Адаптация договора к изменившимся обстоятельствам и добросовестность сторон

Недобросовестность при заключении договора и ее последствия заключение договоров невозможно без переговорного процесса. с 1 июня 2015 года вступили в

Недобросовестность при заключении договора и ее последствия

Заключение договоров невозможно без переговорного процесса. С 1 июня 2015 года вступили в силу изменения в Гражданский кодекс, которые внесли новые особенности регулирования переговоров (ст.

434.1 ГК РФ) Особенно следует обратить внимание на принцип добросовестности.

С одной точки зрения, стороны не могут нести ответственность за то, что не достигли в ходе переговоров согласия и не заключили договора. Однако, с другой точки зрения, у одной стороны или обеих могут быть недобросовестные мотивы, и ответственность за это есть. В тексте статьи прямо указаны примеры такой недобросовестности: Вступление в переговоры о заключении договора или их продолжение при заведомом отсутствии намерения достичь соглашения.

Предоставление неполной или недостоверной информации.

Внезапное неоправданное прекращение переговоров и заключения договора при таких обстоятельствах, при

Принцип добросовестности в ГК РФ

» Согласно п. 3 ст. 1 ГК РФ при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно. Никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения (п.

4 ст. 1 ГК РФ). Действия сторон оцениваются как добросовестные или недобросовестные, исходя из поведения, ожидаемого от любого участника гражданского оборота, учитывающего права и законные интересы другой стороны, содействующего ей, в том числе в получении необходимой информации. По общему правилу п. 5 ст. 10 ГК РФ добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются, пока не доказано иное.

В силу абзаца первого п. 1 ст. 10 ГК РФ не допускается осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход

Как в гражданском праве раскрывают принцип добросовестности

Принцип добросовестности сторон правоотношений относится к основополагающим принципам в гражданском праве.

В ГК РФ присутствует несколько статей, которые определяют этот принцип. Никто не вправе извлекать выгоду из недобросовестного поведения.

В гражданском праве прямо постулируется принцип добросовестности ( ГК РФ). Согласно положениям ГК, участники гражданского оборота обязаны действовать добросовестно и не вправе извлекать выгоду из иного поведения. 3 ст. 307 ГК РФ об . Согласно данным положениям, участники договора должны: учитывать права и законные интересы контрагентов, содействовать другу друг при достижении цели обязательства, предоставлять

Принцип добросовестности.

В нескольких статьях ГК РФ говорится о добросовестности сторон применительно к отдельным случаям правоотношений. Рассмотрим, какие правила нужно соблюдать контрагентам. О добросовестности сторон сделки сказано в п.

Злоупотребление правом обход закона

Законом от 30.12.2012 № 302-ФЗ в Гражданский кодекс РФ внесены имзенения следующие статьи:

  • (статья 1 ГК)
  • (статья 5 ГК)
  • (новая статья 81 ГК)
  • (статья 10 ГК)

30.12.2012 Президент РФ Владимир Путин подписал Федеральный закон № 302-ФЗ «О внесении изменений в главы 1, 2, 3 и 4 части 1 Гражданского кодекса РФ» (принят Государственной думой 18.12.2012, одобрен Советом Федерации 26.12.2012).

Авторы изменили Гражданский кодекс РФ с самого начала – со статьи 1, которая с 01.03.2013 изложена в следующей редакции: (по состоянию на 01.07.2018)

  • Гражданское законодательство

Добросовестное и недобросовестное поведение на преддоговорном этапе (Демкина А.В.)

Принцип добросовестности действует с 1 марта 2013 года.

Этим законом внесены существенные изменения в основные понятия: «принцип добросовестности», «злоупотребление правом», «действия, направленные на обход закона».

Никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения.Принцип добросовестности сформулирован широко, он действует не только в рамках исполнения уже возникшего правоотношения, но и до возникновения прав и обязанностей (при установлении прав) и даже после прекращения обязательства, а также в рамках охранительного правоотношения.Принцип добросовестности раскрывается в специальных нормах гражданского законодательства применительно к отдельным правоотношениям, в частности, в правилах о ведении переговоров указаны критерии, по которым можно

33.Принцип добросовестности исполнения обязательства.

Согласно пунктам 3 и 4 статьи 1 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно.

Принцип сотрудничества сторон при исполнении обязательства.

В соответствии с последними изменениями гражданского законодательства судебные органы при оценке правомерности действий участников гражданских правоотношений используют общепринятые нравственные критерии исполнения обязательства. Подобная практика обусловливается тем, что при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать разумно и добросовестно. Между тем анализ правоприменительной практики показывает, что у правоприменительных и судебных органов возникает немало вопросов по поводу содержательных аспектов добросовестности, а также допустимых пределов толкования указанного понятия.

По утверждению ряда исследователей, добросовестность рассматривается через призму обязанности неукоснительного соблюдения условий договорного обязательства, обусловленного волеизъявлением сторон. По мнению Г.Н.

Принцип добросовестности сторон и процесс заключения гражданско-правового договора в гражданском праве рф

Материал подготовлен с использованием правовых актов по состоянию на 27 апреля 2016 года Шмелев Роман Викторович, юрисконсульт ООО «Элемент». Принцип добросовестности сторон — один из основополагающих принципов гражданского права.

Этот принцип формулируется действующим гражданским законодательством РФ применительно к осуществлению сторонами принадлежащих им гражданских прав и исполнению возложенных на них гражданско-правовых обязанностей. В общем виде принцип добросовестности сторон сформулирован в ст.

10ГК РФ, определяющей пределы осуществления субъектами гражданского права принадлежащих им гражданских прав. Анализ текста статьи позволяет утверждать, что принцип добросовестности субъектов гражданского права формулируется законодателем через определение обратного понятия — злоупотребления гражданским правом. Так,п. 1 ст. 10ГК устанавливает: «Не допускается осуществление гражданских

Налоги и Право

Автор: 23 июля 2015 Разъяснены критерии оценки поведения как добросовестного или недобросовестного.

В пункте 3 ст. 1 ГК РФ записан принцип добросовестности: при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно.

Никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения, – сказано в п.

4 данной статьи. А в пункте 5 ст.

10 кодекса закреплена презумпция добросовестности: добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются, пока не доказано иное.Встает вопрос: по каким критериям оценивать действия сторон как добросовестные или недобросовестные?Из разъяснений Верховного Суда вытекает следующее (Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»):

Значение принципа добросовестности в гражданском праве Российской Федерации.

Ильгова Ольга Олеговна, студентка 201 группы Института Прокуратуры Саратовской Государственной Юридической Академии. E-mail – . Тел: 89042443642. Научный руководитель: Кандидат юридических наук, доцент, доцент кафедры гражданского и международного частного права Гаврилов Владимир Николаевич. Принцип – это

«философская категория, нормативное общее высказывание, содержащее определенное требование к осуществлению познавательной, практической и духовной деятельности»

.

Принцип есть

«центральное понятие, основание системы, обобщение и распространение какого-либо положения на все явления той области, из которой данный принцип абстрагирован»

.

Изменение
договора. У нас подходы таковы:

  1. Это
    право, а не обязанность контрагентов,
    если иное прямо не предусмотрено
    законом. Икл – 94 закон о гос. Закупках.
    Закон о торговле содержал раньше
    положение о том, что все субъекты
    поставки товаров должны были изменить
    все ранее заключенные договоры. Был
    установлен полугодовой период. Но
    теперь это положение исключили.

