания советского руководства в отношении событий в Чехословакии лидеры ГДР и Польши. Против вмешательства во внутренние дела суверенного государства, как и в дальнейшем против ввода войск в Чехословакию, выступали руководители Югославии, Албании и Социалистической Республики Румынии Йосиф Броз Тито, Энвер Ходжи и Николае Чаушеску.

К слову: Два последних лидера стали в последствие диктаторами и сумели удержаться у власти значительный период. Энвер Ходжа умер своей смертью в 1985 году. Румынский диктатор Николае Чаушеску был осужден военным трибуналом и расстрелян в результате революции 1989 года.

События, которые происходили в Чехословакии в те дни, могли крайне негативно отразиться на общественно-политической жизни соседствующих стран. Неспокойна была ситуация в Польше. В Венгрии еще не забыли события 12 летней давности. Заявленный чехословацкими коммунистами лозунг – «построим социализм с человеческим лицом» подрывал основные устои социалистического строя. Либеральная политика, проводимая в партийном руководстве ЧССР, в своих целях и задачах расходилась с линией ЦК КПСС. Чехословацкий эксперимент мог стать детонатором, который бы мог спровоцировать последующую цепную реакцию в социалистическом лагере. Этого не могли допустить ни в Кремле, ни других столицах Восточноевропейских социалистических государств.

Цели и методы давления на Чехословакию

Советское руководство, имея свежие воспоминания о событиях в Венгрии в 1956 году, прилагало все усилия для разрешения чехословацкого кризиса в мирном русле. Первоначально была игра в поддавки. Советы были готовы пойти на существенные политические уступки новому чехословацкому руководству в обмен на приверженность идеалам социалистического интернационализма и сдержанной политики в отношении Запада. Военный аспект в первое время не рассматривался. Чехословакия была важным элементом объединенной стратегии ОВД, активным участником СЭВ, крупным экономическим партнером СССР. По мнению партийного руководства СССР, использовать военную силу против своего главного союзника было неприемлемо. Этот вариант рассматривался как самый крайний случай, когда все механизмы и средства мирного политического урегулирования будут исчерпаны.

Несмотря на то, что против ввода войск в Чехословакию высказывалось большинство членов Политбюро, военные получили четкие установки на разработку стратегической операции по вторжению вооруженных сил стран ОВД на территорию ЧССР. Последующая после информация о том, что Чехословакия не собирается идти на уступки в своей позиции, только убедили советское руководство в своевременности проведения подготовительных операций. На 9 сентября запланирован внеочередной съезд КПЧ, 16 августа Политбюро большинством голосов приняло решение об использовании вооруженных сил для подавления контрреволюционного мятежа в братской республике.

Чтобы обелить себя в глазах социалистического сообщества и распределить ответственность на других политических игроков, советское руководство специально провело 18 августа в Москве совещание стран участников ОВД. Присутствующие на совещании лидеры восточноевропейских стран поддержали инициативу советского руководства.

В качестве официальной версии для оказания военной помощи стало обращение группы общественных и партийных лидеров КПЧ к ЦК КПСС к другим братским партиям с просьбой об оказании военно-политической интернациональной помощи. В обращении делался намек на контрреволюционную деятельность нынешнего партийного руководства Чехословакии и необходимость срочно любыми средствами сменить руководство страны. Для чехословацкой стороны приготовления к вводу войск не стали неожиданностью. Министерство обороны ЧССР, другие партийные лидеры страны были проинформированы о том, что планируется масштабная военно-полицейская акция.

В заключение

Естественно, спустя 50 лет после известных событий, можно с уверенностью говорить о том, что никакого контрреволюционного мятежа в Чехословакии не было. В стране у власти находились коммунисты, гражданское общество относилось лояльно к руководящей роли партии в развитии государства. Единственное на чем можно сосредоточить внимание, заключается в различных подходах к достижению цели. Заявленный чехословацким руководством курс на реформы по своему содержанию очень напоминает события, которые происходили в Советском Союзе спустя 20 лет, во времена Перестройки.

| Участие СССР в конфликтах времен холодной войны. События в Чехословакии (1968 г.)

Ввод войск в Чехословакию (1968)
, также известный как Операция «Дунай»
или Вторжение в Чехословакию — ввод войск Варшавского договора (кроме Румынии) в Чехословакию
, начавшийся 21 августа 1968 года
и положивший конец реформам Пражской весны
.

Наиболее крупный контингент войск был выделен от СССР. Объединённой группировкой (до 500 тыс. чел. и 5 тыс. танков и БТР) командовал генерал армии И. Г. Павловский.

Советское руководство опасалось, что в случае проведе­ния чехословацкими коммунистами независимой от Москвы внут­ренней политики СССР потеряет контроль над Чехословакией. Подобный поворот событий грозил расколом восточ­ноевропейского социалистического блока как в политическом, так и военно-стратегическом плане. Политика ограниченного государственного суверенитета в странах социалистического блока, допускающая в том числе применение военной силы, если это было необходимо, получила на Западе название «доктрины Брежнева».

В конце марта 1968 г.
ЦК КПСС разослал партийному активу закрытую информацию о положении в Чехословакии. В этом документе говорилось: «…в последнее время события развиваются в отрицательном направлении. В Чехословакии ширятся выступления безответственных элементов, требующих создать „официальную оппозицию“, проявлять „терпимость“ к различным антисоциалистическим взглядам и теориям. Неправильно освещается прошлый опыт социалистического строительства, выдвигаются предложения об особом чехословацком пути к социализму, который противопоставляется опыту других социалистических стран, делаются попытки бросить тень на внешнеполитический курс Чехословакии и подчёркивается необходимость проведения „самостоятельной“ внешней политики. Раздаются призывы к созданию частных предприятий, отказу от плановой системы, расширению связей с Западом. Более того, в ряде газет, по радио и телевидению пропагандируются призывы „к полному отделению партии от государства“, к возврату ЧССР к буржуазной республике Масарика и Бенеша, превращению ЧССР в „открытое общество“ и другие…»

23 марта
в Дрездене состоялась встреча руководителей партий и правительств шести социалистических стран — СССР, Польши, ГДР, Болгарии, Венгрии и ЧССР, на которой генеральный секретарь КПЧ А. Дубчек был подвергнут резкой критике.

После совещания в Дрездене советское руководство приступило к разработке вариантов действий в отношении Чехословакии, в том числе и военных мер. Руководители ГДР (В. Ульбрихт), Болгарии (Т. Живков) и Польши (В. Гомулка) занимали жёсткую позицию и в определённой мере влияли на советского руководителя Л. Брежнева.

Советской стороной не исключался и вари­ант вступления на территорию Чехословакии войск НАТО, которые проводили у границ ЧССР манёвры под кодовым названием «Чёрный лев».

Учитывая складывающуюся военно-политическую обстановку, весной 1968 года
объединённым командованием Варшавского До­говора совместно с Генеральным штабом ВС СССР была разра­ботана операция под кодовым названием «Дунай».

8 апреля 1968 года
командующий воздушно-десантными войсками генерал В. Ф. Маргелов получил директиву, согласно которой приступил к планированию применения воздушных десантов на территории ЧССР. В директиве говорилось: «Советский Союз и другие социалистические страны, верные интернациональному долгу и Варшавскому Договору, должны ввести свои войска для оказания помощи Чехословацкой народной армии в защите Родины от нависшей над ней опасности». В документе подчеркивалось также: «…если войска Чехословацкой народной армии с пониманием отнесутся к появлению советских войск, в этом случае необходимо организовать с ними взаимодействие и совместно выполнять поставленные задачи. В случае, если войска ЧНА будут враждебно относиться к десантникам и поддержат консервативные силы, тогда необходимо принимать меры к их локализации, а при невозможности этого — разоружать».

В течение апреля — мая
советские лидеры пытались «образумить» Александра Дубчека, привлечь его внимание к опасности действий антисоциалистических сил. В конце апреля в Прагу прибыл маршал И. Якубовский, главнокомандующий Объединёнными вооружёнными силами стран — участниц Варшавского Договора для подготовки учений войск стран Варшавского договора на территории ЧССР.

4 мая
прошла встреча Брежнева с Дубчеком в Москве, но на ней взаимопонимания достичь не удалось.

8 мая в Москве
прошла закрытая встреча лидеров СССР, Польши, ГДР, Болгарии и Венгрии, во время которой состоялся откровенный обмен мнениями о мерах в связи с обстановкой в Чехословакии. Уже тогда прозвучали предложения о военном решении. Однако при этом лидер Венгрии Я. Кадар, ссылаясь на , заявил, что чехословацкий кризис нельзя решить военными средствами и необходимо искать политическое решение.

В конце мая
правительство ЧССР дало согласие на проведение учений войск стран Варшавского договора под названием «Шумава», которые состоялись 20 — 30 июня
с привлечением только штабов частей, соедине­ний и войск связи. С 20 по 30 июня
на территорию Чехословакии впервые за всю историю военного блока социалистических стран было введено 16 тысяч человек личного состава. С 23 июля по 10 августа 1968 года
на территории СССР, ГДР и Польши были проведены тыловые учения «Неман», в период которых шла передислокация войск для вторжения в Чехословакию. С 11 августа 1968 года были проведены крупные учения войск ПВО «Небесный щит». На территории Западной Украины, Польши и ГДР были проведены учения войск связи.

29 июля — 1 августа
прошла встреча в Чьерне-над-Тисой, в которой участвовали полные составы Политбюро ЦК КПСС и Президиум ЦК КПЧ вместе с президентом Л. Свободой. Чехословацкая делегация на переговорах в основном выступала единым фронтом, но особой позиции придерживался В. Биляк. Тогда же поступило личное письмо кандидата в члены Президиума ЦК КПЧ А. Капека с просьбой об оказании его стране «братской помощи» соцстран.

В конце июля
была завершена подготовка военной операции в Чехословакии, но ещё не было принято окончательное решение о её проведении. 3 августа 1968 г.
состоялась встреча руководителей шести коммунистических партий в Братиславе. В принятом в Братиславе заявлении содержалась фраза о коллективной ответственности в деле защиты социализма. В Братиславе Л. Брежневу было передано письмо пяти членов руководства КПЧ — Индры, Кольдера, Капека, Швестки и Биляка с просьбой об оказании «действенной помощи и поддержки», чтобы вырвать ЧССР «из грозящей опасности контрреволюции».

В середине августа
Л. Брежнев дважды звонил А. Дубчеку и спрашивал, почему не происходят обещанные в Братиславе кадровые перестановки, на что Дубчек отвечал, что кадровые дела решаются коллективно, пленумом ЦК партии.

16 августа
в Москве на заседании Политбюро ЦК КПСС состоялось обсуждение положения в Чехословакии и были одобрены предложения о вводе войск. Тогда же было принято письмо Политбюро ЦК КПСС в адрес Президиума ЦК КПЧ. 17 августа
советский посол С. Червоненко встретился с президентом Чехословакии Л. Свободой и сообщил в Москву, что в решающий момент президент будет вместе с КПСС и Советским Союзом. В тот же день группе «здоровых сил» в КПЧ были направлены подготовленные в Москве материалы для текста Обращения к чехословацкому народу. Планировалось, что они создадут Революционное рабоче-крестьянское правительство. Был заготовлен и проект обращения правительств СССР, ГДР, Польши, Болгарии и Венгрии к народу Чехословакии, а также к чехословацкой армии.

18 августа
в Москве состоялась встреча лидеров СССР, ГДР, Польши, Болгарии и Венгрии. Были согласованы соответствующие мероприятия, в том числе выступление «здоровых сил» КПЧ с просьбой о военной помощи. В послании президенту Чехословакии Свободе от имени участников совещания в Москве, в качестве одного из главных доводов отмечалось получение просьбы об оказании помощи вооруженными силами чехословацкому народу от «большинства» членов Президиума ЦК КПЧ и многих членов правительства Чехословакии.

Операция «Дунай»

Политической целью операции была смена политического руководства страны и установление в Чехословакии лояльного СССР режима. Войска должны были захватить важнейшие объекты в Праге, сотрудники КГБ должны были арестовать чешских реформаторов, а затем было запланировано проведение Пленума ЦК КПЧ и сессии Национального собрания, где должно было смениться высшее руководство. При этом большая роль отводилась президенту Свободе.

Политическое руководство операцией в Праге осуществлял член Политбюро ЦК КПСС К. Мазуров.

Военную подготовку операции осуществлял главнокомандующий Объединёнными Вооружёнными Силами стран Варшавского договора маршал И. И. Якубовский, однако за несколько дней до начала операции её руководителем был назначен главнокомандующий Сухопутными войсками, заместитель министра обороны СССР, генерал армии И. Г. Павловский.

На первом этапе основная роль отводилась воздушно-десантным войскам. Войска проти­вовоздушной обороны, Военно-морской флот и ракетные войска стратегического назначения приводились в повышенную боеготовность.

К 20 августа
была подготовлена группировка войск, первый эшелон которой насчитывал до 250 000 человек, а общее количество — до 500 000 человек, около 5 000 танков и бронетранспортёров. Для осуществления операции привлекались 26 дивизий, из них 18 советских, не считая авиации. Во вторжении принимали участие войска советских 1-й гвардейской танковой, 20-й гвардейской общевойсковой, 16-й воздушной армиями (Группа советских войск в Германии), 11-я гвардейская армия (Прибалтийский военный округ), 28-я общевойсковая армия (Белорусский военный округ), 13-й и 38-й общевойсковыми армиями (Прикарпатский военный округ) и 14-й воздушной армии (Одесский военный округ).

Были сформированы Прикарпатский и Центральный фронты:


Прикарпатский фронт

был создан на основе управления и войск Прикарпатского военного округа и нескольких польских дивизий. В его состав вошли четыре армии: 13-я, 38-я общевойсковые, 8-я гвардейская танковая и 57-я воздушная. При этом 8-я гвардейская танковая армия и часть сил 13-й армии начали перемещение в южные районы Польши, где в их состав были дополнительно включены польские дивизии. Командующий генерал-полковник Бисярин Василий Зиновьевич.

Центральный фронт

был сформирован на базе управления Прибалтийского военного округа с включением в него войск Прибалтийского военного округа, Группы советских войск в Германии и Северной группы войск, а также отдельных польских и восточногерманских дивизий. Этот фронт был развернут в ГДР и Польше. В состав Центрального фронта входили 11-я и 20-я гвардейские общевойсковые и 37-я воздушная армии.

Также для прикрытия действующей группировки в Венгрии был развернут Южный фронт. Кроме этого фронта, на территории Венгрии была развёрнута для ввода в Чехословакию оперативная группа «Балатон» (две советские дивизии, а также болгарские и венгерские подразделения).

В целом численность введённых в Чехословакию войск составляла:


СССР
— 18 мотострелковых, танковых и воздушно-десантных дивизий, 22 авиационных и вертолётных полка, около 170 000 человек;

Польша
— 5 пехотных дивизий, до 40 000 человек;

ГДР
— мотострелковая и танковая дивизии, всего до 15 000 человек (по публикациям в прессе, от ввода частей ГДР в Чехословакию в последний момент было решено отказаться, они играли роль резерва на границе;

☑ из Чехословакии
находилась оперативная группа ННА ГДР из нескольких десятков военнослужащих);

Венгрия
— 8-я мотострелковая дивизия, отдельные части, всего 12 500 человек;

Болгария
— 12-й и 22-й болгарские мотострелковые полки, общей численностью 2164 чел. и один болгарский танковый батальон, имевший на вооружении 26 машин Т-34.

Дата ввода войск была назначена на вечер 20 августа
, когда проводилось заседание Президиума ЦК КПЧ. Утром 20 августа 1968 г. офицерам был зачитан секретный приказ о формировании главного командования «Дунай».

Главкомом был назначен генерал армии И. Г. Павловский, чья ставка была развернута в южной части Польши. Ему подчинялись оба фронта (Центральный и Прикарпатский) и оперативная группа «Балатон», а также две гвардейские воздушно-десантные дивизии. В первый день операции для обеспечения высадки десантных дивизий в распоряжение Главкома «Дунай» выделялось пять дивизий военно-транспортной авиации.

Хронология событий

В 22 часа 15 минут 20 августа
в войска поступил сигнал «Влтава-666» о начале операции. В 23:00 20 августа
в войсках, предназначенных для вторжения, была объявлена боевая тревога. По каналам закрытой связи всем фронтам, армиям, дивизиям, бригадам, полкам и батальонам был передан сигнал на выдвижение. По этому сигналу все командиры должны были вскрыть один из пяти хранящихся у них секретных пакетов (операция была разработана в пяти вариантах), а четыре оставшихся в присутствии начальников штабов сжечь, не вскрывая. Во вскрытых пакетах содержался приказ на начало операции «Дунай» и на продолжение боевых действий в соответствии с планами «Дунай-Канал» и «Дунай-Канал-Глобус».

Заранее были разработаны «Распоряжения по взаимодействию на операцию „Дунай». На боевую технику, участвующую во вторжении, были нанесены белые полосы. Вся боевая техника советского и союзного производства без белых полос подлежала «нейтрализации», желательно без стрельбы. В случае сопротивления бесполосные танки и другая боевая техника подлежали уничтожению без предупреждения и без команд сверху. При встрече с войсками НАТО было приказано немедленно останавливаться и без команды не стрелять.

Ввод войск осуществлялся
в 18 местах с территории ГДР, ПНР, СССР и ВНР. В Прагу вступили части 20-й Гвардейской армии из Группы советских войск в Германии (генерал-лейтенант Иван Леонтьевич Величко), которые установили контроль над основными объектами столицы Чехословакии. Одновременно в Праге и Брно были высажены две советские воздушно-десантные дивизии.

В 2 часа ночи 21 августа
на аэродроме «Рузине» в Праге высадились передовые подразделения 7-й воздушно-десантной дивизии. Они блокировали основные объекты аэродрома, куда стали приземляться советские Ан-12 с десантом и боевой техникой. Захват аэродрома был произведён с помощью обманного манёвра: подлетающий к аэродрому советский пассажирский самолет запросил вынужденную посадку из-за якобы повреждения на борту. После разрешения и посадки десантники с самолета захватили диспетчерскую башню аэропорта и обеспечили посадку десантных самолетов.

При известии о вторжении в кабинете Дубчека в ЦК КПЧ срочно собрался Президиум КПЧ. Большинство — 7 против 4 — проголосовали за заявление Президиума, осуждающее вторжение. Только члены Президиума Кольдер, Биляк, Швестка и Риго выступили по первоначальному плану. Барбирек и Пиллер поддержали Дубчека и О. Черника. Расчёт же советского руководства был на перевес «здоровых сил» в решающий момент — 6 против 5. В заявлении также содержался призыв к срочному созыву партийного съезда. Сам Дубчек в своём радиовоззвании к жителям страны призвал граждан сохранять спокойствие и не допустить кровопролития и фактического повторения венгерских событий 1956 года.

К 4:30 утра 21 августа
здание ЦК было окружено советскими войсками и бронетехникой, в здание ворвались советские десантники и арестовали присутствовавших. Несколько часов Дубчек и другие члены ЦК провели под контролем десантников.

В 5:10 утра 21 августа
высадилась разведывательная рота 350-го гвардейского парашютно-десантного полка и отдельная разведрота 103-й воздушно-десантной дивизии. В течение 10 минут они захватили аэродромы Туржаны и Намешть, после чего началась спешная высадка основных сил. По словам очевидцев, транспортные самолеты совершали посадку на аэродромы один за другим. Десант спрыгивал, не дожидаясь полной остановки. К концу взлетно-посадочной полосы самолет оказывался уже пуст и тут же набирал ход для нового взлета. С минимальным интервалом сюда стали прибывать другие самолеты с десантом и военной техникой. Затем десантники на своей боевой технике и на захваченных гражданских автомобилях уходили в глубь территории страны.

К 9:00 утра 21 августа
в г. Брно десантниками были блокированы все дороги, мосты, выезды из города, здания радио и телевидения, телеграф, главпочтамт, административные здания города и области, типография, вокзалы, а также штабы воинских частей и предприятия военной промышленности. Командиров ЧНА просили сохранять спокойствие и соблюдать порядок. Спустя четыре часа после высадки первых групп десантников важнейшие объекты Праги и Брно оказались под контролем союзных войск. Основные усилия десантников направлялись на захват зданий ЦК КПЧ, правительства, министерства обороны и генерального штаба, а также здания радиостанции и телевидения. По заранее разработанному плану к основным административно-промышленным центрам ЧССР направлялись колонны войск. Соединения и части союзных войск размещались во всех крупных городах. Особое внимание уделялось охране западных границ ЧССР.

В 10 утра Дубчека, премьер-министра Олдржиха Черника, председателя парламента Йозефа Смрковского (англ.)русск., членов ЦК КПЧ Йозефа Шпачека и Богумила Шимона, и главу Национального фронта Франтишека Кригеля (англ.)русск. вывели из здания ЦК КПЧ сотрудники КГБ и сотрудничавшие с ними сотрудники StB, а затем на советских БТРах их вывезли на аэродром и доставили в Москву.

К концу дня 21 августа
24 дивизии стран Варшавского договора заняли основные объекты на территории Чехословакии. Войска СССР и его союзников заняли все пункты без применения оружия, так как чехословацкой армии было приказано не оказывать сопротивления.

Действия КПЧ и населения страны

В Праге протестующие граждане пытались воспрепятствовать движению войск и техники; были сбиты все указатели и таблички с названием улиц, в магазинах были спрятаны все карты Праги, тогда как у советских военных были лишь устаревшие карты времен войны. В связи с этим с опозданием был установлен контроль над радио, телевидением и газетами. «Здоровые силы» укрылись в советском посольстве. Но их не удалось уговорить сформировать новое правительство и провести Пленум ЦК. Средства массовой информации уже успели объявить их предателями.

По призыву президента страны и Чешского радио граждане Чехословакии не оказывали вооружённого отпора войскам вторжения. Тем не менее, повсеместно войска встречали пассивное сопротивление местного населения. Чехи и словаки отказывались предоставлять советским войскам питьё, продукты питания и топливо, меняли дорожные знаки для затруднения продвижения войск, выходили на улицы, пытались объяснить солдатам суть происходящих в Чехословакии событий, апеллировали к русско-чехословацкому братству. Граждане требовали вывода иностранных войск и возврата вывезенных в СССР руководителей партии и правительства.

По инициативе Пражского городского комитета КПЧ досрочно, на территории завода в Высочанах (район Праги) начались подпольные заседания XIV съезда КПЧ, правда, без делегатов из Словакии, не успевших прибыть.

Представители консервативно настроенной группы делегатов на съезде не были избраны ни на один из руководящих постов в КПЧ.

Потери сторон

Боевые действия практически не велись. Имели место отдельные случаи нападения на военных, но в подавляющем большинстве жители Чехословакии не оказали сопротивления.

По современным данным, в ходе вторжения было убито 108 и ранено более 500 граждан Чехословакии, в подавляющем большинстве мирных жителей. Только в первый день вторжения было убито или смертельно ранено 58 человек, в том числе семь женщин и восьмилетний ребёнок.

Наибольшее число жертв среди мирных жителей было в Праге в районе здания Чешского радио
. Возможно, часть жертв была незадокументирована. Так, свидетели сообщают о стрельбе советских солдат по толпе пражан на Вацлавской площади, в результате которой погибло и было ранено несколько человек, хотя данные об этом инциденте не вошли в отчёты Чехословацкой службы безопасности. Многочисленны свидетельства о гибели мирных жителей, в том числе среди несовершеннолетних и лиц пожилого возраста, в Праге, Либерце, Брно, Кошице, Попраде и других городах Чехословакии в результате немотивированного применения оружия советскими солдатами.

Всего с 21 августа по 20 сентября 1968 года
боевые потери советских войск составили 12 человек погибшими и 25 ранеными и травмированными. Небоевые потери за этот же период — 84 погибших и умерших, 62 раненых и травмированных. Также в результате катастрофы вертолёта в районе г. Теплице погибли 2 советских корреспондента. Следует отметить, что спасшийся пилот вертолета, опасаясь, что ему придется нести ответственность за аварию, выпустил по вертолету несколько пуль из пистолета, а затем заявил, что вертолет сбит чехословаками; эта версия некоторое время была официальной, и корреспонденты К. Непомнящий и А. Зворыкин фигурировали, в том числе и во внутренних материалах КГБ, в качестве жертв «контрреволюционеров».

26 августа 1968 года
близ города Зволен (Чехословакия) потерпел катастрофу Ан-12 из состава тульского 374 ВТАП (к/к капитан Н. Набок). По утверждению летчиков, самолёт с грузом (9 тонн сливочного масла) при заходе на посадку был обстрелян с земли из автомата на высоте 300 метров и в результате повреждения 4-го двигателя упал, не дотянув до ВПП несколько километров. Погибло 5 человек (сгорели заживо в возникшем пожаре), стрелок-радист выжил. Однако по данным чешских историков-архивистов, самолет врезался в гору.

У населённого пункта Жандов в районе города Ческа-Липа группа граждан, перекрыв дорогу к мосту, затруднила движение советского танка Т-55 старшины Ю. И. Андреева, который на большой скорости догонял ушедшую вперед колонну. Старшина принял решение свернуть с дороги, чтобы не подавить людей и танк рухнул с моста вместе с экипажем. Погибли трое военнослужащих.

Потери СССР в технике точно не известны.
В частях одной только 38-й армии за первые три дня на территории Словакии и Северной Моравии было сожжено 7 танков и бронетранспортёров.

Известны данные о потерях вооружённых сил других стран — участниц операции. Так, венгерская армия потеряла 4-х солдат погибшими (все — небоевые потери: несчастный случай, заболевания, самоубийство). Болгарская армия потеряла 2 человек — один часовой был убит на посту неизвестными (при этом похищен автомат), 1 солдат застрелился.

Дальнейшие события и международная оценка вторжения

В начале сентября
войска были выведены из многих городов и населённых пунктов ЧССР в специально определённые места дислокации. Советские танки покинули Прагу 11 сентября 1968 года. 16 октября 1968 г. между правительствами СССР и ЧССР был подписан договор об условиях временного пребывания советских войск на территории Чехословакии, согласно которому часть советских войск оставалась на территории ЧССР «в целях обеспечения безопасности социалистического содружества». 17 октября 1968 г.
начался поэтапный вывод части войск с территории Чехословакии, который завершился к середине ноября.

В 1969 году
в Праге студенты Ян Палах и Ян Зайиц с интервалом в месяц совершили самосожжение в знак протеста против советской оккупации.

В результате ввода войск в ЧССР был прерван процесс политических и экономических реформ. На апрельском (1969 г.) пленуме ЦК КПЧ первым секретарём был избран Г. Гусак. Реформаторы были отстранены от должностей, начались репрессии. Страну покинуло несколько десятков тысяч человек, в том числе множество представителей культурной элиты страны.

На территории Чехословакии советское военное присутствие сохранялось до 1991 года
.

21 августа представители группы стран
(США, Великобритания, Франция, Канада, Дания и Парагвай) выступили в Совете Безопасности ООН с требованием вынести «чехословацкий вопрос» на заседание Генеральной Ассамблеи ООН.

Представители Венгрии и СССР проголосовали против. Затем и представитель ЧССР потребовал снять этот вопрос с рассмотрения ООН. С осуждением военного вмешательства пяти государств выступили правительства четырёх социалистических стран — Югославии, Румынии, Албании (которая в сентябре вышла из Организации Варшавского договора), КНР, а также ряд коммунистических партий стран Запада.

Возможные мотивации причины ввода войск и последствия

По официальной версии ЦК КПСС и стран ОВД
(кроме Румынии): правительство Чехословакии попросило союзников по военному блоку об оказании вооружённой помощи в борьбе с контрреволюционными группировками, которые при поддержке враждебных империалистических стран готовили государственный переворот с целью свержения социализма.

Геополитический аспект:
СССР пресёк возможность со стороны стран-сателлитов пересмотра неравноправных межгосударственных взаимоотношений, обеспечивающих его гегемонию в Восточной Европе.

Военно-стратегический аспект: волюнтаризм Чехословакии во внешней политике в условиях «холодной войны» угрожал безопасности границы со странами НАТО; до 1968
года Чехословакия оставалась единственной страной ОВД, где не было военных баз СССР.

Идеологический аспект: идеи социализма «с человеческим лицом» подрывали представление об истинности марксизма-ленинизма, диктатуры пролетариата и руководящей роли коммунистической партии, что, в свою очередь, затронуло властные интересы партийной элиты.

Политический аспект: жёсткая расправа с демократическим волюнтаризмом в Чехословакии давала членам Политбюро ЦК КПСС возможность, с одной стороны, расправиться с внутренней оппозицией, с другой — повысить свой авторитет, в третьих — предупредить нелояльность союзников и продемонстрировать военную мощь вероятным противникам.

В результате проведения операции «Дунай» Чехословакия осталась членом восточноевропейского социалистического блока. Советская группировка войск (до 130 тыс. чел.) оставалась в Чехословакии до 1991 года. Договор об условиях пребывания советских войск на территории Чехословакии стал одним из главных военно-политических итогов ввода войск пяти государств, удовлетворивших руководство СССР и ОВД. Однако Албания в результате вторжения вышла из Организации Варшавского договора.

Подавление Пражской весны усилило разочарование многих представителей западных левых кругов в теории марксизма-ленинизма и способствовало росту идей «еврокоммунизма» среди руководства и членов западных коммунистических партий — впоследствии приведшему к расколу во многих из них. Коммунистические партии Западной Европы утратили массовую поддержку, так как практически была показана невозможность «социализма с человеческим лицом».

Милош Земан был исключен из компартии в 1970 году за несогласие с вводом в страну войск Варшавского договора.

Высказывается мнение, что операция «Дунай» усилила позиции США в Европе.

Парадоксальным образом
, силовая акция в Чехословакии в 1968 ускорила приход в отношениях между Востоком и Западом периода т. н. «разрядки напряженности», основанной на признании существовавшего в Европе территориального статус-кво и проведение Германией при канцлере Вилли Брандте т. н. «новой восточной политики».

Операция «Дунай» препятствовала возможным реформам в СССР
: «Для Советского Союза удушение Пражской весны оказалось связанным со многими тяжёлыми последствиями. Имперская „победа“ в 1968 г. перекрыла кислород реформам, укрепив позиции догматических сил, усилила великодержавные черты в советской внешней политике, способствовала усилению застоя во всех сферах».

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Главная · Виноград · В 1968 г войска овд введены. Ввод войск в Чехословакию (1968)

Вторжение войск ОВД в Чехословакию

«Танки едут по Праге, танки едут по правде…»

Утром 20 августа 1968 г. офицерам был зачитан секретный приказ о формировании главного командования «Дунай». Главкомом был назначен генерал армии И.Г. Павловский, чья ставка была развернута в южной части Польши. Ему подчинялись оба фронта (Центральный и Прикарпатский) и оперативная группа «Балатон», а также две гвардейские воздушно-десантные дивизии. В первый день операции для обеспечения высадки десантных дивизий в распоряжение Главкома «Дунай» выделялось пять дивизий военно-транспортной авиации.

Боевую тревогу объявили в 23.00. По каналам закрытой связи всем фронтам, армиям, дивизиям, бригадам, полкам и батальонам был передан сигнал на выдвижение. По этому сигналу все командиры должны были вскрыть один из пяти хранящихся у них секретных пакетов (операция была разработана в пяти вариантах), а четыре оставшихся в присутствии начальников штабов сжечь не вскрывая. Во вскрытых пакетах содержался приказ на начало операции «Дунай» и на продолжение боевых действий в соответствии с планами «Дунай-Канал» и «Дунай-Канал-Глобус».

Заранее были разработаны «Распоряжения по взаимодействию на операцию «Дунай». Вся боевая техника советского и союзного производства без белых полос подлежала «нейтрализации», желательно без стрельбы. В случае сопротивления бесполосные танки и другая боевая техника подлежали уничтожению без предупреждения и без команд сверху. При встрече с войсками НАТО велено было немедленно останавливаться и без команды не стрелять. Для осуществления операции привлекались 26 дивизий, из них 18 советских, не считая авиации.

В ночь на 21 августа войска СССР, Польши, ГДР, Венгрии и Болгарии с четырех направлений в двадцати пунктах от Цвикова до Немецка в режиме радиомолчания пересекли чехословацкую границу. Из южной части Польши был введен советско-польский контингент войск по направлениям: Яблонец-Кралове, Острава, Оломоуц и Жилина. Из южной части ГДР вводился советско-восточногерманский контингент войск по направлениям: Прага, Хомутов, Пльзень, Карловы Вары. Из северных районов Венгрии входила советско-венгерско-болгарская группировка по направлениям: Братислава, Тренчин, Банска-Бистрица и др. Наиболее крупный контингент войск был выделен от Советского Союза.

Одновременно с вводом сухопутных войск на аэродромы Водоходи (Чехия), Турокани и Намешть (Словакия), а также на аэродромы под Прагой с территории СССР были переброшены контингенты ВДВ. 21 августа в 3 час. 37 мин. десантники на двух головных самолетах 7-й военно-транспортной дивизии уже высаживались из АН-12 на аэродроме Рузине под Прагой и в течение 15 минут блокировали основные объекты аэродрома. В 5 час. 10 мин. высадилась разведрота 350-го парашютно-десантного полка и отдельная разведрота 103-й воздушно-десантной дивизии. В течение 10 минут они захватили аэродромы Туржани и Намешть, после чего началась спешная высадка основных сил. По словам очевидцев, транспортные самолеты совершали посадку на аэродромы один за другим. Десант спрыгивал, не дожидаясь полной остановки. К концу взлетно-посадочной полосы самолет оказывался уже пуст и тут же набирал ход для нового взлета. С минимальным интервалом сюда стали прибывать другие самолеты с десантом и военной техникой.

На боевой технике и захваченных гражданских автомобилях десантники уходили в глубь территории, и к 9.00 ими были блокированы в г. Брно все дороги, мосты, выезды из города, здания радио и телевидения, телеграф, главпочтамт, административные здания города и области, типография, вокзалы, а также штабы воинских частей и предприятия военной промышленности. Командиров ЧНА просили сохранять спокойствие и соблюдать порядок.

Прага, август 1968г

Спустя четыре часа после высадки первых групп десантников важнейшие объекты Праги и Брно оказались под контролем союзных войск. Основные усилия десантников направлялись на захват зданий ЦК КПЧ, правительства, министерства обороны и генерального штаба, а также здания радиостанции и телевидения. По заранее разработанному плану к основным административно-промышленным центрам ЧССР направлялись колонны войск. Соединения и части союзных войск размещались во всех крупных городах. Особое внимание уделялось охране западных границ ЧССР.

200-тысячная чехословацкая армия (около десяти дивизий) не оказывала практически никакого сопротивления. Она оставалась в казармах, выполняя приказ своего министра обороны, и до конца событий в стране оставалась нейтральной. Среди населения, главным образом в Праге, Братиславе и других крупных городах, проявлялось недовольство происходящим. Протест общественности выражался в сооружении баррикад на пути продвижения танковых колонн, действиях подпольных радиостанций, распространении листовок и обращений к чехословацкому населению и военнослужащим стран-союзниц. В отдельных случаях имели место вооруженные нападения на военнослужащих введенного в ЧССР контингента войск, забрасывание танков и прочей бронетехники бутылками с горючей смесью, попытки вывести из строя средства связи и транспорт, уничтожение памятников советским воинам в городах и селах Чехословакии.

Стремительный и согласованный ввод войск в ЧССР привел к тому, что в течение 36 часов армии стран Варшавского Договора установили полный контроль над чехословацкой территорией. Однако, несмотря на очевидный военный успех, достичь политических целей не удалось. Лидеры КПЧ, а вслед за ними XIV чрезвычайный съезд партии уже 21 августа выступили с осуждением ввода союзных войск. Представители консервативно настроенной группы делегатов на съезде не были избраны ни на один из руководящих постов в КПЧ.

21 августа группа стран (США, Англия, Франция, Канада, Дания и Парагвай) выступила в Совете Безопасности ООН с требованием вынести «чехословацкий вопрос» на заседание Генеральной Ассамблеи ООН, добиваясь решения о немедленном выводе войск стран Варшавского Договора. Представители Венгрии и СССР проголосовали против. Позже и представитель ЧССР потребовал снять этот вопрос с рассмотрения ООН. Ситуация в Чехословакии обсуждалась также в Постоянном совете НАТО. С осуждением военного вмешательства пяти государств выступили правительства стран социалистической ориентации — Югославии, Албании, Румынии, Китая. В этих условиях СССР и его союзники были вынуждены искать выход из создавшегося положения. В Москве начались переговоры (23 — 26 августа) между советским и чехословацким руководством. Их итогом явилось совместное коммюнике, в котором сроки вывода советских войск ставились в зависимость от нормализации обстановки в ЧССР.

В начале сентября наметились первые признаки стабилизации обстановки. Результатом стал отвод войск стран-участниц из многих городов и населенных пунктов ЧССР в специально определенные места дислокации. Авиация сосредоточивалась на выделенных аэродромах.