  2. Если
    какая-то из сторон не имеет желание
    заключать дополнительное соглашение
    – то единственный вариант – судебный
    иск об изменении условий договора +
    необходимо доказать в суде, стороне,
    что заинтересована, наличие предусмотренных
    законом или договором оснований для
    изменения договора. Это может быть факт
    существенного изменения обстоятельств
    или нарушение условий договора.

В
комм праве подход иной. Наиболее четко
он формализован в ст. 4.5.8 свода Централ.
В соотв. с принципом добросовестности,
каждая сторона имеет обязанность
пересмотра договора в случае, если
существует необходимость адаптировать
его к изменившимся обстоятельствам, а
продолжение договора не может быть
прекращено в одностороннем порядке.

Этот
подход более гибкий, К.П. понимает, то
споры и судебные иски это долго и мешает
вести торговлю, несет убытки. К.П,
обязывает изменить договор и привести
его в соотв. с нынешними реалиями, оно
сохраняет договор. К.П. делает упор
главным образом на договорный механизм
изменения или адаптации договоров,
ориентируя своих субъектов на необходимость
его формирования и практического
использования.

В
К.П. иногда есть соглашения о том, что
все будет адаптировано в зависимости
от ситуаций на рынке и иных. Особенно
это важно для долгосроных договоров,
когда не возможно спрогнозировать
спрос, курс доллара, банки, через которые
проводить операции. Основное содержание
долгосрочных договоров – условия
формализующие механизмы адаптации.

Расторжение
договора – аналогично изменению. Либо
по соглашению сторон, если нет – в суд,
в случаях прямо предусмотренных – отказ
от договора. Это ГК.

Комм
право подходит так: тут наблюдается
четкое разграничение ситуаций, связанных
с существенным нарушением договора и
с существенным изменением обстоятельств.
Комм право идет по пути предоставление
добросовестной стороне прав одностороннего
отказа от договора. Это одностороннее
уведомление об отказе, направленное
контрагенту. Это закреплено во всех
документах. Правда, есть риск. Если
использован отказ неправомерно, то
будут убытки у стороны, отказавшейся
от договора.

Этот
инструмент позволяет быстро закрыть
сделку и начать новую, не нужно волокиты
судебное или переговоров о серьёзным
изменении.

В
К.П. считается обычным правилом направить
контрагенту уведомление о затруднениях
исполнения договора. Для таких случаях
в К.П. специально разработан и применяется
институт уведомления о затруднениях.
Он формализован в ст. 4.5.11 свода Централ,
где говорится, что каждая из сторон в
соотв. с принципом добросовестности
обязано своевременно уведомить
контрагента о любых препятствиях,
мешающих исполнению договора. Эти
уведомления необходимы для того, чтобы
сохранить договорные отношения, не
провоцировать споры, предпринять меры
по устранению возможных нарушений. Для
этого разработан институт уведомления
об установлении дополнительного срока
для исполнения. Они применяются когда
нарушение не существенно. Если существенно
– есть право на отказ, а если не очевидна
существенность – то это способ
минимизировать риски.

Есть
еще один интересный институт — Инверсия
на отказ от договора
. Есть право на
отказ, но это право претерпевает инверсию.
Есть ряд правил:

  1. Если
    сторона, имеющая право на отказ от
    договора, прямо или ковсенно подтверждает
    договор после того, как она узнала о
    наличии оснований для отказа, то отказ
    исключается, право утрачивается.

  2. Договор
    под влиянием заблуждение по тем или
    иным причинам (подразумевали иное,
    неверно раскрыли информацию,
    дезинформация). В этом случае, если
    пострадавшая сторона, введенная в
    заблуждение, желает исполнить договор
    в том значении, которая она ему придавала
    этому договору (не так трактовала
    условия), и другая сторона также желает
    произвести исполнение в соотв. значении,
    то договор рассматривается так, как он
    был бы заключен в соотв. с тем, как его
    понимала заблуждающаяся сторона. При
    этом, вторая сторона обязана указать
    свое желание исполнить договор
    незамедлительно после получения
    сведений о том, каким образом пострадавшая
    сторона понимала договор. После такого
    уведомления право на отказ считается
    утраченным у той стороны, которая
    заблуждалась. А любое ранее отправленное
    уведомление об отказе от договора
    считается недействительным.

***
Свойства качества товара:

  • Отличительные
    признаки (индивидуализирующие) товара.

  • Потребительские
    свойства – соответствует назначению.

  • Соответствие
    по техническому регламенту и
    законодательству.

  • Соответствие
    договору.

Соседние файлы в предмете [НЕСОРТИРОВАННОЕ]

  • #
  • #
  • #
  • #
  • #
  • #
  • #
  • #
  • #
  • #
  • #

К.Н. СТАРОДУБЦЕВ,

соискатель факультета философии и юриспруденции Государственной классической академии им. Маймонида

Договор может быть изменен судом при возникновении существенно изменившихся обстоятельств. В англосаксонской и континентальной системах права сложились различные подходы к разрешению этого вопроса. В данной статье мы попытаемся сопоставить их.

В Англии, как и в других странах «общего» права, господствующим всегда признавался принцип нерушимости договора. Поэтому сама возможность расторжения контракта вследствие возникших затруднений долгое время не находила практического применения. С принятием Закона «О тщетных договорах» ситуация изменилась, однако последствием признания договора тщетным стало его расторжение, так как суды, принимающие решения, руководствовались принципом незыблемости соглашений.

Абсолютно иная ситуация присуща странам с континентальной правовой системой, для которой характерен принцип добросовестности и справедливости. Так, с точки зрения немецкой судебной практики и правовой доктрины, последствием прекращения оснований сделки в первую очередь является изменение договора. Прекращение обязательства возможно лишь при условии, что продолжение договорных отношений становится бессмысленным. Государственный совет Франции также признал допустимой адаптацию уже заключенных договоров, касающихся общественных работ, концессий, коммунального хозяйства (т.е. представляющих общественный интерес) к существенно изменившимся обстоятельствам.

Но дальше всех по пути изменения договора пошло право Голландии. В соответствии с Гражданским кодексом Нидерландов, предусматривающим возможность изменения контракта судом, суд может, если сочтет оправданным с позиций разумности и справедливости, не применять к данным отношениям норму обычая или закона. Таким образом, судьи по закону наделяются правом адаптации договора, исходя исключительно из своего внутреннего убеждения о разумности и справедливости.

Гражданский кодекс РФ также предусмотрел возможность изменения договора. Необходимо отметить, что взгляд современных российских юристов на этот вопрос неоднозначен.

Ряд ученых разделяет точку зрения о прогрессивности включения в ГК РФ подобной нормы, поскольку это придает большую гибкость договорным отношениям и позволяет сохранить контракт. Другие придерживаются мнения, что ст. 451 ГК РФ («Изменение и расторжение договора в связи с существенным изменением обстоятельств») несет в себе противоречия, если одновременно допускает возможность и изменения, и расторжения договора в связи с существенно изменившимися обстоятельствами. Некоторые исследователи считают, что возможность изменения договора судом противоречит принципу свободы договора, поскольку предоставляет право третьей стороне (суду) определять условия контракта.

С последним утверждением нельзя согласиться, поскольку п. 4 ст. 451 ГК РФ исходит из принципа исключительности изменения договора судом (в связи с возникшими затруднениями сторон при исполнении договора). Из смысла ст. 451 ГК РФ вытекает, что суд может признать обстоятельства существенно изменившимися и расторгнуть договор, но только в редких, исключительных случаях и только при наличии совокупности признаков, названных в законе. Однако для изменения договора их будет недостаточно. В п. 4 ст. 451 ГК РФ указано, что «изменение договора в связи с существенным изменением обстоятельств допускается по решению суда в исключительных случаях, когда расторжение договора противоречит общественным интересам либо повлечет для сторон ущерб, значительно превышающий затраты, необходимые для исполнения договора на измененных судом условиях». Таким образом, к названным в п. 2 ст. 451 ГК РФ условиям добавляются еще два: либо противоречие общественным интересам, либо несоизмеримо больший ущерб при расторжении договора.