Поводом для продления пребывания контингента войск на территории ЧССР служила не только сохранявшаяся внутриполитическая нестабильность, но и повышенная активность НАТО у чехословацких границ, которая выражалась в перегруппировке войск блока, размещенных на территории ФРГ в непосредственной близости от границ ГДР и ЧССР, в проведении различного рода учений.

16 октября 1968 г. между правительствами СССР и ЧССР был подписан договор об условиях временного пребывания советских войск на территории Чехословакии, согласно которому часть советских войск оставалась на территории ЧССР «в целях обеспечения безопасности социалистического содружества». В договоре фиксировались положения об уважении суверенитета ЧССР и невмешательстве в ее внутренние дела. Подписание договора стало одним из главных военно-политических итогов ввода войск пяти государств, удовлетворивших руководство СССР и ОВД. 17 октября 1968 г. начался поэтапный вывод союзных войск с территории Чехословакии, который завершился к середине ноября.

Несмотря на то, что при вводе войск стран Варшавского Договора боевые действия не велись, потери имелись. Так, входе передислокации и размещения советских войск (с 20 августа по 12 ноября) в результате действий враждебно настроенных лиц погибло 11 военнослужащих, в том числе один офицер; ранено и травмировано 87 советских военнослужащих, в том числе 19 офицеров. Кроме того, погибло в катастрофах, авариях, при неосторожном обращении с оружием и боевой техникой, в результате других происшествий, а также умерло от болезней — 87 человек. В донесениях и отчетах того времени можно было прочесть такие строки: «Экипаж танка 64 мсп 55 мед (старшина сверхсрочной службы Андреев Ю.И., младший сержант Махотин Е.Н. и рядовой Казарик П. Д.) на пути движения встретили организованную контрреволюционными элементами толпу молодежи и детей. Стремясь избежать жертв со стороны местного населения, они приняли решение на обход его, во время которого танк опрокинулся. Экипаж погиб».

В результате ввода войск в ЧССР произошла кардинальная смена курса чехословацкого руководства. Был прерван процесс политических и экономических реформ в стране. На апрельском (1969 г.) пленуме ЦК КПЧ первым секретарем был избран Г. Гусак. В декабре 1970 г. ЦК КПЧ принял документ «Уроки кризисного развития в партии и обществе после XIII съезда КПЧ», осуждавший в целом политический курс А. Дубчека и его окружения.

В ночь на 21 августа 1968 года начался временный ввод войск СССР, Народной Республики Болгарии (ныне Республика Болгария), Венгерской Народной Республики (ныне Венгрия), Германской Демократической Республики (ГДР, ныне в составе Федеративной Республики Германии) и Польской Народной Республики (ныне Республика Польша) на территорию Чехословацкой Социалистической Республики (ЧССР, ныне самостоятельные государства Чехия и Словакия) в соответствии с тогдашним пониманием руководством Советского Союза и других стран-участниц сущности интернациональной помощи. Он осуществлялся с целью «отстоять дело социализма» в ЧССР, предотвратить утрату Коммунистической партией Чехословакии (КПЧ) властных полномочий, возможный выход страны из социалистического содружества и Организации Варшавского Договора. (ОВД).

К концу 1960-х годов чехословацкое общество столкнулось с комплексом проблем, решение которых в рамках социалистической системы советского типа не представлялось возможным. Экономика страдала от непропорционального развития отраслей, потери традиционных рынков сбыта; демократические свободы фактически отсутствовали; национальный суверенитет был ограничен. В чехословацком обществе нарастали требования осуществления радикальной демократизации всех сторон жизни.

В январе 1968 года был смещен президент ЧССР и первый секретарь Центрального комитета Коммунистической партии Чехословакии Антонин Новотный. Лидером компартии был избран представитель либерального крыла компартии Александр Дубчек, президентом Чехословакии стал Людвик Свобода. В апреле была опубликована программа компартии Чехословакии, в которой провозглашался курс на демократическое обновление социализма , предусматривались ограниченные экономические реформы.

Первоначально руководство СССР не вмешивалось во внутрипартийные проблемы КПЧ, однако главные черты провозглашенной «новой модели» социалистического общества (синтез плановой и рыночной экономики; относительная независимость государственной власти и общественных организаций от партийного контроля; реабилитация жертв репрессий; демократизация политической жизни в стране и др.) шли вразрез с советской трактовкой марксистско-ленинской идеологии и вызывали тревогу у руководства СССР. Возможность «цепной реакции» в соседних социалистических странах обусловила враждебность к чехословацкому «эксперименту» не только советского, но и восточногерманского, польского и болгарского руководства. Более сдержанную позицию занимало руководство Венгрии.

С геополитической точки зрения для СССР возникла опасная ситуация в одной из ключевых стран Восточной Европы. В результате выхода ЧССР из Варшавского Договора произошел бы неизбежный подрыв восточноевропейской системы военной безопасности.

Применение силы рассматривалось советским руководством в качестве последней альтернативы, но все же весной 1968 года оно приняло решение о необходимости проведения мероприятий по подготовке своих вооруженных сил к действиям на территории Чехословакии.

Вводу войск предшествовали многочисленные попытки политического диалога в ходе межпартийных встреч руководства КПСС и КПЧ, взаимных визитов правительственных делегаций, многосторонних встреч лидеров ЧССР и социалистических стран. Но политическое давление не дало ожидаемых результатов. Окончательное решение о вводе войск в Чехословакию было принято на расширенном заседании Политбюро ЦК КПСС 16 августа 1968 года и одобрено на совещании руководителей государств-участников Варшавского договора в Москве 18 августа на основании обращения группы партийных и государственных деятелей ЧССР к правительствам СССР и других стран ОВД с просьбой об оказании интернациональной помощи. Акция планировалась как кратковременная. Операция по вводу войск получила кодовое название «Дунай», а общее руководство ею было возложено на генерала армии Ивана Павловского .

Непосредственная подготовка войск началась 17-18 августа. Прежде всего, готовилась к длительным маршам техника, пополнялись запасы материальных средств, отрабатывались рабочие карты, проводились другие мероприятия. Накануне ввода войск маршал Советского Союза Андрей Гречко проинформировал министра обороны ЧССР Мартина Дзура о готовящейся акции и предостерег от оказания сопротивления со стороны чехословацких вооруженных сил.

Операция по вводу войск в Чехословакию началась 20 августа в 23.00 , когда была объявлена тревога в задействованных воинских подразделениях.

В ночь на 21 августа войска СССР, Польши, ГДР, Венгрии и Болгарии с четырех направлений с обеспечением внезапности пересекли чехословацкую границу. Передвижение войск осуществлялось в режиме радиомолчания, что способствовало скрытности проведения военной акции. Одновременно с вводом сухопутных войск на аэродромы Чехословакии с территории СССР были переброшены контингенты воздушно-десантных войск. В два часа ночи 21 августа на аэродроме под Прагой высадились части 7-й воздушно-десантной дивизии. Они блокировали основные объекты аэродрома, куда с небольшим интервалом стали приземляться советские военно-транспортные самолеты Ан-12 с десантом и боевой техникой. Десантники должны были взять под контроль важнейшие государственные и партийные объекты, прежде всего в Праге и Брно.

Стремительный и согласованный ввод войск в ЧССР привел к тому, что в течение 36 часов армии стран Варшавского договора установили полный контроль над чехословацкой территорией. Введенные войска размещались во всех областях и крупных городах. Особое внимание уделялось охране западных границ ЧССР. Общая численность войск, непосредственно принимавших участие в операции, составляла около 300 тысяч человек.

200-тысячная чехословацкая армия (около десяти дивизий) не оказывала практически никакого сопротивления. Она оставалась в казармах, выполняя приказ своего министра обороны, и до конца событий в стране оставалась нейтральной. Население, главным образом в Праге, Братиславе и других крупных городах, проявляло недовольство. Протест выражался в сооружении символических баррикад на пути продвижения танковых колонн, работе подпольных радиостанций, распространении листовок и обращений к чехословацкому населению и военнослужащим стран-союзниц.

Руководство Коммунистической партии Чехословакии было фактически арестовано и доставлено в Москву. Однако политических целей акции первоначально достичь не удалось. План советского руководства сформировать «революционное правительство» из лояльных СССР чехословацких деятелей провалился. Все слои общества Чехословакии выступили резко против пребывания иностранных войск на территории страны.

21 августа группа стран (США, Англия, Франция, Канада, Дания и Парагвай) выступила в Совете Безопасности ООН с требованием вынести «чехословацкий вопрос» на заседание Генеральной Ассамблеи ООН, добиваясь решения о немедленном выводе войск стран Варшавского договора. Представители Венгрии и СССР проголосовали против. Позже и представитель ЧССР потребовал снять этот вопрос с рассмотрения ООН. Ситуация в Чехословакии обсуждалась также в Постоянном совете НАТО. С осуждением военного вмешательства пяти государств выступили правительства стран социалистической ориентации — Югославии, Албании, Румынии, Китая. В этих условиях СССР и его союзники были вынуждены искать выход из создавшегося положения.

23-26 августа 1968 года в Москве состоялись переговоры между советским и чехословацким руководством. Их итогом явилось совместное коммюнике, в котором сроки вывода советских войск ставились в зависимость от нормализации обстановки в ЧССР.

В конце августа чехословацкие руководители возвратились на родину. В начале сентября наметились первые признаки стабилизации обстановки. Результатом стал отвод войск стран-участниц акции из многих городов и населенных пунктов ЧССР в специально отведенные места дислокации. Авиация сосредоточивалась на выделенных аэродромах. Выводу войск с территории ЧССР мешала сохранявшаяся внутриполитическая нестабильность, а также повышенная активность НАТО у чехословацких границ, которая выражалась в перегруппировке войск блока, размещенных на территории ФРГ в непосредственной близости от границ ГДР и ЧССР, в проведении различного рода учений. 16 октября 1968 года между правительствами СССР и ЧССР был подписан договор об условиях временного пребывания советских войск на территории Чехословакии «в целях обеспечения безопасности социалистического содружества». В соответствии с документом была создана Центральная группа войск (ЦГВ) — оперативное территориальное объединение Вооруженных сил СССР, временно дислоцировавшееся на территории Чехословакии. Штаб ЦГВ был размещен в городке Миловице недалеко от Праги. Боевой состав включал две танковые и три мотострелковые дивизии.

Подписание договора стало одним из главных военно-политических итогов ввода войск пяти государств, удовлетворивших руководство СССР и ОВД. 17 октября 1968 года начался поэтапный вывод союзных войск с территории Чехословакии, который завершился к середине ноября.

Акция войск стран Варшавского договора, несмотря на отсутствие боевых действий, сопровождалась потерями с обеих сторон. С 21 августа по 20 октября 1968 года в результате враждебных действий граждан Чехословакии погибли 11 советских военнослужащих, ранено и травмировано 87 человек. Кроме того, погибли в авариях, при неосторожном обращении с оружием, умерли от болезней и т.д. еще 85 человек. По оценке правительственной комиссии ЧССР, в период с 21 августа по 17 декабря 1968 года погибли 94 чехословацких гражданина, ранения различной степени тяжести получили 345 человек.

В результате ввода войск в ЧССР произошла кардинальная смена курса чехословацкого руководства. Был прерван процесс политических и экономических реформ в стране.

Со второй половины 1980-х годов начался процесс переосмысления чехословацких событий 1968 года. В «Заявлении руководителей Болгарии, Венгрии, ГДР, Польши и Советского Союза» от 4 декабря 1989 года и в «Заявлении Советского правительства» от 5 декабря 1989 года решение о вступлении союзных войск в Чехословакию признано ошибочным и осуждено как необоснованное вмешательство во внутренние дела суверенного государства.

26 февраля 1990 года в Москве было подписано соглашение о полном выводе из Чехословакии советских войск . К этому времени ЦГВ располагалась в 67 населенных пунктах Чехии и в 16 Словакии. В боевом составе насчитывалось свыше 1,1 тысяч танков и 2,5 тысячи боевых машин пехоты, более 1,2 тысячи артиллерийских орудий, 100 самолетов и 170 вертолетов; общая численность военнослужащих составляла свыше 92 тысяч человек, гражданского персонала — 44,7 тысячи человек. В июле 1991 года ЦГВ была упразднена в связи с завершением вывода войск на территорию Российской Федерации.

Александр Дубчек — первый секретарь КПЧ (январь-август 1968)

В 1968 г. почти восемь месяцев Чехословацкая Социалистическая Республика (ЧССР) переживала период глубоких перемен, беспрецедентных в истории коммунистического движения. Эти преобразования стали закономерным результатом нарастающего кризиса в этой относительно благополучной и развитой стране, в политической культуре которой глубоко укоренились преимущественно демократические традиции. Процесс демократизации в Чехословакии, подготовленный реформистски настроенными силами внутри КПЧ, в течение ряда лет шел почти незаметно для большинства аналитиков и политических деятелей Запада и Востока, в том числе и для советских руководителей. Они неверно истолковали характер политического конфликта внутри КПЧ в конце 1967 г., который привел к смещению в январе 1968 г. первого секретаря Президиума ЦК КПЧ А. Новотного. Вместо него был избран А. Дубчек, выпускник Высшей партийной школы при ЦК КПСС, прекрасно говоривший по-русски.

В конце марта А. Новотный подал в отставку с поста президента ЧССР. Вместо него, по рекомендации ЦК КПЧ, на этот пост был избран герой второй мировой войны, генерал Людвик Свобода, против которого советские руководители также не имели возражений.

Падение Новотного было не просто итогом борьбы за власть внутри чехословацкого руководства, а произошло по ряду причин, среди которых: экономический кризис 1962 — 1963 гг., пробудивший стремление к экономическим реформам, медленный ход процесса политической реабилитации репрессированных, открытое инакомыслие писателей и студентов, пробуждение реформистски настроенных интеллектуальных слоев в партии, начавших борьбу за свободу мысли и выражения взглядов.

Затяжной характер политического кризиса, упорное противодействие Новотного и его сторонников Дубчеку, ряд скандальных происшествий 1968 г. (например, сенсационный побег в США генерала Яна Чейны, сопровождаемый слухами о неудавшейся попытке военного переворота в пользу восстановления Новотного), ослабление цензуры — все это способствовало мобилизации общественной поддержки нового руководства. Заинтересованные в реформах лидеры КПЧ включили свою плюралистическую концепцию социализма «с человеческим лицом» в «Программу действий», принятую в апреле 1968 г. в качестве «Великой хартии вольностей» нового руководства Дубчека. Кроме того, Дубчек разрешил создание ряда новых политических клубов, а также отменил цензуру; в области внешней политики решено было проводить более независимый курс, отвечающий, однако, интересам Варшавского Договора в целом и политики СССР — в частности.

Поразительная стремительность событий в ЧССР в январе — апреле 1968 г. создала дилемму для советского руководства. Отставку ориентировавшихся на Москву сторонников Новотного, а особенно реформистские программы руководства Дубчека и возрождение свободы печати привели, с советской точки зрения, к опасной ситуации в одной из ключевых стран Восточной Европы. Кроме того, руководство ряда стран — участниц Варшавского Договора думало о возросшей, по их мнению, уязвимости границ и территории Чехословакии, перспективе выхода ее из Варшавского Договора, в результате которого произошел бы неизбежный подрыв восточноевропейской системы военной безопасности.

Потенциально ситуация в ЧССР могла затронуть соседние восточноевропейские страны, да и сам Советский Союз. Чехословацкий лозунг «социализм с человеческим лицом» ставил под сомнение гуманность советского социализма. «Великая хартия вольностей» означала гораздо большую степень внутрипартийной демократии, предоставление большей автономии государственному аппарату, другим политическим партиям и парламенту, восстановление гражданских прав (свободы собраний и ассоциаций) и более решительное продолжение политической реабилитации, восстановление национальных прав этнических меньшинств в рамках федерации, проведение экономической реформы и др.

Прага. Август 1968г.

Возможность «цепной реакции» в соседних социалистических странах, где еще были свежи в памяти социальные потрясения недавнего прошлого (ГДР в 1953 году, Венгрия в 1956 году), обусловила враждебность к чехословацкому «эксперименту» не только советского, но и восточногерманского (В. Ульбрихт), польского (В. Гомулка) и болгарского (Т. Живков) руководства. Более сдержанную позицию занимал Я. Кадар (Венгрия).

Однако «Пражская весна» представляла собой протест иного рода, нежели тот, с которым советские лидеры столкнулись в Венгрии в 1956 году. Руководство Дубчека не бросало вызова основам обеспечения интересов национальной безопасности СССР, оно не выступало с предложением о ревизии внешнеполитической ориентации Чехословакии. Не подвергалось сомнению сохранение членства в ОВД и СЭВ. Ограниченный плюрализм также не означал утраты общего контроля со стороны компартии: власть, хотя и несколько рассредоточенная, сохранялась бы в руках реформистски настроенного партийного руководства.

С точки зрения советского руководства, события в ЧССР создавали проблемы и были потенциально опасны. Обжегшись на Венгрии, советские руководители долгое время не могли определить свой курс в отношении происходящего в ЧССР. Следует ли на корню уничтожить или просто ограничить перемены, которые произошли там после января? Какие средства следует использовать, чтобы повлиять на Чехословакию? Ограничиться ли политическими и экономическими действиями или прибегнуть к вооруженному вмешательству?

Несмотря на то что в Кремле были едины в негативном отношении к чехословацкому реформизму, там долго не склонялись к военному вторжению. Некоторые члены советского руководства занялись интенсивными поисками мирного решения проблемы. Это стало очевидным после марта 1968 г., когда Советское правительство начало применять ряд средств политического и психологического давления с целью убедить Дубчека и его коллег в необходимости замедлить назревавшие перемены.

Советская сторона оказывала политический нажим на руководство Дубчека в ходе различных встреч и переговоров: на многосторонней встрече в Дрездене в марте, во время двусторонней встречи руководителей КПСС и КПЧ в Москве в мае, на беспрецедентных переговорах на высшем уровне между Политбюро ЦК КПСС и Президиумом ЦК КПЧ в Чиерне-над-Тисой в июле, в Братиславе — в августе 1968 года. На встречу руководителей Болгарии, Венгрии, ГДР, Польши и СССР в Варшаве (июль 1968 г.) чехословацкая делегация прибыть отказалась.

Обострению ситуации способствовали также сначала сдержанная реакция, а затем категорический отказ чехословацкого руководства принять неоднократные предложения о размещении советского воинского контингента на территории ЧССР.

Политический нажим сопровождался психологическим давлением: вблизи границ Чехословакии проводились крупномасштабные учения войск ОВД с участием СССР, ГДР и Польши. Позже использовался такой вид психологического воздействия, как присутствие войск стран Варшавского Договора на территории ЧССР во время и после военных учений в июне и июле 1968 г.

Кроме того, советское руководство не исключало возможности применения и экономических санкций против ЧССР как формы давления. Однако, несмотря на появившиеся в конце апреля 1968 г. сообщения о прекращении советских поставок зерна, каких-либо реальных подтверждений использования экономических рычагов не было.

В знак протеста против действий незаконного и скудоумного члена «правительства» РФ размещаю у себя этот материал. Дабы историю нужно знать и охранять от переписываний и искажений.

Ввод войск в Чехословакию в 1968 году не позволил Западу совершить государственный переворот в Чехословакии по технологии совершения «бархатных» революций и сохранил более чем на 20 лет жизнь в мире и согласии всем народам стран Организации Варшавского договора.

Политический кризис в Чехословакии, как и в других странах социалистического блока, рано или поздно должен был возникнуть после прихода к власти в СССР в 1953 году Н. С. Хрущева.

Хрущев обвинил И. В. Сталина, а фактически социалистический общественно-политический строй, в организации массовых репрессий, в результате которых якобы пострадали миллионы невиновных людей. На мой взгляд, доклад Хрущева на ХХ съезде в 1956 году состоялся благодаря грандиозной победе западных спецслужб и их 5-й колонны внутри СССР.

Неважно, что двигало Хрущевым, когда он развернул в стране политику десталинизации. Важно, что обвинение социалистического общественно-политического строя в организации массовых репрессий лишало легитимности советскую власть. Геополитические противники России, СССР получили оружие, с помощью которого могли сокрушить неприступную крепость – СССР и другие страны социалистического лагеря.

К 1968 году уже 12 лет в школах и институтах изучали труды, лишающие легитимности советскую власть. Все эти 12 лет Запад подготавливал чехословацкое общество к отказу от социализма и дружбы с СССР.

Политический кризис в Чехословакии был связан не только с политикой Н. С. Хрущева, сократившей количество граждан, готовых защищать социалистический строй и дружественные отношения с Советским Союзом, но и с разжигаемой антисоветскими силами национальной розни между чехами и словаками. Немалую роль сыграл и тот фактор, что Чехословакия не воевала против Советского Союза и не испытывала вины перед нашей страной.

Но ради правды надо сказать, что русской крови во время войны по вине Чехословакии было пролито не меньше, чем по вине Венгрии и Румынии, армии которых вместе с Германией напали на СССР в 1941 году. Чехословакия с 1938 года и всё время войны поставляла в войска Германии огромное количество оружия, из которого убивали советских солдат и мирных жителей нашей страны.

Готвальд, после войны построивший процветающую социалистическую Чехословакию, умер в один год со Сталиным в 1953 году. Новые президенты ЧССР – А. Запотоцкий, а с 1957 года А. Новотный уподобились Н. С. Хрущёву. Они, по существу, разрушали страну. А. Новотный был копией Н. С. Хрущёва и своими непродуманными реформами нанёс значительный ущерб народному хозяйству, что также привело к снижению уровня жизни народа. Все указанные факторы способствовали появлению антисоциалистических и антирусских настроений в обществе.

Пятого января 1968 года Пленум ЦК КПЧ избрал вместо Новотного на должность Первого секретаря ЦК словака А. Дубчека, но не сместил Новотного с поста президента страны. Со временем порядок навели, и президентом Чехословакии стал Л. Свобода.

Либералы время правления А. Дубчека называют «Пражской весной». А. Дубчек сразу попал под влияние лиц, которые под видом демократизации начали подготавливать страну к сдаче Западу. Под видом строительства «социализма с человеческим лицом» началось разрушение чехословацкого социалистического государства. Кстати, социализм всегда был с человеческим лицом, а вот капитализм, либерализм всегда был с лицом гитлеровцев и подобным им либералам США, убивавшим детей Кореи, Вьетнама, Гренады, Югославии, Ирака, Ливии, Ливана, Сирии и других стран, которые США сочли недостаточно демократичными. Не щадили США и своих граждан.

После январского 1968 года Пленума ЦК КПЧ началась оголтелая критика положения в стране. Используя прозвучавшую на Пленуме критику руководства, оппозиционные политические силы, призывая к «расширению» демократии, начали дискредитацию компартии, властных структур, органов государственной безопасности и социализма в целом. Началась скрытая подготовка смены государственного строя.

В средствах массовой информации от имени народа требовали отменить руководство партией хозяйственной и политической жизнью, объявить КПЧ преступной организацией, запретить её деятельность, распустить органы государственной безопасности и Народной милиции. По всей стране возникали различные «клубы» («Клуб 231», «Клуб активных беспартийных») и другие организации, основной целью и задачей которых было очернить историю страны после 1945 года, сплотить оппозицию, вести антиконституционную пропаганду.

К середине 1968 года в МВД поступило около 70 заявлений о регистрации новых организаций и объединений. Так, «Клуб 231» был учрежден в Праге 31 марта 1968 года, хотя и не имел разрешения от МВД. Клуб объединил свыше 40 тысяч человек, среди которых были бывшие уголовные и государственные преступники. Как отмечала газета «Руде право», в числе членов клуба были бывшие нацисты, эсэсовцы, генлейновцы, министры марионеточного «Словацкого государства», представители реакционного духовенства.

Генеральный секретарь клуба Ярослав Бродский на одном из заседаний сказал: «Самый лучший коммунист – это мертвый коммунист, а если он еще жив, то ему следует выдернуть ноги». На предприятиях и в различных организациях создавались филиалы клуба, которые именовались «Обществами в защиту слова и печати». Организация «Революционный комитет демократической партии Словакии» призывала к проведению выборов под контролем Англии, США, Италии и Франции, прекращению в прессе критики западных государств и сосредоточении её на СССР.

Группа сотрудников Пражской военно-политической академии предложила выход ЧССР из Варшавского договора и призвала другие соцстраны ликвидировать Варшавский договор. В связи с этим французская газета «Фигаро» писала: «Географическое положение Чехословакии может превратить её как в засов Варшавского пакта, так и в брешь, открывающую всю военную систему восточного блока». Все эти выступающие от имени народа СМИ, клубы и отдельные личности выступали и против Совета экономической взаимопомощи.

14 июня чехословацкие оппозиционеры пригласили известного американского «советолога» Збигнева Бжезинского для выступлений в Праге с лекциями, в которых он изложил свою стратегию «либерализации», призвал к уничтожению КПЧ, а также ликвидации милиции и государственной безопасности. По его словам, он полностью «поддержал интересный чехословацкий эксперимент».

Надо отметить, что З. Бжезинского и многих оппозиционеров не интересовала судьба, национальные интересы Чехословакии. В частности, они были готовы отдать земли Чехословакии ради «сближения» с ФРГ.

Западные границы ЧССР были открыты, начали ликвидироваться пограничные заграждения и укрепления. По указанию министра госбезопасности Павела, выявленных контрразведкой шпионов западных стран не задерживали, а давали им возможность выехать.

Населению ЧССР настойчиво внушалась мысль о том, что со стороны ФРГ никакой опасности реваншизма не существует, что можно подумать о возвращении в страну судетских немцев. Газета «Генераль Анцайгер» (ФРГ) писала: «Судетские немцы будут ожидать от Чехословакии, освобожденной от коммунизма, возврата к Мюнхенскому соглашению, по которому осенью 1938 года Судетская область отошла к Германии». Редактор чешской профсоюзной газеты «Праце» Иржичек заявил германскому телевидению: «В нашей стране проживает около 150 тысяч немцев. Можно надеяться, что остальные 100-200 тысяч могли бы вернуться на родину несколько позже». Вероятно, западные деньги помогли ему забыть о том, как судетские немцы преследовали чехов. А ФРГ была готова снова захватить эти земли Чехословакии.

В 1968 году прошли консультативные встречи представителей стран НАТО, на которых изучались возможные мероприятия, чтобы вывести ЧССР из социалистического лагеря. Свою деятельность в ЧССР активизировал Ватикан. Его руководство рекомендовало направить деятельность католической церкви на то, чтобы слиться с движением за «независимость» и «либерализацию», а также взять на себя роль «опоры и свободы в странах Восточной Европы», концентрируя внимание на Чехословакии, Польше и ГДР. С целью создания в ЧССР ситуации, которая способствовала бы выходу Чехословакии из Варшавского договора, Совет НАТО разработал программу «Зефир». В июле начал действовать специальный Центр по наблюдению и управлению, который американские офицеры называли «Штаб ударной группы». В его составе было более 300 сотрудников, среди которых офицеры-разведчики и политические советники.

Центр трижды в сутки докладывал информацию об обстановке в ЧССР штабу НАТО. Интересно замечание представителя штаба НАТО: «Хотя из-за ввода войск Варшавского договора в Чехословакию и заключения Московского соглашения, особый центр и не решил поставленных перед ним задач, его деятельность все же являлась и продолжает оставаться ценным опытом на будущее». Этот опыт использовался при разрушении СССР.

Военно-политическое руководство СССР и других стран Варшавского договора внимательно следило за событиями в ЧССР и пыталось довести свою оценку до органов власти Чехословакии. Состоялись встречи высшего руководства стран Варшавского договора в Праге, Дрездене, Варшаве, Чиерне-над-Тисой. В последних числах июля на встрече в Чиерне-над-Тисой А.Дубчеку было заявлено, что в случае отказа от проведения рекомендованных мероприятий войска соцстран войдут в ЧССР. Дубчек не только не предпринял никаких мер, но и не довел это предупреждение до членов ЦК и правительства страны, что при вводе войск первоначально вызвало возмущение чехословацких коммунистов тем, что их не поставили в известность о решении по введению войск.

С военной точки зрения, другого решения быть не могло. Отторжение Судетской области от ЧССР, а тем более всей страны от Варшавского договора и союз Чехословакии с НАТО ставили под фланговый удар группировки войск содружества в ГДР, Польше и Венгрии. Потенциальный противник получал прямой выход к границе Советского Союза. Руководители стран Варшавского договора хорошо понимали, что события в Чехословакии – это продвижение НАТО на Восток. В ночь на 21 августа 1968 года войска СССР, Болгарии, Венгрии, Германской демократической республики (ГДР) и Польши вошли на территорию Чехословакии. Против такой силы открыто не посмели выступить ни войска Чехословакии, ни войска НАТО, ни подразделения западных спецслужб.

На пражский аэродром высадился десант. Войска получили приказ не открывать огонь, пока их не обстреляют. Колонны шли на повышенных скоростях, остановившиеся машины сталкивали с проезжей части, чтобы не мешали движению. К утру все передовые воинские части стран содружества вышли в заданные районы. Чехословацкие войска остались в казармах, их военные городки блокировались, с бронетехники снимались аккумуляторы, с тягачей сливалось горючее.

17 апреля 1969 главой КПЧ вместо Дубчека был избран Г. Гусак в своё время бывший главой компартии Словакии. Действия войск Варшавского договора в Чехословакии на деле показали НАТО высочайший уровень боевой подготовки и технической оснащённости войск стран договора.

Десантники за несколько минут захватили чехословацкие аэродромы и начали принимать вооружение и технику, которая затем стала продвигаться к Праге. С ходу была разоружена охрана и захвачено здание ЦК КПЧ, и всё руководство Чехословакии на бронетранспортёрах вывезено на аэродром и отправлено сначала в штаб Северной группы войск, а затем в Москву.

Чётко выполнили задание танкисты, которые в предельно короткий срок заняли позиции согласно плану операции. Несколько тысяч танков Т-54 и Т-55 вошли в Чехословакию, и каждый экипаж знал своё место на территории расположения танкового подразделения.

В Чехословакии солдаты наиболее впечатляющим и трагическим был подвиг, совершённый на горной дороге танковым экипажем из состава 1-й гвардейской танковой армии, сознательно направившим свой танк в пропасть, чтобы избежать наезда на детей, выставленных там пикетчиками. Те, кто готовили эту гнусную провокацию, были уверены в гибели детей и потом на весь мир кричали бы о преступлении советских танкистов. Но провокация не удалась. Ценой своих жизней советские танкисты спасли жизнь чехословацких детей и честь Советской Армии. Этот наглядный пример показывает разницу между людьми либерального Запада, готовивших гибель детей, и людьми социалистического Советского Союза, спасшего детей.

Отличилась в Чехословакии и авиация стран Варшавского договора, в том числе авиация специального назначения. Самолёты-постановщики помех Ту-16 226-го авиаполка радиоэлектронной борьбы, поднявшиеся с аэродрома Стрый на Украине, успешно подавляли радио и радиолокационные станции на территории Чехословакии, продемонстрировав огромное значение средств радиоэлектронной борьбы в современной войне.

Запад изначально понимал, что совершить в Чехословакии переворот страны Варшавского договора, ему не позволят, но холодную войну против СССР он проводил с «горячими точками». Практически боевых действий советские войска на территории Чехословакии не вели. Американцы в это время вели войну во Вьетнаме, сжигая напалмом тысячи вьетнамских деревень и разрушая до основания десятки городов. Они залили кровью многострадальную землю Вьетнама. Но это не мешало им по всем каналам радио и телевидения вещать на СССР, страны Восточной Европы и весь мир о том, что СССР является страной- агрессором.

Тема Чехословакии обсуждалась СМИ Запада и через несколько лет после 1968 года. Для придания этой теме зловещей окраски они подготовили смертника, как сегодня подготавливают смертников террористы, не пожалели чехословацкого студента Яна Палаха и подожгли его, облитого бензином, в центре Праги, выставив это, как акт самосожжения в знак протеста против ввода войск стран Варшавского договора.

Ввод войск в Чехословакию был сделан с целью защиты безопасности стран Варшавского договора от войск НАТО. А вот безопасности США не угрожали ни Корея, ни Вьетнам, находящиеся за тысячи километров от границы США. Но Америка вела против них крупномасштабные боевые действия, убив сотни тысяч людей указанных суверенных государств. Но об этом мировая общественность предпочитает молчать. Судеты остались в составе ЧССР, их государство существует в современных границах, а нация избежала огромного количества человеческих жертв, которые всегда бывают при государственном перевороте.

В два часа ночи 21 августа 1968 г. советский пассажирский самолет Ан-24 запросил аварийную посадку в пражском аэропорту Рузине. Диспетчеры дали добро, самолет приземлился, из него высадились военнослужащие 7-й гвардейской воздушно-десантной дивизии, дислоцированной в Каунасе. Десантники под угрозой применения оружия захватили все объекты аэродрома и начали прием транспортных самолетов Ан-12 с подразделениями десантников и военной техникой. Транспортные Ан-12 садились на полосу каждые 30 секунд. Так началась тщательно разработанная СССР операция по оккупации Чехословакии и закончилась т.н. «Пражская весна» — процесс демократических реформ, проводимых компартией Чехословакии под руководством Александра Дубчека.

В операции по захвату Чехословакии, которая получила название «Дунай», участвовали армии четырех социалистических стран: СССР, Польши, Венгрии и Болгарии. Армия ГДР тоже должна была войти на территорию Чехословакии, но в последний момент советское руководство побоялось аналогии с 1939 г. и немцы границу не пересекли. Основной ударной силой группировки войск стран Варшавского договора стала Советская Армия — это были 18 мотострелковых, танковых и воздушно-десантных дивизий, 22 авиационных и вертолётных полка, общей численностью по разным данным от 170 до 240 тысяч человек. Одних только танков было задействовано около 5000. Были созданы два фронта — Прикарпатский и Центральный, а численность объединенной группировки войск достигала полумиллиона военнослужащих. Вторжение было по обычной советской привычке преподнесено, как помощь братскому чехословацкому народу в борьбе с контрреволюцией.

Никакой контрреволюцией в Чехословакии, понятное дело, и не пахло. Страна полностью поддерживала коммунистическую партию, с января 1968 г. начавшую политические и экономические реформы. По числу коммунистов на 1000 человек Чехословакия занимала первое место в мире. С началом реформ была существенно ослаблена цензура, повсеместно проходили свободные дискуссии, началось создание многопартийной системы. Было заявлено о стремлении обеспечить полную свободу слова, собраний и передвижений, установить строгий контроль над деятельностью органов безопасности, облегчить возможность организации частных предприятий и снизить государственный контроль над производством. Кроме того, планировалась федерализация государства и расширение полномочий органов власти субъектов ЧССР — Чехии и Словакии. Всё это, конечно, беспокоило руководство СССР, которое проводило в отношении своих вассалов в Европе политику ограниченного суверенитета (т.н. «доктрина Брежнева»). Команду Дубчека многократно пытались уговорить остаться на коротком поводке у Москвы и не стремиться построить социализм по западным стандартам. Уговоры не помогали. Кроме того, Чехословакия оставалась страной, где СССР так и не смог разместить ни свои военные базы, ни тактическое ядерное оружие. И этот момент был, пожалуй, главной причиной столь несоразмерной масштабу страны воинской операции — кремлевскому Политбюро нужно было заставить чехословаков подчиняться себе любой ценой. Руководство Чехословакии, чтобы избежать кровопролития и разрушения страны, отвело армию в казармы и предоставило возможность советским войскам беспрепятственно распорядиться судьбой чехов и словаков. Единственным видом сопротивления, с которым столкнулись оккупанты, был гражданский протест. Особенно ярко это проявилось в Праге, где безоружные жители города устроили настоящую обструкцию захватчикам.

В три часа ночи 21 августа (это тоже была среда) советскими солдатами был арестован премьер-министр Черник. В 4:50 колонна танков и БТР направилась к зданию ЦК КПЧ, там был застрелен двадцатилетний житель Праги. В кабинете Дубчека советские военные арестовали его самого и семерых членов ЦК. В семь утра танки направились на Виноградскую, 12, где располагалось Радио Праги. Жители успели построить там баррикады, танки стали прорываться, была открыта стрельба по людям. В то утро у здания Радио погибли семнадцать человек, еще 52 были ранены и доставлены в больницу. После 14:00 арестованное руководство КПЧ было посажено на самолет и вывезено на Украину при содействии президента страны Людвига Свободы, который как мог боролся с марионеточным правительством Биляка и Индры (благодаря Свободе Дубчеку сохранили жизнь, а потом перевезли в Москву). В городе был введен комендатский час, в темное время солдаты открывали огонь по любому движущемуся объекту.

01. Вечером по европейскому времени Совет Безопасности ООН провел в Нью-Йорке экстренное собрание, на котором принял резолюцию осуждающую вторжение. СССР наложил на нее вето.

02. По городу начали ездить грузовики со студентами, держащими в руках национальные флаги. Все ключевые объекты города были взяты под контроль советскими войсками.

03. У Национального музея. Воинскую технику тут же окружали жители города и вступали с солдатами в разговоры, часто очень острые, напряженные. В отдельных районах города была слышна стрельба, в больницы постоянно везли раненых.

06. Утром молодежь начала строить баррикады, атаковать танки, забрасывала их камнями, бутылками с горючей смесью, пыталась поджигать военную технику.

08. Надпись на автобусе: Советский культурный центр.

10. Один из раненых в результате стрельбы солдат по толпе.

11. По всей Праге начались массовые акции саботажа. Чтобы затруднить ориентацию в городе для военных пражане начали уничтожать уличные указатели, сбивать таблички с названиями улиц, номера домов.

13. Cоветские солдаты ворвались в церковь Святого Мартина в Братиславе. Сначала они стреляли по окнам и башне средневековой церкви, потом сломали замки и проникли внутрь. Был вскрыт алтарь, ящик для пожертвований, разбит орган, церковные принадлежности, уничтожены картины, сломаны лавки, кафедра. Солдаты залезли в крипт с захоронениями и разбили там несколько могильных плит. Эту церковь грабили в течение всего дня, разными группами военнослужащих.

14. Подразделения советских войск входят в г. Либерец

15. Погибшие и раненые после штурма военными пражского Радио.

16. Посторонним вход строго запрещен

19. Стены домов, витрины магазинов, заборы стали площадкой для беспощадной критики в адрес оккупантов.

20. «Беги домой, Иван, ждет тебя Наташа», «Оккупантам ни капли воды, ни ломтя хлеба», «Браво, ребята! Гитлер», «СССР, убирайся домой», «Дважды оккупированы, дважды научены», «1945 — освободители, 1968 — оккупанты», «Мы боялись Запада, на нас напали с Востока», «Не руки вверх, а голову выше!», «Космос вы покорили, а нас — нет», «Слону ежа не проглотить», «Не называйте это ненавистью, назовите это познанием», «Да здравствует демократия. Без Москвы» — вот только несколько примеров такой настенной агитации.

21. «У меня был солдатик, я его любила. У меня были часы — Красная Армия забрала их»

22. На Староместской площади.

25. Помню современное интервью с пражанкой, которая 21-го вместе с подругами по университету вышла в город посмотреть на советских военных. «Мы думали там какие-то страшные оккупанты, а на самом деле на бронетранспортерах сидели совсем молодые ребята с крестьянскими лицами, немного испуганные, постоянно хватающиеся за оружие, не понимаюющие что они здесь делают и почему толпа так агрессивно на них реагирует. Им-то командиры сказали, что надо идти и спасать чешский народ от контрреволюции».

39. Самодельная листовка из тех, что пытались раздавать советским солдатам.

40. Сегодня у здания пражского Радио, где 21 августа 1968 г. погибли люди, защищавшие радиостанцию, прошла церемония памяти, были возложены венки, транслировалась та утренная передача из 68-го, когда радио сообщило о нападении на страну. Диктор читает текст, а фоном слышна стрельба на улице.

49. На месте у Национального музея, где установлен памятник совершившему самосожжение студенту Яну Палаху , горят свечи.

51. В начале Вацлавской площади устроены выставка — на большом экране показывают документальный фильм о событиях «Пражской весны» и августа 1968 г., стоит БМП с характерной белой чертой, машина скорой помощи тех лет, стоят стенды с фотографиями и репродукциями пражских граффити.

57. 1945: мы целовали ваших отцов > 1968: вы проливаете нашу кровь и забираете нашу свободу.

По современным данным, в ходе вторжения было убито 108 и ранено более 500 граждан Чехословакии, в подавляющем большинстве мирных жителей. Только в первый день вторжения было убито или смертельно ранено 58 человек, в том числе семь женщин и восьмилетний ребёнок.

Итогом операции по смещению руководства КПЧ и оккупации страны стало размещение в Чехословакии советского воинского контингента: пяти мотострелковых дивизий, общей численностью до 130 тысяч человек, 1412 танков, 2563 бронетранспортеров и оперативно-тактические ракетные комплексы «Темп-С» с ядерными боеголовками. К власти было приведено лояльное Москве руководство, в партии была проведена чистка. Реформы «Пражской весны» были завершены только после 1991 г.

Фотографии: Josef Koudelka, Libor Hajsky, CTK, Reuters, drugoi

«Пражская весна» 1968 года и вывод войск СССР из Чехословакии. Справка

16 октября 1968 года между правительствами СССР и ЧССР был подписан договор об условиях временного пребывания советских войск на территории Чехословакии, согласно которому часть советских войск оставалась на территории ЧССР «в целях обеспечения безопасности социалистического содружества». В соответствии с договором была создана Центральная группа войск (ЦГВ). Штаб ЦГВ был размещен в городке Миловице недалеко от Праги. В договоре фиксировались положения об уважении суверенитета ЧССР и невмешательстве в ее внутренние дела. Подписание договора стало одним из главных военно-политических итогов ввода войск пяти государств, удовлетворивших руководство СССР и ОВД.

17 октября 1968 года начался поэтапный вывод союзных войск с территории Чехословакии, который завершился к середине ноября.

В результате ввода войск в ЧССР произошла кардинальная смена курса чехословацкого руководства. Был прерван процесс политических и экономических реформ в стране. В 1969 года на апрельском пленуме ЦК КПЧ первым секретарем был избран Густав Гусак. В декабре 1970 года ЦК КПЧ принял документ «Уроки кризисного развития в партии и обществе после XIII съезда КПЧ», осуждавший в целом политический курс Александра Дубчека и его окружения.

Во второй половине 1980-х годов начался процесс переосмысления чехословацких событий 1968 г. В «Заявлении руководителей Болгарии, Венгрии, ГДР, Польши и Советского Союза» от 4 декабря 1989 года и в «Заявлении Советского правительства» от 5 декабря 1989 года решение о вводе союзных войск в Чехословакию было признано ошибочным как необоснованное вмешательство во внутренние дела суверенного государства.

10 декабря 1989 года после победы «бархатной революции» (бескровное свержение коммунистического режима в результате уличных акций протестов в ноябре–декабре 1989 года), президент Чехословакии Густав Гусак ушел в отставку, и было сформировано новое коалиционное правительство национального согласия, в котором коммунисты и оппозиция получили одинаковое количество мест. Была осуществлена «реконструкция» парламента, где Коммунистическая партия Чехословакии потеряла большинство. 28–29 декабря 1989 года реорганизованный парламент избрал своим председателем Александра Дубчека.

26 февраля 1990 года было подписано соглашение о полном выводе из Чехословакии советских войск.

Соглашение предусматривало, что вывод войск пройдет в три этапа: 1-й этап – 26 февраля 1990 года – 31 мая 1990 года; 2-й этап – 1 июня 1990 года – 31 декабря 1990 года; 3-й этап – 1 января 1991 года – 30 июня 1991 года.

Вывод начался в день подписания соглашения. Последний эшелон отправился из Миловиц 19 июня 1991 года. Уже 21 июня он пересек государственную границу СССР. 27 июня 1991 года ЧССР покинул последний командующий ЦГВ – генерал-полковник Эдуард Воробьев.

Материал подготовлен на основе информации РИА Новости и открытых источников


ria.ru

События в Чехословакии в 1968 году

Чехословацкая республика в начале 1968 г. пережила период либерализации, связанный с именем Александра Дубчека и его активной реформаторской деятельностью. Она вызвала отрицательную реакцию со стороны Генерального секретаря КП Советского Союза. События вошли в историю под названием Пражская весна, основой которой было расширить права и свободы населения, провести децентрализацию власти в государстве, ослабить контроль над средствами массовой информации, предоставить большие права на свободу передвижения.

Реформы А. Дубчека

Официальной датой либерализации считается 4 января 1968 г., когда от власти был устранен А. Новотный, бывший в то время президентом Чехословакии. Возглавил правительство и партию А. Дубчек, взявший сразу курс на рыночную экономику и ослабление тотального контроля в стране. Его сторонники были избраны в президиум и секретариат коммунистической партии, что помогло Дубчеку внедрять в жизнь свои реформы.

Изменения коснулись следующих сфер:
• Цензуры и свободы высказывания;
• Установлен контроль над работой органов безопасности;
• Создание частных предприятий;
• Заводы и фабрики получили больший выбор в организации производства. Создавались органы рабочего самоуправления;
• Было положено начало тому, что стали появляться новые политические силы и неформальные объединения.

Отдельно планировалось расширить права республик, для чего Дубчек хотел провести федерализацию. Была восстановлена грекокатолическая церковь в Словакии.

Поддержку реформам нового руководства страны оказывали все слои общества – от жителей сел до политической элиты.

Антисоветские настроения

Одновременно со внутренней политикой, Дубчек и его сторонники стремились отдалиться от Советского Союза. Этому способствовали и настроения в обществе, в котором все чаще звучали протесты против тотального правления партии. Об этом заявляли и представители интеллигенции, выпускавшие декларации против засилья советской власти. Кроме того, СМИ развернули активную пропагандистскую компанию, направленную против СССР и методом управления.

При этом, Чехословакия не собиралась выходить из состава Организации Варшавского Договора (ОВД), а только хотела получить больше внутренней экономической и политической независимости.

Реакция СССР

Генеральный секретарь КП Советского Союза Л. Брежнев принял специальную доктрину, предусматривающую ограничение суверенитета соцстран. В ее рамках было отдано распоряжение о вводе в Чехословакию войск ОВД, что произошло 21 августа 1968 г. Операция получила название Дунай, начавшаяся с Праги. В целом, в страну были введены 300 тысяч войск и несколько тысяч танков. В течение нескольких дней было арестовано все политическое руководство страны, взяты важные стратегические объекты. Чехословацкие вооруженные силы сопротивления не оказывали.

Протесты в стране

Волну общественного сопротивления удалось поднять, благодаря активному участию СМИ. Активисты разбрасывали по улицам городов листовки, в которых рассказывали о вводе войск. Поэтому начались акции протеста, возводились баррикады, происходили нападения на советских военнослужащих, танки, бронированную технику. В основном, использовались бутылки с зажигательной смесью.

В результате беспорядков погибли 11 солдат советской армии, более 80 были ранены и получили травмы. Утраты среди мирного населения были гораздо значительнее. Были убиты более 100 человек, ранения получили полтысячи человек.

Из строя были выведены радио, телевидения, остановлен городской транспорт.

Подобная политика СССР вызвала волну массовых протестов в других советских республиках, а также за границей и ряда международных организаций. За малейшее инакомыслие увольняли с работы, а тех, кто протестовал, арестовывали.

Правительство Дубчека вынуждено было подписать Антикризисную программу, продиктованную партийными руководителями коммунистической партии. Все достижения либерализации были сведены к нулю. По Чехословакии прокатилась волна репрессий, установлен жесткий режим оккупации, преследования диссидентов. Во главе страны снова стал ставленник Москвы – Густав Гусак.

www.istmira.com

Чехословакия, 1968 год: история «пражской весны»

В знак протеста против действий незаконного и скудоумного члена «правительства» РФ размещаю у себя этот материал. Дабы историю нужно знать и охранять от переписываний и искажений.

Ввод войск в Чехословакию в 1968 году не позволил Западу совершить государственный переворот в Чехословакии по технологии совершения «бархатных» революций и сохранил более чем на 20 лет жизнь в мире и согласии всем народам стран Организации Варшавского договора.

Политический кризис в Чехословакии, как и в других странах социалистического блока, рано или поздно должен был возникнуть после прихода к власти в СССР в 1953 году Н. С. Хрущева.

Хрущев обвинил И. В. Сталина, а фактически социалистический общественно-политический строй, в организации массовых репрессий, в результате которых якобы пострадали миллионы невиновных людей. На мой взгляд, доклад Хрущева на ХХ съезде в 1956 году состоялся благодаря грандиозной победе западных спецслужб и их 5-й колонны внутри СССР.

Неважно, что двигало Хрущевым, когда он развернул в стране политику десталинизации. Важно, что обвинение социалистического общественно-политического строя в организации массовых репрессий лишало легитимности советскую власть. Геополитические противники России, СССР получили оружие, с помощью которого могли сокрушить неприступную крепость – СССР и другие страны социалистического лагеря.

К 1968 году уже 12 лет в школах и институтах изучали труды, лишающие легитимности советскую власть. Все эти 12 лет Запад подготавливал чехословацкое общество к отказу от социализма и дружбы с СССР.

Политический кризис в Чехословакии был связан не только с политикой Н. С. Хрущева, сократившей количество граждан, готовых защищать социалистический строй и дружественные отношения с Советским Союзом, но и с разжигаемой антисоветскими силами национальной розни между чехами и словаками. Немалую роль сыграл и тот фактор, что Чехословакия не воевала против Советского Союза и не испытывала вины перед нашей страной.

Но ради правды надо сказать, что русской крови во время войны по вине Чехословакии было пролито не меньше, чем по вине Венгрии и Румынии, армии которых вместе с Германией напали на СССР в 1941 году. Чехословакия с 1938 года и всё время войны поставляла в войска Германии огромное количество оружия, из которого убивали советских солдат и мирных жителей нашей страны.

Готвальд, после войны построивший процветающую социалистическую Чехословакию, умер в один год со Сталиным в 1953 году. Новые президенты ЧССР – А. Запотоцкий, а с 1957 года А. Новотный уподобились Н. С. Хрущёву. Они, по существу, разрушали страну. А. Новотный был копией Н. С. Хрущёва и своими непродуманными реформами нанёс значительный ущерб народному хозяйству, что также привело к снижению уровня жизни народа. Все указанные факторы способствовали появлению антисоциалистических и антирусских настроений в обществе.

Пятого января 1968 года Пленум ЦК КПЧ избрал вместо Новотного на должность Первого секретаря ЦК словака А. Дубчека, но не сместил Новотного с поста президента страны. Со временем порядок навели, и президентом Чехословакии стал Л. Свобода.

Либералы время правления А. Дубчека называют «Пражской весной». А. Дубчек сразу попал под влияние лиц, которые под видом демократизации начали подготавливать страну к сдаче Западу. Под видом строительства «социализма с человеческим лицом» началось разрушение чехословацкого социалистического государства. Кстати, социализм всегда был с человеческим лицом, а вот капитализм, либерализм всегда был с лицом гитлеровцев и подобным им либералам США, убивавшим детей Кореи, Вьетнама, Гренады, Югославии, Ирака, Ливии, Ливана, Сирии и других стран, которые США сочли недостаточно демократичными. Не щадили США и своих граждан.

После январского 1968 года Пленума ЦК КПЧ началась оголтелая критика положения в стране. Используя прозвучавшую на Пленуме критику руководства, оппозиционные политические силы, призывая к «расширению» демократии, начали дискредитацию компартии, властных структур, органов государственной безопасности и социализма в целом. Началась скрытая подготовка смены государственного строя.

В средствах массовой информации от имени народа требовали отменить руководство партией хозяйственной и политической жизнью, объявить КПЧ преступной организацией, запретить её деятельность, распустить органы государственной безопасности и Народной милиции. По всей стране возникали различные «клубы» («Клуб 231», «Клуб активных беспартийных») и другие организации, основной целью и задачей которых было очернить историю страны после 1945 года, сплотить оппозицию, вести антиконституционную пропаганду.

К середине 1968 года в МВД поступило около 70 заявлений о регистрации новых организаций и объединений. Так, «Клуб 231» был учрежден в Праге 31 марта 1968 года, хотя и не имел разрешения от МВД. Клуб объединил свыше 40 тысяч человек, среди которых были бывшие уголовные и государственные преступники. Как отмечала газета «Руде право», в числе членов клуба были бывшие нацисты, эсэсовцы, генлейновцы, министры марионеточного «Словацкого государства», представители реакционного духовенства.

Генеральный секретарь клуба Ярослав Бродский на одном из заседаний сказал: «Самый лучший коммунист – это мертвый коммунист, а если он еще жив, то ему следует выдернуть ноги». На предприятиях и в различных организациях создавались филиалы клуба, которые именовались «Обществами в защиту слова и печати». Организация «Революционный комитет демократической партии Словакии» призывала к проведению выборов под контролем Англии, США, Италии и Франции, прекращению в прессе критики западных государств и сосредоточении её на СССР.

Группа сотрудников Пражской военно-политической академии предложила выход ЧССР из Варшавского договора и призвала другие соцстраны ликвидировать Варшавский договор. В связи с этим французская газета «Фигаро» писала: «Географическое положение Чехословакии может превратить её как в засов Варшавского пакта, так и в брешь, открывающую всю военную систему восточного блока». Все эти выступающие от имени народа СМИ, клубы и отдельные личности выступали и против Совета экономической взаимопомощи.

14 июня чехословацкие оппозиционеры пригласили известного американского «советолога» Збигнева Бжезинского для выступлений в Праге с лекциями, в которых он изложил свою стратегию «либерализации», призвал к уничтожению КПЧ, а также ликвидации милиции и государственной безопасности. По его словам, он полностью «поддержал интересный чехословацкий эксперимент».

Надо отметить, что З. Бжезинского и многих оппозиционеров не интересовала судьба, национальные интересы Чехословакии. В частности, они были готовы отдать земли Чехословакии ради «сближения» с ФРГ.

Западные границы ЧССР были открыты, начали ликвидироваться пограничные заграждения и укрепления. По указанию министра госбезопасности Павела, выявленных контрразведкой шпионов западных стран не задерживали, а давали им возможность выехать.

Населению ЧССР настойчиво внушалась мысль о том, что со стороны ФРГ никакой опасности реваншизма не существует, что можно подумать о возвращении в страну судетских немцев. Газета «Генераль Анцайгер» (ФРГ) писала: «Судетские немцы будут ожидать от Чехословакии, освобожденной от коммунизма, возврата к Мюнхенскому соглашению, по которому осенью 1938 года Судетская область отошла к Германии». Редактор чешской профсоюзной газеты «Праце» Иржичек заявил германскому телевидению: «В нашей стране проживает около 150 тысяч немцев. Можно надеяться, что остальные 100-200 тысяч могли бы вернуться на родину несколько позже». Вероятно, западные деньги помогли ему забыть о том, как судетские немцы преследовали чехов. А ФРГ была готова снова захватить эти земли Чехословакии.

В 1968 году прошли консультативные встречи представителей стран НАТО, на которых изучались возможные мероприятия, чтобы вывести ЧССР из социалистического лагеря. Свою деятельность в ЧССР активизировал Ватикан. Его руководство рекомендовало направить деятельность католической церкви на то, чтобы слиться с движением за «независимость» и «либерализацию», а также взять на себя роль «опоры и свободы в странах Восточной Европы», концентрируя внимание на Чехословакии, Польше и ГДР. С целью создания в ЧССР ситуации, которая способствовала бы выходу Чехословакии из Варшавского договора, Совет НАТО разработал программу «Зефир». В июле начал действовать специальный Центр по наблюдению и управлению, который американские офицеры называли «Штаб ударной группы». В его составе было более 300 сотрудников, среди которых офицеры-разведчики и политические советники.

Центр трижды в сутки докладывал информацию об обстановке в ЧССР штабу НАТО. Интересно замечание представителя штаба НАТО: «Хотя из-за ввода войск Варшавского договора в Чехословакию и заключения Московского соглашения, особый центр и не решил поставленных перед ним задач, его деятельность все же являлась и продолжает оставаться ценным опытом на будущее». Этот опыт использовался при разрушении СССР.

Военно-политическое руководство СССР и других стран Варшавского договора внимательно следило за событиями в ЧССР и пыталось довести свою оценку до органов власти Чехословакии. Состоялись встречи высшего руководства стран Варшавского договора в Праге, Дрездене, Варшаве, Чиерне-над-Тисой. В последних числах июля на встрече в Чиерне-над-Тисой А.Дубчеку было заявлено, что в случае отказа от проведения рекомендованных мероприятий войска соцстран войдут в ЧССР. Дубчек не только не предпринял никаких мер, но и не довел это предупреждение до членов ЦК и правительства страны, что при вводе войск первоначально вызвало возмущение чехословацких коммунистов тем, что их не поставили в известность о решении по введению войск.

С военной точки зрения, другого решения быть не могло. Отторжение Судетской области от ЧССР, а тем более всей страны от Варшавского договора и союз Чехословакии с НАТО ставили под фланговый удар группировки войск содружества в ГДР, Польше и Венгрии. Потенциальный противник получал прямой выход к границе Советского Союза. Руководители стран Варшавского договора хорошо понимали, что события в Чехословакии – это продвижение НАТО на Восток. В ночь на 21 августа 1968 года войска СССР, Болгарии, Венгрии, Германской демократической республики (ГДР) и Польши вошли на территорию Чехословакии. Против такой силы открыто не посмели выступить ни войска Чехословакии, ни войска НАТО, ни подразделения западных спецслужб.

На пражский аэродром высадился десант. Войска получили приказ не открывать огонь, пока их не обстреляют. Колонны шли на повышенных скоростях, остановившиеся машины сталкивали с проезжей части, чтобы не мешали движению. К утру все передовые воинские части стран содружества вышли в заданные районы. Чехословацкие войска остались в казармах, их военные городки блокировались, с бронетехники снимались аккумуляторы, с тягачей сливалось горючее.

17 апреля 1969 главой КПЧ вместо Дубчека был избран Г. Гусак в своё время бывший главой компартии Словакии. Действия войск Варшавского договора в Чехословакии на деле показали НАТО высочайший уровень боевой подготовки и технической оснащённости войск стран договора.

Десантники за несколько минут захватили чехословацкие аэродромы и начали принимать вооружение и технику, которая затем стала продвигаться к Праге. С ходу была разоружена охрана и захвачено здание ЦК КПЧ, и всё руководство Чехословакии на бронетранспортёрах вывезено на аэродром и отправлено сначала в штаб Северной группы войск, а затем в Москву.

Чётко выполнили задание танкисты, которые в предельно короткий срок заняли позиции согласно плану операции. Несколько тысяч танков Т-54 и Т-55 вошли в Чехословакию, и каждый экипаж знал своё место на территории расположения танкового подразделения.

В Чехословакии солдаты наиболее впечатляющим и трагическим был подвиг, совершённый на горной дороге танковым экипажем из состава 1-й гвардейской танковой армии, сознательно направившим свой танк в пропасть, чтобы избежать наезда на детей, выставленных там пикетчиками. Те, кто готовили эту гнусную провокацию, были уверены в гибели детей и потом на весь мир кричали бы о преступлении советских танкистов. Но провокация не удалась. Ценой своих жизней советские танкисты спасли жизнь чехословацких детей и честь Советской Армии. Этот наглядный пример показывает разницу между людьми либерального Запада, готовивших гибель детей, и людьми социалистического Советского Союза, спасшего детей.

Отличилась в Чехословакии и авиация стран Варшавского договора, в том числе авиация специального назначения. Самолёты-постановщики помех Ту-16 226-го авиаполка радиоэлектронной борьбы, поднявшиеся с аэродрома Стрый на Украине, успешно подавляли радио и радиолокационные станции на территории Чехословакии, продемонстрировав огромное значение средств радиоэлектронной борьбы в современной войне.

Запад изначально понимал, что совершить в Чехословакии переворот страны Варшавского договора, ему не позволят, но холодную войну против СССР он проводил с «горячими точками». Практически боевых действий советские войска на территории Чехословакии не вели. Американцы в это время вели войну во Вьетнаме, сжигая напалмом тысячи вьетнамских деревень и разрушая до основания десятки городов. Они залили кровью многострадальную землю Вьетнама. Но это не мешало им по всем каналам радио и телевидения вещать на СССР, страны Восточной Европы и весь мир о том, что СССР является страной- агрессором.

Тема Чехословакии обсуждалась СМИ Запада и через несколько лет после 1968 года. Для придания этой теме зловещей окраски они подготовили смертника, как сегодня подготавливают смертников террористы, не пожалели чехословацкого студента Яна Палаха и подожгли его, облитого бензином, в центре Праги, выставив это, как акт самосожжения в знак протеста против ввода войск стран Варшавского договора.

Ввод войск в Чехословакию был сделан с целью защиты безопасности стран Варшавского договора от войск НАТО. А вот безопасности США не угрожали ни Корея, ни Вьетнам, находящиеся за тысячи километров от границы США. Но Америка вела против них крупномасштабные боевые действия, убив сотни тысяч людей указанных суверенных государств. Но об этом мировая общественность предпочитает молчать. Судеты остались в составе ЧССР, их государство существует в современных границах, а нация избежала огромного количества человеческих жертв, которые всегда бывают при государственном перевороте.

Леонид Масловский

ani-al.livejournal.com

Роль стран НАТО в событиях в Чехословакии 1968 года

После того, как прочитала материал pyhalov   Ах, «пражская весна»! Ах, «интервенция»! — про организованный при помощи Италии переворот в «красной» республике Сан-Марино, захотелось напомнить про роль стран НАТО в событиях в Чехословакии 1968 года и первой

попытке  «цветной революции».

В этой связи размещаю фрагмент из научной публикации Сергея Луценко «От провала к провалу» (Одесса, «Маяк», 1985), в котором рассказывается об участии стран НАТО в организации событий в Чехословакии.

Прошу делать скидку на период написания книги и не троллить по поводу некоторых лексических оборотов и терминов вроде «социалистическое содружество».

«В подготовке контрреволюционного переворота в стране правые силы ощущали всестороннюю помощь со стороны международного империализма. Его разведывательные службы и подрывные центры развернули вне Чехословакии лихорадочную деятельность, расширяя масштабы вмешательства во внутренние дела страны. Координационным центром подрывных античехословацких операций выступил военный блок НАТО. Еще за несколько месяцев до августовских событий Совет блока разработал специальную программу по ЧССР под кодовым названием «Зефир». Она предусматривала активное использование в интересах Запада действий правых ревизионистов. При главном штабе НАТО была создана специальная группа. Задача — «чехословацкая проблема». Начиная с июля 1968 г. в Регенсбурге (ФРГ) стал действовать «штаб ударной группы», в распоряжение которого были выделены более 300 сотрудников разведслужб и политических советников НАТО. Главой «штаба» был поставлен уроженец Чехословакии, гражданин ФРГ. Трижды в сутки в главный штаб НАТО поступали сводки о положении в Чехословакии, собранные «штабом ударной группы». Как было установлено впоследствии, в тот период в стране находилось более 200 специалистов из армии НАТО и свыше 300 человек из шпионских центров. С целью координации «психологических операций» против ЧССР создало и ЮСИА свой «оперативный штаб», который возглавил П. Спивак— разведчик из госдепартамента.

В июле 1968 г. в печати социалистических стран был предан гласности «оперативный план» ЦРУ и Пентагона. В нем, несмотря на смену политических доктрин, по-прежнему особое место занимали военные действия против восточноевропейских социалистических государств, в том числе и подрывные акции против Чехословакии. Агентуре ЦРУ, например, вменялось в обязанность установление контактов с «повстанческими элементами» в соответствующих странах и оказание им поддержки для организации «диверсий и восстаний». Они должны были выяснять результаты ведения союзниками НАТО специальных и психологических операций, выяснять наличие каких-либо организованных подпольных групп сопротивления существующему режиму, определять степень проникновения оппозиционных сил в коммунистическую партию и возможность противодействовать ей. В разделе, касавшемся ЧССР, прямо указывалось, что в ближайшем будущем в этой стране может произойти государственный переворот. При этом особое внимание уделялось инфильтрации оппозиционных сил в органы госбезопасности, военной контрразведки или разведслужб Чехословакии и созданию возможности противодействовать операциям этих органов 6.

С целью проведения упомянутого плана в жизнь американское командование перебросило к границам ЧССР отдельную группу войск специального назначения, имевшую в своем составе оперативные отряды. По прикидкам ЦРУ и Пентагона, они были способны обеспечить руководство деятельностью 75 тысяч «повстанцев». Под руководством американских экспертов по шпионажу и диверсиям на базах в Бад-Тельце (ФРГ) и Зальцбурге (Австрия-) было организовано обучение тысяч агентов, которые потом засылались в Чехословакию под видом «туристов». По данным госдепартамента США, количество американских граждан летом 1968 г. в ЧССР составляло около 1500 человек. К 21 августа 1968 г. их число выросло до 3000. Согласно сообщениям самой американской печати, в большинстве своем они являлись агентами ЦРУ. Обращает на себя внимание и тот факт, что уже 26 июля государственные органы США восстановили выплату пенсий чешским эмигрантам, покинувшим в свое время Чехословакию, создавая тем самым стимул для их возвращения на родину с целью проведения подрывных акций.

Наряду с развертыванием против Чехословакии широкомасштабной подрывной работы, ее зарубежные вдохновители — правящие круги США и ФРГ были обеспокоены тем, что подстрекательский тон западной печати и ее дифирамбы антисоциалистическим силам грозили преждевременным раскрытием истинных замыслов реакции. На заседании Совета НАТО в июне 1968 г. в Рейкьявике (Исландия) специально обращалось внимание на то, что крикливый тон западной прессы может затруднить проведение «тихой» контрреволюции в ЧССР. Начиная с этого времени, четко прослеживается тенденция притормозить широкое освещение в органах массовой информации капиталистических стран событий в Чехословакии. Боннское министерство иностранных дел рекомендовало прессе, радио и телевидению ФРГ воздерживаться от слишком явной поддержки контрреволюционеров 7. Одновременно под давлением американских дипломатов правительство ФРГ перенесло место и время осуществления крупномасштабных провокационных маневров бундесвера и американских войск от границ ЧССР в глубь страны.

Сами американские правящие круги проявляли исключительную осторожность в отношении каких- либо публичных заявлений по поводу событий в Чехословакии. Еще в мае 1968 г. в ответ на сообщения американской печати, что в Вашингтоне рассматривается «чехословацкая проблема», официальные представители Белого дома заявили, что «никаких изменений в позиции США по отношению к Чехословакии не произошло». Позднее государственный секретарь Д. Раск публично отрицал какое-либо участие США в ситуации, складывавшейся в ЧССР4. По сигналу из высших эшелонов власти был приглушен тон провокационных комментариев американской буржуазной прессы. Появились заявления некоторых маститых журналистов, что, мол, в правительственных кругах вопрос о поддержке Чехословакии (т. е. контрреволюционеров) «серьезно не обсуждается». Этой же цели отвечало еще одно «просочившееся» в печать замечание Д. Раска своим помощникам: «что бы не произошло, США останутся в стороне» 9. Таким образом, официально декларируя мнимое «невмешательство» в чехословацкие события, американские правящие круги стремились максимально замаскировать свое участие в подрывной деятельности против Чехословакии.

Тем временем в штабах НАТО всерьез рассматривался вопрос о военном конфликте как варианте разрешения «чехословацкой проблемы». Разумеется, в руководстве Североатлантического пакта не могли не учитывать военную мощь государств Варшавского Договора во главе с Советским Союзом. Она служила надежным сдерживающим средством против любой агрессии Запада и, в конце концов, не позволила натовской военщине довести дело до вооруженного столкновения в центре Европы. Однако это не исключало попыток со стороны США и их союзников по НАТО использовать военную силу блока в качестве орудия шантажа социалистических государств. В июле 1968 г. силы НАТО были приведены в состояние частичной боевой готовности. Специальные бронетанковые части американской армии были выдвинуты к границам ЧССР в Баварии. В ночь с 20 на 21 августа дежуривший в главном штабе НАТО генерал Паркер отдал приказ подвешивать к самолетам атомные бомбы. Командиры авиационных подразделений получили приказы в запечатанных конвертах, подлежавших вскрытию по особому сигналу. В них были указаны цели для бомбометания в социалистических государствах. Так политика «наведения мостов» должна была уступить место военной силе — традиционному для империализма методу действий. «Наведение мостов» перерастало в следующую, более опасную фазу. Внутри Чехословакии контрреволюция также готовилась сбросить маску «радетелей» социализма и развязать белый террор против коммунистов.

К августу 1968 г. со всей очевидностью проявился организованный характер наступления правых сил, которых вдохновляли и поддерживали империалистические спецслужбы. Времени терять было больше нельзя. В ночь на 21 августа в Чехословакию были введены войска пяти государств — участников Варшавского Договора. Они пришли на помощь чехословацкому народу в один из наиболее трудных моментов национальной истории по призыву ряда партийных и государственных деятелей ЧССР и в ответ на многочисленные обращения самих чехословацких трудящихся с просьбой о помощи в партийные и советские органы СССР, других братских стран. Это был акт интернациональной солидарности, отвечавший интересам социалистического содружества, международного коммунистического и рабочего движения, интересам чехов и словаков. Присутствие сил Варшавского Договора позволило закрыть границы страны от проникновения вражеской агентуры.

Однако контрреволюция прибегла к тактике подпольной борьбы с социалистическим строем, через свои средства массовой информации отравляя сознание чехословацких трудящихся шовинистическими и националистическими лозунгами. Буквально через несколько часов после интернационалистской акции стран Варшавского Договора начала работать разветвленная сеть подпольного радиовещания. В эфир вышло около полутора десятков подпольных радиостанций, которые претенциозно присвоили себе звание «свободного», «легального чехословацкого радиовещания». В отдельные дни работало до 30— 35 радиогнезд.

«Радиовойна» в чехословацком эфире представляет собой одну из наиболее позорных страниц подрывной деятельности империализма против Чехословакии. Она явилась прямым результатом работы спецслужб и готовилась задолго до августовских событий. В первые же дни после 21 августа этот секрет полишинеля выболтали западные органы массовой информации. По сообщению «Вашингтон пост», в подполье были заблаговременно созданы штаб-квартиры, установлены передатчики. Обученный персонал ушел на подпольные радиостудии немедленно после ввода войск Варшавского Договора 10. Американский журнал «Тайм»: «Ясно, что люди действовали отнюдь не по собственной инициативе. Студии и оборудование для тайных радиостанций должно было быть подготовлено заблаговременно, тысячи журналистов и техников были проинструктированы, что делать и куда идти…» п. Откуда же появились у контрреволюционного подполья технические средства для оборудования подпольных радиостанций? Ответ на вопрос дает направление, откуда исходили инструкции и указания, — из-за рубежа, от организаторов «психологической войны», которые на протяжении многих лет оттачивали свое отравленное оружие в борьбе с социализмом.

Особую активность в период чехословацких событий проявили подразделения западногерманского бундесвера, специализирующиеся на проведении «психологических операций». Своими действиями они стремились внести дезорганизацию в общественную жизнь ЧССР. Исполнителем этих операций явился так называемый «андернахский батальон психологической войны». Еще в начале 1968 г. на базе батальона в Ойскирхене были организованы так называемые «курсы по усовершенствованию знаний чешского языка». Наряду со штабными офицерами обучение прошли десантники из училища в Альден- штадт-Шонгау. Особое внимание обращалось на отбор военнослужащих из семей, проживавших ранее на территории Чехословакии. Уже 21 августа специальные подразделения бундесвера, в том числе и «андернахский батальон», заняли позиции вдоль чехословацких границ. Они начали передавать на различных диапазонах «заявления» и «обращения» к населению ЧССР. Эти передачи принимались боннскими радио- и телестанциями и выдавались за «перехваченные сообщения» от якобы находившихся на территории Чехословакии «подпольных радиопередатчиков». У чехословацкой контрреволюции, конечно же, имелись и свои подпольные средства массовой информации — радио- и телестудии, тайные типографии, которыми руководили опытные контрреволюционеры. В дополнение к ним еще в июле—августе через чехословацко-австрийскую границу были тайно переброшены 22 передвижные радиостанции производства ФРГ. Они-то и были использованы для фабрикации мифа о «народном сопротивлении» в ЧССР. Подрывные идеологические центры рассчитывали этой провокацией убить сразу двух зайцев: подстрекать чехов и словаков к «сопротивлению» и одновременно обрабатывать население Запада в антикоммунистическом духе, ссылаясь на «доказательства», подсунутые диверсантами.

22 августа командующий западногерманским 2-м корпусом генерал-лейтенант Тило по указанию генерального инспектора бундесвера отдал приказ о создании специального штаба по координации «психологической войны» против Чехословакии. Официальной задачей его значилось «поддержание технической связи» с ЧССР. На самом деле это был центр «радиовойны». Руководил деятельностью штаба полковник И. Тренч — ведущий западногерманский специалист по части «психологических» диверсий. Опыт подрывных идеологических акций он приобрел еще во время контрреволюционного мятежа в Венгрии. Почти все члены штаба успели побывать в Чехословакии под видом «журналистов» с целью рекогносцировки предстоящих «психологических операций». В это время в самой ЧССР началась радиовакханалия лжи, дезинформации и клеветы, исходившая от подпольных радио и прессы. Пропагандируя фальшивый тезис об «оккупации» Чехословакии, подкинутый спецслужбами, многочисленные станции заполнили эфир призывами к «сопротивлению», организации забастовок и т. п. Помимо решения пропагандистских задач, их функции заключались в передаче инструкций контрреволюционному подполью. Присутствие войск братских стран социализма сковывало действия антисоциалистических сил, поэтому радио было наиболее быстрым и эффективным средством передачи шифрованных и открытых сообщений, а также зашифрованных разведданных на Запад. Нагнеталась обстановка морального террора, националистического угара, шовинизма и антисоветизма. Отмечались случаи нападений на солдат братских армий. Были акты вандализма. Всем этим дирижировала одна опытная рука. Об этом свидетельствует и профессиональная работа сети подпольных радиостанций, объединенных в сложную систему: крупные передатчики выступали главными центрами, которые определяли сроки, порядок и содержание передач».