К сожалению, российская судебная практика не всегда следует букве и духу закона при разрешении исследуемого вопроса. Еще при принятии части первой ГК РФ специалистами было высказано мнение, что суды будут изменять договоры[1]. Однако зачастую такое изменение происходит с нарушениями норм материального права.

Большая часть дел, рассматриваемых судами, основана на требовании заинтересованной стороны изменить договор из-за значительного удорожания стоимости исполнения в связи с инфляцией. Чаще всего подобные требования вытекают из арендных правоотношений и нередко удовлетворяются судами первой инстанции на основании п. 4 ст. 451 ГК РФ.

Однако Высший арбитражный суд РФ всячески пресекает подобную практику. Так, при рассмотрении одного из подобных дел было указано, что «…возросшие расходы по арендной плате не являются существенно изменившимися обстоятельствами, и вследствие этого договор не подлежит изменению»[2].

Случается, что заинтересованные лица заявляют требования о пересмотре договора в связи с возникшим 17 августа 1998 г. экономическим кризисом, повлекшим рост курса доллара. В ряде случаев это событие может квалифицироваться как существенное изменение обстоятельств. Но для принятия судом решения об изменении договора стороне необходимо доказать не только наличие четырех признаков, указанных в п. 2 ст. 451 ГК РФ, но и тот факт, что расторжение договора приведет к ущербу, значительно превышающему затраты, необходимые для исполнения договора на измененных судом условиях. К сожалению, суды первой инстанции нередко забывают об исключительности меры и изменяют договоры, практически не исследуя доказательств того, повлечет ли расторжение контракта для сторон больший ущерб, чем его изменение[3].

Другим условием, при котором закон допускает изменение договора, является то, что его расторжение будет противоречить общественным интересам. Судебная практика по данному аспекту в России пока отсутствует, хотя изредка встречаются дела об изменении договора в связи с противоречием расторжения общественным интересам.

Приведем пример. Федеральным арбитражным судом Северо-Западного округа было рассмотрено дело по иску о внесении изменений в договор на подачу и уборку вагонов путем включения в него дополнительных пунктов по плате за пользование железнодорожными путями. В соответствии с обстоятельствами дела истец заключил указанный договор с ответчиком. Цена договора не предусматривала плату за пользование железнодорожными путями. Однако вскоре после заключения договора решением правления Федеральной службы РФ по регулированию естественных монополий на транспорте был издан прейскурант, устанавливающий сборы за дополнительные операции, связанные с перевозкой грузов (в том числе за использование путей железной дороги)[4].

Суд, проанализировав обстоятельства дела, вполне обоснованно признал издание указанного акта существенно изменившимся обстоятельством, так как данный случай содержал в себе четыре необходимых признака, названных в п. 2 ст. 451 ГК РФ, а также указал, что расторжение договора будет противоречить общественным интересам, вследствие чего принял решение об изменении договора на основании п. 4 ст. 451 ГК РФ.

Вообще вопрос о том, является ли введение нового закона существенно изменившимся обстоятельством, трактуется неодно-значно[5]. В соответствии с п. 2 ст. 422 ГК РФ, если после заключения договора принят закон, устанавливающий обязательные для сторон правила, иные, чем те, которые действовали при заключении договора, условия заключенного договора сохраняют силу, кроме случаев, когда в законе установлено, что его действие распространяется на отношения, возникшие из ранее заключенных договоров.

Таким образом, принятие закона, в котором будет установлено, что его действие распространится на ранее заключенные договоры (как в рассмотренном выше случае), при наличии четырех признаков, указанных в п. 2 ст. 451 ГК РФ, можно будет квалифицировать как существенно изменившееся обстоятельство. Однако здесь необходимо отметить еще один момент. В п. 2 ст. 422 ГК РФ говорится только о законе. А как быть с остальными правовыми актами, не являющимися законами, но также изменяющими правоотношения?

Пункт 2 ст. 3 ГК РФ устанавливает ограничительное толкование понятия «закон», рассматривая его в узком смысле. Наиболее приемлемым все же было бы расширительное толкование, при котором в сферу действия данной статьи попадали бы и подзаконные акты, поскольку это будет способствовать большей стабильности и определенности гражданского оборота.

Подводя итог сказанному, необходимо заметить, что, хотя по закону изменение договора является исключительной мерой, суды нередко прибегают к ней при решении договорных споров, связанных прежде всего с инфляционными процессами. Безусловно, при решении спора необходимо прежде всего следовать закону, однако нельзя не обращать внимания на то, что нередко стороны сами, запутавшись в переговорах об изменении цены, обращаются в суд за помощью в адаптации.

Конечно, существующая на сегодняшний день практика является крайне противоречивой, однако позволяет сделать некоторые прогнозы. Дальнейшее развитие судами возможности изменения договоров предопределяется интеграционными процессами в экономике, заключением крупных долгосрочных контрактов, внесением в них оговорок о существенно изменившихся обстоятельствах (например, предложенных МТП), предусматривающих главным образом процедуру адаптации договора к возникшей ситуации.

Движение в этом направлении приведет постепенно к изменению роли суда, благодаря чему повысится ответственность за принимаемые решения, так как судьи, изменяя договор, будут вынуждены не только квалифицировать события как существенно изменившиеся обстоятельства, но и досконально исследовать права и обязанности сторон по договору, а также все внешние и внутренние факторы, влияющие на обязательство, чтобы справедливо и законно адаптировать договор к изменившимся обстоятельствам.

Библиография

1 См., напр.: Маковский А.Л. О концепции первой части ГК РФ // Вестник ВАС РФ. 1995. № 4.

2 Постановление Президиума ВАС РФ от 04.03.1997 № 1654/96.

3 См., напр., Постановление Кассационной инстанции ФАС Поволжского округа от 10.06.1999 № А 12-640/98-С8.

4 См. Постановление Кассационной инстанции ФАС Северо-Западного округа от 23.08.2000 № А 56-2114/00.

5 См., напр.: Садиков О.Н. Договор и закон в новом гражданском праве России // Вестник ВАС РФ. 2000. № 2.

Право

Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского, 2014, № 3 (2), с. 97-100

97

УДК 341.9

АДАПТАЦИЯ ДОГОВОРА (внешнеторгового контракта)

© 2014 г. Е.М. Кондратьева

Нижегородский госуниверситет им. Н.И. Лобачевского Ек521@ mail.ru

Поступила в редакцию 7.10.2014

Исследуются правоотношения, возникающие в связи с реализацией внешнеэкономических контрактов, поскольку практическое исполнение договора всегда может оказаться значительно более обременительным вследствие изменения обстоятельств, вызванных причинами, неподконтрольными сторонам договора, которые не могут быть ими разумно предусмотрены на стадии его заключения. Проблема изменения обстоятельств после заключения договора обладает универсальным значением, затрагивая практически любой вид договоров.

Ключевые слова: изменение обстоятельств, управление рисками изменения обстоятельств, принцип обязательности исполнения договора, доктрина минимизации убытков от нарушения договора, адаптация и ее виды.

При заключении практически каждого договора стороны, как правило, исходят из существования определенных обстоятельств, ввиду и вследствие которых они вступают в договорные отношения. Такие обстоятельства включают в себя представления сторон о выгодности для себя того или иного договора на основании соотношения встречных имущественных предоставлений и представлений о внешних обстоятельствах, предполагая наличие которых, стороны совершают договор. Между тем практическое исполнение договора всегда может оказаться значительно более обременительным вследствие изменения обстоятельств, вызванных причинами, которые неподконтрольны сторонам договора и не могут быть ими разумно предусмотрены на стадии его заключения. Проблема изменения обстоятельств после заключения договора обладает универсальным значением, затрагивая практически любой вид договоров.

В экономической науке адаптация к изменению обстоятельств рассматривается в качестве основной проблемы организации деятельности сторон в торговом обороте. При этом проблема адаптации договоров к изменению обстоятельств в настоящее время, по сути, не является изученной в отечественной литературе. В России сегодня ничтожно мало количество случаев договорного урегулирования сторонами спорных вопросов, возникающих в связи с изменением обстоятельств. Основное бремя разрешения данных вопросов возлагается на судебную систему.

Сложная структура современных долгосрочных договорных отношений ставит серьезные проблемы по управлению рисками изменения обстоятельств. Возможность предвидения изменения обстоятельств тем меньше, чем больше срок действия договора. С учетом этого риск изменения обстоятельств принципиально возрастает прежде всего для долгосрочных договоров. Анализ влияния существенно изменившихся обстоятельств на исполнение долгосрочных договоров подтверждает, что даже для наиболее опытных и подготовленных в организационно-правовом отношении участников рынка практически невозможно предвидеть конкретные последствия рисков и полностью организовать управление ими на стадии заключения договора [1; с. 58].

По сравнению с краткосрочным договором в долгосрочном договоре основной мотивацией контрагентов в условиях изменения обстоятельств является его сохранение в измененном виде — адаптация к изменившимся обстоятельствам, продолжение сотрудничества для реализации преимуществ долговременных отношений, а не расторжение, которое может повлечь значительные имущественные потери сторон. Таким образом, эффективность долгосрочного договора прежде всего определяется эффективностью его адаптации к изменению обстоятельств. Адаптация является основным выражением гибкости регулирования договорных отношений, а проблема учета изменившихся обстоятельств для договора представляет, прежде всего, проблему его адаптации.

98

Е.М. Кондратьева

Адаптация договоров обоснованно рассматривается как принцип договорного права. Признание правового значения изменения обстоятельств и действительная необходимость адаптации договоров представляет собой не угрозу принципу обязательности исполнения договора, а его развитие и защиту с сохранением признания его ведущей роли для договорного права. Значение этого принципа велико в современном британском праве, в котором судебная практика направлена на побуждение сторон к пересмотру условий договора соглашением, достигнутым в результате взаимных уступок и переговоров. Для этой цели британские суды разработали специфические процессуальные механизмы, применяя доктрину минимизации убытков от нарушения договора, обязывающую кредитора достичь соглашения с должником об адаптации контракта, если таким образом возможно предотвратить его нарушение и снизить возможные убытки. Адаптация контракта соглашением сторон рассматривается как способ минимизации возможных убытков от нарушения контракта, обусловленного изменением обстоятельств, а потому отсутствие таковой будет означать снижение судом размера возмещаемых убытков вплоть до полного отказа в их присуждении или установление возмещения убытков за нарушение добросовестных переговоров [2; с. 97].

Существуют следующие виды адаптации:

На наш взгляд, ведущую роль в адаптации договоров играет прежде всего адаптация двусторонняя, которая осуществляется в ходе переговоров сторон. Это объясняется тем, что двусторонняя адаптация основывается на сотрудничестве и сохранении доверия сторон в договорных отношениях, организует другие способы проведения адаптации. Так, договорные средства односторонней (автоматической) адаптации договора могут не отражать ожиданий сторон или не обеспечивать адекватного реагирования на изменившиеся обстоятельства. Такая адаптация является ограниченно эффективной по сравнению с адаптацией, которая осуществляется сторонами в ходе переговоров, где используется точная, проверенная и своевременная информация с учетом специфики конкретных отношений. В то же время в ходе проведения трехсторонней адаптации третье лицо, особенно суд, также не всегда в состоянии адекватно оценить специфику отношений сторон.

В настоящее время для урегулирования международных коммерческих споров существует целая система альтернативных процедур, которые противопоставляются судебному разбирательству, осуществляемому национальными государственными судами. В литературе их разделяют на две группы [3; с. 302]. Первая — это процедуры, направленные на достижение соглаше-

Схема 1. Виды адаптации

ния между сторонами, их примирение с участием третьих нейтральных лиц (например, посредничество, медиация). Вторая группа представлена международным коммерческим арбитражем, сущность которого состоит в разрешении спора по существу и вынесении обязательного для сторон решения.

В отличие от судебной системы альтернативные процедуры обладают рядом преимуществ — гибкость, неформальность, экономичность с точки зрения времени и финансов, возможность выбора нейтрального лица, конфиденциальность. При этом стороны могут избрать любой метод урегулирования, который они считают приемлемым или комбинацию различных методов урегулирования.

А.Г. Дудко выделяет следующие функции адаптации:

1) обеспечение сотрудничества сторон и продолжающегося исполнения;

2) распределение риска изменившихся обстоятельств и имущественных потерь и выгод сторон, возникающих в этой связи;

3) установление возможности осуществить стратегическое поведение недобросовестной (доминирующей) стороны при проведении адаптации [4; с. 49].

На основании данных функций можно вывести следующее определение. Адаптация договора — это договорно-правовая деятельность сторон, направленная на обеспечение сотрудничества и поддержания исполнения договора за счет распределения рисков изменившихся обстоятельств и имущественных последствий в этой связи в целях сохранения договорных отношений.

За рубежом, где имеется богатый опыт рыночных отношений, уже сложилась прочная и гибкая договорная система, позволяющая привести в действие разнообразные механизмы адаптации контракта к изменившимся обстоятельствам. Этой цели, прежде всего, служит наличие в большинстве договоров разнообразных оговорок, действие которых позволяет не просто корректировать обязательство, но и

устанавливать порядок и процедуру пересмотра договорных обязательств.

Возможность адаптации, прямо не предусмотренной в договоре, является ограниченной, поскольку она будет эффективной только в случае, если сторона прямо не приняла на себя риска изменения обстоятельств. Включение в договор подобных оговорок неизменно рассматривается судебной практикой в качестве прямого принятия сторонами на себя риска изменения обстоятельств в полном объеме. Суды на этом основании отказываются применять нормы о существенном изменении обстоятельств.

Представляется, что установление в договоре механизмов адаптации к непредвиденным обстоятельствам только предполагает, что каждая из сторон приняла на себя риск возможного изменения обстоятельств. Выводы о принятии (непринятии) заинтересованной стороной на себя риска должны следовать из существа договора и обычаев делового оборота [5; с. 117].

Список литературы

1. Попов Н.В. Теоретические и практические вопросы изменения и расторжения гражданско-правового договора в связи с изменением обстоятельств: Дис. … канд. юрид. наук. М., 2008.

2. Назыков А.Л. «Оговорка о неизменности обстоятельств» и ее рецепция в российском гражданском праве (clausula rebus sic stantibus): Дис. … канд. юрид. наук. Ростов-на-Дону, 2007.

3. Носырева Е.И. Примирительные процедуры и международный коммерческий арбитраж // Международный коммерческий арбитраж: современные проблемы и решения: Сборник статей к 75-летию Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате Российской Федерации / Под ред. А.С. Комарова. М., 2007.

4. Дудко А.Г. Правовая адаптация долгосрочных договоров к изменившимся обстоятельствам: Дис. … канд. юрид. наук. М., 2002.

5. Ерахтина О.И. Договоры в сфере предпринимательской деятельности (проблемы оптимизации правового воздействия): Дис. … канд. юрид. наук. М., 2009.