Ну, и в тему — фоторепортаж про ввод войск ОВД в Чехословакию в 1968-м году.


Дубчек, Брежнев и Громыко, 1 августа 1968 г.

Ну, и при этом прошу не забывать, что аналогичные по своим масштабам события происходили в это же время на Западе. Только общечеловеки не называют это, в отличие от ввода войск в Чехословакию «преступлением против общечеловеческих ценностей и демократии«:

Напомню, что 28 августа 1968 года в Чикаго были массовые столкновения демонстрантов, протестующих против войны США во Вьетнаме, с полицией во время съезда Демократической партии, но об этом вряд ли будут вспоминать демократические общечеловеки, а 3 мая 1968 года со стычки полиции со студентами у Сорбонны в Париже начались массовые студенческие волнения

Теги: информационные войны, нато, психологические войны, ссср, сша, франция, холодная война, цветные революции, чехословакия

varjag-2007.livejournal.com

Ввод советских войск в Чехословакию – крайняя необходимость

С наступлением Хрущевской оттепели в Советском Союзе наметился ряд серьезных общественно-политических изменений, которые должны были перевернуть устоявшееся мнение об СССР, как о стране с тоталитарным режимом. Несмотря на то, что многие новшества и реформы, внедряемые в общественно-политическую жизнь страны, внешне выглядели реформаторскими и демократичными, сущность советской системы управления не менялась. Оставалась неизменной и внешняя политика Советского Союза, направленная на расширение сфер влияния и удержание завоеванных позиций. Сохранились и методы внешнеполитического влияния на политику стран-сателлитов и политические режимы в странах третьего мира. Использовались все средства, начиная с политического шантажа, заканчивая угрозами применения военной силы.

Всю прелесть любви Советского Союза и заботу братьев по социалистическому лагерю в конце 60-х годов XX века в полной мере ощутила на себе Чехословакия. Эта страна, несмотря на социалистический путь развития, сделала попытку идти собственным путем развития. Результатом такой смелости стал разразившийся в стране острый политический кризис, конец которому положило вооруженное вторжение — ввод советских войск в Чехословакию.

Начало операции «Дунай» — конец братской дружбы

Август месяц для истории является одним из знаковых месяцев, особенно в бурном XX веке. В этот месяц, с хронологической точностью, происходят знаковые события, оказывающие влияние на последующий ход истории, меняя судьбы народов. В 1968 году август месяц не стал исключением. Глубокой ночью 21 августа 1968 года в Европе началась одна из самых масштабных военных операций, начиная с 1945 года, получившая кодовое название «Дунай».

Местом действия стало центрально европейское государство Чехословацкая Социалистическая Республика, которая была до этого момента одним из главных столпов социалистического лагеря. В результате вторжения войск стран Организации Варшавского договора, Чехословакия оказалась в оккупации. Пражская весна, революционный период в истории страны, была задушена посредством применения грубой военной силы. Все реформы, проводимые в стране и носившие революционный характер, были свернуты. Военная интервенция в Чехословакии стала серьезной трещиной, расколовшей единство социалистического лагеря.

Нельзя не сказать, что социалистический фронт был един в этом порыве. Протест и несогласие с проводимыми методами выразили те страны, которые старались вести сбалансированную внешнюю политику, дистанцируясь от излишней опеки СССР. Против ввода войск армий ОВД в Чехословакию выступили Румыния, Югославия и Албания. Руководство Албании вообще после этих событий взяли курс на выход из состава участниц Организации Стран Варшавского Договора.

С технической точки зрения, операцию «Дунай» можно считать образцом тактического и стратегического планирования. Территория страны была оккупирована крупными по численности военными контингентами всего за трое суток. Даже с учетом того, что войска вторжения не встретили организованного сопротивления со стороны Чехословацкой Народной Армии, потери при проведении столь масштабной операции были крайне малы. Советские части, участвующие в операции «Дунай» потеряли убитыми и ранеными 36 человек, без учета небоевых потерь. Не столь мирно прошла оккупация Чехословакии для гражданского населения. Жертвами прямых вооруженных столкновений с оккупационными войсками стали 108 человек, более полутысячи получили ранения.

Не обошлось в данном случае и без провокации. Помимо того, что на границах Чехословакии были сосредоточены готовые к вторжению войска, начало операции пришлось осуществлять тайно и скрытно. В аэропорту чехословацкой столицы ночью совершил аварийную посадку советский пассажирский самолет, из салона которого на удивление персонала аэродромной службы стали высаживаться вооруженные десантники. После того, как группа захвата захватила все основные узлы и пункты управления аэропортом, на взлетную полосу один за другим стали приземляться советские транспортные самолеты. Советские транспортные самолеты, груженные военной техникой и военными, прибывали каждые 30 секунд. С этого момента судьба Пражской весны была предрешена.

В это же время, после полученного сигнала об удачном начале операции, советские войска, армейские части Национальной народной Армии Германии, части и механизированные подразделения Войска Польского, Народной Армии Болгарии и Венгрии вторглись на территорию Чехословакии. Вторжение осуществлялось с трех направлений. С Севера шли колоны ННА и Войска Польского. С Востока через Закарпатье на территорию ЧССР вторглись советские войска. С южного фланга выдвигались войска Венгерской Народной Армии и части болгарской армии. Таким образом «мятежная республика» была охвачена плотными стальными клещами.

Важно отметить, что в самый последний момент армейские части Германской Демократической Республики были отстранены от участия во вторжении. Советское руководство не хотело иметь аналогию с вторжением вермахта в Чехословакию в 1938 году. Немецким войскам было приказано остановиться на границе, находясь в постоянной боевой готовности. Польские, венгерские и болгарские части выполняли вспомогательную функцию, контролируя периферийные районы страны и участок границы ЧССР с Австрией. Основные задачи в ходе операции «Дунай» решали советские войска, которые были сведены в два фронта — Прикарпатский и Центральный. Общая численность советских войск, задействованных для вторжения, составляла около 200 тыс. солдат и офицеров.

В тактическом плане Советский Союз выделил для участия в операции «Дунай» крупные силы. Всего в операции приняли участие 18 советских дивизий, включая танковые, воздушно-десантные и мотострелковые дивизии. С воздуха войска имели серьезную авиационную поддержку. Только вертолетных и авиационных частей фронтовой авиации насчитывалось 22 полка. Беспрецедентным было количество советских танков, ориентировочно 5000 машин, используемых для проведения операции! Общая численность армейских частей и подразделений вооруженных сил стран, принимавших участие в операции «Дунай», составила около полмиллиона человек.

Интересен мотив, которым руководствовались лидеры стран, принявших участие во вторжении. Пражская весна была объявлена попыткой контрреволюционных сил взять реванш, целью которого являлась ликвидация социалистических завоеваний чехословацкого народа. В связи с этим СССР и другие страны социалистического лагеря вынуждены прийти на помощь народу братской Чехословакии в защите его завоеваний.

Истинные причины конфликта

С момента окончания Второй Мировой войны Чехословакия являлась сферой интересов Советского Союза. Для обеспечения прочности социалистического лагеря были созданы Организация Варшавского Договора и Совет Экономической Взаимопомощи (СЭВ). Все это должно было держать страны и государства социалистической ориентации в орбите политического влияния СССР. Исходя из этого, любые изменения в политической структуре государственного управления, смены внешнеполитического курса стран-союзников вызывали острую реакцию в Кремле. События в Венгрии 1956 года яркое тому подтверждение. Уже тогда Советскому Союзу пришлось применять силу для подавления вспыхнувших народных волнений.

К 1968 году в подобной ситуации оказалась Чехословакия. К этому времени в стране созрела непростая внутриполитическая обстановка, серьезно пошатнувшая гегемонию правящей Чехословацкой Коммунистической Партии. На смену верному советскому курсу развития Первому Секретарю ЦК КПЧ А. Новотному пришел Александр Дубчек. Его основная политическая позиция строилась на радикальном обновлении партийной политики в отношении руководства общественно-политической жизнью страны и экономики.

Первые шаги в этом направлении выглядели оптимистично. Ослабла цензура, упрощалась политика ведения бизнеса в стране. Страна стояла на пороге кардинальным экономических реформ. На первый взгляд заявленная позиция выглядела прогрессивной и современной, однако, по мнению кураторов из Москвы, такие шаги могли вызвать постепенный отход Чехословакии от социалистического пути развития. В намерениях чехословацких коммунистов советские лидеры усмотрели желание следовать на сближение с Западом. Молча созерцать за происходящим в Советском Союзе не собирались, поэтому началась длительная дипломатическая игра. Поддержали волнения и переживания советского руководства в отношении событий в Чехословакии лидеры ГДР и Польши. Против вмешательства во внутренние дела суверенного государства, как и в дальнейшем против ввода войск в Чехословакию, выступали руководители Югославии, Албании и Социалистической Республики Румынии Йосиф Броз Тито, Энвер Ходжи и Николае Чаушеску.

К слову: Два последних лидера стали в последствие диктаторами и сумели удержаться у власти значительный период. Энвер Ходжа умер своей смертью в 1985 году. Румынский диктатор Николае Чаушеску был осужден военным трибуналом и расстрелян в результате революции 1989 года.

События, которые происходили в Чехословакии в те дни, могли крайне негативно отразиться на общественно-политической жизни соседствующих стран. Неспокойна была ситуация в Польше. В Венгрии еще не забыли события 12 летней давности. Заявленный чехословацкими коммунистами лозунг – «построим социализм с человеческим лицом» подрывал основные устои социалистического строя. Либеральная политика, проводимая в партийном руководстве ЧССР, в своих целях и задачах расходилась с линией ЦК КПСС. Чехословацкий эксперимент мог стать детонатором, который бы мог спровоцировать последующую цепную реакцию в социалистическом лагере. Этого не могли допустить ни в Кремле, ни других столицах Восточноевропейских социалистических государств.

Цели и методы давления на Чехословакию

Советское руководство, имея свежие воспоминания о событиях в Венгрии в 1956 году, прилагало все усилия для разрешения чехословацкого кризиса в мирном русле. Первоначально была игра в поддавки. Советы были готовы пойти на существенные политические уступки новому чехословацкому руководству в обмен на приверженность идеалам социалистического интернационализма и сдержанной политики в отношении Запада. Военный аспект в первое время не рассматривался. Чехословакия была важным элементом объединенной стратегии ОВД, активным участником СЭВ, крупным экономическим партнером СССР. По мнению партийного руководства СССР, использовать военную силу против своего главного союзника было неприемлемо. Этот вариант рассматривался как самый крайний случай, когда все механизмы и средства мирного политического урегулирования будут исчерпаны.

Несмотря на то, что против ввода войск в Чехословакию высказывалось большинство членов Политбюро, военные получили четкие установки на разработку стратегической операции по вторжению вооруженных сил стран ОВД на территорию ЧССР. Последующая после информация о том, что Чехословакия не собирается идти на уступки в своей позиции, только убедили советское руководство в своевременности проведения подготовительных операций. На 9 сентября запланирован внеочередной съезд КПЧ, 16 августа Политбюро большинством голосов приняло решение об использовании вооруженных сил для подавления контрреволюционного мятежа в братской республике.

Чтобы обелить себя в глазах социалистического сообщества и распределить ответственность на других политических игроков, советское руководство специально провело 18 августа в Москве совещание стран участников ОВД. Присутствующие на совещании лидеры восточноевропейских стран поддержали инициативу советского руководства.

В качестве официальной версии для оказания военной помощи стало обращение группы общественных и партийных лидеров КПЧ к ЦК КПСС к другим братским партиям с просьбой об оказании военно-политической интернациональной помощи. В обращении делался намек на контрреволюционную деятельность нынешнего партийного руководства Чехословакии и необходимость срочно любыми средствами сменить руководство страны. Для чехословацкой стороны приготовления к вводу войск не стали неожиданностью. Министерство обороны ЧССР, другие партийные лидеры страны были проинформированы о том, что планируется масштабная военно-полицейская акция.

В заключение

Естественно, спустя 50 лет после известных событий, можно с уверенностью говорить о том, что никакого контрреволюционного мятежа в Чехословакии не было. В стране у власти находились коммунисты, гражданское общество относилось лояльно к руководящей роли партии в развитии государства. Единственное на чем можно сосредоточить внимание, заключается в различных подходах к достижению цели. Заявленный чехословацким руководством курс на реформы по своему содержанию очень напоминает события, которые происходили в Советском Союзе спустя 20 лет, во времена Перестройки.

comp-pro.ru

ЧЕХОСЛОВАЦКИЙ КРИЗИС 1968 ГОДА — информация на портале Энциклопедия Всемирная история

Пражская весна.

Чехословацкий кризис 1968 г. – попытка проведения реформ социализма в Чехословакии, отрицательно встреченная руководством СССР и большинства других социалистических стран Европы. Окончился введением в ЧССР советских войск и подразделений других стран ОВД, сворачиванием реформ и сменой чехословацкого руководства.

Преобразования и реформы.

Прологом к чехословацкому кризису стали попытки реформировать чехословацкий социализм, известные под названием «Пражской весны». Первые шагом стала хозяйственная реформа, начатая в 1965 г. Она подразумевала внедрение в социалистическое плановое хозяйство рыночных механизмов, большую самостоятельность предприятий от государства, сокращение государственного участия в экономике. Она дала результат – жизненный уровень населения несколько вырос, экономика оживилась.

Постепенно назрели изменения в политике. В Чехословакии 1960-х гг. активно шел процесс реабилитации тех, кто пострадал от репрессий рубежа 1940-1950-х гг. Представители Словакии были недовольны слишком высокой степенью централизации страны, и настаивали на преобразовании Чехословакии в федерацию двух республик. В руководстве Коммунистической партии (КПЧ) также оформилась группа реформаторов, открыто в октябре 1967 г. выступавшая за обновление социализма и смену государственного и партийного руководства.

Значительную роль в событиях «Пражской весны» сыграла гуманитарная интеллигенция. Трибуной противников режима стали издания «Литерарни новины» и «Культурны живот». IV съезд союза писателей ЧССР превратился в открытое выступление против власти. В октябре 1967 г. на демонстрацию протеста вышли студенты пражских вузов. Ее силовой разгон вызвал критику не только гуманитарной интеллигенции, но и части партийного руководства.

Изменения в партийном руководстве и последовавшие преобразования.

4 января 1968 г. на пленуме ЦК КПЧ от руководства партией отстранили консерватора А.Новотного, сохранившего на некоторое время пост президента. Новым руководителем партии стал сторонник реформ, лидер словацких коммунистов А.Дубчек. В марте пост президент занял герой Второй мировой войны генерал Л.Свобода. Другие руководящие должности также заняли приверженцы изменений в государстве и обществе – парламент возглавил Й.Смрковский, во главе правительства встал О.Черник.

Программа новых властей предполагала дальнейшее сокращение участия государства в экономике, децентрализацию управления и демократизацию общественной жизни. Предполагалась последовательная реабилитация людей, осужденных по политических статьям. Ослаблялась цензура в СМИ, упростилась процедура поездок в капиталистические страны. Чехословакию планировалось преобразовать в федерацию двух республик – Чешской и Словацкой. Наука и культура должны были занять в обществе независимое от государственных органов положение. Задачей, провозглашенной руководством, стало построение «социализма с человеческим лицом».

В марте 1968 г. с фактической отменой цензуры печать захлестнула волна публикаций антикоммунистического содержания. Издательства печатали произведения писателей, открыто ругавших социализм (М.Кундеры и ряда других). В театрах шли пьесы критиков власти (например, будущего президента В.Гавела). Возникли открыто некоммунистические общественные организации (Клуб активных беспартийных и д.р.). Создавались новые молодежные организации, на предприятиях возникали объединения нового типа, неподконтрольные партийным органам. Реформаторы усиливали свое влияния и в партийных ячейках на местах.

27 июня 1968 г. писатель Л.Вацулик опубликовал манифест «2000 слов», под которым подписались тысячи людей. Он предлагал снять все препятствия для реформ на местах, требовал полной демократизация, открыто критиковал консервативное крыло КПЧ. Документ вызвал критику в других социалистических странах, его отвергло руководство партии. Однако почти половина местных партийных организаций поддержали манифест. В целом реформы благожелательно воспринимались большинством чехословацкого общества.

Критика шагов чехословацкого руководства в странах ОВД и СЭВ.

Реформы в Чехословакии не предполагали полный разрыв с социализмом. Страна не собиралась выходить из Варшавского договора и СЭВ, не ставила под сомнение важность особых отношений с СССР и другими социалистическими странами. Наиболее критически к происходящему в ЧССР были настроены руководители ГДР В.Ульбрихт и Польши В.Гомулка. В Советском Союзе возникли опасения, что чехословацкие власти не удержат обстановку под контролем, и в итоге европейскому лагерю социализма будет угрожать раскол.

23 марта 1968 г. на совещании представителей коммунистических партий в Дрездене прозвучала критика чехословацких реформ. После этого ЦК КПСС разослал директиву о положении дел в ЧССР, где выражается недовольство стремлением к особому пути строительства социализма. Параллельно в СССР и других социалистических странах приступили к разработке военных мер. Началось планирование операции под кодовым названием «Дунай». В апреле 1968 г. командующий ВДВ генерал В.Ф.Маргелов получил директиву о необходимости готовить высадку десантников на чехословацкой территории, а в случае сопротивления местных военных – подавить его силой.

Тем не менее советское руководство стремилось найти политическое решение. 4 мая 1968 г. в Москве генеральный секретарь ЦК КПСС Л.И.Брежнев принял чехословацкую делегацию во главе с А.Дубчеком. Советские руководители резко высказались о происходящем в Чехословакии, но чехословацкое руководство не заявило о желании свернуть реформы. 8 мая прошло совещание руководителей СССР, ГДР, Польши, Венгрии и Болгарии. В.Ульбрихт, В.Гомулка и глава болгарских коммунистов Т.Живков выступили за самые жесткие меры, руководитель Венгрии Я.Кадар предостерег от силового решения, напомнив о кровавых событиях 1956 г. в собственной стране.

В конце мая 1968 г. руководство Чехословакии дало согласие на ввод подразделений стран ОВД для участия в военных учениях «Шумава», прошедших 20-30 июня 1968 г. В них приняли участие около 16 тысяч военнослужащих. В дальнейшем продолжилась подготовка к военному вторжению в Чехословакию. С 23 июля по 10 августа в СССР, ГДР и Польше прошли тыловые учения «Неман», с 11 августа проходили учения войск ПВО «Небесный щит». Подготовкой к возможному введению войск занимались и войска связи.

В то же время СССР прилагал усилия к политическому решению вопроса. 15 июля 1968 г. руководители коммунистических партий направили открытое письмо ЦК КПЧ. 29 июля – 1 августа 1968 г. в Чиерне-над-Тисой прошли переговоры, в которых участвовали полные составы Политбюро ЦК КПСС и Президиума ЦК КПЧ. Чехословацкая делегация в целом отвергла возможность сворачивания реформ, но член президиума В.Биляк поддержал СССР. Тогда же поступило письмо кандидата в члены президиума ЦУ КПЧ А.Капека с предложением ввести в страну военные подразделения других стран ОВД.

3 августа в Братиславе прошло совещание руководителей шести коммунистических партий, где от А.Дубчека потребовали провести кадровые перестановки в руководстве государства и КПЧ. Тогда же поступило письмо пяти членов президиума ЦК КПЧ (В.Биляка, А.Индры и др.), в котором они просили ввести в страну войска стран-участниц ОВД, чтобы вырвать ЧССР «из лап контрреволюции». Дубчек согласился на проведение кадровых перестановок, но с проведением данного решения в жизнь медлил. И 16 августа 1968 г. Политбюро ЦК КПСС одобрило план введения войск в Чехословакию.

17 августа с Дубчеком встретился венгерский руководитель Я.Кадар, указавший, что ситуация становится критической. Спустя день в Москве прошло совещание глав СССР, ГДР, Польши, Венгрии и Болгарии. На нем согласовали все мероприятия по введению войск, в том числе и получение просьбы о «братской помощи» со стороны ряда членов президиума ЦК КПЧ. Данный довод стал основным в письме на имя президента ЧССР Л.Свободы о мотивах введения войск.

Ввод войск стран-участниц ОВД на территорию Чехословакии.

В ночь с 20 на 21 августа, накануне открытия съезда КПЧ, войска стран ОВД перешли границу Чехословакии в 18 местах. СССР направил 18 мотострелковых, танковых и воздушно-десантных дивизий, 22 авиационных и вертолётных полка (всего порядка 170 тыс. человек). Польша отправила пять пехотных дивизий численность до 40 тыс. военных, ГДР – две дивизии (15 тыс.), Венгрия – мотострелковую дивизию и ряд других подразделений (12,5 тыс. военных), Болгария – два мотострелковых полка и танковый батальон (2164 чел). Командовал группировкой заместитель министра обороны СССР, генерал армии И.Г.Павловский. По приказу президента Л.Свободы армия Чехословакии организованное сопротивление не оказывала.

Подразделения ОВД в течение дня 21 августа заняли ключевые объекты в Праге, Братиславе, Брно и других крупных городах. Местное население встречало приход войск неодобрительно. В разных местах возникали стихийные акции против вторжения. Пришедшим войскам отказывались предоставлять продовольствие и топливо, отмечены случаи смены дорожных знаков. Не обошлось и без отдельных инцидентов. Боевые потери советских войск составили 12 погибших и 25 раненых, небоевые -84 погибших и 62 раненых. По современным оценкам, в ходе вторжения были убиты 108 граждан Чехословакии, свыше 500 получили ранения.

На срочном заседании Президиума ЦК КПЧ большинство его участников осудили вторжение. С похожим заявлением выступили правительство и парламент. А.Дубчек выступил по радио с призывом к согражданам соблюдать спокойствие и отказаться от кровопролития. Министр иностранных дел И.Гаек осудил ввод войск в ходе своего выступления на Совете Безопасности ООН в Нью-Йорке. Утром 21 августа сотрудники КГБ и местной службы безопасности задержали Дубчека, премьер-министра О.Черника, председателя парламента Й.Смрковского, председателя Национального фронта Ф.Кригеля и ряд других высокопоставленных лиц. Их вывезли на военный аэродром, после чего доставили в Москву для переговоров.

По инициативе пражского городского комитета КПЧ в столичном районе Высочаны на территории одного из заводов начал свою работу XIV чрезвычайный съезд партии. Туда прибыли свыше тысячи делегатов из Чехии – представители Словакии подъехать не успели. Участники съезда выразили поддержку реформам, осудили вторжение и не переизбрали в руководящие органы никого из просоветских политиков. В Братиславе прошел чрезвычайный съезд Коммунистической партии Словакии, созванный вопреки сопротивлению антиреформаторских сил.

Международная реакция.

21 августа 1968 г. последовала международная реакция на протесты. США, Великобритания, Франция выступили в Совете Безопасности ООН с требованием обсудить события в Чехословакии, СССР выступил против. Введение войск осудили руководители таких социалистических стран, как Румыния, Югославия, Албания и Китай. Недовольство действиями Советского Союза выразили представители многих коммунистических партий стран Западной Европы, после чего наметился раскол в мировом коммунистическом движении.

Свертывание реформ и изменения в политической верхушке.

23-26 августа 1968 г. в Москве проходили переговоры руководителей СССР и ЧССР. Первоначально Советский Союз предполагал создать новое рабоче-крестьянское правительство во главе с А.Индрой, но президент Л.Свобода отказался его признать. Данное требование СССР снял, после чего члены чехословацкой делегации подписали документ из 15 пунктов под названием «Программа выхода из кризисной ситуации». Он предполагал отказ от реформ «Пражской весны», отмену решений XIV съезда КПЧ и оставление в Чехословакии советского военного контингента. Протокол отказался подписать только Ф.Кригель.

После переговоров началось сворачивание реформ. Поддержавшие московский документ Л.Свобода и избранный главой коммунистов Словакии Г.Гусак вошли в состав президиума ЦК КПЧ. На пленуме ЦК КПЧ в ноябре 1968 г. приняли резолюцию, осуждающую действия реформаторов. Однако протесты населения продолжались. 16 января 1969 г. студент Я.Палах совершил самосожжение в центре Праги, его похороны вылились в антиправительственную демонстрацию. В марте 1969 г. празднование победы сборной ЧССР по хоккею над командой СССР переросло в антиправительственную демонстрацию и погром представительства «Аэрофлота».

СССР подал официальный протест, и под его влиянием на пленуме ЦК КПЧ в апреле 1969 г. произошла смена власти. Все реформаторы покинули партию, А.Дубчека во главе партии сменил Г.Гусак. Председателем парламента стал А.Индра, правительства – Л.Штроугал. На сентябрьском пленуме ЦК КПЧ отменили все постановления XIV съезда. В 1970 г. прошла чистка партийных рядов, более 20% коммунистов лишились партийного билета. В декабре 1970 г. был принят манифест консервативных сил в партии под названием «Уроки кризисного развития в партии и обществе после XIII съезда КПЧ».

Последствия и итоги.

«Пражская весна» оказалась разгромлена. Демократические преобразования в Чехословакии были свернуты, роль государства в экономике снова увеличилась. Активные противники подавления «Пражской весны» лишились своих постов, работы, некоторые отправились в тюрьмы. В то же время расстрелов и сверхдлительных тюремных заключений для сторонников реформ не предусматривалось. Ряд противников новой власти (например, режиссер М.Форман и писатель М.Кундера) эмигрировали из страны. Единственное существенное изменение, предложенное реформаторами и утвержденное новыми властями, касалось устройства государства. Чехословакия с 1 января 1969 г. стала федерацией двух республик.

Итогом Чехословацкого кризиса 1968 г. стало то, что при помощи внешнего вмешательства у власти еще на 20 лет остались полностью ориентированные на СССР представители КПЧ. В стране оставался советский военный контингент, на международной арене ЧССР полностью поддерживала действия Советского Союза. В дальнейшем массовых антикоммунистических выступлений в Чехословакии не было до 1988 г. Установившаяся в стране форма правления получила название «Режим нормализации». Он сохранялся до 1989 г., когда в результате «Бархатной революции» власть КПЧ, а вместе с ней и социализма, пали.

w.histrf.ru

Юлия Щербакова о восприятии советским обществом событий 1968 года в Чехословакии.

Ю.А. Щербакова:
ПРАЖСКАЯ ВЕСНА 1968 г. И СОВЕТСКОЕ ОБЩЕСТВО.

В  календаре  исторических  событий  месяц  август  отмечен феноменом «Пражской весны», когда в одной из стран социализма — Чехословакии – попытки его реформирования были подавлены в результате вторжения на ее территорию войск Варшавского договора. Современные российские исследователи в своем большинстве единодушны в оценке влияния чехословацких событий на общественное развитие в СССР. В августе 2008 г. «Левада-центр» опубликовал данные социологического опроса: «Пражская весна 1968 года: несет ли Россия ответственность за события сорокалетней давности?» [1]

От половины до двух третей жителей России вообще ничего не знали о чехословацких событиях, а мнения тех, кто знал, до сих пор сильно расходятся. В массовом сознании в СССР, насколько можно судить сегодня по данным опросов, чешские события были восприняты как совершенно неожиданный, а по- тому труднообъяснимый (с точки зрения положения дел в самом Советском Союзе) взрыв массовых протестов и недовольства. После краткого периода растерянности властей советская пропаганда задала тональный горизонт понимания этих процессов. Они были преподнесены как направленные не просто против социализма и коммунистического руководства в ЧССР, но против всей советской системы, то есть против Советского Союза и его сателлитов, а стало быть, против русских, «в 1945 году освободивших Чехословакию от фашизма». Тем самым стрелки предполагаемой агрессии переводились со специфики со- ветского режима на СССР как страну, символически представленную в массо- вом сознании в качестве крепости, осажденной со всех сторон врагами. Благо- даря этому производилась (или восстанавливалась) мгновенная идентификация населения с советской властью, с режимом — оппозиция «своих» против «чужих». Более половины (57%) из этих «осведомленных» — люди предпенсионного и пенсионного возраста, то есть те, кто старше 55 лет. Чем моложе опрошенные, тем меньше они знают о Пражской весне: среди 40-50-летних таких «информированных» лишь 30%, среди 25-30-летних — 12%, а совсем молодые (от 18 до 24 лет) не знают об этом практически ничего (0,7%). Для поколения 40-50- летних главным источником сведений и интерпретаций, касающихся этой темы, были СМИ времен перестройки — периода ожесточенной критики советской системы, а также рассказы старших. Для самых молодых — лишь препарированные  схемы учебников,  не  вызывающие  какого-либо заинтересованного отношения. Отношение к вводу советских войск в Чехословакию оценивается также очень по-разному. Официальную версию вторжения (мнение, что ввод войск был ответом советского руководства на просьбу «здоровых сил» в руководстве тогдашней ЧССР) разделяет сегодня только пятая часть опрошенных. Несколько чаще указывается на то, что это была акция «подавления народного движения против социализма» и «устрашение потенциальных противников СССР и коммунистической власти в других странах соцлагеря». Такой вариант объяснения приводит каждый третий из «информированных» опрошенных. Но наиболее частый ответ (в котором просматривается неуклюжая попытка оп- равдания советского руководства) сводится к следующему: «Это была попытка любыми средствами сохранить Чехословакию в составе соцлагеря».

В целом, общественное мнение нынешней России оказывается несостоятельным, сталкиваясь с необходимостью дать конечную оценку событиям и деятелям Пражской весны. Даже представители самой большой группы, тех, кто считает себя достаточно компетентными в проблемах 1968 года, затрудняются ответить на вопрос, какое влияние оказали пражские события на жизнь населения ЧССР (15% всех опрошенных). Еще 6% сказали, что «никакого», 13% полагают, что влияние было «негативным», и 11% настаивают на его положительном значении для будущего Чехии и Словакии (различия между крайними позициями очень незначительны). Но те же опрошенные, причем в явном большинстве, вступая в противоречие с прежними своими высказываниями, считают, что для судьбы социалистических идей и самой идеологии социализма подавление чешского движения за свободу и реформы оказалось смертельным или, по меньшей мере, крайне негативным. Такое мнение высказывается в три раза чаще, чем любое иное. Число его сторонников в три-четыре раза превосходит число тех, кто считает, что военная интервенция, чистки и репрессии никак не отозвались на последователях социализма.

Материал, собранный известным российским специалистом Г.П. Мурашко, и проанализированный в статье[2], позволяет автору утверждать, что еще до начала чехословацких событий в СССР обозначились достаточно отчетливо существенные расхождения между линией ЦК КПСС, взявшего с осени 1966 г. курс на ресталинизацию, и настроениями той части интеллигенции, которая такого курса не разделяла. Эти расхождения начали интенсивно нарастать под влиянием развития ситуации в Чехословакии. Прозвучавшую летом 1966 г. на ХIII съезде КПЧ критику политики, проводимой А. Новотным, руководство КПСС во главе с Л.И. Брежневым восприняло как ясный сигнал, в каком направлении может пойти дальнейшее развитие в СССР. Г.П. Мурашко приводит свидетельства из мемуаров А. Бовина, который вспоминал, что Л. И. Брежнев, вернувшись из Праги, опасался, что атаки идут не только на А. Новотного, а затрагивают вопросы свободы, демократии, либерализации. «Нам и себя оградить надо»[3]. Последняя фраза, по ее мнению, является ключевой для понима- ния отношения правящей группировки в ЦК КПСС к идее реформирования существующего режима как внутри страны, так и за ее пределами.

Многие представители советской интеллигенции следили за процессом чехословацких реформ конца 60-ых годов с симпатией и надеждой на их продолжение, которое могло, как тогда им представлялось, оказаться полезным для дальнейшего развития и «гуманизации» социалистического, коммунистического проекта в целом. Выявленные в процессе работы над данной статьей доку- менты из фондов РГАНИ дают Г. П. Мурашко основания говорить о том, что сходные с чехословацкими политические настроения стали  нарастать  среди той части советской интеллигенции, которая не принимала поворота к неосталинизму. Ведущую роль в данном процессе автор отводит А.Д. Сахарову, который «под прямым влиянием чехословацких событий»[4] обратился к рассмотрению проблемы роли интеллигенции в современном обществе. Взгляды, близкие к сахаровским, стали распространяться среди сотрудников научно- исследовательских институтов, как в Москве, так и в «наукоградах», расположенных вокруг столицы (Обнинск, Фрязино и др.). Автор считает, что «разви- тие демократической общественной мысли в СССР шло в это время в том на- правлении, что и в Чехословакии»[5]. «Здесь и там в рамках социализма как общественного строя происходил поиск иной, не тоталитарной его модели, способной обеспечить адекватный ответ на вызовы научно-технической революции. Но разница в конкретной ситуации заключалась в том, что в Чехослова- кии настроения интеллектуалов, проявившиеся еще в первой половине 1960-х гг., были поддержаны частью политической элиты, которая возглавила реформаторское движение в стране. В СССР же аналогичные настроения не находили сколько-нибудь реальной поддержки в «верхних этажах» номенклатуры»[6].

С введением войск Варшавского договора на территорию Чехословакии для демократической части интеллигенции стало очевидным желание руково- дства ЦК КПСС, возглавляемого Л.И. Брежневым, любой ценой сохранить тоталитарную модель социализма. Началось отмежевание демократической интеллигенции,  воспринявшей  идею  «социализма  с  человеческим  лицом»,  от правящего режима[7].

Если обратиться к центральным газетам и, в первую очередь, к «Правде» за 1968 г., нельзя не заметить, пишет Г.П. Мурашко, что на протяжении всех восьми месяцев, предшествовавших вводу войск, освещение ситуации в ЧССР было весьма сжатым, не раскрывавшим сущности развивающихся в этой стране процессов. Постепенно общественное мнение подготавливалось к восприятию перемен в Чехословакии как «угрозы контрреволюции»[8]. После введения войск в ЧССР началась другая кампания – проведение партийных собраний в низовых парторганизациях, на которых открытым голосованием, в нарушении принципа демократии, коммунисты должны были демонстрировать поддержку военной акции. Несогласным угрожали исключением из партии, увольнением с работы. Таким образом, обеспечивалась видимость «массовой» поддержки ввода войск в Чехословакию.

С выводами, содержащимся в статье Г.П. Мурашко, перекликаются наблюдения известного журналиста Л.И. Шинкарева[9]. Описывая общественно- политическую атмосферу лета 1968 г., Шинкарев отмечает, что в год Пражской весны Брежнев колебался под напором политических сил, с разных сторон, наседавших на него, требовавших от него решения. «В обществе вызревали тревожные процессы, материализованные в письмах интеллигенции, в том числе деятелей культуры, бравших под защиту людей, осужденных властью за инакомыслие. Власти вскипали от дерзких по тону писем, от их трудноуловимой, но несомненной связи с Пражской весной. Кремлевские идеологи, отмечает автор, хватались за любой предлог, чтобы пробудить в народе неприязнь к пражским реформаторам, к чехам и словакам, сторонникам перемен.

Л.И. Шинкарев, который жил и работал в Сибири, пишет, что у большинства иркутян повышенного интереса к чехословацким событиям не наблюдалось. «Усталые, затурканные люди, раздраженные своей унизительной жизнью, не слишком интересовались мировыми событиями; по горло хватало хлопот – как устоять в многолетней очереди на жилье, где достать румынскую, мебель, польский костюм, чешскую обувь и раздобыть к празднику хотя бы банку латвийских шпротов. А политикой пусть занимаются власти, они знают, что делают»[10]. По его мнению, только интеллигенция следила за событиями с явным к чехам сочувствием. «Пражским реформаторам многие желали удачи, надеясь получить толчок хоть к каким-нибудь переменам у нас»[11].

В высших сферах власти, по мнению Л.И. Шинкарева, создавались мифы о соседних народах, которые укоренялись в общественное сознание. «Это была идущая от имперских притязаний проповедь разобщения и неуважения к чужакам. … Оцепенение и постоянный внутренний страх компенсировались внушаемым комплексом старшего брата, первого среди равных, вынужденного нести, как тяжкий груз, цивилизаторскую миссию соседям, забывшим, кто их освободил. … Эти установки из коридоров власти питали агрессивный шовинизм политических кругов»[12].

И, тем не менее, среди ответственных сотрудников партийного аппарата были и такие, которые не поддерживали идею вторжения. Но единственная возможность для них обозначить свою позицию – прямо в подготовке вторже- ния не участвовать. «Свое неучастие, иногда невольное, многими потом вос- принималось  как форма протеста»[13].

В Москве 21 августа 1968 года прошло девять тысяч собраний, присутствовали около миллиона, выступили тридцать тысяч. Почти все заявили о «полной поддержке практических действий партии и правительства». «Для представления о фактических умонастроениях в обществе важно это «почти». Опережая на четыре дня семерку, вышедшую на Красную площадь, смельчаки, ни в каких группах не состоявшие, публично заявляли о несогласии с вводом войск. Они не попадали в центр внимания мировой общественности, остава- лись безвестны, и только в секретных архивах остались их имена»[14].