ADAPTATION OF A FOREIGN TRADE CONTRACT E.M. Kondratyeva

The paper examines legal relations arising in connection with the implementation of foreign trade contracts. Practical performance of the contract can always become much more onerous due to changed circumstances resulting from causes beyond the control of the parties to the contract that cannot be reasonably foreseen at the stage of its conclusion. The problem of changes in circumstances after the contract was made has a universal significance, since it affects almost any type of contract.

Keywords: change of circumstances, risk management in situations of changing circumstances, principle of the obligatory performance of the contract, doctrine of minimization of damages for breach of contract, adaptation and its types.

ния между сторонами, их примирение с участием третьих нейтральных лиц (например, посредничество, медиация). Вторая группа представлена международным коммерческим арбитражем, сущность которого состоит в разрешении спора по существу и вынесении обязательного для сторон решения.

В отличие от судебной системы альтернативные процедуры обладают рядом преимуществ — гибкость, неформальность, экономичность с точки зрения времени и финансов, возможность выбора нейтрального лица, конфиденциальность. При этом стороны могут избрать любой метод урегулирования, который они считают приемлемым или комбинацию различных методов урегулирования.

А.Г. Дудко выделяет следующие функции адаптации:

1) обеспечение сотрудничества сторон и продолжающегося исполнения;

2) распределение риска изменившихся обстоятельств и имущественных потерь и выгод сторон, возникающих в этой связи;

3) установление возможности осуществить стратегическое поведение недобросовестной (доминирующей) стороны при проведении адаптации [4; с. 49].

На основании данных функций можно вывести следующее определение. Адаптация договора — это договорно-правовая деятельность сторон, направленная на обеспечение сотрудничества и поддержания исполнения договора за счет распределения рисков изменившихся обстоятельств и имущественных последствий в этой связи в целях сохранения договорных отношений.

За рубежом, где имеется богатый опыт рыночных отношений, уже сложилась прочная и гибкая договорная система, позволяющая привести в действие разнообразные механизмы адаптации контракта к изменившимся обстоятельствам. Этой цели, прежде всего, служит наличие в большинстве договоров разнообразных оговорок, действие которых позволяет не просто корректировать обязательство, но и

устанавливать порядок и процедуру пересмотра договорных обязательств.

Возможность адаптации, прямо не предусмотренной в договоре, является ограниченной, поскольку она будет эффективной только в случае, если сторона прямо не приняла на себя риска изменения обстоятельств. Включение в договор подобных оговорок неизменно рассматривается судебной практикой в качестве прямого принятия сторонами на себя риска изменения обстоятельств в полном объеме. Суды на этом основании отказываются применять нормы о существенном изменении обстоятельств.

Представляется, что установление в договоре механизмов адаптации к непредвиденным обстоятельствам только предполагает, что каждая из сторон приняла на себя риск возможного изменения обстоятельств. Выводы о принятии (непринятии) заинтересованной стороной на себя риска должны следовать из существа договора и обычаев делового оборота [5; с. 117].

Список литературы

1. Попов Н.В. Теоретические и практические вопросы изменения и расторжения гражданско-правового договора в связи с изменением обстоятельств: Дис. … канд. юрид. наук. М., 2008.

2. Назыков А.Л. «Оговорка о неизменности обстоятельств» и ее рецепция в российском гражданском праве (clausula rebus sic stantibus): Дис. … канд. юрид. наук. Ростов-на-Дону, 2007.

3. Носырева Е.И. Примирительные процедуры и международный коммерческий арбитраж // Международный коммерческий арбитраж: современные проблемы и решения: Сборник статей к 75-летию Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате Российской Федерации / Под ред. А.С. Комарова. М., 2007.

4. Дудко А.Г. Правовая адаптация долгосрочных договоров к изменившимся обстоятельствам: Дис. … канд. юрид. наук. М., 2002.

5. Ерахтина О.И. Договоры в сфере предпринимательской деятельности (проблемы оптимизации правового воздействия): Дис. … канд. юрид. наук. М., 2009.

ADAPTATION OF A FOREIGN TRADE CONTRACT E.M. Kondratyeva

The paper examines legal relations arising in connection with the implementation of foreign trade contracts. Practical performance of the contract can always become much more onerous due to changed circumstances resulting from causes beyond the control of the parties to the contract that cannot be reasonably foreseen at the stage of its conclusion. The problem of changes in circumstances after the contract was made has a universal significance, since it affects almost any type of contract.

Keywords: change of circumstances, risk management in situations of changing circumstances, principle of the obligatory performance of the contract, doctrine of minimization of damages for breach of contract, adaptation and its types.

СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

по праву и юриспруденции, автор работы: Дудко, Алексей Георгиевич, кандидата юридических наук

ВВЕДЕНИЕ.

ГЛАВА 1. ДОЛГОСРОЧНЫЙ ДОГОВОР И ЕГО АДАПТАЦИЯ К ИЗМЕНЕНИЮ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ.

§1. ДОЛГОСРОЧНЫЙ ДОГОВОР: ПОНЯТИЕ И СФЕРА ПРИМЕНЕНИЯ.

§2. АДАПТАЦИЯ К ИЗМЕНЕНИЮ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ КАК ОСНОВНАЯ

ПРОБЛЕМА ДОЛГОСРОЧНОГО ДОГОВОРА.

§3. ПРАВОВЫЕ СПОСОБЫ И СРЕДСТВА АДАПТАЦИИ ДОЛГОСРОЧНЫХ ДОГОВОРОВ.

ГЛАВА 2. НАПРАВЛЕНИЯ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ АДАПТАЦИИ ДОЛГОСРОЧНОГО ДОГОВОРА

§1. ВЛИЯНИЕ ВИДОВ ДОГОВОРНЫХ МОДЕЛЕЙ НА АДАПТАЦИЮ.

§2. МОДЕЛИРОВАНИЕ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ АДАПТАЦИИ.

ГЛАВА 3. РАЗВИТИЕ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ АДАПТАЦИИ ДОГОВОРА К ИЗМЕНИВШИМСЯ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАМ

§1. РАЗВИТИЕ ПРИНЦИПОВ АДАПТАЦИИ ДОГОВОРОВ.

§2. РЕГУЛИРОВАНИЕ СТАНДАРТОВ И СПОСОБОВ АДАПТАЦИИ.

§3. ПРОБЛЕМЫ АДАПТАЦИИ ДОЛГОСРОЧНОГО ДОГОВОРА ПО РОССИЙСКОМУ ПРАВУ.

ВВЕДЕНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

по теме «Правовая адаптация долгосрочных договоров к изменившимся обстоятельствам»

Актуальность темы исследования. Долгосрочные отношения с экономической точки зрения являются наиболее прибыльными, показывают зрелость уровня развития производительных сил страны, перспективность и эффективность отношений хозяйствующих субъектов, которые организуют свои коммерческие связи на основе долгосрочных договоров.

Переход от системы административного управления экономикой к рыночным отношениям в России обозначил проблему правовой организации и регулирования долгосрочных экономических связей между хозяйствующими субъектами в новых условиях. Разработанная применительно к условиям социалистической экономики система регулирования прямых длительных хозяйственных связей, включающих плановые задания и прикрепление поставщиков к покупателям продукции, прекратила свое существование. С разрывом существовавших долговременных хозяйственных связей, основывающихся на актах планирования, в полной рост стала проблема их организации на качественно иных принципах. Реформа гражданского законодательства задала новые требования к правовой деятельности сторон и к основному правовому средству регулирования предпринимательских отношений — долгосрочному договору. Однако регулятивный потенциал долгосрочного договора в новых экономических условиях остается недостаточно востребованным.