У советской интеллигенции, пишет автор, отношение к чехословацким событиям было разным. «К одним в очередной раз пришло чувство брезгливости, стыда, нежелание иметь с этой акцией, с затеявшими ее, ничего общего»[15]. А писатели, которых принято называть «официальными», чувства негодования против пражских реформаторов выражали в публицистике, чаще всего в «Литературной газете», ставя свои подписи под коллективными обращения к чехословацким писателям, поучая их как надо жить[16].

Чешский исследователь Томаш Гланц[17], также как и российские ученые (Г. П. Мурашко, Л.И. Шинкарев), считает, что летом 1968 года часть населения СССР поверила советской пропаганде, обличавшей возрастание деструктивных антисоциалистических сил в Чехословакии и опасность со стороны НАТО. Часть населения этой пропаганде не поверила и переживала за судьбу Чехословакии. Так же как и Г.П. Мурашко и Л.И. Шинкарев, чешский автор высказывает мнение, что в основном эти люди считали, что реформы в Чехословакии постепенно могли бы привести к распространению «человеческого лица» социализма и на Советский Союз. К оккупации, начавшейся 21 августа 1968 года, они относились отрицательно, как к ошибке, и прежде всего как к удару по собственным надеждам. «Практически каждый мыслящий гражданин России (ситуация в других советских республиках требовала бы особого рассмотрения), родившийся в середине 1950-х или раньше, как правило, помнит до мельчайших деталей, как он провел 21 августа 1968 года — и в подавляющем большинстве случаев считает этот день важным или переломным для своего отношения к советской системе[18].

Об акциях протеста противников оккупации стало известно значительно больше в 2008 году, когда пражский Институт по изучению тоталитарных режимов издал описание многочисленных случаев протеста в Советском Союзе и других странах советского блока, до сих пор остававшихся в тени «главной» демонстрации перед Кремлем. Но преследованиям подвергались в этой связи люди со всего СССР, критикующие ввод войск. В Интернете сегодня размещен список людей, преследовавшихся советской властью за выражение несогласия с оккупацией Чехословакии.

Носителем эмоций, относящихся к вводу советских войск в Чехословакию, стали многочисленные стихотворения, дневниковые записи и письма, в которых повторяется мотив позора и стыда, измены, разочарования. Выражением пассивного сопротивления был отказ поставить свою подпись — так по- ступили, например, Константин Симонов, Александр Твардовский, композитор и муж Майи Плисецкой, Родион Щедрин, Людмила Улицкая.

Режим шока, отмечают авторы, изучающие феномен Пражской весны, не мог быть длительным. В первой половине 1970-х годов протестный потенциал в СССР, по их наблюдениям, был практически исчерпан. После большой волны эмиграции из ЧССР, замечает Т. Гланц, складывается целая система чехословацкого самиздата, развивается нелегальная концертная деятельность. Одним из итогов деятельности этих разнообразных формирований стали аресты, предшествующие манифесту «Хартия 77». За редкими исключениями, практи- чески никто в России всем этим в то время не интересовался.

Для «Вишеградской Европы», 1 августа 2015 г.


[1] Гудков Л.Д. Пражская весна 1968 года в оценках российского общества (сорок лет спустя)// Неприкос- новенный запас – М. 2008, -№4. – С. 142 – 150.

[2] Мурашко Г.П. «Пражская весна» и советская интеллигенция: к вопросу о формировании «внутрисис- темной оппозиции» неосталинизму. // 1968 год. «Пражская весна» (Историческая ретроспектива). – М., 2011. – С. 389 – 436.

[3] Там же. – С. 399.

[4] Мурашко Г.П. Указ. соч. – С. 402

[5] Там же. – С.404

[6] Там же

[7] Мурашко Г.П. Указ. соч.

[8] Там же. – С. 408

[9] Шинкарев Л.И. Я это все почти забыл…: Опыт психологических очерков событий в Чехословакии в 1968 году. – М., 2008. – 447 с.

[10] Шинкарев Л.И. Указ. соч. – С.95

[11] Там же.

[12] Там же. .–  С. 101

[13] Шинкарев Л.И. Указ соч. – С. 181

[14] Там же. – С. 286

[15] Там же.- С.291

[16] Там же. – С. 292

[17] Гланц Т. Позор. О восприятии ввода войск в Чехословакию в литературных и гуманитарных кругах. // Новое литературное обозрение. — №11, 2011, — Режим доступа: http://magazines.russ.ru/nlo/2011/111/gl9.html#top

[18] Гланц Т. Позор. О восприятии ввода войск в Чехословакию в литературных и гуманитарных кругах. //
Новое литературное обозрение. — №11, 2011, — Режим доступа: http://magazines.russ.ru/nlo/2011/111/gl9.html#top

visegradeurope.ru

| Участие СССР в конфликтах времен холодной войны. События в Чехословакии (1968 г.)

Ввод войск в Чехословакию (1968)
, также известный как Операция «Дунай»
или Вторжение в Чехословакию — ввод войск Варшавского договора (кроме Румынии) в Чехословакию
, начавшийся 21 августа 1968 года
и положивший конец реформам Пражской весны
.

Наиболее крупный контингент войск был выделен от СССР. Объединённой группировкой (до 500 тыс. чел. и 5 тыс. танков и БТР) командовал генерал армии И. Г. Павловский.

Советское руководство опасалось, что в случае проведе­ния чехословацкими коммунистами независимой от Москвы внут­ренней политики СССР потеряет контроль над Чехословакией. Подобный поворот событий грозил расколом восточ­ноевропейского социалистического блока как в политическом, так и военно-стратегическом плане. Политика ограниченного государственного суверенитета в странах социалистического блока, допускающая в том числе применение военной силы, если это было необходимо, получила на Западе название «доктрины Брежнева».

В конце марта 1968 г.
ЦК КПСС разослал партийному активу закрытую информацию о положении в Чехословакии. В этом документе говорилось: «…в последнее время события развиваются в отрицательном направлении. В Чехословакии ширятся выступления безответственных элементов, требующих создать „официальную оппозицию“, проявлять „терпимость“ к различным антисоциалистическим взглядам и теориям. Неправильно освещается прошлый опыт социалистического строительства, выдвигаются предложения об особом чехословацком пути к социализму, который противопоставляется опыту других социалистических стран, делаются попытки бросить тень на внешнеполитический курс Чехословакии и подчёркивается необходимость проведения „самостоятельной“ внешней политики. Раздаются призывы к созданию частных предприятий, отказу от плановой системы, расширению связей с Западом. Более того, в ряде газет, по радио и телевидению пропагандируются призывы „к полному отделению партии от государства“, к возврату ЧССР к буржуазной республике Масарика и Бенеша, превращению ЧССР в „открытое общество“ и другие…»

23 марта
в Дрездене состоялась встреча руководителей партий и правительств шести социалистических стран — СССР, Польши, ГДР, Болгарии, Венгрии и ЧССР, на которой генеральный секретарь КПЧ А. Дубчек был подвергнут резкой критике.

После совещания в Дрездене советское руководство приступило к разработке вариантов действий в отношении Чехословакии, в том числе и военных мер. Руководители ГДР (В. Ульбрихт), Болгарии (Т. Живков) и Польши (В. Гомулка) занимали жёсткую позицию и в определённой мере влияли на советского руководителя Л. Брежнева.

Советской стороной не исключался и вари­ант вступления на территорию Чехословакии войск НАТО, которые проводили у границ ЧССР манёвры под кодовым названием «Чёрный лев».

Учитывая складывающуюся военно-политическую обстановку, весной 1968 года
объединённым командованием Варшавского До­говора совместно с Генеральным штабом ВС СССР была разра­ботана операция под кодовым названием «Дунай».

8 апреля 1968 года
командующий воздушно-десантными войсками генерал В. Ф. Маргелов получил директиву, согласно которой приступил к планированию применения воздушных десантов на территории ЧССР. В директиве говорилось: «Советский Союз и другие социалистические страны, верные интернациональному долгу и Варшавскому Договору, должны ввести свои войска для оказания помощи Чехословацкой народной армии в защите Родины от нависшей над ней опасности». В документе подчеркивалось также: «…если войска Чехословацкой народной армии с пониманием отнесутся к появлению советских войск, в этом случае необходимо организовать с ними взаимодействие и совместно выполнять поставленные задачи. В случае, если войска ЧНА будут враждебно относиться к десантникам и поддержат консервативные силы, тогда необходимо принимать меры к их локализации, а при невозможности этого — разоружать».

В течение апреля — мая
советские лидеры пытались «образумить» Александра Дубчека, привлечь его внимание к опасности действий антисоциалистических сил. В конце апреля в Прагу прибыл маршал И. Якубовский, главнокомандующий Объединёнными вооружёнными силами стран — участниц Варшавского Договора для подготовки учений войск стран Варшавского договора на территории ЧССР.

4 мая
прошла встреча Брежнева с Дубчеком в Москве, но на ней взаимопонимания достичь не удалось.

8 мая в Москве
прошла закрытая встреча лидеров СССР, Польши, ГДР, Болгарии и Венгрии, во время которой состоялся откровенный обмен мнениями о мерах в связи с обстановкой в Чехословакии. Уже тогда прозвучали предложения о военном решении. Однако при этом лидер Венгрии Я. Кадар, ссылаясь на , заявил, что чехословацкий кризис нельзя решить военными средствами и необходимо искать политическое решение.

В конце мая
правительство ЧССР дало согласие на проведение учений войск стран Варшавского договора под названием «Шумава», которые состоялись 20 — 30 июня
с привлечением только штабов частей, соедине­ний и войск связи. С 20 по 30 июня
на территорию Чехословакии впервые за всю историю военного блока социалистических стран было введено 16 тысяч человек личного состава. С 23 июля по 10 августа 1968 года
на территории СССР, ГДР и Польши были проведены тыловые учения «Неман», в период которых шла передислокация войск для вторжения в Чехословакию. С 11 августа 1968 года были проведены крупные учения войск ПВО «Небесный щит». На территории Западной Украины, Польши и ГДР были проведены учения войск связи.

29 июля — 1 августа
прошла встреча в Чьерне-над-Тисой, в которой участвовали полные составы Политбюро ЦК КПСС и Президиум ЦК КПЧ вместе с президентом Л. Свободой. Чехословацкая делегация на переговорах в основном выступала единым фронтом, но особой позиции придерживался В. Биляк. Тогда же поступило личное письмо кандидата в члены Президиума ЦК КПЧ А. Капека с просьбой об оказании его стране «братской помощи» соцстран.

В конце июля
была завершена подготовка военной операции в Чехословакии, но ещё не было принято окончательное решение о её проведении. 3 августа 1968 г.
состоялась встреча руководителей шести коммунистических партий в Братиславе. В принятом в Братиславе заявлении содержалась фраза о коллективной ответственности в деле защиты социализма. В Братиславе Л. Брежневу было передано письмо пяти членов руководства КПЧ — Индры, Кольдера, Капека, Швестки и Биляка с просьбой об оказании «действенной помощи и поддержки», чтобы вырвать ЧССР «из грозящей опасности контрреволюции».

В середине августа
Л. Брежнев дважды звонил А. Дубчеку и спрашивал, почему не происходят обещанные в Братиславе кадровые перестановки, на что Дубчек отвечал, что кадровые дела решаются коллективно, пленумом ЦК партии.

16 августа
в Москве на заседании Политбюро ЦК КПСС состоялось обсуждение положения в Чехословакии и были одобрены предложения о вводе войск. Тогда же было принято письмо Политбюро ЦК КПСС в адрес Президиума ЦК КПЧ. 17 августа
советский посол С. Червоненко встретился с президентом Чехословакии Л. Свободой и сообщил в Москву, что в решающий момент президент будет вместе с КПСС и Советским Союзом. В тот же день группе «здоровых сил» в КПЧ были направлены подготовленные в Москве материалы для текста Обращения к чехословацкому народу. Планировалось, что они создадут Революционное рабоче-крестьянское правительство. Был заготовлен и проект обращения правительств СССР, ГДР, Польши, Болгарии и Венгрии к народу Чехословакии, а также к чехословацкой армии.

18 августа
в Москве состоялась встреча лидеров СССР, ГДР, Польши, Болгарии и Венгрии. Были согласованы соответствующие мероприятия, в том числе выступление «здоровых сил» КПЧ с просьбой о военной помощи. В послании президенту Чехословакии Свободе от имени участников совещания в Москве, в качестве одного из главных доводов отмечалось получение просьбы об оказании помощи вооруженными силами чехословацкому народу от «большинства» членов Президиума ЦК КПЧ и многих членов правительства Чехословакии.

Операция «Дунай»

Политической целью операции была смена политического руководства страны и установление в Чехословакии лояльного СССР режима. Войска должны были захватить важнейшие объекты в Праге, сотрудники КГБ должны были арестовать чешских реформаторов, а затем было запланировано проведение Пленума ЦК КПЧ и сессии Национального собрания, где должно было смениться высшее руководство. При этом большая роль отводилась президенту Свободе.

Политическое руководство операцией в Праге осуществлял член Политбюро ЦК КПСС К. Мазуров.

Военную подготовку операции осуществлял главнокомандующий Объединёнными Вооружёнными Силами стран Варшавского договора маршал И. И. Якубовский, однако за несколько дней до начала операции её руководителем был назначен главнокомандующий Сухопутными войсками, заместитель министра обороны СССР, генерал армии И. Г. Павловский.

На первом этапе основная роль отводилась воздушно-десантным войскам. Войска проти­вовоздушной обороны, Военно-морской флот и ракетные войска стратегического назначения приводились в повышенную боеготовность.

К 20 августа
была подготовлена группировка войск, первый эшелон которой насчитывал до 250 000 человек, а общее количество — до 500 000 человек, около 5 000 танков и бронетранспортёров. Для осуществления операции привлекались 26 дивизий, из них 18 советских, не считая авиации. Во вторжении принимали участие войска советских 1-й гвардейской танковой, 20-й гвардейской общевойсковой, 16-й воздушной армиями (Группа советских войск в Германии), 11-я гвардейская армия (Прибалтийский военный округ), 28-я общевойсковая армия (Белорусский военный округ), 13-й и 38-й общевойсковыми армиями (Прикарпатский военный округ) и 14-й воздушной армии (Одесский военный округ).

Были сформированы Прикарпатский и Центральный фронты:


Прикарпатский фронт

был создан на основе управления и войск Прикарпатского военного округа и нескольких польских дивизий. В его состав вошли четыре армии: 13-я, 38-я общевойсковые, 8-я гвардейская танковая и 57-я воздушная. При этом 8-я гвардейская танковая армия и часть сил 13-й армии начали перемещение в южные районы Польши, где в их состав были дополнительно включены польские дивизии. Командующий генерал-полковник Бисярин Василий Зиновьевич.

Центральный фронт

был сформирован на базе управления Прибалтийского военного округа с включением в него войск Прибалтийского военного округа, Группы советских войск в Германии и Северной группы войск, а также отдельных польских и восточногерманских дивизий. Этот фронт был развернут в ГДР и Польше. В состав Центрального фронта входили 11-я и 20-я гвардейские общевойсковые и 37-я воздушная армии.

Также для прикрытия действующей группировки в Венгрии был развернут Южный фронт. Кроме этого фронта, на территории Венгрии была развёрнута для ввода в Чехословакию оперативная группа «Балатон» (две советские дивизии, а также болгарские и венгерские подразделения).

В целом численность введённых в Чехословакию войск составляла:


СССР
— 18 мотострелковых, танковых и воздушно-десантных дивизий, 22 авиационных и вертолётных полка, около 170 000 человек;

Польша
— 5 пехотных дивизий, до 40 000 человек;

ГДР
— мотострелковая и танковая дивизии, всего до 15 000 человек (по публикациям в прессе, от ввода частей ГДР в Чехословакию в последний момент было решено отказаться, они играли роль резерва на границе;

☑ из Чехословакии
находилась оперативная группа ННА ГДР из нескольких десятков военнослужащих);

Венгрия
— 8-я мотострелковая дивизия, отдельные части, всего 12 500 человек;

Болгария
— 12-й и 22-й болгарские мотострелковые полки, общей численностью 2164 чел. и один болгарский танковый батальон, имевший на вооружении 26 машин Т-34.

Дата ввода войск была назначена на вечер 20 августа
, когда проводилось заседание Президиума ЦК КПЧ. Утром 20 августа 1968 г. офицерам был зачитан секретный приказ о формировании главного командования «Дунай».

Главкомом был назначен генерал армии И. Г. Павловский, чья ставка была развернута в южной части Польши. Ему подчинялись оба фронта (Центральный и Прикарпатский) и оперативная группа «Балатон», а также две гвардейские воздушно-десантные дивизии. В первый день операции для обеспечения высадки десантных дивизий в распоряжение Главкома «Дунай» выделялось пять дивизий военно-транспортной авиации.

Хронология событий

В 22 часа 15 минут 20 августа
в войска поступил сигнал «Влтава-666» о начале операции. В 23:00 20 августа
в войсках, предназначенных для вторжения, была объявлена боевая тревога. По каналам закрытой связи всем фронтам, армиям, дивизиям, бригадам, полкам и батальонам был передан сигнал на выдвижение. По этому сигналу все командиры должны были вскрыть один из пяти хранящихся у них секретных пакетов (операция была разработана в пяти вариантах), а четыре оставшихся в присутствии начальников штабов сжечь, не вскрывая. Во вскрытых пакетах содержался приказ на начало операции «Дунай» и на продолжение боевых действий в соответствии с планами «Дунай-Канал» и «Дунай-Канал-Глобус».

Заранее были разработаны «Распоряжения по взаимодействию на операцию „Дунай». На боевую технику, участвующую во вторжении, были нанесены белые полосы. Вся боевая техника советского и союзного производства без белых полос подлежала «нейтрализации», желательно без стрельбы. В случае сопротивления бесполосные танки и другая боевая техника подлежали уничтожению без предупреждения и без команд сверху. При встрече с войсками НАТО было приказано немедленно останавливаться и без команды не стрелять.

Ввод войск осуществлялся
в 18 местах с территории ГДР, ПНР, СССР и ВНР. В Прагу вступили части 20-й Гвардейской армии из Группы советских войск в Германии (генерал-лейтенант Иван Леонтьевич Величко), которые установили контроль над основными объектами столицы Чехословакии. Одновременно в Праге и Брно были высажены две советские воздушно-десантные дивизии.

В 2 часа ночи 21 августа
на аэродроме «Рузине» в Праге высадились передовые подразделения 7-й воздушно-десантной дивизии. Они блокировали основные объекты аэродрома, куда стали приземляться советские Ан-12 с десантом и боевой техникой. Захват аэродрома был произведён с помощью обманного манёвра: подлетающий к аэродрому советский пассажирский самолет запросил вынужденную посадку из-за якобы повреждения на борту. После разрешения и посадки десантники с самолета захватили диспетчерскую башню аэропорта и обеспечили посадку десантных самолетов.

При известии о вторжении в кабинете Дубчека в ЦК КПЧ срочно собрался Президиум КПЧ. Большинство — 7 против 4 — проголосовали за заявление Президиума, осуждающее вторжение. Только члены Президиума Кольдер, Биляк, Швестка и Риго выступили по первоначальному плану. Барбирек и Пиллер поддержали Дубчека и О. Черника. Расчёт же советского руководства был на перевес «здоровых сил» в решающий момент — 6 против 5. В заявлении также содержался призыв к срочному созыву партийного съезда. Сам Дубчек в своём радиовоззвании к жителям страны призвал граждан сохранять спокойствие и не допустить кровопролития и фактического повторения венгерских событий 1956 года.

К 4:30 утра 21 августа
здание ЦК было окружено советскими войсками и бронетехникой, в здание ворвались советские десантники и арестовали присутствовавших. Несколько часов Дубчек и другие члены ЦК провели под контролем десантников.

В 5:10 утра 21 августа
высадилась разведывательная рота 350-го гвардейского парашютно-десантного полка и отдельная разведрота 103-й воздушно-десантной дивизии. В течение 10 минут они захватили аэродромы Туржаны и Намешть, после чего началась спешная высадка основных сил. По словам очевидцев, транспортные самолеты совершали посадку на аэродромы один за другим. Десант спрыгивал, не дожидаясь полной остановки. К концу взлетно-посадочной полосы самолет оказывался уже пуст и тут же набирал ход для нового взлета. С минимальным интервалом сюда стали прибывать другие самолеты с десантом и военной техникой. Затем десантники на своей боевой технике и на захваченных гражданских автомобилях уходили в глубь территории страны.

К 9:00 утра 21 августа
в г. Брно десантниками были блокированы все дороги, мосты, выезды из города, здания радио и телевидения, телеграф, главпочтамт, административные здания города и области, типография, вокзалы, а также штабы воинских частей и предприятия военной промышленности. Командиров ЧНА просили сохранять спокойствие и соблюдать порядок. Спустя четыре часа после высадки первых групп десантников важнейшие объекты Праги и Брно оказались под контролем союзных войск. Основные усилия десантников направлялись на захват зданий ЦК КПЧ, правительства, министерства обороны и генерального штаба, а также здания радиостанции и телевидения. По заранее разработанному плану к основным административно-промышленным центрам ЧССР направлялись колонны войск. Соединения и части союзных войск размещались во всех крупных городах. Особое внимание уделялось охране западных границ ЧССР.

В 10 утра Дубчека, премьер-министра Олдржиха Черника, председателя парламента Йозефа Смрковского (англ.)русск., членов ЦК КПЧ Йозефа Шпачека и Богумила Шимона, и главу Национального фронта Франтишека Кригеля (англ.)русск. вывели из здания ЦК КПЧ сотрудники КГБ и сотрудничавшие с ними сотрудники StB, а затем на советских БТРах их вывезли на аэродром и доставили в Москву.

К концу дня 21 августа
24 дивизии стран Варшавского договора заняли основные объекты на территории Чехословакии. Войска СССР и его союзников заняли все пункты без применения оружия, так как чехословацкой армии было приказано не оказывать сопротивления.

Действия КПЧ и населения страны

В Праге протестующие граждане пытались воспрепятствовать движению войск и техники; были сбиты все указатели и таблички с названием улиц, в магазинах были спрятаны все карты Праги, тогда как у советских военных были лишь устаревшие карты времен войны. В связи с этим с опозданием был установлен контроль над радио, телевидением и газетами. «Здоровые силы» укрылись в советском посольстве. Но их не удалось уговорить сформировать новое правительство и провести Пленум ЦК. Средства массовой информации уже успели объявить их предателями.

По призыву президента страны и Чешского радио граждане Чехословакии не оказывали вооружённого отпора войскам вторжения. Тем не менее, повсеместно войска встречали пассивное сопротивление местного населения. Чехи и словаки отказывались предоставлять советским войскам питьё, продукты питания и топливо, меняли дорожные знаки для затруднения продвижения войск, выходили на улицы, пытались объяснить солдатам суть происходящих в Чехословакии событий, апеллировали к русско-чехословацкому братству. Граждане требовали вывода иностранных войск и возврата вывезенных в СССР руководителей партии и правительства.

По инициативе Пражского городского комитета КПЧ досрочно, на территории завода в Высочанах (район Праги) начались подпольные заседания XIV съезда КПЧ, правда, без делегатов из Словакии, не успевших прибыть.

Представители консервативно настроенной группы делегатов на съезде не были избраны ни на один из руководящих постов в КПЧ.

Потери сторон

Боевые действия практически не велись. Имели место отдельные случаи нападения на военных, но в подавляющем большинстве жители Чехословакии не оказали сопротивления.

По современным данным, в ходе вторжения было убито 108 и ранено более 500 граждан Чехословакии, в подавляющем большинстве мирных жителей. Только в первый день вторжения было убито или смертельно ранено 58 человек, в том числе семь женщин и восьмилетний ребёнок.

Наибольшее число жертв среди мирных жителей было в Праге в районе здания Чешского радио
. Возможно, часть жертв была незадокументирована. Так, свидетели сообщают о стрельбе советских солдат по толпе пражан на Вацлавской площади, в результате которой погибло и было ранено несколько человек, хотя данные об этом инциденте не вошли в отчёты Чехословацкой службы безопасности. Многочисленны свидетельства о гибели мирных жителей, в том числе среди несовершеннолетних и лиц пожилого возраста, в Праге, Либерце, Брно, Кошице, Попраде и других городах Чехословакии в результате немотивированного применения оружия советскими солдатами.

Всего с 21 августа по 20 сентября 1968 года
боевые потери советских войск составили 12 человек погибшими и 25 ранеными и травмированными. Небоевые потери за этот же период — 84 погибших и умерших, 62 раненых и травмированных. Также в результате катастрофы вертолёта в районе г. Теплице погибли 2 советских корреспондента. Следует отметить, что спасшийся пилот вертолета, опасаясь, что ему придется нести ответственность за аварию, выпустил по вертолету несколько пуль из пистолета, а затем заявил, что вертолет сбит чехословаками; эта версия некоторое время была официальной, и корреспонденты К. Непомнящий и А. Зворыкин фигурировали, в том числе и во внутренних материалах КГБ, в качестве жертв «контрреволюционеров».

26 августа 1968 года
близ города Зволен (Чехословакия) потерпел катастрофу Ан-12 из состава тульского 374 ВТАП (к/к капитан Н. Набок). По утверждению летчиков, самолёт с грузом (9 тонн сливочного масла) при заходе на посадку был обстрелян с земли из автомата на высоте 300 метров и в результате повреждения 4-го двигателя упал, не дотянув до ВПП несколько километров. Погибло 5 человек (сгорели заживо в возникшем пожаре), стрелок-радист выжил. Однако по данным чешских историков-архивистов, самолет врезался в гору.

У населённого пункта Жандов в районе города Ческа-Липа группа граждан, перекрыв дорогу к мосту, затруднила движение советского танка Т-55 старшины Ю. И. Андреева, который на большой скорости догонял ушедшую вперед колонну. Старшина принял решение свернуть с дороги, чтобы не подавить людей и танк рухнул с моста вместе с экипажем. Погибли трое военнослужащих.

Потери СССР в технике точно не известны.
В частях одной только 38-й армии за первые три дня на территории Словакии и Северной Моравии было сожжено 7 танков и бронетранспортёров.

Известны данные о потерях вооружённых сил других стран — участниц операции. Так, венгерская армия потеряла 4-х солдат погибшими (все — небоевые потери: несчастный случай, заболевания, самоубийство). Болгарская армия потеряла 2 человек — один часовой был убит на посту неизвестными (при этом похищен автомат), 1 солдат застрелился.

Дальнейшие события и международная оценка вторжения

В начале сентября
войска были выведены из многих городов и населённых пунктов ЧССР в специально определённые места дислокации. Советские танки покинули Прагу 11 сентября 1968 года. 16 октября 1968 г. между правительствами СССР и ЧССР был подписан договор об условиях временного пребывания советских войск на территории Чехословакии, согласно которому часть советских войск оставалась на территории ЧССР «в целях обеспечения безопасности социалистического содружества». 17 октября 1968 г.
начался поэтапный вывод части войск с территории Чехословакии, который завершился к середине ноября.

В 1969 году
в Праге студенты Ян Палах и Ян Зайиц с интервалом в месяц совершили самосожжение в знак протеста против советской оккупации.

В результате ввода войск в ЧССР был прерван процесс политических и экономических реформ. На апрельском (1969 г.) пленуме ЦК КПЧ первым секретарём был избран Г. Гусак. Реформаторы были отстранены от должностей, начались репрессии. Страну покинуло несколько десятков тысяч человек, в том числе множество представителей культурной элиты страны.

На территории Чехословакии советское военное присутствие сохранялось до 1991 года
.

21 августа представители группы стран
(США, Великобритания, Франция, Канада, Дания и Парагвай) выступили в Совете Безопасности ООН с требованием вынести «чехословацкий вопрос» на заседание Генеральной Ассамблеи ООН.

Представители Венгрии и СССР проголосовали против. Затем и представитель ЧССР потребовал снять этот вопрос с рассмотрения ООН. С осуждением военного вмешательства пяти государств выступили правительства четырёх социалистических стран — Югославии, Румынии, Албании (которая в сентябре вышла из Организации Варшавского договора), КНР, а также ряд коммунистических партий стран Запада.

Возможные мотивации причины ввода войск и последствия

По официальной версии ЦК КПСС и стран ОВД
(кроме Румынии): правительство Чехословакии попросило союзников по военному блоку об оказании вооружённой помощи в борьбе с контрреволюционными группировками, которые при поддержке враждебных империалистических стран готовили государственный переворот с целью свержения социализма.

Геополитический аспект:
СССР пресёк возможность со стороны стран-сателлитов пересмотра неравноправных межгосударственных взаимоотношений, обеспечивающих его гегемонию в Восточной Европе.

Военно-стратегический аспект: волюнтаризм Чехословакии во внешней политике в условиях «холодной войны» угрожал безопасности границы со странами НАТО; до 1968
года Чехословакия оставалась единственной страной ОВД, где не было военных баз СССР.

Идеологический аспект: идеи социализма «с человеческим лицом» подрывали представление об истинности марксизма-ленинизма, диктатуры пролетариата и руководящей роли коммунистической партии, что, в свою очередь, затронуло властные интересы партийной элиты.

Политический аспект: жёсткая расправа с демократическим волюнтаризмом в Чехословакии давала членам Политбюро ЦК КПСС возможность, с одной стороны, расправиться с внутренней оппозицией, с другой — повысить свой авторитет, в третьих — предупредить нелояльность союзников и продемонстрировать военную мощь вероятным противникам.

В результате проведения операции «Дунай» Чехословакия осталась членом восточноевропейского социалистического блока. Советская группировка войск (до 130 тыс. чел.) оставалась в Чехословакии до 1991 года. Договор об условиях пребывания советских войск на территории Чехословакии стал одним из главных военно-политических итогов ввода войск пяти государств, удовлетворивших руководство СССР и ОВД. Однако Албания в результате вторжения вышла из Организации Варшавского договора.

Подавление Пражской весны усилило разочарование многих представителей западных левых кругов в теории марксизма-ленинизма и способствовало росту идей «еврокоммунизма» среди руководства и членов западных коммунистических партий — впоследствии приведшему к расколу во многих из них. Коммунистические партии Западной Европы утратили массовую поддержку, так как практически была показана невозможность «социализма с человеческим лицом».

Милош Земан был исключен из компартии в 1970 году за несогласие с вводом в страну войск Варшавского договора.

Высказывается мнение, что операция «Дунай» усилила позиции США в Европе.

Парадоксальным образом
, силовая акция в Чехословакии в 1968 ускорила приход в отношениях между Востоком и Западом периода т. н. «разрядки напряженности», основанной на признании существовавшего в Европе территориального статус-кво и проведение Германией при канцлере Вилли Брандте т. н. «новой восточной политики».

Операция «Дунай» препятствовала возможным реформам в СССР
: «Для Советского Союза удушение Пражской весны оказалось связанным со многими тяжёлыми последствиями. Имперская „победа“ в 1968 г. перекрыла кислород реформам, укрепив позиции догматических сил, усилила великодержавные черты в советской внешней политике, способствовала усилению застоя во всех сферах».

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

В два часа ночи 21 августа 1968 г. советский пассажирский самолет Ан-24 запросил аварийную посадку в пражском аэропорту Рузине. Диспетчеры дали добро, самолет приземлился, из него высадились военнослужащие 7-й гвардейской воздушно-десантной дивизии, дислоцированной в Каунасе. Десантники под угрозой применения оружия захватили все объекты аэродрома и начали прием транспортных самолетов Ан-12 с подразделениями десантников и военной техникой. Транспортные Ан-12 садились на полосу каждые 30 секунд. Так началась тщательно разработанная СССР операция по оккупации Чехословакии и закончилась т.н. «Пражская весна» — процесс демократических реформ, проводимых компартией Чехословакии под руководством Александра Дубчека.

В операции по захвату Чехословакии, которая получила название «Дунай», участвовали армии четырех социалистических стран: СССР, Польши, Венгрии и Болгарии. Армия ГДР тоже должна была войти на территорию Чехословакии, но в последний момент советское руководство побоялось аналогии с 1939 г. и немцы границу не пересекли. Основной ударной силой группировки войск стран Варшавского договора стала Советская Армия — это были 18 мотострелковых, танковых и воздушно-десантных дивизий, 22 авиационных и вертолётных полка, общей численностью по разным данным от 170 до 240 тысяч человек. Одних только танков было задействовано около 5000. Были созданы два фронта — Прикарпатский и Центральный, а численность объединенной группировки войск достигала полумиллиона военнослужащих. Вторжение было по обычной советской привычке преподнесено, как помощь братскому чехословацкому народу в борьбе с контрреволюцией.

Никакой контрреволюцией в Чехословакии, понятное дело, и не пахло. Страна полностью поддерживала коммунистическую партию, с января 1968 г. начавшую политические и экономические реформы. По числу коммунистов на 1000 человек Чехословакия занимала первое место в мире. С началом реформ была существенно ослаблена цензура, повсеместно проходили свободные дискуссии, началось создание многопартийной системы. Было заявлено о стремлении обеспечить полную свободу слова, собраний и передвижений, установить строгий контроль над деятельностью органов безопасности, облегчить возможность организации частных предприятий и снизить государственный контроль над производством. Кроме того, планировалась федерализация государства и расширение полномочий органов власти субъектов ЧССР — Чехии и Словакии. Всё это, конечно, беспокоило руководство СССР, которое проводило в отношении своих вассалов в Европе политику ограниченного суверенитета (т.н. «доктрина Брежнева»). Команду Дубчека многократно пытались уговорить остаться на коротком поводке у Москвы и не стремиться построить социализм по западным стандартам. Уговоры не помогали. Кроме того, Чехословакия оставалась страной, где СССР так и не смог разместить ни свои военные базы, ни тактическое ядерное оружие. И этот момент был, пожалуй, главной причиной столь несоразмерной масштабу страны воинской операции — кремлевскому Политбюро нужно было заставить чехословаков подчиняться себе любой ценой. Руководство Чехословакии, чтобы избежать кровопролития и разрушения страны, отвело армию в казармы и предоставило возможность советским войскам беспрепятственно распорядиться судьбой чехов и словаков. Единственным видом сопротивления, с которым столкнулись оккупанты, был гражданский протест. Особенно ярко это проявилось в Праге, где безоружные жители города устроили настоящую обструкцию захватчикам.

В три часа ночи 21 августа (это тоже была среда) советскими солдатами был арестован премьер-министр Черник. В 4:50 колонна танков и БТР направилась к зданию ЦК КПЧ, там был застрелен двадцатилетний житель Праги. В кабинете Дубчека советские военные арестовали его самого и семерых членов ЦК. В семь утра танки направились на Виноградскую, 12, где располагалось Радио Праги. Жители успели построить там баррикады, танки стали прорываться, была открыта стрельба по людям. В то утро у здания Радио погибли семнадцать человек, еще 52 были ранены и доставлены в больницу. После 14:00 арестованное руководство КПЧ было посажено на самолет и вывезено на Украину при содействии президента страны Людвига Свободы, который как мог боролся с марионеточным правительством Биляка и Индры (благодаря Свободе Дубчеку сохранили жизнь, а потом перевезли в Москву). В городе был введен комендатский час, в темное время солдаты открывали огонь по любому движущемуся объекту.

01. Вечером по европейскому времени Совет Безопасности ООН провел в Нью-Йорке экстренное собрание, на котором принял резолюцию осуждающую вторжение. СССР наложил на нее вето.

02. По городу начали ездить грузовики со студентами, держащими в руках национальные флаги. Все ключевые объекты города были взяты под контроль советскими войсками.

03. У Национального музея. Воинскую технику тут же окружали жители города и вступали с солдатами в разговоры, часто очень острые, напряженные. В отдельных районах города была слышна стрельба, в больницы постоянно везли раненых.

06. Утром молодежь начала строить баррикады, атаковать танки, забрасывала их камнями, бутылками с горючей смесью, пыталась поджигать военную технику.

08. Надпись на автобусе: Советский культурный центр.

10. Один из раненых в результате стрельбы солдат по толпе.

11. По всей Праге начались массовые акции саботажа. Чтобы затруднить ориентацию в городе для военных пражане начали уничтожать уличные указатели, сбивать таблички с названиями улиц, номера домов.

13. Cоветские солдаты ворвались в церковь Святого Мартина в Братиславе. Сначала они стреляли по окнам и башне средневековой церкви, потом сломали замки и проникли внутрь. Был вскрыт алтарь, ящик для пожертвований, разбит орган, церковные принадлежности, уничтожены картины, сломаны лавки, кафедра. Солдаты залезли в крипт с захоронениями и разбили там несколько могильных плит. Эту церковь грабили в течение всего дня, разными группами военнослужащих.

14. Подразделения советских войск входят в г. Либерец

15. Погибшие и раненые после штурма военными пражского Радио.

16. Посторонним вход строго запрещен

19. Стены домов, витрины магазинов, заборы стали площадкой для беспощадной критики в адрес оккупантов.

20. «Беги домой, Иван, ждет тебя Наташа», «Оккупантам ни капли воды, ни ломтя хлеба», «Браво, ребята! Гитлер», «СССР, убирайся домой», «Дважды оккупированы, дважды научены», «1945 — освободители, 1968 — оккупанты», «Мы боялись Запада, на нас напали с Востока», «Не руки вверх, а голову выше!», «Космос вы покорили, а нас — нет», «Слону ежа не проглотить», «Не называйте это ненавистью, назовите это познанием», «Да здравствует демократия. Без Москвы» — вот только несколько примеров такой настенной агитации.