Характерной чертой и одним из основных источников слабости российской экономики 90х годов является крайне низкий уровень реализации долгосрочных экономических капиталовложений и программ как со стороны хозяйствующих субъектов, так и государства. Для российской экономики преобладающими являются однократные (спотовые) и краткосрочные торговые сделки, призванные минимизировать издержки в условиях чрезвычайной рискованности установления долгосрочных связей. Для такого подхода на микроэкономическом уровне характерна затруднительность использования преимуществ долгосрочной кооперации, включая экономию масштаба и специализацию, что приводит к уменьшению прибыльности экономических операций. На макроэкономическом уровне это выражается в резком снижении общего инвестирования в основные активы и перспективные разработки, особенно предполагающие значительные капиталовложения, существенном возрастании стоимости кредита прежде всего в сфере промышленного капитала из-за невозможности прогнозирования банками потоков наличности предприятий на длительную перспективу по долгосрочным договорам, являющимся средством и обеспечением для уплаты выданных кредитов, преимущественная концентрация капитала в торговой и финансовой сфере, его явно выраженный краткосрочный характер.

Одним из негативных следствий такого положения дел является значительная неустойчивость социально-экономического развития страны, требующая от субъектов адекватной организации своей деятельности на рынке с учетом постоянных изменений обстоятельств хозяйствования. Изменения обстоятельств, особенно носящие существенный характер, требуют приспособления, адаптации согласованного порядка взаимоотношений и регулирования условий хозяйствования для обеспечения их экономической эффективности.

В экономической науке адаптация к изменению обстоятельств рассматривается в щ качестве основной проблемы организации деятельности сторон на рынках. При заключении практически каждого договора стороны, как правило, исходят из существования определенных обстоятельств, в виду и вследствие которых они вступают в договорные отношения. Такие обстоятельства включают в себя представления сторон о выгодности для себя того или иного договора на основании соотношения встречных имущественных предоставлений и представлений о внешних обстоятельствах, предполагая наличие которых стороны совершают договор. Между тем практическое исполнение договора всегда может оказаться значительно более обременительным вследствие изменения обстоятельств, вызванных причинами, которые неподконтрольны сторонам договора и не могут быть ими разумно предусмотрены на стадии его заключения. Проблема изменения обстоятельств после заключения договора обладает универсальным значением, затрагивая практически любой вид договоров. I По сравнению с краткосрочным договором в долгосрочном договоре основной мотивацией контрагентов в условиях изменения обстоятельств, затрудняющих исполнение, является его сохранение в измененном виде — адаптация к изменившимся обстоятельствам, продолжение сотрудничества для реализации преимуществ долговременных отношений, а не расторжение, которое может повлечь значительные имущественные потери сторон. Таким образом, эффективность долгосрочного договора прежде всего определяется эффективностью его адаптации к изменению обстоятельств.

Правовая адаптация долгосрочного договора к изменению обстоятельств, представляющая собой правовую деятельность сторон, строится на основе правового регулирования и использования правовых средств для достижения сторонами своих I, целей применительно к специфическим условиям долгосрочных отношений. В этой связи стороны исходят из целей достижения баланса между необходимостью определенности в отношениях и поддержания обязательной силы договора и гибкостью, требуемой для у учета изменения обстоятельств в целях обеспечения оговоренных имущественных п ре д оста в л е н и й.

Реализация указанных целей предполагает разработку гибких стандартов, способов и процедур адаптации долгосрочного договора к изменению обстоятельств, обязательный учет его специфики.

Российским правопорядком предусмотрено в этой связи как введение гибких стандартов заключения и исполнения договоров, так и установление квалифицирующих признаков, которые позволяют разграничить обычное изменение обстоятельств, не влекущие правовых последствий для сторон, и чрезвычайное, существенное изменение if обстоятельств, вызывающее необходимость применения процедур адаптации (ст. 451 ГК

РФ), и других положений.

Вместе с тем налицо непоследовательная практика применения как положений о существенном изменении обстоятельств российскими судами, так и значительные сложности с применением гибких стандартов заключения и исполнения договоров, таких как добросовестность, разумность и другие. Зачастую отсутствует понимание специфики и проблем долгосрочных договоров. Практически не используются правовые механизмы поддержания переговоров сторон и альтернативного разрешения споров самими сторонами, что имеет большое значение именно для адаптации долгосрочных договоров.

Все это в свете повсеместного закрепления различными национальными правопорядками значения изменившихся обстоятельств, новейших разработок в области права международной торговли, прежде всего направленных для удовлетворения нужд долгосрочных договоров, свидетельствует о высокой значимости проблемы адаптации долгосрочного договора к изменению обстоятельств, обусловливает особую теоретическую и практическую актуальность данной проблематики в настоящее время.

Выражением этого является активное изучение проблем долгосрочного договора и его адаптации к изменению обстоятельств в зарубежной литературе как на междисциплинарном, прежде всего экономико-правовом уровне — О. Вилльямсоном, С. Гётцом, В. Гольдбергом, М. Джердженом, Р. Познером, Э. Розенфильдом, Р. Скоттом, Р. Коузом, С. Макаулэем, И. Макнейлем, П. Тримарчи, М. Хвиидом и другими, так и в теоретико-правовых и прикладных исследованиях — Т. Дайнтифом, С. Джиллеттом, П. Джоскоу, Н. Нассар, Д. Масковым, Р. Спейделем, Ж. Сталевым, Д. Таллоном, J1. I Тракманом, Дж. Трейтелем, М. Бартельсом, Р. Хиллманом, О. Ландо, М. Фонтеном, Н.

Хорном, Е. Шанцзе, К.М. Шмиттгоффом и другими. Несмотря на то, что ряд проблем, связанных с адаптацией долгосрочных договоров к изменившимся обстоятельствам рассматривался в современной российской правовой литературе М.И. Брагинским, В.В. Витрянским, А.С. Комаровым, Б.И. Пугинским, М.Г. Розенбергом, Д.Н. Сафиуллиным, и другими, в российской науке отсутствует как систематическое исследование современных проблем, связанных с долгосрочными договорами, так и исследований, посвященных изменению обстоятельств, существенно затрудняющих исполнение.

Проблема адаптации долгосрочных договоров к изменению обстоятельств в настоящее время по сути не является изученной в отечественной литературе. Отсутствие исследований в данном направлении препятствует теоретическому осмыслению остро стоящих проблем, тормозит разработку практических рекомендаций, отрицательно Щ сказывается на регулировании имущественных отношений. Отсюда проистекает необходимость системного исследования вопросов правового регулирования адаптации долгосрочного договора к изменению обстоятельств, совершенствования правовых способов, средств и процедур ее проведения для защиты прав и интересов сторон, повышения роли долгосрочного договора в качестве эффективного правового регулятора длительных хозяйственных отношений.

Предмет исследования. Исходя из того, что адаптация к изменению обстоятельств рассматривается как центральная проблема долгосрочного договора, исследование имеет своим предметом изучение специфики долгосрочного договора как правового средства регулирования длительных связей в коммерческом обороте, особенностей взаимодействия (в плане конфликта и сотрудничества) сторон в долгосрочных ? договорных отношениях в связи с изменением обстоятельств, затрудняющих исполнение. В этой связи исследуются использование долгосрочного договора субъектами в хозяйственной деятельности и правовое регулирование способов, стандартов и средств адаптации, разрабатываются рекомендации по оптимизации правового регулирования долгосрочного договора в аспекте его адаптации к изменившимся обстоятельствам.