21. «У меня был солдатик, я его любила. У меня были часы — Красная Армия забрала их»

22. На Староместской площади.

25. Помню современное интервью с пражанкой, которая 21-го вместе с подругами по университету вышла в город посмотреть на советских военных. «Мы думали там какие-то страшные оккупанты, а на самом деле на бронетранспортерах сидели совсем молодые ребята с крестьянскими лицами, немного испуганные, постоянно хватающиеся за оружие, не понимаюющие что они здесь делают и почему толпа так агрессивно на них реагирует. Им-то командиры сказали, что надо идти и спасать чешский народ от контрреволюции».

39. Самодельная листовка из тех, что пытались раздавать советским солдатам.

40. Сегодня у здания пражского Радио, где 21 августа 1968 г. погибли люди, защищавшие радиостанцию, прошла церемония памяти, были возложены венки, транслировалась та утренная передача из 68-го, когда радио сообщило о нападении на страну. Диктор читает текст, а фоном слышна стрельба на улице.

49. На месте у Национального музея, где установлен памятник совершившему самосожжение студенту Яну Палаху , горят свечи.

51. В начале Вацлавской площади устроены выставка — на большом экране показывают документальный фильм о событиях «Пражской весны» и августа 1968 г., стоит БМП с характерной белой чертой, машина скорой помощи тех лет, стоят стенды с фотографиями и репродукциями пражских граффити.

57. 1945: мы целовали ваших отцов > 1968: вы проливаете нашу кровь и забираете нашу свободу.

По современным данным, в ходе вторжения было убито 108 и ранено более 500 граждан Чехословакии, в подавляющем большинстве мирных жителей. Только в первый день вторжения было убито или смертельно ранено 58 человек, в том числе семь женщин и восьмилетний ребёнок.

Итогом операции по смещению руководства КПЧ и оккупации страны стало размещение в Чехословакии советского воинского контингента: пяти мотострелковых дивизий, общей численностью до 130 тысяч человек, 1412 танков, 2563 бронетранспортеров и оперативно-тактические ракетные комплексы «Темп-С» с ядерными боеголовками. К власти было приведено лояльное Москве руководство, в партии была проведена чистка. Реформы «Пражской весны» были завершены только после 1991 г.

Фотографии: Josef Koudelka, Libor Hajsky, CTK, Reuters, drugoi

В ночь на 21 августа 1968 года начался временный ввод войск СССР, Народной Республики Болгарии (ныне Республика Болгария), Венгерской Народной Республики (ныне Венгрия), Германской Демократической Республики (ГДР, ныне в составе Федеративной Республики Германии) и Польской Народной Республики (ныне Республика Польша) на территорию Чехословацкой Социалистической Республики (ЧССР, ныне самостоятельные государства Чехия и Словакия) в соответствии с тогдашним пониманием руководством Советского Союза и других стран-участниц сущности интернациональной помощи. Он осуществлялся с целью «отстоять дело социализма» в ЧССР, предотвратить утрату Коммунистической партией Чехословакии (КПЧ) властных полномочий, возможный выход страны из социалистического содружества и Организации Варшавского Договора. (ОВД).

К концу 1960-х годов чехословацкое общество столкнулось с комплексом проблем, решение которых в рамках социалистической системы советского типа не представлялось возможным. Экономика страдала от непропорционального развития отраслей, потери традиционных рынков сбыта; демократические свободы фактически отсутствовали; национальный суверенитет был ограничен. В чехословацком обществе нарастали требования осуществления радикальной демократизации всех сторон жизни.

В январе 1968 года был смещен президент ЧССР и первый секретарь Центрального комитета Коммунистической партии Чехословакии Антонин Новотный. Лидером компартии был избран представитель либерального крыла компартии Александр Дубчек, президентом Чехословакии стал Людвик Свобода. В апреле была опубликована программа компартии Чехословакии, в которой провозглашался курс на демократическое обновление социализма , предусматривались ограниченные экономические реформы.

Первоначально руководство СССР не вмешивалось во внутрипартийные проблемы КПЧ, однако главные черты провозглашенной «новой модели» социалистического общества (синтез плановой и рыночной экономики; относительная независимость государственной власти и общественных организаций от партийного контроля; реабилитация жертв репрессий; демократизация политической жизни в стране и др.) шли вразрез с советской трактовкой марксистско-ленинской идеологии и вызывали тревогу у руководства СССР. Возможность «цепной реакции» в соседних социалистических странах обусловила враждебность к чехословацкому «эксперименту» не только советского, но и восточногерманского, польского и болгарского руководства. Более сдержанную позицию занимало руководство Венгрии.

С геополитической точки зрения для СССР возникла опасная ситуация в одной из ключевых стран Восточной Европы. В результате выхода ЧССР из Варшавского Договора произошел бы неизбежный подрыв восточноевропейской системы военной безопасности.

Применение силы рассматривалось советским руководством в качестве последней альтернативы, но все же весной 1968 года оно приняло решение о необходимости проведения мероприятий по подготовке своих вооруженных сил к действиям на территории Чехословакии.

Вводу войск предшествовали многочисленные попытки политического диалога в ходе межпартийных встреч руководства КПСС и КПЧ, взаимных визитов правительственных делегаций, многосторонних встреч лидеров ЧССР и социалистических стран. Но политическое давление не дало ожидаемых результатов. Окончательное решение о вводе войск в Чехословакию было принято на расширенном заседании Политбюро ЦК КПСС 16 августа 1968 года и одобрено на совещании руководителей государств-участников Варшавского договора в Москве 18 августа на основании обращения группы партийных и государственных деятелей ЧССР к правительствам СССР и других стран ОВД с просьбой об оказании интернациональной помощи. Акция планировалась как кратковременная. Операция по вводу войск получила кодовое название «Дунай», а общее руководство ею было возложено на генерала армии Ивана Павловского .

Непосредственная подготовка войск началась 17-18 августа. Прежде всего, готовилась к длительным маршам техника, пополнялись запасы материальных средств, отрабатывались рабочие карты, проводились другие мероприятия. Накануне ввода войск маршал Советского Союза Андрей Гречко проинформировал министра обороны ЧССР Мартина Дзура о готовящейся акции и предостерег от оказания сопротивления со стороны чехословацких вооруженных сил.

Операция по вводу войск в Чехословакию началась 20 августа в 23.00 , когда была объявлена тревога в задействованных воинских подразделениях.

В ночь на 21 августа войска СССР, Польши, ГДР, Венгрии и Болгарии с четырех направлений с обеспечением внезапности пересекли чехословацкую границу. Передвижение войск осуществлялось в режиме радиомолчания, что способствовало скрытности проведения военной акции. Одновременно с вводом сухопутных войск на аэродромы Чехословакии с территории СССР были переброшены контингенты воздушно-десантных войск. В два часа ночи 21 августа на аэродроме под Прагой высадились части 7-й воздушно-десантной дивизии. Они блокировали основные объекты аэродрома, куда с небольшим интервалом стали приземляться советские военно-транспортные самолеты Ан-12 с десантом и боевой техникой. Десантники должны были взять под контроль важнейшие государственные и партийные объекты, прежде всего в Праге и Брно.

Стремительный и согласованный ввод войск в ЧССР привел к тому, что в течение 36 часов армии стран Варшавского договора установили полный контроль над чехословацкой территорией. Введенные войска размещались во всех областях и крупных городах. Особое внимание уделялось охране западных границ ЧССР. Общая численность войск, непосредственно принимавших участие в операции, составляла около 300 тысяч человек.

200-тысячная чехословацкая армия (около десяти дивизий) не оказывала практически никакого сопротивления. Она оставалась в казармах, выполняя приказ своего министра обороны, и до конца событий в стране оставалась нейтральной. Население, главным образом в Праге, Братиславе и других крупных городах, проявляло недовольство. Протест выражался в сооружении символических баррикад на пути продвижения танковых колонн, работе подпольных радиостанций, распространении листовок и обращений к чехословацкому населению и военнослужащим стран-союзниц.

Руководство Коммунистической партии Чехословакии было фактически арестовано и доставлено в Москву. Однако политических целей акции первоначально достичь не удалось. План советского руководства сформировать «революционное правительство» из лояльных СССР чехословацких деятелей провалился. Все слои общества Чехословакии выступили резко против пребывания иностранных войск на территории страны.

21 августа группа стран (США, Англия, Франция, Канада, Дания и Парагвай) выступила в Совете Безопасности ООН с требованием вынести «чехословацкий вопрос» на заседание Генеральной Ассамблеи ООН, добиваясь решения о немедленном выводе войск стран Варшавского договора. Представители Венгрии и СССР проголосовали против. Позже и представитель ЧССР потребовал снять этот вопрос с рассмотрения ООН. Ситуация в Чехословакии обсуждалась также в Постоянном совете НАТО. С осуждением военного вмешательства пяти государств выступили правительства стран социалистической ориентации — Югославии, Албании, Румынии, Китая. В этих условиях СССР и его союзники были вынуждены искать выход из создавшегося положения.

23-26 августа 1968 года в Москве состоялись переговоры между советским и чехословацким руководством. Их итогом явилось совместное коммюнике, в котором сроки вывода советских войск ставились в зависимость от нормализации обстановки в ЧССР.

В конце августа чехословацкие руководители возвратились на родину. В начале сентября наметились первые признаки стабилизации обстановки. Результатом стал отвод войск стран-участниц акции из многих городов и населенных пунктов ЧССР в специально отведенные места дислокации. Авиация сосредоточивалась на выделенных аэродромах. Выводу войск с территории ЧССР мешала сохранявшаяся внутриполитическая нестабильность, а также повышенная активность НАТО у чехословацких границ, которая выражалась в перегруппировке войск блока, размещенных на территории ФРГ в непосредственной близости от границ ГДР и ЧССР, в проведении различного рода учений. 16 октября 1968 года между правительствами СССР и ЧССР был подписан договор об условиях временного пребывания советских войск на территории Чехословакии «в целях обеспечения безопасности социалистического содружества». В соответствии с документом была создана Центральная группа войск (ЦГВ) — оперативное территориальное объединение Вооруженных сил СССР, временно дислоцировавшееся на территории Чехословакии. Штаб ЦГВ был размещен в городке Миловице недалеко от Праги. Боевой состав включал две танковые и три мотострелковые дивизии.

Подписание договора стало одним из главных военно-политических итогов ввода войск пяти государств, удовлетворивших руководство СССР и ОВД. 17 октября 1968 года начался поэтапный вывод союзных войск с территории Чехословакии, который завершился к середине ноября.

Акция войск стран Варшавского договора, несмотря на отсутствие боевых действий, сопровождалась потерями с обеих сторон. С 21 августа по 20 октября 1968 года в результате враждебных действий граждан Чехословакии погибли 11 советских военнослужащих, ранено и травмировано 87 человек. Кроме того, погибли в авариях, при неосторожном обращении с оружием, умерли от болезней и т.д. еще 85 человек. По оценке правительственной комиссии ЧССР, в период с 21 августа по 17 декабря 1968 года погибли 94 чехословацких гражданина, ранения различной степени тяжести получили 345 человек.

В результате ввода войск в ЧССР произошла кардинальная смена курса чехословацкого руководства. Был прерван процесс политических и экономических реформ в стране.

Со второй половины 1980-х годов начался процесс переосмысления чехословацких событий 1968 года. В «Заявлении руководителей Болгарии, Венгрии, ГДР, Польши и Советского Союза» от 4 декабря 1989 года и в «Заявлении Советского правительства» от 5 декабря 1989 года решение о вступлении союзных войск в Чехословакию признано ошибочным и осуждено как необоснованное вмешательство во внутренние дела суверенного государства.

26 февраля 1990 года в Москве было подписано соглашение о полном выводе из Чехословакии советских войск . К этому времени ЦГВ располагалась в 67 населенных пунктах Чехии и в 16 Словакии. В боевом составе насчитывалось свыше 1,1 тысяч танков и 2,5 тысячи боевых машин пехоты, более 1,2 тысячи артиллерийских орудий, 100 самолетов и 170 вертолетов; общая численность военнослужащих составляла свыше 92 тысяч человек, гражданского персонала — 44,7 тысячи человек. В июле 1991 года ЦГВ была упразднена в связи с завершением вывода войск на территорию Российской Федерации.

В 1968 г. Советская Армия осуществила самую грандиозную по своим масштабам в послевоенные годы военную акцию. Более 20 дивизий сухопутных войск за один день и практически без потерь оккупировали целую страну в центре Европы. Даже в афганской войне участвовало гораздо меньшее количество войск (смотри соответствующий раздел книги).

В том году вновь пришлось бороться с «контрреволюцией» в Восточной Европе — на этот раз в Чехословакии. Развитие событий в ЧССР, Пражская весна давно беспокоили советское руководство. Л. И. Брежнев и его соратники не могли допустить падения коммунистического режима в этой стране и были готовы в любой момент применить силу. «Доктрина Брежнева», сформулированная к этому времени и тщательно скрывавшаяся от всех, предполагала использование военной мощи для сохранения советского влияния в социалистических странах Европы без оглядки на их суверенитет и международные нормы.

В январе 1968 г. первый секретарь ЦК Коммунистической партии Чехословакии (КПЧ) А. Новотный уступил свой пост А. Дубчеку, который сразу же заверил Москву, что предпримет все усилия для стабилизации ситуации в партии и обществе. Будучи убежденным марксистом, он все же считал необходимым провести некоторые реформы в экономике и политике. Общественное мнение в целом поддерживало реформаторские устремления Дубчека — имеющаяся модель построения социалистического общества не позволяла догнать по уровню жизни промышленно развитые страны Западной Европы.

Н. С. Хрущев и Л. И. Брежнев на трибуне Мавзолея

Дубчек выступил с инициативой утверждения «новой модели социализма». На очередном (апрельском) пленуме ЦК КПЧ была принята так называемая Программа действий чехословацких коммунистов. Если рассматривать этот документ с современных позиций, то в целом он был выдержан в коммунистическом духе, за исключением двух моментов — партийное руководство отказывалось от командно-административной системы управления и декларировалась свобода слова и печати.

В стране, в том числе и в официальной печати, развернулись бурные дискуссии по различным общественно-политическим проблемам. Наиболее часто звучали тезисы об удалении из органов власти скомпрометировавших себя государственных чиновников и активизации экономических отношений с Западом. Большинство официальных кругов стран социалистического содружества восприняли происходящие в Чехословакии события не иначе, как «контрреволюцию».

Особую обеспокоенность проявляли советские политические лидеры, опасавшиеся изменения внешнеполитического курса ЧССР, что могло привести к переориентации на Запад, альянсу с Югославией, а затем и к выходу из Варшавского договора, как в свое время это чуть не произошло с Венгерской народной республикой.

В этот период окончательно и сформировалась так называемая «доктрина Брежнева», которая во внешней политике стала краеугольным камнем и связующим звеном всего социалистического лагеря. Доктрина исходила из того, что выход любой из социалистических стран из ОВД или СЭВ, отход от согласованной линии во внешней политике нарушит существующую в Европе расстановку сил и неизбежно приведет к обострению международной напряженности.

Одним из главных источников информации о внутреннем положении в Чехословакии для руководства СССР являлись доклады информаторов и советских дипломатов. Так, член ЦК КПЧ Ф. Гавличек прямо предупреждал о «неизбежном сближении Чехословакии с Югославией и Румынией», которое приведет к ослаблению позиций социалистического блока.

Ход мыслей советских вождей наглядно иллюстрирует рассказ советского «куратора» в Чехословакии, члена Политбюро ЦК КПСС К. Т. Мазурова: «Несмотря на нюансы, общая позиция была единой: надо вмешиваться. Трудно было представить, что у наших границ появится буржуазная парламентская республика (!), наводненная немцами ФРГ, а вслед за ними американцами. Это никак не отвечало интересам Варшавского договора. Последнюю неделю перед вводом войск члены Политбюро почти не спали, не уезжали домой: по сообщениям, в Чехословакии ожидался контрреволюционный переворот. Прибалтийский и Белорусский военные округа были приведены в состояние готовности номер один. В ночь с 20 на 21 августа снова собрались на заседание. Брежнев сказал: «Будем вводить войска…».

Судя по воспоминаниям очевидцев, в декабре 1968 г. министр обороны маршал Гречко, обсуждая вопрос, указывал, что Брежнев долго не хотел вводить войска, но на него давили и Ульбрихт, и Гомулка, и Живков. Да и наши «ястребы» в Политбюро (П. Г. Шелест, Н. В. Подгорный, К. Т. Мазуров, А. Н. Шелепин и др.) требовали решения проблемы силовым путем.

Лидеры стран социалистического содружества также рассматривали чехословацкие события как «опасный вирус», способный распространиться и на другие страны. В первую очередь это касалось Восточной Германии, Польши и Болгарии, в меньшей — Венгрии.

С точки зрения военных (по воспоминаниям бывшего начальника штаба Объединенных вооруженных сил государств-участников Варшавского договора генерала армии А. Грибкова), главная опасность самостоятельности Чехословакии в вопросах внешней политики состояла в том, что она неизбежно привела бы к уязвимости границ со странами НАТО, утрате контроля над чешскими вооруженными силами. Отказ чехословацкого руководства от добровольного размещения группы советских войск на их территории казался, по меньшей мере, нелогичным и требующим адекватных немедленных мер.

Подготовка к операции «Дунай» — вводу войск стран Организации Варшавского договора на территорию Чехословакии — началась еще весной 1968 г. и сначала проводилась под видом маневров «Шумава». 8 апреля командующий ВДВ Маргелов в ходе подготовки к учениям получил директиву министра обороны маршала Гречко, которая гласила: «Советский Союз и другие социалистические страны, верные интернациональному долгу и Варшавскому договору, должны были ввести свои войска для оказания помощи Чехословацкой народной армии в защите Родины от нависшей над ней опасности».

По сигналу о начале учений «Шумава» две десантные дивизии должны быть готовы к высадке в Чехословакии парашютным и посадочным способами. В это же время наши десантники, недавно надевшие на параде в ноябре 1967 г., как и большинство частей и подразделений специального назначения всего мира, «краповые» (красные) береты, летом 1968 г. надевают головные уборы голубого цвета.

Этот «ход» командующего ВДВ генерал-полковника Маргелова, судя по рассказам очевидцев, в дальнейшем, уже в ходе проведения самой операции «Дунай», спас не один десяток жизней наших десантников — местные жители, пытавшиеся оказать сопротивление советским войскам, сначала принимали их за представителей миротворческих сил ООН, так называемых «голубых касок».

Командиры полков и дивизий, которые предполагалось задействовать в операции вторжения, знакомились с дорогами и городами Чехословакии, изучая возможные пути выдвижения войск. Были проведены совместные советско-чехословацкие учения, после которых советские части надолго задержались на чехословацкой земле и покинули ее лишь после многочисленных напоминаний чешского руководства.

«Рано утром 18 июня 1968 г. государственную границу ЧССР перешла оперативная группа полевого управления армии, — описывал события тех дней начальник политотдела 38-й армии Прикарпатского военного округа С. М. Золотев. — Через три дня советско-чехословацкую границу перешли главные силы армии, выделенные для участия в учении.

Уже с первых встреч на чехословацкой земле стало ясно, что в сознании и поведении значительной части словаков и чехов произошли перемены. Мы не почувствовали той братской теплоты, дружелюбия, которыми чехословацкие друзья отличались прежде, появилась настороженность. 22 июля в штаб нашей армии прибыла группа высших офицеров Чехословацкой народной армии… От имени министра национальной обороны ЧССР они поставили перед нами вопросы: почему, вопреки данному маршалом И. И. Якубовским обещанию вывести советские войска до 21 июля, они до сих пор в районе учения; по каким причинам мы задерживаемся и каковы наши дальнейшие планы… Мы оказались в затруднительном положении».

Только в начале августа, после неоднократных требований чешского правительства, части 38-й армии вернулись в свои гарнизоны. Предоставим опять слово С. М. Золотову: «Вскоре я получил команду вернуться на командный пункт армии. Здесь предстояла большая работа по ознакомлению с новыми частями и соединениями… Помимо штатных соединений армии, здесь уже находились переброшенные дивизии из других регионов. Вместе с командующим я побывал в этих соединениях, поговорил с людьми. Хотя о возможном броске через чехословацкую границу впрямую речь не вели, офицеры понимали, для чего создается столь мощная группировка войск в Закарпатье. «12 августа к нам в войска прибыл Министр обороны СССР Маршал Советского Союза А. А. Гречко».

Но еще раньше, в середине июля, руководители СССР, Польши, ГДР, Болгарии и Венгрии собрались в Варшаве для обсуждения положения в Чехословакии. На совещании было выработано послание к ЦК КПЧ, требующее принятия энергичных мер по наведению «порядка». Также в нем говорилось, что защита социализма в Чехословакии не частное дело только этой страны, но прямой долг всех стран социалистического содружества.

В Чернее-над-Тисой начались консультации и обмен мнениями между советскими руководителями и ЦК КПЧ. В итоге к 3 августа, когда на Братиславском совещании коммунистических партий было подписано совместное коммюнике, уже удалось внести в ряды руководства компартии чехов раскол. В Братиславе было принято решение, что «защита завоеваний социализма. является. интернациональным долгом всех братских партий».

Сами чехи также не исключали возможности применения собственных вооруженных сил внутри страны. Так, министр обороны Дзур рассматривал возможность разгона демонстраций перед зданием ЦК КПЧ с помощью армейских бронетранспортеров, а Дубчек на заседании Президиума ЦК 12 августа прямо заявил: «Если я приду к выводу, что мы на грани контрреволюции, то сам позову советские войска».

Анализ высказываний западных политиков позволил предположить, что США и НАТО не станут вмешиваться в конфликт. Основным поводом для подобного оптимизма послужило заявление госсекретаря США Д. Раска о том, что события в Чехословакии — это личное дело прежде всего самих чехов, а также других стран Варшавского договора (аналогичное заявление звучало и во время венгерского кризиса, тогда американцы официально не вмешались). Таким образом, вмешательство в конфликт вооруженных сил НАТО и США не предвиделось, по крайней мере, на первом этапе, пока не будет оказано серьезное сопротивление.

На расширенном заседании Политбюро ЦК КПСС 16 августа было принято решение о вводе войск. Это решение было одобрено на совещании руководителей стран Варшавского договора в Москве 18 августа. Поводом послужило письмо-обращение группы чешских партийных и государственных деятелей к правительствам СССР и других стран Варшавского договора об оказании «интернациональной помощи». В итоге было принято решение о смене политического руководства страны в ходе кратковременного военного вмешательства. После выполнения этой миссии основную группу войск предполагалось сразу же вывести, оставив лишь несколько частей для стабилизации обстановки.

В этот же день, 18 августа, в кабинете министра обороны СССР маршала Гречко собрался весь руководящий состав Вооруженных сил, командующие армиями, которым было суждено отправиться в Чехословакию. Дальнейший разговор известен со слов командующего 38-й армией генерала А. М. Майорова:

«Собравшиеся маршалы и генералы долго ждали запаздывающего министра, уже предполагая, о чем пойдет речь. Чехословакия давно была темой номер один во всем мире. Появившийся министр без предисловий объявил собравшимся:

Я только что вернулся с заседания Политбюро. Принято решение на ввод войск стран Варшавского договора в Чехословакию. Это решение будет осуществлено, даже если оно приведет к третьей мировой войне.

Эти слова, как молотом, ударили собравшихся. Никто не предполагал, что ставки столь высоки. Гречко продолжил:

За исключением Румынии — она не в счет — все дали согласие на эту акцию. Правда, Янош Кадар окончательное решение изложит завтра утром, в понедельник. У него имеются некоторые осложнения с членами Политбюро. Вальтер Ульбрихт и министр обороны ГДР подготовили пять дивизий для ввода в ЧССР. Политически это теперь пока нецелесообразно. Сейчас не 39-й год. При необходимости мы и их подключим.

После небольшой паузы, пока присутствующие обдумывали услышанное, министр потребовал отчета о готовности войск к операции и дал последние указания:

Командарм первой танковой!

Генерал-лейтенант танковых войск Кожанов!

Доложите.

Армия, товарищ министр, задачу готова выполнить.

Хорошо. Главное внимание, товарищ Кожанов, — стремительное выдвижение армии с севера на юг. Четырьмя дивизиями ощетиньтесь на запад… Две дивизии иметь в резерве. КП — Пльзень. Конечно же, в лесах. Зона ответственности армии — три северо-западные и западные области Чехословакии.

Командарм двадцатой!

Генерал-лейтенант танковых войск Величко.

Доложите.

Армия подготовлена к выполнению поставленной вами задачи.

Хорошо. Командарм, через 10–12 часов после «Ч» одной, а лучше двумя дивизиями вам следует соединиться с воздушно-десантной дивизией в районе аэродрома Рузине юго-западнее Праги.

Наиболее темпераментно высказался возбужденный предстоящей операцией командующий воздушно-десантными войсками генерал-полковник Маргелов:

Товарищ министр, воздушно-десантная дивизия вовремя… Все вдребезги разнесем к чертовой матери ».

Непосредственная подготовка группировки советских войск к вторжению, уже под руководством лично министра обороны Гречко, началась 17–18 августа. Были подготовлены проекты обращений к народу и армии ЧССР, правительственного заявления пяти стран-участниц и специального письма руководителям компартий стран Запада. Во всех подготовленных документах подчеркивалось, что ввод войск — лишь вынужденная мера, предпринятая в связи с «реальной опасностью контрреволюционного переворота в Чехословакии».

Ил-14–30Д (по классификации НАТО — Crate) предназначался для транспортировки 30 десантников или 3 т груза

В ходе непосредственной подготовки войск на бронетехнику наносилась белая полоса — отличительный признак советских и других «дружественных» вводимых войск. Вся другая бронетехника в ходе операции подлежала «нейтрализации», причем желательно без огневого поражения. В случае сопротивления «бесполосые» танки и другая боевая техника подлежали, согласно доведенной до войск инструкции, поражению немедленно при открытии огня по нашим войскам. При встрече, если вдруг такая произойдет, с войсками НАТО было приказано немедленно остановиться и «без команды не стрелять». На уничтожение чешской техники, открывшей огонь, никакой «санкции сверху», естественно, не требовалось.

Последний раз были уточнены и окончательно утверждены дата и время начала операции — 20 августа, ориентировочно поздно вечером. По общему замыслу в течение первых трех дней в Чехословакию входят 20 дивизий стран-участниц ОВД и в последующие дни вводится еще 10 дивизий. На случай осложнения обстановки в повышенную боевую готовность приводится 6 из 22 военных округов СССР (а это 85–100 боеготовых дивизий). Должны были быть приведены в состояние полной боевой готовности все силы, имеющие на вооружении ядерное оружие. В Польше, ГДР, Венгрии и Болгарии дополнительно для ввода в случае необходимости развертывались до штатов военного времени еще 70–80 дивизий.

К 20 августа все подготовительные мероприятия завершились. Соединения 1-й гвардейской танковой, 20-й гвардейской общевойсковой и 16-й воздушной армий Группы советских войск в Германии, 11-й гвардейской общевойсковой армии Прибалтийского военного округа, 5-й гвардейской танковой и 28-й общевойсковой армий Белорусского военного округа, 13-й, 38-й общевойсковых армий и 28-го армейского корпуса Прикарпатского военного округа, 14-й воздушной армии Одесского военного округа — всего до 500 тыс. чел. (из них 250 тыс. — в первом эшелоне) и 5000 танков и бронетранспортеров были готовы к действиям. Главнокомандующим группировкой советских войск был назначен генерал армии И. Г. Павловский.

Однако еще накануне ввода войск маршал Гречко информировал министра обороны ЧССР о готовящейся акции и предостерегал от оказания сопротивления со стороны чехословацких вооруженных сил.

Было «временно нейтрализовано» политическое и государственное руководство страны, чего в утвержденном заранее плане не было. Но необходимо было пресечь возможные инциденты, подобные выступлению ЦК КПЧ по пражскому радио. Разведывательная рота во главе с подполковником М. Серегиным в семь часов утра захватила здание ЦК КПЧ, разоружив охрану и перерезав все телефонные провода. Через несколько минут десантники уже ворвались в комнату, где заседали чехословацкие руководители. На вопрос одного из присутствовавших: «Господа, что это за армия пришла?» — последовал исчерпывающий ответ:

Это пришла Советская армия для защиты социализма в Чехословакии. Прошу соблюдать спокойствие и оставаться на местах до прибытия наших представителей, охрана здания будет обеспечена.

Бои на улицах Праги — исход явно предрешен…

Советский БТР-152 на улице города

В семь часов дня 21 августа все чехословацкое руководство, на двух бронетранспортерах, под конвоем десантников было доставлено в аэропорт и самолетом вывезено в Легницу (Польша), в штаб Северной группы войск. Оттуда их переправили в Закарпатье, а затем в Москву на переговоры с советскими лидерами.

Колонна Т-54А с опознавательными полосами «свой — чужой»

Часть десантников заняла позиции вдоль шоссе от аэродрома к Праге с целью пресечь возможные попытки чехословацкой армии помешать вторжению. Но часа в четыре утра, вместо чешских машин, ослепляя солдат светом фар, прогромыхала первая колонна советских танков из состава 20-й гвардейской армии.

Еще через несколько часов на улицах чехословацких городов появились первые советские танки с белыми полосами на броне, чтобы можно было отличать свои машины от однотипных чешских танков. Рев танковых дизелей, грохот гусениц разбудил в это утро мирно спавших горожан. На улицах утренней Праги даже воздух был настоян на танковой гари. У некоторых людей, как солдат, так и мирных горожан, возникло тревожное ощущение войны, но в целом можно заметить, что в массе своей чехи оказались пассивными — ввод войск вызвал у них скорее любопытство, чем страх.

Главная роль в операции по установлению контроля над ситуацией в стране отводилась танковым соединениям и частям — 9-й и 11-й гвардейским танковым дивизиям 1-й гвардейской танковой армии генерал-лейтенанта танковых войск К. Г. Кожанова из ГСВГ, 13-й гвардейской танковой дивизии из Южной группы войск, 15-й гвардейской танковой дивизии генерал-майора А. А. Зайцева из Белорусского военного округа, 31-й танковой дивизии генерал-майора А. П. Юркова из состава 38-й общевойсковой армии Прикарпатского военного округа и танковым полкам мотострелковых дивизий.

Учитывая разницу в скорости передвижения, советское командование дало приказ наземной группировке перейти границу, когда десантники еще готовились к высадке. В час ночи 21 августа 1968 г. части и соединения 38-й армии генерал-лейтенанта А. М. Майорова перешли государственную границу ЧССР. С чехословацкой стороны никакого сопротивления не было. Передовая мотострелковая дивизия генерал-майора Г. П. Яшкина прошла 120 км за 4 ч.

В 4 ч утра был открыт счет потерям. В 200 км от границы, возле небольшого городка Попрад, перед разведывательным дозором из трех танков Т-55 остановилась «Волга», в которой сидел командарм 38-й армии генерал Майоров. К машине подошли подполковник Шевцов и начальник Особого отдела армии Спирин, которых сопровождали спецназовцы КГБ (их приставили к генералу накануне вторжения, и они контролировали каждый его шаг). Майоров приказал Шевцову:

Подполковник, узнайте причину остановки танков.

Не успел генерал договорить, как один танк ринулся на «Волгу». Спирин, схватив Майорова за плечо, выдернул его из машины. В следующее мгновение «Волга» захрустела под гусеницами танка. Сидевшие на передних сиденьях водитель и радист успели выскочить, а сержант, сидевший рядом с генералом, был раздавлен.

Что ж вы, сволочи, делаете?! — заорал командарм на командира танка и механика-водителя, спрыгнувших на землю.

Нам надо на Тренчин… Майоров приказал, — оправдывались танкисты.

Так я и есть Майоров!

Мы не узнали вас, товарищ генерал…

Причиной аварии стала усталость механика-водителя.

Он, остановив машину, чтобы передать управление сменщику, оставил танк на тормозе, не выключив первую скорость, и забыл сказать об этом. Механик-водитель, заведя машину, снял ее с тормоза. Танк прыгнул на стоявшую перед ним «волгу». Лишь счастливая случайность уберегла от гибели генерала Майорова, а не то целая армия могла оказаться без командующего в первые же часы пребывания на чужой земле.

К исходу 21 августа войска 38-й армии вышли на территорию Словакии и Северной Моравии. Борьбу против незваных гостей начали простые граждане. В Праге молодежь наскоро пыталась соорудить непрочные баррикады, иногда бросали в военнослужащих булыжники и палки, снимали таблички с названиями улиц. Больше всего страдала оставленная хотя бы на секунду без присмотра техника. За первые три дня пребывания в ЧССР только в 38-й армии было подожжено 7 боевых машин. Хотя боевые действия и не велись, но потери все же были. Наиболее впечатляющим и трагическим был подвиг, совершенный на горной дороге танковым экипажем из состава 1-й гвардейской танковой армии, сознательно направившим свой танк в пропасть, чтобы избежать наезда на детей, выставленных там пикетчиками.

Советский БТР-40, несмотря на моральное устаревание, на дорогах с твердым покрытием вновь показал себя очень неплохо

В пять часов утра на правом берегу Влтавы появился первый советский танк Т-55. Он остановился у главного входа и развернул пушку в сторону здания ЦК КПЧ. За ним последовали десятки других боевых машин. Комендантом города был назначен командир 20-й гвардейской мотострелковой дивизии. Несколько тысяч танков появились на улицах чехословацких городов, знаменуя собой конец Пражской весны.

Т-55 и рядом с ним немецкая противотанковая пушка времен Второй мировой войны Pak-37

Вся полнота власти в стране оказалась в руках таинственного «генерала Трофимова», который на людях появлялся почему-то в мундире полковника. Только немногие знали, кто этот человек, страстно желавший остаться неизвестным. Роль простого армейского генерала играл член Политбюро ЦК КПСС, заместитель Председателя Совета Министров СССР К. Т. Мазуров. Отправляя своего соратника на «боевое задание», Брежнев напутствовал его:

Надо послать в Прагу одного из нас. Военные могут там натворить такое… Пусть полетит Мазуров.

Генерал И. Г. Павловский, руководивший операцией «Дунай», так описывал события тех дней: «Назначение я получил 16 или 17 августа, за три — четыре дня до начала операции. Первоначально во главе союзных войск предполагали поставить маршала Якубовского. Он организовывал всю практическую подготовку. Вдруг меня вызывает министр обороны Гречко: «Ты назначаешься командующим соединениями, которые будут входить в Чехословакию».

Я вылетел в Легницу (на территории Польши), в штаб-квартиру Северной группы войск. Там застал Якубовского. Он показал на карте, какие дивизии и с какого направления выходят. Начало операции было назначено на 21 августа в ноль один час. Гречко предупредил: «Команда будет из Москвы, твое дело следить, чтобы ее выполняли». В назначенный час войска пошли.

И тут опять звонок Гречко: «Я сейчас говорил с Дзуром (министр национальной обороны ЧССР) и предупредил, что если чехи, не дай бог, откроют огонь по нашим войскам, это может кончиться плохо. Попросил дать команду чехословацким частям, чтобы никуда не двигались, никакого открытия огня, чтобы сопротивления нам не оказывали». После того как пошли войска, примерно через час, опять звонит Гречко: «Как дела?» Докладываю: такие-то дивизии там-то. Кое-где люди выходят на дороги, устраивают завалы. Наши войска обходят препятствия… Он меня предупреждал не покидать командный пункт без его разрешения. И вдруг новый звонок: «Ты почему еще там? Немедленно вылетай в Прагу!»

Подлетели к Праге, сделали два или три круга над аэродромом — ни единого человека. Ни единого голоса не слышно, ни одного самолета не видно. Сели. Со встретившим меня генерал-лейтенантом Ямщиковым с аэродрома поехали в Генеральный штаб к Дзуру. С ним сразу договорились: чтоб никаких драк между нашими солдатами и чтобы никто не думал, что мы прибыли с какими-то задачами оккупировать Чехословакию. Мы ввели войска, вот и все. А дальше политическое руководство пусть разбирается.

В советском посольстве порекомендовали встретиться с Президентом ЧССР Л. Свободой. Я взял с собой венгерского генерала, нашего, немецкого. Я сказал: «Товарищ президент, вы знаете, в Чехословакию вошли войска государств-участников Варшавского Договора. Я пришел доложить по этому вопросу. И поскольку Вы — генерал армии и я — генерал армии, мы оба военные. Вы понимаете, нас к этому вынудила обстановка». Он ответил: «Я понимаю…».

Через два десятка лет, в 1988 г., И. Г. Павловский признал тот факт, что «отношение населения к нам не было дружелюбным. Чего мы пришли туда? Мы разбрасывали с самолета листовки, разъясняли, что вошли с мирными намерениями. Но вы сами понимаете, если я, непрошеный гость, приду к вам домой и начну распоряжаться, это не очень понравится».