Цели и задачи диссертационного исследования:

-определить специфику долгосрочного договора как правового средства регулирования длительных экономических связей и критерии его использования в хозяйственной ь деятельности субъектов;

-выявить значение адаптации долгосрочного договора к изменению обстоятельств и г определить специфику адаптации долгосрочного договора в сравнении с другими правовыми решениями;

-рассмотреть адаптацию долгосрочного договора как единую непрерывную правовую деятельность, определить основные способы и средства ее ведения, их взаимообусловленность и взаимодействие;

-установить особенности ролевого взаимодействия сторон в долгосрочных договорных отношениях в условиях адаптации к изменению обстоятельств; к

-проанализировать оптимальность правового регулирования адаптации долгосрочного договора, включая анализ критериев изменения обстоятельств, стандартов, способов и процедур адаптации;

-провести обобщение практики осуществления хозяйствующими субъектами адаптации долгосрочных договоров и судебно-арбитражной практики применения положений о существенном изменении обстоятельств и адаптации к изменению обстоятельств;

-выработать рекомендации по совершенствованию правового регулирования для повышения эффективности адаптации долгосрочного договора к изменению обстоятельств. i1

Методологическая основа диссертации. Необходимость научного рассмотрения предмета исследования, который представляет собой сложное экономическое и правовое явление, усиления его достоверности и продуктивности, потребовало использования средств и способов современной методологии деятельности, разработанных Г.П. Щедровицким (СМД — системомыследеятельность), А.Н. Леонтьевым, П.А. Гальпериным, Э.Г. Юдиным, B.C. Швыревым и другими.

Основными средствами системных исследований являются используемые в работе системно-функциональный и системно-структурный методы. Системно-и структурный метод позволяет рассматривать различные принципиальные предметные представления объекта как его элементы в их сосуществовании и упорядоченности.

Системно-функциональный метод определяет, насколько организованность системы гпозволяет ей максимальным образом выполнять определенные функции. Оба метода взаимодействуют и дополняют друг друга в рамках проводимых системных исследований.

Разработка диссертантом адаптации долгосрочного договора как правовой деятельности и построение моделей правового регулирования адаптации для определения оптимальности правового регулирования представляет собой первое в отечественной литературе исследование данной проблемы в этом направлении.

Рассмотрение предмета исследования в качестве конструктивно развертываемого целого, описанного в однородных знаниях позволяет использовать т результаты междисциплинарного исследования на конкретно-научном уровне. В этой связи в работе широко используются сравнительно-правовой метод и исторический метод исследования эмпирически организованного правового предмета.

Обеспечения единства всего цикла исследований и последовательность перехода от системного (общенаучного) уровня к конкретно-научному методологически обеспечивается проблемной организацией исследовательских средств, которая задает взаимообусловенность и взаимопереход разноуровневых представлений. При таком подходе создается иерархическая последовательность предметных представлений объекта: организованные в ходе системных исследований на междисциплинарной основе полипредметные представления (адаптации долгосрочного договора как специфическая организационно-экономическая и игровая междисциплинарная проблема) проблематизируется в рамках конструктивного формализованного f представления адаптации как правовой деятельности и затем рассматриваются в рамках исследования правовых стандартов, способов, средствах и процедур адаптации, что позволяет повысить уровень достоверности исследования.

Теоретическую основу исследования составили труды русских и зарубежных ученых — юристов, экономистов, методологов, специалистов в области системных исследований, моделирования и теории игр. В основу диссертации были положены как отечественные правовые исследования М.М. Агаркова, Л.Н. Алексеевой, М.И. Брагинского, А.Г. Быкова, Н.Г. Вилковой, В.В. Витрянского, Л.Б. Гальперина, В.П. Грибанова, А.Г. Зейца, Н.И. Клейн, А С. Комарова, О.А. Красавчикова, Б.И. Пугинского, щ А.Х. Садреевой, П.С. Смирнова, Е.А. Суханова, Л.А. Лунца, P.O. Халфиной, Р.Я. Хана,

С.А. Хохлова, В.Ф. Яковлевой и других, так и работы зарубежных авторов — А. Алхиана,

М. Бартельса, О. Вилльямсона, В. Гольдберга, С. Гётца, Т. Дайнтифа, М. Джерджена, С. Джиллетта, П. Джоскоу, Р. Познера, Э. Розенфильда, Р. Скотта, Р. Спейделя, Ж. Сталева, О. Ландо, В. Кроуфорда, Б. Клейна, Р. Коуза, С. Макаулэя, И. Макнейля, Н. Нассар, Н. Хорна, Д. Маскова, Дж. Трейтеля, П. Тримарчи, Е. Шанцзе, Д. Таллона, J1. Тракмана, М. Фонтена, О. Харта, Р. Хиллмана, К.М. Шмиттгоффа и других.

Исследованы новейшие публикации о проблемах адаптации долгосрочного договора к изменению обстоятельств: И. Маккендрика, С. Ниистен -Хаарала, М. Хвиида, Э. Эйзенберга и других.

Научная новизна исследования определяется тем, что впервые в отечественной правовой теории разработана проблематика адаптации долгосрочных договоров к » изменившимся обстоятельствам, затрудняющим исполнение. Выделена регулятивная и социально—экономическая специфика долгосрочных договоров на основе применения экономического анализа трансакционных издержек. Правовые способы, стандарты, средства и процедуры проведения адаптации долгосрочных договоров рассмотрены в целостной системе, включенной в механизм регулирования имущественного оборота. На основе изучения различных моделей регулирования выявлены основные факторы эффективности регулирования адаптации долгосрочного договора к изменившимся обстоятельствам. Проведено сравнительно-правовое исследование регулирования адаптации, выявлены общие тенденции регулирования и применения данных положений, показан учет роли и специфики долгосрочных договоров. На основе материалов договорной практики и проведенного обобщения российской судебной практики применения положений ст.451 ГК РФ о существенном изменении обстоятельств предложены изменения в законодательство в целях усовершенствования правового регулирования адаптации, разработаны предложения о методике применения стандартов и развитии способов адаптации долгосрочных договоров.

Данная работа по ряду вопросов доведена до уровня разработок и рекомендаций, пригодных для использования при совершенствовании законодательства об адаптации договоров к изменившимся обстоятельствам. Предлагаются рекомендации, которые могут быть использованы также при разработке стандартов адаптации и методик их применения в законотворческой, правоприменительной и договорной деятельности.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Обосновывается использование анализа трансакционных издержек для раскрытия специфики долгосрочного договора. Долгосрочный договор рассматривается как особое правовое средство, предназначенное для регулирования продолжительных и комплексных экономических отношений субъектов со специализированной структурой активов, решения организационных и хозяйственных задач

2. На основе анализа особых черт, присущих длительным экономическим связям, обосновывается функциональные требования к их регулированию в долгосрочных договорах, выражающиеся в поддержании существующих отношений за счет гибкого обеспечения баланса имущественных предоставлений и интересов сторон, продолжения сотрудничества и исполнения, сохранения доверия в условиях изменения обстоятельств.

3. Обосновывается значимость адаптации к изменившимся обстоятельствам для правового регулирования долгосрочных договорных отношений, выделяются ее функции. Под адаптацией предлагается понимать договорно-правовую деятельность сторон по минимизации трансакционных издержек, направленную на обеспечение сотрудничества и продолжение исполнения договора за счет распределения рисков изменения обстоятельств и имущественных последствий в этой связи для поддержания договорного равновесия.

4. Определяется структура, способы и средства осуществления сторонами адаптации к изменению обстоятельств, выделяется специфика адаптации долгосрочного договора. Доказывается, что в долгосрочном договоре для адаптации к изменившимся обстоятельствам ведущую роль прежде всего имеет самостоятельная (двусторонняя) адаптация, которая позволила бы самим сторонам привести свои отношения в соответствие с новыми условиями.