Чехословацкая армия сопротивления не оказала, показав свою дисциплинированность и верность приказам вышестоящего руководства. По этой причине больших жертв удалось избежать.

Т-55 заняли позицию на улице Праги

Однако потери все же были: в ходе ввода войск с 21 августа по 20 октября 1968 г. в результате враждебных действий отдельных граждан ЧССР погибло 11 военнослужащих, в том числе 1 офицер. Ранено и травмировано за этот же период 87 чел., в том числе 19 офицеров. С чехословацкой стороны с 21 августа по 17 декабря 1968 г. погибли 94 и получили тяжелые ранения 345 гражданских лиц.

С военной точки зрения это была блестяще подготовленная и проведенная операция, явившаяся полной неожиданностью для стран НАТО.

Всего в первые три дня, согласно плану, на территорию Чехословакии вошло 20 иностранных дивизий (советских, польских, венгерских и болгарских), в последующие два дня — еще 10 дивизий.

Однако, несмотря на военный успех, достичь сразу же политических целей не удалось. Уже 21 августа появляется заявление XIV Чрезвычайного съезда КПЧ, в котором осуждается ввод войск. В этот же день представители ряда стран выступили в Совете Безопасности с требованием вынести «чехословацкий вопрос» на заседание Генеральной Ассамблеи ООН, но рассмотрение этого вопроса было блокировано «правом вето» Венгрией и СССР. Позже и представитель ЧССР потребовал снять этот вопрос с повестки дня Генеральной Ассамблеи.

С осуждением «военного вмешательства пяти государств» выступили Румыния, Югославия, Албания и Китай. Однако большинство этих «протестов» носило чисто декларативный характер и заметного влияния на обстановку оказать не могло.

«Полосатый» Т-54

Главы основных государств Западной Европы, да и Соединенные Штаты считали Пражскую весну и связанные с ней разногласия внутри Восточного блока «домашней сварой коммунистов» и избегали такого вмешательства в дела Восточной Европы, которое могло быть расценено как нарушение итогов Ялты и Потсдама. Еще одним аспектом явились начавшиеся переговоры об ограничении вооружений, которые начали приобретать реальные черты (в 1972 г. будет заключен договор по ПРО), а вмешательство во внутренние дела стран — участниц ОВД могло свести на нет весь ход этих переговоров.

Но, несмотря на «невмешательство» Запада, быстрой нормализации обстановки не произошло. Расчет на получение широкой поддержки со стороны оппозиционных группировок также не оправдался. Успешная военная акция, как отмечалось в одном из документов, «не сопровождалась мобилизацией здоровых сил в КПЧ». Более того, по выражению одного из чехословацких реформаторов М. Миллера, «здоровые силы» оказались подавлены и напуганы, столкнувшись с единодушным осуждением «интервентов» и их помощников со стороны чехословацкого общества.

Оказавшись по этому вопросу в политическом тупике, советская сторона вынуждена была вернуться к прежней политике. Так как не удавалось сформировать «революционное рабоче-крестьянское правительство», то пришлось вернуться к попыткам оказать давление на А. Дубчека и его коллег, дабы направить его внутреннюю политику в нужное русло. Но теперь позиции советской стороны были уже значительно сильнее — доставленными в Москву чехословацкими лидерами было подписано соответствующее соглашение, да и присутствие союзных войск на территории Чехословакии давало определенный карт-бланш.

Новая линия на «нормализацию» стала осуществляться немедленно, во время визита премьер-министра ЧССР О. Черника в Москву 10 сентября. Чешским товарищам была обещана не только существенная экономическая помощь, но на них был оказан и определенный политический нажим. Требуя от Черника немедленного выполнения Московского соглашения, Политбюро настаивало на том, что предварительным условием вывода или сокращения контингента союзных войск является «полное прекращение подрывной деятельности антисоциалистических сил и предоставление лидерам консерваторов более активной роли в политической жизни».

По прошествии трех недель обстановка в Праге и других крупных городах Чехословакии почти полностью стабилизировалась: президентом ЧССР Л. Свободой было назначено новое правительство, которое сразу же заявило о важности дружбы и тесного сотрудничества со странами социализма.

Иногда и «полосатые» горели

10–12 сентября основные соединения и части советских войск и войск стран — участниц ОВД были выведены и направились к местам постоянной дислокации. К 4 ноября 1968 г. из страны было выведено 25 дивизий.

«Мы здесь на время…»

А на территории ЧССР до 1991 г. задержалась Центральная группа войск Советской Армии, в которую вошли 15-я гвардейская и 31-я танковые дивизии, 18-я, 30-я гвардейские, 48-я мотострелковые дивизии. При подписании договора о временном пребывании в Чехословакии группы советских войск (это произошло 16 октября) было определено, что ее численность не может превышать 130 тыс. чел. Этой силы было вполне достаточно для стабилизации обстановки с учетом того, что армия Чехословакии насчитывала в это время 200 тыс. чел. При утверждении на должность командующего генерал-полковника А. Майорова Генеральный секретарь ЦК КПСС Л. И. Брежнев сказал ему в качестве напутствия: «Войска Группы по договору будут размещаться временно. Но недаром же говорят: нет ничего более постоянного, чем временное. Речь идет, Александр Михайлович, не о месяцах — о годах».

Свою эффективность ЦГВ доказала уже в конце 1968 г., когда нашим войскам удалось сорвать крупную антиправительственную политическую стачку. Силы демократов назначили на 31 декабря массовые политические манифестации. Однако накануне, в соответствии с заранее разработанным планом командующего под названием «Серый ястреб», во все крупные города «для контроля за порядком» при проведении манифестации было введено 20 советских мотострелковых и танковых батальонов — антиправительственные демонстрации не состоялись. Хватило обычной демонстрации техники, оружие применять не пришлось.

Обстановка в стране начала постепенно нормализовываться лишь с середины 1969 г., когда была завершена реорганизация ЦК КПЧ и правительства ЧССР (то есть когда главные «смутьяны» были политически изолированы).

Ну а события в Чехословакии потом достаточно долго рассматривали в военных академиях как пример четкой организации и проведения крупномасштабной операции на Европейском ТВД по оказанию «братской помощи друзьям и союзникам».

Однако в 1989 г. последний советский лидер М. С. Горбачев официально признал, что ввод войск был неправомерным актом вмешательства во внутренние дела суверенной страны, прервавший демократическое обновление Чехословакии и имевший долговременные отрицательные последствия. В 1991 г. в кратчайший срок ЦГВ была ликвидирована, а войска выведены на Родину.

Еще через несколько лет «демократические» традиции, так расхваливаемые первым и последним президентом СССР М. С. Горбачевым, окончательно взяли верх, и развалившаяся на два суверенных государства (Чехию и Словакию) страна вошла в программу американцев «расширения НАТО на Восток».

Примечания:

15 развивающихся стран имеют на вооружении баллистические ракеты, еще 10 ведут свои разработки. В 20 государствах продолжаются исследования в области химического и бактериологического оружия.

Майоров А. М. Вторжение. Чехословакия. 1968. — М., 1998. С. 234–235.

Цит. по: Дроговоз И. Г. Танковый меч страны Советов. — М., 2002. С. 216.

США, Англии, Франции, Канады, Дании и Парагвая.

Цит. по: Россия (СССР) в локальных войнах и военных конфликтах второй половины XX века. — М., 2000. С. 154.

Майоров А. М. Вторжение. Чехословакия. 1968. — М., 1998. С. 314.

В 1968 году советские танки вошли в Прагу. Подавление «Пражской весны» стало одной из самых бессмысленных внешнеполитических акций СССР и одной из самых вредных для имиджа русских за рубежом.

В 1960-х годах Коммунистическая партия Чехословакии переживала разделение на два лагеря — консервативный во главе со сталинистом, головой КПЧС и президентом страны Антонином Новотны и «реформаторский», который представлял первый секретарь КП Словакии Александр Дубчек.

В январе 1968 года партийный съезд КПЧС избрал первым секретарем Дубчека. Дубчек начал реформы: децентрализацию власти, допуск рабочих к власти, либерализацию СМИ и тому подобное. Он хотел совместить советское «социалистическое строительство» с европейской социал-демократией. Называл это «социализмом с человеческим лицом».

В марте 1968 года президентом страны стал герои Второй мировой, легендарный командующий Чехословацкой бригадой Людвиг Свобода. Он поддержал реформы Дубчека. Так началась «Пражская весна».

Либерализация в Чехословакии вызвало недовольство коммунистических лидеров в других странах. В Кремле боялись, что это приведет к ослаблению военной мощи Варшавского договора (оборонительный пакт между странами соцлагеря), ведь границы ЧССР граничили с Западной Германией, которая была членом НАТО.

Ночью 21 августа 1968 войска стран Варшавского договора начали вторжение в братскую республику. 300000 солдат и 7000 танков приехали бороться с «контрреволюцией». Так началась операция «Дунай» — единственная неучебное военная акция Варшавского договора.


Колонна танков на пути в Прагу.


Раздавленный автобус, которым перекрывали путь движения танков.

Утро 21 августа.
Советские войска на улицах Праги. Верхом на бронетехнике. В это время десант уже захватил здания правительства. В 10 утра работники КГБ загрузили партийное, правительственное и парламентское руководство Чехословакии в десантные БТРы, довезли на аэродром, посадили в десантный самолет и отправили в Москву.

Армия Чехословакии получила приказ не сопротивляться вторжению. Но с самого утра население начало уничтожать и зарисовывать уличные знаки. Дезориентированные советские войска не сразу смогли захватить радио, вокзал и редакции газет. У радиостанции еще утром собралась большая толпа, забаррикадировав улицу. Полетел коктейль Молотова, в ответ — пули.

Сцена у здания радио. Дым и огонь, политый пеной огнетушителя танк, экипаж быстро покидает машину, один танкист прикрывает тех, кто выбирается. На него бросается демонстрант: «Ну давай, стреляй!»

За все время вторжения погибло 108 мирных жителей. Из них в первый день — 58 Большинство из них — здесь, у здания радио


Акт самосожжения, совершённый Рышардом Сивецем на «Стадионе Десятилетия» в знак протеста против оккупации Чехословакии. Вслед за Р. Сивецем ещё несколько человек выразили свой протест самосожжением.

Советские танки и артиллерия обживаются на набережной Влтавы

Стихийный митинг. Плакат «Никогда с СССР!» — Римейк с коммунистического официозного слогана «Навеки с СССР!»

Демонстрация в Праге.

После обеда столкновения окончательно прекратились, началось общение. Жители городов убеждали солдат, что не надо им «интернациональной помощи», у них есть своя социалистическая партия и правительство.

Привычная сцена для Праги и Братиславы конца августа 1968. «Вот почитайте, здесь обращение нашего правительства…» — «У нас приказ!»

Один из многочисленных самодельных плакатов. Был еще вариант: «Техника большая, а культуры нет»

Плакат на витрине магазина женского белья


Карловы Вары, 21 августа. Группа студентов на грузовике.


Прага, 22 августа. Советская бронетехника в окружении жителей города.

Когда стало известно о вторжении, правительство ЧССР приказало армии не оказывать сопротивления. Ни один солдат не нарушил этого приказа и не стрелял. Зато ходили на митинги. На плакате: «Никто вас не звал, оккупанты»


Прага, 29 августа. Студенты жгут советские газеты на Вацлавской площади.

Никто из чешских политиков так и не решился создать «революционное правительство». Съезд КПЧС поддержал Дубчека. Шокированный Кремль согласился оставить его команду у власти, пообещав вывести армию. В сентябре 1968-го советские танки оставили Прагу. Но не Чехословакию. В стране осталась так называемая «Центральная группа войск» СССР — 150000 солдат. За год Дубчека и Слободу отправили в отставку. К власти в КПЧС пришли «ястребы», которые стали закручивать гайки. «Пражская революция» была побеждена.

И эта победа стала началом конца, в первую очередь в сфере имиджа СССР. С прекрасной страны светлых людей, которые победили нацизм и запустили человека в космос, Союз снова стал тюрьмой народов. Европейские «левые» окончательно отвернулись от Востока, сосредоточившись на собственных проблемах. Дальнейшее продвижение «пролетарской революции» в мире, которое продолжалось с 1917 года, остановилось.

Видео ввода войск в Чехословакию

Операция «Дунай» была для СССР самой масштабной военной кампанией со времен Второй мировой войны. И она стала концом для Советского Союза. В Кремле больше не говорили ни о каких реформах. Начался длительный период «застоя» — бюрократический аппарат костенел, процветала коррупция, вместо реальных действий появилась практика ритуальных речей и отписок. Последний лидер КПСС М.Горбачев делал попытки что-то изменить, но было поздно.

20 августа 1969 г., в годовщину событий в Чехословакии, группа советских диссидентов сделала следующее заявление:

«21 августа прошлого года произошло трагическое событие: войска стран Варшавского пакта вторглись в дружественную Чехословакию.

Эта акция имела целью пресечь демократический путь развития, на который встала вся страна. Весь мир с надеждой следил за послеянварским развитием Чехословакии. Казалось, что идея социализма, опороченная в сталинскую эпоху, будет теперь реабилитирована. Танки стран Варшавского договора уничтожили эту надежду. В эту печальную годовщину мы заявляем, что мы по-прежнему не согласны с этим решением, которое ставит под угрозу будущее социализма.

Мы солидарны с народом Чехословакии, который хотел доказать, что социализм с человеческим лицом возможен.

Эти строки продиктованы болью за нашу родину, которую мы желаем видеть истинно великой, свободной и счастливой.

И мы твёрдо убеждены в том, что не может быть свободен и счастлив народ, угнетающий другие народы.

— Т. Баева, Ю. Вишневская, И. Габай, Н. Горбаневская, З. М. Григоренко, М. Джемилев, Н. Емелькина, С. Ковалев, В. Красин, А. Левитин (Краснов), Л. Петровский, Л. Плющ, Г. Подъяпольский, Л. Терновский, И. Якир, П. Якир, А. Якобсон»

Loading...Loading…

После Второй мировой войны в Европе образовалось два мощных блока. Один из них, Североатлантический альянс (или НАТО), находился практически под контролем США, и задачей его было противостоять влиянию СССР. Другой блок, известный как Организация Варшавского договора (или ОВД), находился под аналогичным контролем Советского Союза и противостоял НАТО. Однако, будучи гладкой на бумаге, обстановка в обоих блоках не всегда была безоблачной. Так, в НАТО одним из неблагоприятных событий был демарш Франции, которая, оставаясь формально участницей политического блока, вышла из военного. Также в 1974 из блока вышла Греция, впрочем, вернувшаяся семь лет спустя.

Неспокойно было и в Организации Варшавского договора. Ещё в 1948 году, когда Организации ещё по сути не существовало, но просоветский блок в Европе уже был сформирован, из него вышла Югославия. В 1956 году из ОВД попыталась выйти Венгрия, что могло серьёзно изменить баланс сил в регионе. После кровопролитных боёв Венгрия в блоке всё же осталась. 1968 год для Варшавского договора ознаменовался событиями в Чехословакии.

«Пражская весна» и её причины

К началу 1968 года в Чехословацкой Социалистической республике (ЧССР) у власти находился Антонин Новотный – президент страны и первый секретарь Центрального комитета Коммунистической партии Чехословакии (КПЧ). Однако его популярность среди населения страны уже тогда была под большим сомнением, и 4 января 1968 он был смещён с поста первого секретаря. Пришедший на этот пост Александр Дубчек – сторонник реформ и либерализации социалистического строя.

В прессе развернулась кампания, направленная против Новотного. Александр Дубчек не был её инициатором, но в то же время и не препятствовал ей. Под давлением общественности Антонин Новотный был вынужден уйти и с поста президента ЧССР 28 марта 1968 года. После этого президентом стал Людвик Свобода, также полностью поддерживавший политический курс на либерализацию.

Таким образом, уже к апрелю 1968 года власть в Чехословакии получили сторонники Александра Дубчека и его политический идей. Немедленно был взят курс на увеличение гражданских свобод, в прессе была смягчена цензура, появилась возможность политических дискуссий. В то же время, было решено ввести многопартийную систему в стране – идею совершенно невиданную для социалистических стран. Проведение внутренней политики стало ещё более независимым от Советского Союза, чехословацкое правительство несколько дистанцировалось от своего могущественного восточного соседа. Однако в то же время Чехословакия не имела намерения выходить из Организации Варшавского договора.

Новая политика, проводимая чехословацким правительством, была, по словам А. Дубчека, направлена на то, чтобы социализм «не утратил человеческое лицо». Уже с весны 1968 года начали воссоздаваться политические партии, закрытые ранее, крупнейшей из которых стала Социал-демократическая партия. Открывались и политические клубы, в том числе и беспартийных. Также важным событием стало восстановление Словацкой грекокатолической церкви.

В то же время, по мере развития реформ, в Чехословакии нарастали антисоветские настроения. Чехословацкое руководство понимало, что в СССР вряд ли положительно отнесутся к этим политическим изменениям, что было абсолютно верно. Если смотреть на события марта-августа 1968 года из сегодняшнего дня, то становится ясно, что, не вмешайся Советский Союз в эти процессы, то социалистический строй в Чехословакии пал бы уже в 1969 году, что серьёзно дестабилизировало обстановку в ОВД. При этом не исключено, что антикоммунизм не начал бы развиваться и в других странах Варшавского блока, а это неминуемо привело бы к крушению мировой социалистической системы, что и было доказано в конце 80-х – начале 90-х годов XX века.

В этой связи советское руководство было весьма озабочено политическими процессами в соседней стране. Критика чехословацкого правительства и его реформ прозвучала ещё 23 марта 1968 года на съезде коммунистических партий в Дрездене и с тех пор лишь нарастала. Однако с ухудшением ситуации для КПЧ в Чехословакии, стало ясно, что по сути плавный переход от социализма к капитализму – и есть цель нового чехословацкого правительства. Исчерпав возможности мирного урегулирования разногласий, советскому руководству ничего не оставалось, как решать политический кризис военным путём.

Подготовка к вводу войск

Весной 1968 года Генеральным Штабом Вооружённых Сил СССР был разработан план операции, получившей кодовое наименование «Дунай». Этот план предусматривал ввод советских войск в Чехословакию с территории СССР, ГДР, Польши и Венгрии, разгром её армии (при условии сопротивления последней) и подавления антикоммунистических восстаний и манифестаций. Для отработки действий штабов и войск на территории ЧССР в июне были проведены учения «Шумава», в ходу которых план операции был несколько подкорректирован.

Летом 1968 года в СССР была проведена частичная мобилизация, прикрывавшаяся якобы крупными маневрами и учениями Советской Армии. Однако на деле дивизии, пополненные резервистами, концентрировались в Прикарпатском военном округе и готовились к вводу в Чехословакию. В то же время активно шла подготовка и на территориях сопредельных с Чехословакией стран – участниц Варшавского договора.

В итоге для операции «Дунай» была выделена группировка из 26 дивизий. Их них наибольший контингент составляли советские войска – 18 дивизий, среди которых воздушно-десантные , мотострелковые и танковые, а также 22 авиационных и вертолётных полка. Польша выделила 5 пехотных дивизий. ГДР выделила две дивизии: мотострелковую и танковую. Венгрия смогла выделить мотострелковую дивизию , а Болгария – два мотострелковых полка. В сумме численность группировки, предназначенной для ввода в Чехословакию, составила около полумиллиона человек.

Для удобства управления войсками было развёрнуто 3 фронта, а также одна оперативная группа. В ГДР и юго-западной Польше размещались войска Центрального фронта. В его состав вошли войска следующих армий: 13-й, 38-й общевойсковых, 8-й гвардейской танковой и 57-я воздушной. В юго-восточной Польше и на Западной Украине развёртывался Прикарпатский фронт. В его состав входили войска 11-й, 20-й гвардейских и 37-й воздушной армии. С целью прикрытия действий войск, входивших на территорию ЧССР, в Венгрии был развёрнут Южный фронт. Дополнительно здесь же была развёрнута оперативная группа «Балатон», в состав которой пошли две советские дивизии и ряд частей Венгрии и Болгарии.

После безуспешных дипломатических маневров и переговоров советское руковосдвто приняло решение о проведении операции «Дунай». Время начала операции – вечер 20 августа 1968 года.

Проведение операции «Дунай»

В 22:15 20 августа в войска, предназначенные для ввода в Чехословакию, поступил сигнал «Влтава-666», означавший начало проведения операции. Вскоре после этого войска Центрального и Прикарпатского фронтов двинулись вглубь чехословацкой территории. На танки были нанесены белые полосы, предназначенные для идентификации своих войск. Боевая техника без полос подлежала нейтрализации без применения оружия. На случай встречи с бронетехникой НАТО танкам предписывалось останавливаться, развёртывать пехотные подразделения, но ни в коем случае не применять оружие.

В 2 часа ночи 21 августа на пражском аэродроме «Рузине» посадочным способом было произведено десантирование советской 7-й воздушно-десантной дивизии. При этом скорость высадки была настолько быстрой, что уже спустя короткое время войска смогли действовать в столице.

Новость о вводе советских войск застала чехословацкое правительство врасплох. Президиум КПЧ срочно собрался в кабинете А. Дубчека, где ими было принято заявление, осуждающее советские действия, а также призывающее к воздержанию от сопротивления советским войскам. Однако уже в 4 часа утра члены правительства были захвачены советскими десантниками, утратив таким образом власть. Позже они были вывезены в СССР.

К исходу 21 августа войска стран – участниц Варшавского договора сумели овладеть всеми основными пунктами Чехословакии, тем самым осуществив основную часть операции «Дунай». Столь быстрое продвижение войск по стране объясняется практически полным отсутствием сопротивления со стороны чехословацкой армии и тем, что страны НАТО никак не вмешивались в этот конфликт, что также было вполне разумно. Дестабилизация обстановки в центре Европы в то время не была нужна никому, а американское руководство, связанное во Вьетнаме, не имело каких-либо инструментов влияния здесь.

Сразу после получения полного контроля над территорией страны, советское руководство приложило усилия для формирования нового чехословацкого правительства. Однако в условиях, когда просоветски настроенные политики были дискредитированы предыдущими событиями, а также заявлениями чехословацкого правительства, сделать это было весьма трудно.

В то же время на улицах городов Чехословакии развернулась кампания пассивного сопротивления советским войскам со стороны населения страны. Мирные граждане нередко меняли дорожные знаки, сооружали баррикады, создавая препятствия для движения советских войск, отказывались предоставлять советским солдатам продовольствие, топливо и необходимую информацию. Также известны и случаи, когда население Чехословакии забрасывало советские колонны камнями, а также испорченными продуктами питания, вело политические дискуссии с обычными солдатами. Однако, несмотря на инциденты, советским солдатам строго-настрого было запрещено открывать огонь.

В период с 24 по 27 августа 1968 года в Москве состоялись переговоры между советским и чехословацким руководством, проходившие в весьма напряжённой обстановке. Итогом их стало подписание Московского соглашения, согласно которому чехословацкое правительство отменяло ряд реформ взамен на вывод советских войск из страны, когда обстановка там «окончательно стабилизируется».

Потери сторон и итоги операции «Дунай»

Потери среди войск, введённых на территорию Чехословакии, составляют примерно 111 человек погибшими и 350 ранеными. Из них наибольшее количество потерь приходится на советские войска: 96 погибших. С чехословацкой стороны потери составляют примерно 110 погибших человек и около 500 раненых. Также 5 чехословацких военнослужащих покончили с собой в знак протеста против советских действий.

С военной точки зрения, операция «Дунай» была удачной по замыслу и исполнению. Войска стран-союзниц, вошедшие на территорию ЧССР с трёх сторон, в кратчайшие сроки сумели взять под контроль основные её объекты и подавить какую-либо возможность военного сопротивления. Таким образом, не был повторён «венгерский» сценарий 1956 года.

Однако с политической точки зрения ввод войск в Чехословакию стал весьма чувствительным ударом по образу СССР как на Западе, так и среди стран Организации Варшавского договора. На Западе операция «Дунай» была использована для придания Советскому Союзу ещё более зловещих и отталкивающих черт. Среди стран Варшавского договора окончательно распространилось мнение, что просто так из просоветского блока выйти не удастся. Для советского же руководства события в Чехословакии стали тревожным звонком, доказывавшим, что упущение политической ситуации в собственной стране или в одной из стран ОВД неминуемо приведёт к краху всей мировой социалистической системы.

Кампания бойкота и гражданского неповиновения против СССР, развернувшаяся в последующие годы, серьёзно ухудшила советское международное положение. В 1969 году произошло два резонансных самосожжения чехословацких студентов – Яна Палаха и Яна Зайица, сделавших это в знак протеста против советских действий. Общественность негодовала, осуждая путь развития страны, навязанный советским руководством.

Основываясь на этом, можно сказать, что операция «Дунай», весьма успешно проведённая советским руководством, стала своеобразным прологом к развитию политических движений в странах ОВД, отличных от социалистических, и тем самым окончательно обрекла Организацию на гибель. Мировая социалистическая система не могла более существовать без поддержки из СССР.

Если у вас возникли вопросы — оставляйте их в комментариях под статьей. Мы или наши посетители с радостью ответим на них

Ввод войск в Чехословакию в 1968г – самое трагическое событие в истории социалистического блока.

Последствием этого события стал кризис мирового социалистического и коммунистического движения и мировое разочарование, сменившее воодушевление и участие.

Предпосылки

Шестидесятые годы были временем всеобщего расцвета. В Африке множество колоний обрели независимость, в западных странах наблюдался экономический и культурный подъём, достигло своего апогея демократическое движение.

В западном обществе наметился некий поворот в сторону социализма: государства разворачивали социальные программы, ограничивало власть крупных предприятий, влиятельными социальными группами становились рабочие и представители среднего класса. Либерализация происходила и в странах восточного блока.

В СССР это была эпоха Косыгина, результатом деятельности которого стал резкий подъём производительности труда, экономики и уровня жизни граждан. В экономику были введены отдельные элементы капитализма (хозрасчёт, экономическая самостоятельность предприятий, денежное стимулирование работников), государство отказывалось от тотального идеологического контроля над обществом.

Символом всеобщего подъёма в СССР была космическая программа. Дальше всех пошёл чехословацкий руководитель Александр Дубчек. Он приступил к построению вполне демократического режима, ориентируясь на Запад. Программа Дубчека включала в себя такие пункты, как:

  • Предоставление гражданам демократических прав – свободы слова, печати, передвижения;
  • Ослабление государственного контроля над средствами массовой информации;
  • Облегчение процедуры открытия частных предприятий;
  • Разрешение открывать политические клубы и создавать новые политические партии;
  • Общая демократизация жизни и децентрализация власти.

Реформы Дубчека и его соратников, несмотря на свою внешнюю радикальность, не ставили целью полный отход от прежнего курса, в отличие от требований венгерских революционеров в 1956 году. Страна оставалась в социалистическом блоке. Однако в Москве они были восприняты как предательство.

Советские правители заявили, что Дубчек «возвращает страну к буржуазной республике». Поведением реформаторов не были довольны и лидеры Польши, ГДР, Болгарии. Ревностным коммунистам казалось, что чехословацкие события повлекут распад всего социалистического блока. Разрушится целая империя, тем более что Чехословакия в этой «империи» была одним из самых западных регионов – своего рода оборонительным форпостом в холодной войне.

Сначала конфликтные вопросы старались решить мирно, переговорами, или введением санкций против Чехословакии. В СССР боялись, что такие «бунты» могут быть и в других соц. странах. А выход чехов из Варшавского договора, это вообще катастрофа. Но Чехославацкое руководство всячески избегало и игнорировало предложение о переговорах. Применение силы против этой страны СССР решило использовать как крайнюю меру, и руководство Чехословакии было проинформировано об этом.

Западные капиталистические страны тоже не дремали, предлагая свои услуги и помощь чехам, поддерживая их «бунте». Особенно старались ФРГ и США.

Операция «Дунай»

Ввод танковых войск начался в ночь с 20 на 21 августа 1968 года. В Чехословакию вторглись 300 тысяч солдат и офицеров и 7 тысяч танков. Затем в Праге приземлились советские самолёты. Чехословацкая армия не оказала войскам никакого сопротивления, подчиняясь приказу нового руководителя страны Людвика Свободы.

Под надзором советских представителей было сформировано новое чехословацкое правительство, состоящее из консерваторов. Поначалу всех реформаторов было решено подвергнуть аресту, однако опасаясь всеобщего гражданского неповиновения, было решено с ними договориться. Многие чиновники-реформаторы остались в правительстве, но были переведены на более низкие должности; сам Дубчек, к примеру, служил послом в Турции.

С наступлением Хрущевской оттепели в Советском Союзе наметился ряд серьезных общественно-политических изменений, которые должны были перевернуть устоявшееся мнение об СССР, как о стране с тоталитарным режимом. Несмотря на то, что многие новшества и реформы, внедряемые в общественно-политическую жизнь страны, внешне выглядели реформаторскими и демократичными, сущность советской системы управления не менялась. Оставалась неизменной и внешняя политика Советского Союза, направленная на расширение сфер влияния и удержание завоеванных позиций. Сохранились и методы внешнеполитического влияния на политику стран-сателлитов и политические режимы в странах третьего мира. Использовались все средства, начиная с политического шантажа, заканчивая угрозами применения военной силы.

Всю прелесть любви Советского Союза и заботу братьев по социалистическому лагерю в конце 60-х годов XX века в полной мере ощутила на себе Чехословакия. Эта страна, несмотря на социалистический путь развития, сделала попытку идти собственным путем развития. Результатом такой смелости стал разразившийся в стране острый политический кризис, конец которому положило вооруженное вторжение — ввод советских войск в Чехословакию.

Начало операции «Дунай» — конец братской дружбы

Август месяц для истории является одним из знаковых месяцев, особенно в бурном XX веке. В этот месяц, с хронологической точностью, происходят знаковые события, оказывающие влияние на последующий ход истории, меняя судьбы народов. В 1968 году август месяц не стал исключением. Глубокой ночью 21 августа 1968 года в Европе началась одна из самых масштабных военных операций, начиная с 1945 года, получившая кодовое название «Дунай».

Местом действия стало центрально европейское государство Чехословацкая Социалистическая Республика, которая была до этого момента одним из главных столпов социалистического лагеря. В результате вторжения войск стран Организации Варшавского договора, Чехословакия оказалась в оккупации. Пражская весна, революционный период в истории страны, была задушена посредством применения грубой военной силы. Все реформы, проводимые в стране и носившие революционный характер, были свернуты. Военная интервенция в Чехословакии стала серьезной трещиной, расколовшей единство социалистического лагеря.

Нельзя не сказать, что социалистический фронт был един в этом порыве. Протест и несогласие с проводимыми методами выразили те страны, которые старались вести сбалансированную внешнюю политику, дистанцируясь от излишней опеки СССР. Против ввода войск армий ОВД в Чехословакию выступили Румыния, Югославия и Албания. Руководство Албании вообще после этих событий взяли курс на выход из состава участниц Организации Стран Варшавского Договора.

С технической точки зрения, операцию «Дунай» можно считать образцом тактического и стратегического планирования. Территория страны была оккупирована крупными по численности военными контингентами всего за трое суток. Даже с учетом того, что войска вторжения не встретили организованного сопротивления со стороны Чехословацкой Народной Армии, потери при проведении столь масштабной операции были крайне малы. Советские части, участвующие в операции «Дунай» потеряли убитыми и ранеными 36 человек, без учета небоевых потерь. Не столь мирно прошла оккупация Чехословакии для гражданского населения. Жертвами прямых вооруженных столкновений с оккупационными войсками стали 108 человек, более полутысячи получили ранения.

Не обошлось в данном случае и без провокации. Помимо того, что на границах Чехословакии были сосредоточены готовые к вторжению войска, начало операции пришлось осуществлять тайно и скрытно. В аэропорту чехословацкой столицы ночью совершил аварийную посадку советский пассажирский самолет, из салона которого на удивление персонала аэродромной службы стали высаживаться вооруженные десантники. После того, как группа захвата захватила все основные узлы и пункты управления аэропортом, на взлетную полосу один за другим стали приземляться советские транспортные самолеты. Советские транспортные самолеты, груженные военной техникой и военными, прибывали каждые 30 секунд. С этого момента судьба Пражской весны была предрешена.

В это же время, после полученного сигнала об удачном начале операции, советские войска, армейские части Национальной народной Армии Германии, части и механизированные подразделения Войска Польского, Народной Армии Болгарии и Венгрии вторглись на территорию Чехословакии. Вторжение осуществлялось с трех направлений. С Севера шли колоны ННА и Войска Польского. С Востока через Закарпатье на территорию ЧССР вторглись советские войска. С южного фланга выдвигались войска Венгерской Народной Армии и части болгарской армии. Таким образом «мятежная республика» была охвачена плотными стальными клещами.

Важно отметить, что в самый последний момент армейские части Германской Демократической Республики были отстранены от участия во вторжении. Советское руководство не хотело иметь аналогию с вторжением вермахта в Чехословакию в 1938 году. Немецким войскам было приказано остановиться на границе, находясь в постоянной боевой готовности. Польские, венгерские и болгарские части выполняли вспомогательную функцию, контролируя периферийные районы страны и участок границы ЧССР с Австрией. Основные задачи в ходе операции «Дунай» решали советские войска, которые были сведены в два фронта — Прикарпатский и Центральный. Общая численность советских войск, задействованных для вторжения, составляла около 200 тыс. солдат и офицеров.

В тактическом плане Советский Союз выделил для участия в операции «Дунай» крупные силы. Всего в операции приняли участие 18 советских дивизий, включая танковые, воздушно-десантные и мотострелковые дивизии. С воздуха войска имели серьезную авиационную поддержку. Только вертолетных и авиационных частей фронтовой авиации насчитывалось 22 полка. Беспрецедентным было количество советских танков, ориентировочно 5000 машин, используемых для проведения операции! Общая численность армейских частей и подразделений вооруженных сил стран, принимавших участие в операции «Дунай», составила около полмиллиона человек.

Интересен мотив, которым руководствовались лидеры стран, принявших участие во вторжении. Пражская весна была объявлена попыткой контрреволюционных сил взять реванш, целью которого являлась ликвидация социалистических завоеваний чехословацкого народа. В связи с этим СССР и другие страны социалистического лагеря вынуждены прийти на помощь народу братской Чехословакии в защите его завоеваний.

Истинные причины конфликта

С момента окончания Второй Мировой войны Чехословакия являлась сферой интересов Советского Союза. Для обеспечения прочности социалистического лагеря были созданы Организация Варшавского Договора и Совет Экономической Взаимопомощи (СЭВ). Все это должно было держать страны и государства социалистической ориентации в орбите политического влияния СССР. Исходя из этого, любые изменения в политической структуре государственного управления, смены внешнеполитического курса стран-союзников вызывали острую реакцию в Кремле. События в Венгрии 1956 года яркое тому подтверждение. Уже тогда Советскому Союзу пришлось применять силу для подавления вспыхнувших народных волнений.

К 1968 году в подобной ситуации оказалась Чехословакия. К этому времени в стране созрела непростая внутриполитическая обстановка, серьезно пошатнувшая гегемонию правящей Чехословацкой Коммунистической Партии. На смену верному советскому курсу развития Первому Секретарю ЦК КПЧ А. Новотному пришел Александр Дубчек. Его основная политическая позиция строилась на радикальном обновлении партийной политики в отношении руководства общественно-политической жизнью страны и экономики.

Первые шаги в этом направлении выглядели оптимистично. Ослабла цензура, упрощалась политика ведения бизнеса в стране. Страна стояла на пороге кардинальным экономических реформ. На первый взгляд заявленная позиция выглядела прогрессивной и современной, однако, по мнению кураторов из Москвы, такие шаги могли вызвать постепенный отход Чехословакии от социалистического пути развития. В намерениях чехословацких коммунистов советские лидеры усмотрели желание следовать на сближение с Западом. Молча созерцать за происходящим в Советском Союзе не собирались, поэтому началась длительная дипломатическая игра. Поддержали волнения и переживания советского руководства в отношении событий в Чехословакии лидеры ГДР и Польши. Против вмешательства во внутренние дела суверенного государства, как и в дальнейшем против ввода войск в Чехословакию, выступали руководители Югославии, Албании и Социалистической Республики Румынии Йосиф Броз Тито, Энвер Ходжи и Николае Чаушеску.

К слову: Два последних лидера стали в последствие диктаторами и сумели удержаться у власти значительный период. Энвер Ходжа умер своей смертью в 1985 году. Румынский диктатор Николае Чаушеску был осужден военным трибуналом и расстрелян в результате революции 1989 года.

События, которые происходили в Чехословакии в те дни, могли крайне негативно отразиться на общественно-политической жизни соседствующих стран. Неспокойна была ситуация в Польше. В Венгрии еще не забыли события 12 летней давности. Заявленный чехословацкими коммунистами лозунг – «построим социализм с человеческим лицом» подрывал основные устои социалистического строя. Либеральная политика, проводимая в партийном руководстве ЧССР, в своих целях и задачах расходилась с линией ЦК КПСС. Чехословацкий эксперимент мог стать детонатором, который бы мог спровоцировать последующую цепную реакцию в социалистическом лагере. Этого не могли допустить ни в Кремле, ни других столицах Восточноевропейских социалистических государств.

Цели и методы давления на Чехословакию

Советское руководство, имея свежие воспоминания о событиях в Венгрии в 1956 году, прилагало все усилия для разрешения чехословацкого кризиса в мирном русле. Первоначально была игра в поддавки. Советы были готовы пойти на существенные политические уступки новому чехословацкому руководству в обмен на приверженность идеалам социалистического интернационализма и сдержанной политики в отношении Запада. Военный аспект в первое время не рассматривался. Чехословакия была важным элементом объединенной стратегии ОВД, активным участником СЭВ, крупным экономическим партнером СССР. По мнению партийного руководства СССР, использовать военную силу против своего главного союзника было неприемлемо. Этот вариант рассматривался как самый крайний случай, когда все механизмы и средства мирного политического урегулирования будут исчерпаны.

Несмотря на то, что против ввода войск в Чехословакию высказывалось большинство членов Политбюро, военные получили четкие установки на разработку стратегической операции по вторжению вооруженных сил стран ОВД на территорию ЧССР. Последующая после информация о том, что Чехословакия не собирается идти на уступки в своей позиции, только убедили советское руководство в своевременности проведения подготовительных операций. На 9 сентября запланирован внеочередной съезд КПЧ, 16 августа Политбюро большинством голосов приняло решение об использовании вооруженных сил для подавления контрреволюционного мятежа в братской республике.

Чтобы обелить себя в глазах социалистического сообщества и распределить ответственность на других политических игроков, советское руководство специально провело 18 августа в Москве совещание стран участников ОВД. Присутствующие на совещании лидеры восточноевропейских стран поддержали инициативу советского руководства.

В качестве официальной версии для оказания военной помощи стало обращение группы общественных и партийных лидеров КПЧ к ЦК КПСС к другим братским партиям с просьбой об оказании военно-политической интернациональной помощи. В обращении делался намек на контрреволюционную деятельность нынешнего партийного руководства Чехословакии и необходимость срочно любыми средствами сменить руководство страны. Для чехословацкой стороны приготовления к вводу войск не стали неожиданностью. Министерство обороны ЧССР, другие партийные лидеры страны были проинформированы о том, что планируется масштабная военно-полицейская акция.

В заключение

Естественно, спустя 50 лет после известных событий, можно с уверенностью говорить о том, что никакого контрреволюционного мятежа в Чехословакии не было. В стране у власти находились коммунисты, гражданское общество относилось лояльно к руководящей роли партии в развитии государства. Единственное на чем можно сосредоточить внимание, заключается в различных подходах к достижению цели. Заявленный чехословацким руководством курс на реформы по своему содержанию очень напоминает события, которые происходили в Советском Союзе спустя 20 лет, во времена Перестройки.

Ввод войск в Чехословакию (1968)
, также известный как Операция «Дунай»
или Вторжение в Чехословакию
— ввод войск Варшавского договора (кроме Румынии) в Чехословакию , начавшийся 21 августа 1968 года и положивший конец реформам Пражской весны .

Наиболее крупный контингент войск был выделен от СССР. Объединённой группировкой (до 500 тыс. чел. и 5 тыс. танков и БТР) командовал генерал армии И. Г. Павловский .

Энциклопедичный YouTube

Предыстория

Советское руководство опасалось, что в случае проведе­ния чехословацкими коммунистами независимой от Москвы внут­ренней политики СССР потеряет контроль над Чехословакией. Подобный поворот событий грозил расколом восточ­ноевропейского социалистического блока как в политическом, так и военно-стратегическом плане. Политика ограниченного государственного суверенитета в странах социалистического блока, допускающая в том числе применение военной силы, если это было необходимо, получила на Западе название «доктрины Брежнева» .

Советской стороной не исключался и вари­ант вступления на территорию Чехословакии войск НАТО , которые проводили у границ ЧССР манёвры под кодовым названием «Чёрный лев».

Разработка оперативного плана вторжения

Учитывая складывающуюся военно-политическую обстановку, весной 1968 года объединённым командованием Варшавского До­говора совместно с Генеральным штабом ВС СССР была разра­ботана операция под кодовым названием «Дунай».

8 апреля 1968 года командующий воздушно-десантными войсками генерал В. Ф. Маргелов получил директиву, согласно которой приступил к планированию применения воздушных десантов на территории ЧССР. В директиве говорилось: «Советский Союз и другие социалистические страны, верные интернациональному долгу и Варшавскому Договору, должны ввести свои войска для оказания помощи Чехословацкой народной армии в защите Родины от нависшей над ней опасности». В документе подчеркивалось также: «…если войска Чехословацкой народной армии с пониманием отнесутся к появлению советских войск, в этом случае необходимо организовать с ними взаимодействие и совместно выполнять поставленные задачи. В случае, если войска ЧНА будут враждебно относиться к десантникам и поддержат консервативные силы, тогда необходимо принимать меры к их локализации, а при невозможности этого — разоружать».

Давление на Александра Дубчека

В течение апреля-мая советские лидеры пытались «образумить» Александра Дубчека, привлечь его внимание к опасности действий антисоциалистических сил. В конце апреля в Прагу прибыл маршал И. Якубовский , главнокомандующий Объединёнными вооружёнными силами стран — участниц Варшавского Договора для подготовки учений войск стран Варшавского договора на территории ЧССР.

4 мая прошла встреча Брежнева с Дубчеком в Москве, но на ней взаимопонимания достичь не удалось.

1-я встреча лидеров стран — участниц вторжения

8 мая в Москве прошла закрытая встреча лидеров СССР, Польши, ГДР, Болгарии и Венгрии, во время которой состоялся откровенный обмен мнениями о мерах в связи с обстановкой в Чехословакии. Уже тогда прозвучали предложения о военном решении. Однако при этом лидер Венгрии Я. Кадар , ссылаясь на опыт 1956 г. , заявил, что чехословацкий кризис нельзя решить военными средствами и необходимо искать политическое решение .

Учения войск стран Варшавского договора «Шумава»

В конце мая правительство ЧССР дало согласие на проведение учений войск стран Варшавского договора под названием «Шумава», которые состоялись 20 — 30 июня с привлечением только штабов частей, соедине­ний и войск связи. С 20 по 30 июня на территорию Чехословакии впервые за всю историю военного блока социалистических стран было введено 16 тысяч человек личного состава. С 23 июля по 10 августа 1968 года на территории СССР, ГДР и Польши были проведены тыловые учения «Неман», в период которых шла передислокация войск для вторжения в Чехословакию. С 11 августа 1968 года были проведены крупные учения войск ПВО «Небесный щит». На территории Западной Украины, Польши и ГДР были проведены учения войск связи.

29 июля — 1 августа прошла встреча в Чьерне-над-Тисой , в которой участвовали полные составы Политбюро ЦК КПСС и Президиум ЦК КПЧ вместе с президентом Л. Свободой . Чехословацкая делегация на переговорах в основном выступала единым фронтом, но особой позиции придерживался В. Биляк . Тогда же поступило личное письмо кандидата в члены Президиума ЦК КПЧ А. Капека с просьбой об оказании его стране «братской помощи» соцстран .

В конце июля была завершена подготовка военной операции в Чехословакии, но ещё не было принято окончательное решение о её проведении. 3 августа 1968 г. состоялась встреча руководителей шести коммунистических партий в Братиславе . В принятом в Братиславе заявлении содержалась фраза о коллективной ответственности в деле защиты социализма. В Братиславе Л. Брежневу было передано письмо пяти членов руководства КПЧ — Индры , Кольдера , Капека , Швестки и Биляка с просьбой об оказании «действенной помощи и поддержки», чтобы вырвать ЧССР «из грозящей опасности контрреволюции».

В середине августа Л. Брежнев дважды звонил А. Дубчеку и спрашивал, почему не происходят обещанные в Братиславе кадровые перестановки, на что Дубчек отвечал, что кадровые дела решаются коллективно, пленумом ЦК партии.

16 августа в Москве на заседании Политбюро ЦК КПСС состоялось обсуждение положения в Чехословакии и были одобрены предложения о вводе войск. Тогда же было принято письмо Политбюро ЦК КПСС в адрес Президиума ЦК КПЧ. 17 августа советский посол С. Червоненко встретился с президентом Чехословакии Л. Свободой и сообщил в Москву, что в решающий момент президент будет вместе с КПСС и Советским Союзом. В тот же день группе «здоровых сил» в КПЧ были направлены подготовленные в Москве материалы для текста Обращения к чехословацкому народу. Планировалось, что они создадут Революционное рабоче-крестьянское правительство. Был заготовлен и проект обращения правительств СССР, ГДР, Польши, Болгарии и Венгрии к народу Чехословакии, а также к чехословацкой армии.

2-я встреча лидеров стран — участниц вторжения

18 августа в Москве состоялась встреча лидеров СССР, ГДР, Польши, Болгарии и Венгрии. Были согласованы соответствующие мероприятия, в том числе выступление «здоровых сил» КПЧ с просьбой о военной помощи. В послании президенту Чехословакии Свободе от имени участников совещания в Москве, в качестве одного из главных доводов отмечалось получение просьбы об оказании помощи вооруженными силами чехословацкому народу от «большинства» членов Президиума ЦК КПЧ и многих членов правительства Чехословакии .

Операция

Политической целью операции была смена политического руководства страны и установление в Чехословакии лояльного СССР режима . Войска должны были захватить важнейшие объекты в Праге, сотрудники КГБ должны были арестовать чешских реформаторов, а затем было запланировано проведение Пленума ЦК КПЧ и сессии Национального собрания, где должно было смениться высшее руководство. При этом большая роль отводилась президенту Свободе. Политическое руководство операцией в Праге осуществлял член Политбюро ЦК КПСС К. Мазуров .

Военную подготовку операции осуществлял главнокомандующий Объединёнными Вооружёнными Силами стран Варшавского договора маршал И. И. Якубовский , однако за несколько дней до начала операции её руководителем был назначен главнокомандующий Сухопутными войсками, заместитель министра обороны СССР , генерал армии И. Г. Павловский .

На первом этапе основная роль отводилась воздушно-десантным войскам . Войска проти­вовоздушной обороны , Военно-морской флот и ракетные войска стратегического назначения приводились в повышенную боеготовность.

К 20 августа была подготовлена группировка войск, первый эшелон которой насчитывал до 250 000 человек, а общее количество — до 500 000 человек, около 5 000 танков и бронетранспортёров. Для осуществления операции привлекались 26 дивизий, из них 18 советских, не считая авиации. Во вторжении принимали участие войска советских 1-й гвардейской танковой , 20-й гвардейской общевойсковой , 16-й воздушной армиями (Группа советских войск в Германии), 11-я гвардейская армия (Прибалтийский военный округ), 28-я общевойсковая армия (Белорусский военный округ), 13-й и 38-й общевойсковыми армиями (Прикарпатский военный округ) и 14-й воздушной армии (Одесский военный округ). Были сформированы Прикарпатский и Центральный фронты:

  • Прикарпатский фронт был создан на основе управления и войск Прикарпатского военного округа и нескольких польских дивизий. В его состав вошли четыре армии: 13-я , 38-я общевойсковые, 8-я гвардейская танковая и 57-я воздушная . При этом 8-я гвардейская танковая армия и часть сил 13-й армии начали перемещение в южные районы Польши, где в их состав были дополнительно включены польские дивизии. Командующий генерал-полковник Бисярин Василий Зиновьевич .
  • Центральный фронт был сформирован на базе управления Прибалтийского военного округа с включением в него войск Прибалтийского военного округа, Группы советских войск в Германии и Северной группы войск , а также отдельных польских и восточногерманских дивизий. Этот фронт был развернут в ГДР и Польше. В состав Центрального фронта входили 11-я и 20-я гвардейские общевойсковые и 37-я воздушная армии.

Также для прикрытия действующей группировки в Венгрии был развернут Южный фронт. Кроме этого фронта, на территории Венгрии была развёрнута для ввода в Чехословакию оперативная группа «Балатон» (две советские дивизии, а также болгарские и венгерские подразделения) .

В целом численность введённых в Чехословакию войск составляла :

Дата ввода войск была назначена на вечер 20 августа, когда проводилось заседание Президиума ЦК КПЧ. Утром 20 августа 1968 г. офицерам был зачитан секретный приказ о формировании главного командования «Дунай». Главкомом был назначен генерал армии И. Г. Павловский, чья ставка была развернута в южной части Польши. Ему подчинялись оба фронта (Центральный и Прикарпатский) и оперативная группа «Балатон», а также две гвардейские воздушно-десантные дивизии. В первый день операции для обеспечения высадки десантных дивизий в распоряжение Главкома «Дунай» выделялось пять дивизий военно-транспортной авиации .

Хронология событий

При известии о вторжении в кабинете Дубчека в ЦК КПЧ срочно собрался Президиум КПЧ. Большинство — 7 против 4 — проголосовали за заявление Президиума, осуждающее вторжение. Только члены Президиума Кольдер, Биляк, Швестка и Риго выступили по первоначальному плану. Барбирек и Пиллер поддержали Дубчека и О. Черника . Расчёт же советского руководства был на перевес «здоровых сил» в решающий момент — 6 против 5. В заявлении также содержался призыв к срочному созыву партийного съезда.
Сам Дубчек в своём радиовоззвании [
] к жителям страны призвал граждан сохранять спокойствие и не допустить кровопролития и фактического повторения венгерских событий 1956 года .

К 4:30 утра 21 августа здание ЦК было окружено советскими войсками и бронетехникой, в здание ворвались советские десантники и арестовали присутствовавших. Несколько часов Дубчек и другие члены ЦК провели под контролем десантников.

В 5:10 утра 21 августа высадилась разведывательная рота 350-го гвардейского парашютно-десантного полка и отдельная разведрота 103-й воздушно-десантной дивизии . В течение 10 минут они захватили аэродромы Туржаны и Намешть , после чего началась спешная высадка основных сил. По словам очевидцев, транспортные самолеты совершали посадку на аэродромы один за другим. Десант спрыгивал, не дожидаясь полной остановки. К концу взлетно-посадочной полосы самолет оказывался уже пуст и тут же набирал ход для нового взлета. С минимальным интервалом сюда стали прибывать другие самолеты с десантом и военной техникой. Затем десантники на своей боевой технике и на захваченных гражданских автомобилях уходили в глубь территории страны.

По призыву президента страны и Чешского радио граждане Чехословакии не оказывали вооружённого отпора войскам вторжения. Тем не менее, повсеместно войска встречали пассивное сопротивление местного населения. Чехи и словаки отказывались предоставлять советским войскам питьё, продукты питания и топливо, меняли дорожные знаки для затруднения продвижения войск, выходили на улицы, пытались объяснить солдатам суть происходящих в Чехословакии событий, апеллировали к русско-чехословацкому братству. Граждане требовали вывода иностранных войск и возврата вывезенных в СССР руководителей партии и правительства.

Мы, ни о чём не догадываясь, приехали в Прагу вечером 20 августа, хотели как следует рассмотреть чешское чудо — и когда проснулись 21-го рано утром, тут-то и началось! Почему-то нам не было страшно, но это, разумеется, «действовало на нервы» — видеть доведённых до крайности чехов, а напротив них — бедных, невиноватых, таких же доведённых до крайности советских солдат! Это было безумие, и мы, конечно, все четыре дня думали, что вот-вот «начнётся» — это была дьявольски задуманная чистая война нервов между пражанами и советскими солдатами. Я не сбрасываю со счетов происшествие, во время которого погиб один человек, и все-таки должен сказать: обе противостоящие друг другу группы держались смело и человечно.

По инициативе Пражского городского комитета КПЧ досрочно, на территории завода в Высочанах (район Праги) начались подпольные заседания XIV съезда КПЧ, правда, без делегатов из Словакии , не успевших прибыть. Представители консервативно настроенной группы делегатов на съезде не были избраны ни на один из руководящих постов в КПЧ.

Переговоры в Москве

Советское руководство было вынуждено искать компромиссное решение. Вывезенные в СССР члены руководства ЦК КПЧ были доставлены в Москву. Президент Л. Свобода также прибыл в Москву вместе с Г. Гусаком , в тот момент являвшимся заместителем главы правительства.

26 августа 1968 года близ города Зволен (Чехословакия) потерпел катастрофу Ан-12 из состава тульского 374 ВТАП (к/к капитан Н. Набок). По утверждению летчиков, самолёт с грузом (9 тонн сливочного масла) при заходе на посадку был обстрелян с земли из автомата на высоте 300 метров и в результате повреждения 4-го двигателя упал, не дотянув до ВПП несколько километров. Погибло 5 человек (сгорели заживо в возникшем пожаре), стрелок-радист выжил. . Однако по данным чешских историков-архивистов, самолет врезался в гору .

У населённого пункта Жандов в районе города Ческа-Липа группа граждан, перекрыв дорогу к мосту, затруднила движение советского танка Т-55 старшины Ю. И. Андреева, который на большой скорости догонял ушедшую вперед колонну. Старшина принял решение свернуть с дороги, чтобы не подавить людей и танк рухнул с моста вместе с экипажем. Погибли трое военнослужащих.

Потери СССР в технике точно не известны. В частях одной только 38-й армии за первые три дня на территории Словакии и Северной Моравии было сожжено 7 танков и бронетранспортёров .

Известны данные о потерях вооружённых сил других стран — участниц операции. Так, венгерская армия потеряла 4-х солдат погибшими (все — небоевые потери: несчастный случай, заболевания, самоубийство). Болгарская армия потеряла 2 человек — один часовой был убит на посту неизвестными (при этом похищен автомат), 1 солдат застрелился.

Дальнейшие события

В начале сентября войска были выведены из многих городов и населённых пунктов ЧССР в специально определённые места дислокации. Советские танки покинули Прагу 11 сентября 1968 года . 16 октября 1968 г. между правительствами СССР и ЧССР был подписан договор об условиях временного пребывания советских войск на территории Чехословакии, согласно которому часть советских войск оставалась на территории ЧССР «в целях обеспечения безопасности социалистического содружества». 17 октября 1968 г. начался поэтапный вывод части войск с территории Чехословакии, который завершился к середине ноября.

На территории Чехословакии советское военное присутствие сохранялось до 1991 года .

Международная оценка вторжения

21 августа представители группы стран (США , Великобритания , Франция , Канада , Дания и Парагвай) выступили в Совете Безопасности ООН с требованием вынести «чехословацкий вопрос» на заседание Генеральной Ассамблеи ООН . Представители Венгрии и СССР проголосовали против. Затем и представитель ЧССР потребовал снять этот вопрос с рассмотрения ООН. С осуждением военного вмешательства пяти государств выступили правительства четырёх социалистических стран — Югославии , Румынии , Албании (которая в сентябре вышла из Организации Варшавского договора), КНР , а также ряд коммунистических партий стран Запада.

Протесты в СССР

В Советском Союзе некоторые представители интеллигенции протестовали против ввода советских войск в Чехословакию .

Демонстрация протеста 25 августа 1968 года в Москве

Митинг памяти Палаха

Демонстрация 25 августа не была единичным актом протеста против ввода советских войск в Чехословакию .

«Есть основания предполагать, что число этих случаев гораздо больше, чем удалось узнать», пишет Хроника, и приводит несколько примеров :

25 января 1969 г., в день похорон Яна Палаха , две
студентки Московского университета вышли на площадь
Маяковского с плакатом, на котором были написаны два лозунга:
«Вечная память Яну Палаху» и «Свободу Чехословакии». Они
простояли на площади, позади памятника Маяковскому, около 12
минут. Постепенно вокруг них начала собираться молчащая толпа.
Затем к девушкам подошла группа молодых людей без повязок,
назвавших себя дружинниками. Они отобрали и разорвали плакат,
а студенток, посоветовавшись, отпустили.

Листовки

21 августа в московских писательских домах на Аэропорте и в Зюзино, а также в общежитии МГУ на Ленинских горах появились листовки с протестом против пребывания союзных войск в ЧССР. Один из трёх текстов листовок подписан «Союз коммунаров» .

Заявления

21 августа прошлого года произошло трагическое событие: войска стран Варшавского пакта вторглись в дружественную Чехословакию.

Эта акция имела целью пресечь демократический путь развития, на который встала вся страна. Весь мир с надеждой следил за послеянварским развитием Чехословакии. Казалось, что идея социализма, опороченная в сталинскую эпоху, будет теперь реабилитирована. Танки стран Варшавского договора уничтожили эту надежду. В эту печальную годовщину мы заявляем, что мы по-прежнему не согласны с этим решением, которое ставит под угрозу будущее социализма.

Мы солидарны с народом Чехословакии, который хотел доказать, что социализм с человеческим лицом возможен.

Эти строки продиктованы болью за нашу родину, которую мы желаем видеть истинно великой, свободной и счастливой.

И мы твёрдо убеждены в том, что не может быть свободен и счастлив народ, угнетающий другие народы.

Возможные мотивации причины ввода войск

Военно-стратегический аспект: волюнтаризм Чехословакии во внешней политике в условиях «холодной войны» угрожал безопасности границы со странами НАТО ; до 1968 года Чехословакия оставалась единственной страной ОВД, где не было военных баз СССР.

Идеологический аспект: идеи социализма «с человеческим лицом» подрывали представление об истинности марксизма-ленинизма, диктатуры пролетариата и руководящей роли коммунистической партии, что, в свою очередь, затронуло властные интересы партийной элиты .

Политический аспект: жёсткая расправа с демократическим волюнтаризмом в Чехословакии давала членам Политбюро ЦК КПСС возможность, с одной стороны, расправиться с внутренней оппозицией, с другой — повысить свой авторитет, в третьих — предупредить нелояльность союзников и продемонстрировать военную мощь вероятным противникам.

Последствия

В результате проведения операции «Дунай» Чехословакия осталась членом восточноевропейского социалистического блока. Советская группировка войск (до 130 тыс. чел.) оставалась в Чехословакии до 1991 года . Договор об условиях пребывания советских войск на территории Чехословакии стал одним из главных военно-политических итогов ввода войск пяти государств, удовлетворивших руководство СССР и ОВД . Однако Албания в результате вторжения вышла из Организации Варшавского договора.

Подавление Пражской весны усилило разочарование многих представителей западных левых кругов в теории марксизма-ленинизма и способствовало росту идей «еврокоммунизма » среди руководства и членов западных коммунистических партий — впоследствии приведшему к расколу во многих из них. Коммунистические партии Западной Европы утратили массовую поддержку, так как практически была показана невозможность «социализма с человеческим лицом».

Парадоксальным образом, силовая акция в Чехословакии в 1968 ускорила приход в отношениях между Востоком и Западом периода т. н. «разрядки напряженности », основанной на признании существовавшего в Европе территориального статус-кво и проведение Германией при канцлере Вилли Брандте т. н. «новой восточной политики ».

Операция «Дунай» препятствовала возможным реформам в СССР:
«Для Советского Союза удушение Пражской весны оказалось связанным со многими тяжёлыми последствиями. Имперская „победа“ в 1968 г. перекрыла кислород реформам, укрепив позиции догматических сил, усилила великодержавные черты в советской внешней политике, способствовала усилению застоя во всех сферах » .

См. также

Примечания

  1. Stolarik, M. Mark.
    The Prague Spring and the Warsaw Pact Invasion of Czechoslovakia, 1968: Forty Years Later. — Bolchazy-Carducci Publishers, 2010. — P. 137–164. — ISBN 9780865167513 .
  2. Conflicted Memories: Europeanizing Contemporary Histories, edited by Konrad H. Jarausch, Thomas Lindenberger, p. 43
  3. Back to the Business of Reform , Time Magazine
    (16 August 1968). Проверено 27 апреля 2010.
  4. A Look Back … The Prague Spring & the Soviet Invasion of Czechoslovakia . Central Intelligence Agency. Retrieved on 11 June 2016.
  5. Washington Post , (Final Edition), 21 August 1998, (Page A11)
  6. http://armada.vojenstvi.cz - Střední skupina sovětských vojsk v Československu
  7. Soviet Invasion of Czechoslovakia . Globalsecurity.org. Retrieved on 23 June 2011.
  8. Invaze vojsk Varšavské smlouvy do Československa 21. srpna 1968 . armyweb.cz. Retrieved on 11 June 2016.
  9. Operace Dunaj a oběti na straně okupantů
    (неопр.)


    . Cтрановедение России (Reálie Ruska)
    . Západočeská univerzita v Plzni. Проверено 17 ноября 2015.

  10. Čs. armáda po roce 1945
    (неопр.)


    . Vojenstvi.cz. Проверено 17 ноября 2015.

  11. Россия и СССР в войнах XX века: Статистическое исследование. — М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2001. — С. 533.
  12. Skomra, Sławomir
    Brali udział w inwazji na Czechosłowację. Kombatanci?
    (польск.)
    . Agora SA. Проверено 21 сентября 2013.
  13. Георги ЛУКОВ. БЪЛГАРСКОТО ВОЕННО УЧАСТИЕ В ЧЕХОСЛОВАШКИТЕ СЪБИТИЯ 1968 г. Материалът е изнесен пред Юбилейна научна конференция по случай 50 год. ЦВА, В. Търново, 5 окт. 2001 г. Публ. в сб. «Армия, държава, общество» 2002 г.
  14. (чешск.)
    August 1968 – Victims of the Occupation – Ústav pro studium totalitních režimů . Ustrcr.cz. Retrieved on 23 June 2011.
  15. 21. srpen 1968 (чешск.)

  16. П. Вайль В августе 68-го. Российская газета , 20 августа 2008.
  17. Jak zemřeli vojáci armád při invazi »68: Bulhara zastřelili Češi, Sověti umírali na silnicích . Hospodářské noviny IHNED.cz. Retrieved on 11 June 2016.
  18. Warsaw Pact invasion of Czechoslovakia . European Network Remembrance and Solidarity. Retrieved on 11 June 2016.
  19. Битвы России. Николай Шефов. Военно-историческая библиотека. М., 2002.
  20. В. Мусатов
    . О Пражской весне 1968 года
  21. «Мы готовились ударить во фланг войскам НАТО». Интервью В. Володина с генерал-лейтенантом в отставке Альфредом Гапоненко. Время новостей, № 143. 08.08.2008.
  22. Коллектив авторов.
    Россия (СССР) в войнах второй половины XX века . — М. : Триада-фарм, 2002. — С. 333. — 494 с. — (Государственная программа «Патриотическое воспитание граждан Российской Федерации на 2001-2005 годы». Институт Военной Истории Министерства Обороны Российской Федерации.). — 1000 экз.

    со ссылкой на «Военная история Отечества с древних времен до наших дней». В 3-х тт., Т. 3. М.: Институт военной истории, 1995. С. 47.

  23. «Итоги» № 43 (907) от 28.10.2013
  24. Павловский И. Г. Воспоминания о вводе советских войск в Чехословакию в августе 1968 года. Известия. 19 августа, 1989.
  25. Коллектив авторов.

Операция “Дунай”.
Именно так называлось в документах стратегическое учение войск пяти стран-членов Варшавского договора, целью которого была «защита социалистических завоеваний в Чехословакии». При Горбачеве о вводе войск в ЧССР 21 августа 1968 года писали как о «подавлении строительства социализма с человеческим лицом», а после распада СССР эти события описываются только в резко осуждающей и грубой форме, внешняя политика СССР считается агрессивной, советские солдаты называются «оккупантами» и т.п…

Нынешние публицисты не желают считаться с тем, что все события в мире происходили, да и происходят, в конкретной международной или внутренней обстановке в данный период времени, и судят прошлое по меркам сегодняшнего дня. Вопрос: могло ли руководство стран социалистического лагеря и, в первую очередь, Советского Союза в то время принять другое решение?

Международная обстановка

В то время в Европе существовали два мира, противоположных по идеологиям, – социалистический и капиталистический. Две экономических организации – так называемый в обиходе «Общий рынок» на Западе и Совет Экономической Взаимопомощи на Востоке.

Были два противостоящих военных блока – НАТО и Варшавский договор. Сейчас помнят только о том, что в 1968 году в ГДР стояла Группа Советских войск в Германии, в Польше – Северная группа Советских войск и в Венгрии – Южная группа войск.

Но почему-то не вспоминают, что на территории ФРГ дислоцировались войска США, Великобритании, Бельгии и были готовы выдвинуться в случае необходимости армейские корпуса Нидерландов и Франции. Обе войсковые группировки находились в состоянии полной боевой готовности.

Каждая из сторон защищала свои интересы и, соблюдая внешние приличия, любыми способами старалась ослабить другую.

Общественно-политическая обстановка в Чехословакии

На январском 1968 года Пленуме ЦК КПЧ были подвергнуты справедливой критике ошибки и недостатки руководства страны, а также принято решение о необходимости изменений в порядке управления экономикой государства.

Генеральным секретарем ЦК КПЧ был избран Александр Дубчек, возглавивший проведение реформ, названных позднее «строительством социализма с человеческим лицом». Сменилось высшее руководство страны (кроме президента Л.Свободы), а вместе с ним начали меняться внутренняя и внешняя политика.

Используя прозвучавшую на Пленуме критику руководства, оппозиционные политические силы, спекулируя требованиями «расширения» демократии, начали дискредитацию компартии, властных структур, органов государственной безопасности и социализма в целом. Началась скрытая подготовка смены государственного строя.

В средствах массовой информации от имени народа требовались: отмена руководства партией хозяйственной и политической жизнью, объявление КПЧ преступной организацией, запрет на ее деятельность, роспуск органов госбезопасности и Народной милиции. (Народная милиция – сохранившееся с 1948 года название вооруженных партийных рабочих отрядов, подчинявшихся непосредственно Генеральному секретарю ЦК КПЧ.)

По всей стране возникали различные «клубы» («Клуб 231″, «Клуб активных беспартийных») и другие организации, основной целью и задачей которых было очернить историю страны после 1945 года, сплотить оппозицию, вести антиконституционную пропаганду.

К середине 1968 года в МВД поступило около 70 заявлений о регистрации новых организаций и объединений. Так, «Клуб 231″ (На основании статьи 231 Закона о защите Конституции каралась антигосударственная и антиконституционная деятельность) был учрежден в Праге 31 марта 1968 года, хотя и не имел разрешения от МВД.

Клуб объединил свыше 40 тысяч человек, среди которых были бывшие уголовные и государственные преступники. Как отмечала газета «Руде право», в числе членов клуба были бывшие нацисты, эсэсовцы, генлейновцы, министры марионеточного «Словацкого государства», представители реакционного духовенства.

На одном из заседаний генеральный секретарь клуба Ярослав Бродский заявил: — «Самый лучший коммунист – это мертвый коммунист, а если он еще жив, то ему следует выдернуть ноги». На предприятиях и в различных организациях создавались филиалы клуба, которые именовались «Обществами в защиту слова и печати».

Одним из наиболее ярких антиконституционных материалов можно считать воззвание подпольной организации «Революционный комитет демократической партии Словакии», распространенное в июне в организациях и на предприятиях г.Свит.

В нем были выдвинуты требования: распустить колхозы и кооперативы, раздать землю крестьянам, провести выборы под контролем Англии, США, Италии и Франции, прекратить в прессе критику западных государств, а сосредоточить ее на СССР, разрешить легальную деятельность существовавших в буржуазной Чехословакии политических партий, присоединить уже в 1968 году «Закарпатскую Русь» к Чехословакии. Воззвание заканчивалось призывом: «Смерть коммунистической партии!»

Французский еженедельник «Экспресс» 6 мая привел заявление редактора иностранного отдела газеты «Литерарни листы» Антонина Лима: «Сегодня в Чехословакии стоит вопрос о взятии власти». Подпольно возродили деятельность Социал-демократическая партия и Партия труда.

В целях создания некоего противовеса Варшавскому договору была возрождена идея создания Малой Антанты, как регионального блока социалистических и капиталистических государств и буфера между великими державами.

Публикации на эту тему были подхвачены западной прессой. Примечательным было замечание аналитика французской газеты «Фигаро»: «Географическое положение Чехословакии может превратить ее как в засов Варшавского пакта, пакта, так и в брешь, открывающую всю военную систему восточного блока».

В мае группа сотрудников Пражской военно-политической академии опубликовала «Замечания к разработке Программы действий Чехословацкой народной армии». Авторы предложили «выход ЧССР из Варшавского договора или, возможно, совместные действия Чехословакии с другими соцстранами по ликвидации Варшавского договора в целом и его замены системой двусторонних отношений». Как вариант, было предложение занять позицию «последовательного нейтралитета» во внешней политике.

Серьезные выпады с позиций «здравого хозяйственного расчета» делались и против Совета Экономической Взаимопомощи.

14 июня чехословацкие оппозиционеры пригласили известного «советолога» Збигнева Бжезинского для выступлений в Праге с лекциями, в которых он изложил свою стратегию «либерализации», призвал к уничтожению КПЧ, а также ликвидации милиции и государственной безопасности. По его словам, он полностью «поддержал интересный чехословацкий эксперимент».

Прямым подрывом национальных интересов ЧССР были призывы к «сближению» с ФРГ, звучавшие не только в СМИ, но и в речах некоторых руководителей страны.

Дело не ограничивалось только словами.

Западные границы ЧССР были открыты, начали ликвидироваться пограничные заграждения и укрепления. По указанию министра госбезопасности Павела, выявленных контрразведкой шпионов западных стран не задерживали, а давали им возможность выехать. (В 1969 году властями ЧССР Павел был отдан под суд и расстрелян.)

Деятельность зарубежных органов власти, военных и СМИ

В этот период прошли консультативные встречи представителей стран НАТО, на которых изучались возможные мероприятия, чтобы вывести ЧССР из социалистического лагеря. США выразили готовность оказать влияние на Чехословакию по вопросу получения кредита от капиталистических стран, используя заинтересованность ЧССР в возврате ей золотого запаса.

В 1968 году свою деятельность в ЧССР активизировал Ватикан. Его руководство рекомендовало направить деятельность католической церкви на то, чтобы слиться с движением за «независимость» и «либерализацию», а также взять на себя роль «опоры и свободы в странах Восточной Европы», концентрируя внимание на Чехословакии, Польше и ГДР.

Населению ЧССР настойчиво внушалась мысль о том, что со стороны ФРГ никакой опасности реваншизма не существует, что можно подумать о возвращении в страну судетских немцев. Газета «Генераль Анцайгер»(ФРГ) писала: «Судетские немцы будут ожидать от Чехословакии, освобожденной от коммунизма, возврата к Мюнхенскому соглашению, по которому осенью 1938 года Судетская область отошла к Германии».

В программе Национал-демократической партии Германии один из пунктов гласил: «Судеты должны снова стать немецкими, ибо их приобрела нацистская Германия в рамках Мюнхенского договора, являющегося действенным международным соглашением». Эту программу активно поддерживали «Землячество судетских немцев» и неофашистская организация «Витикобунд».

А редактор чешской профсоюзной газеты «Праце» Иржичек заявил германскому телевидению: — «В нашей стране проживает около 150 тысяч немцев. Можно надеяться, что остальные 100-200 тысяч могли бы вернуться на родину несколько позже». Конечно, никто и нигде не вспоминал о преследованиях судетскими немцами чехов.

В корреспонденции агентства АДН сообщалось, что офицеры бундесвера неоднократно направлялись в ЧССР с разведывательными целями. Это относилось, прежде всего, к офицерам 2-го армейского корпуса, соединения которого дислоцировались недалеко от границы Чехословакии.

Позднее стало известно, что в ходе подготовки к запланированному на осень учению войск ФРГ «Черный лев» весь командный состав 2-го корпуса, до командира батальона включительно, посетил ЧССР в качестве туристов и проехал по вероятным маршрутам движения их частей.

С началом «учения» планировалось коротким броском занять территории, отторгнутые Германией в 1938 году, и поставить международное сообщество перед фактом. Расчет был основан на том, что, если СССР и США не стали воевать из-за захваченных Израилем в 1967 году арабских территорий, то не станут и сейчас.

С целью создания в ЧССР ситуации, которая способствовала бы выходу Чехословакии из Варшавского договора, Совет НАТО разработал программу «Зефир».

В статье финской газеты «Пяйвян саномат» от 6 сентября 1968 года сообщалось, что в районе г.Регенсбург (ФРГ) «работал и продолжает функционировать орган для отслеживания чехословацких событий. В июле начал действовать специальный Центр по наблюдению и управлению, который американские офицеры называют «Штаб ударной группы». В его составе более 300 сотрудников, среди которых офицеры-разведчики и политические советники.

Центр трижды в сутки докладывал информацию об обстановке в ЧССР штабу НАТО». Интересно замечание представителя штаба НАТО: — «Хотя из-за ввода войск Варшавского договора в Чехословакию и заключения Московского соглашения, особый центр и не решил поставленных перед ним задач, его деятельность все же являлась и продолжает оставаться ценным опытом на будущее».

Выбор

Таким образом, к весне 1968 года страны социалистического лагеря оказались перед выбором:
— позволить оппозиционным силам столкнуть ЧССР с социалистического пути;
— открыть потенциальному противнику дорогу на Восток, поставив под удар не только группировки войск Варшавского договора, но и итоги Второй мировой войны;

ЛИБО
— силами стран содружества защитить социалистический ст