6. С учетом сопоставления различных моделей регулирования адаптации долгосрочного договора обосновываются основные требования к эффективности такого регулирования:

-учет распределения рисков изменения обстоятельств сторонами, оценка существенности изменения обстоятельств и обоснованности требования об адаптации для нейтрализации возможности недобросовестного поведения стороны;

-обеспечение восстановления договорного равновесия самими сторонами договора в ходе добросовестных переговоров о проведении адаптации;

-создание условий проведения сторонами самостоятельной адаптации договора г на основе установления обязанности возмещения убытков за недобросовестные переговоры, права требовать осуществления адаптации третьим лицом (в том числе судом) и права расторжения договора.

7. Обосновывается вывод об общей тенденции в международном торговом праве и в зарубежном законодательстве к отходу от жесткого нормирования и детализации договорных отношений, широкому использованию гибких стандартов, способов и процедур регулирования адаптации, особой значимости альтернативных способов разрешения споров для проведения адаптации долгосрочных договоров, учет их специфики. ь, 8. Предлагаются изменения отечественного законодательства, а также обосновываются принципы и методы применения стандартов адаптации для обеспечения эффективности проведения адаптации долгосрочного договора, повышения роли долгосрочного договора в целом и эффективной защиты прав его сторон.

Практическая значимость диссертации определяется связью рассматриваемых проблем с актуальными вопросами совершенствования правового регулирования длительных хозяйственных отношений и повышения роли долгосрочного договора в их регулировании. Содержащиеся в диссертации выводы и рекомендации могут быть использованы в правовой деятельности по совершенствованию законодательства, его применении судебными органами, правовой работе на предприятиях по использованию долгосрочных договоров и учету изменившихся обстоятельств в коммерческом обороте. Основные положения работы могут быть также применены в научной деятельности и учебных целях, включая, в частности, преподавание курсов «Коммерческое право», «Гражданское право» и различных спецкурсов, в том числе междисциплинарных, а также могут быть пособием для студентов, аспирантов и всех тех, кто интересуется проблемами долгосрочных договоров и адаптацией к изменениям условия ведения хозяйствования.

Апробация и внедрение результатов исследования. В 2000 году защищена диссертация на присвоение степени магистра права по теме «Пересмотр долгосрочных международных коммерческих договоров к изменившимся обстоятельствам: проблемы переговоров и адаптации» на юридическом факультете Университета г. Лейдена t (Нидерланды).

Диссертация обсуждена на заседании кафедры коммерческого права и основ правоведения юридического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова. Основные положения работы опубликованы в отечественных и зарубежных публикациях общим объемом около 7 п.л.

Тезисы диссертации излагались в ходе научно-практического семинара -конференции Международной торговой палаты «Форс-мажор и затруднения» и были опубликованы в журнале 2 Uniform Law Review (2001).

Результаты проведенного исследования использованы при подготовке с участием диссертанта Согласительного регламента Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате Российской Федерации и нашли в нем отражение.

Структура диссертации обусловлена предметом, целями и задачами исследования и состоит из введения, трех глав, заключения и библиографии. В процессе изложения материала приводятся выводы и рекомендации.

ВЫВОД ДИССЕРТАЦИИ

по специальности «Гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право», Дудко, Алексей Георгиевич, Москва

Заключение

Адаптация к возможному изменению обстоятельств является основной проблемой долгосрочного договора. Долгосрочный договор является главным правовых средств организации продолжительных и комплексных видов деятельности, имеет собственную регулятивную специфику.

Применительно к адаптации изменению обстоятельств, долгосрочный договор подвержен большим рискам изменения внешних условий хозяйствования по сравнению с обычным договором. Его договорное равновесие, как правило, может значительно отличаться от рыночных стандартов исполнения из-за специализации активов и длительности срока действия, в результате чего достигается снижение трансакционных издержек по сравнению с регулированием долгосрочной деятельности в рамках краткосрочного договора, требует адаптации к изменению обстоятельств.

Целью регулирования является обеспечение непрерывного (как до изменения обстоятельств, так и после него) и взаимодополняемого (односторонняя «автоматическая» адаптация должна быть с необходимостью дополнена двусторонней, что также предполагает возможность участие третьих лиц в адаптации, если стороны не договорятся самостоятельно о ее проведении) развертывания адаптации долгосрочного договора в соответствие с изменением обстоятельств.

Основным направлением правового обеспечения адаптации долгосрочных договоров к изменению обстоятельств является прежде всего содействие реализации адаптации самими сторонами договора. Это достигается за счет закрепления гибких стандартов заключения и исполнения договора, изменения обстоятельств, обязательства сторон по ведению переговоров, ответственности за его нарушение, обеспечение сторонам содействия в адаптации договора третьими лицами, включая возможность обязательной для сторон адаптации и другими способами.

Тенденции развития современного договорного права позволяют говорить о том, что базовые ценности долгосрочных отношений реализуются в принципах договорного регулирования. Общей чертой регулирования в сравнительно-правовом аспекте является обеспечение содействия сторонам в проведении самостоятельной адаптации и недопущении недобросовестных переговоров. Возрастает использование «объективных» стандартов при формулировании положений об изменении обстоятельств. Необходимость защиты переговоров сторон по адаптации и возможность судебной адаптации являются широко признанными. Для российского права и практики решение данных вопросов является особенно актуальным.

Крайне осторожное признание судами норм об изменении обстоятельств, строгое толкование соответствующих доктрин и ограниченная возможность суда в целом адаптировать договор дополнительно диктует необходимость выработки прежде всего самими участниками коммерческого оборота соответствующих правил и процедур адаптации, создания для этого соответствующей инфраструктуры.

Центральное место в вопросе учета изменившихся обстоятельств занимает договор, который является не просто объектом приведения в соответствие с изменившимися обстоятельствами, но и средством для этого, будучи по своей природе ненормативным правовым регулятором. Именно на его основе возможно эффективное развертывание способов и реализация средств адаптации. Универсальность договора как правового средства позволяет реализовать все выделенные в исследовании функции адаптации.

Важной является дальнейшая разработка общетеоретических вопросов адаптации и долгосрочного договора. Специальными проблемами адаптации договора к изменившимся обстоятельствам является исследование уровня формализации гибких стандартов адаптации, разработка методологии и методик их применения в правовой деятельности. Р. Спейдель верно обозначил данную проблему, указав, что «до тех пор пока процесс толкования раскроет рыночные стандарты или установит обычаи и практику, которые стороны не согласовали. (он) приглашает суд раствориться в ситуации поиска «общественных стандартов честности или политики». В действительности,.(он) останавливается прямо перед местом, где необходимо бы развивать метод для того, чтобы использовать контекст более полно».480

В этой связи правовой доктрине необходимо разработать более богатый инструментарий, включающий в себя как результаты междисциплинарных исследований, «реляционные» элементы, без исследования которых на данном этапе представляется невозможным понять специфику долгосрочных договоров, концептуализировать договорную практику, исследовав ее в рамках правовой деятельности с практикой нормативного регулирования. Это позволит обеспечить применив гибких правовых стандартов с учетом требований экономической

Speidel R. ‘Restatement Second: Omitted Terms and Contract Method,’ 67 Cornell Law Review 785 эффективности, требований коммерческой практики и специфики взаимоотношений сторон.

В качестве начальных шагов в этом направлении в диссертации предлагается методика судебной адаптации долгосрочного договора, основанная на концепции восстановлении договорного равновесия. Представляется необходимым проделать значительный объем как теоретической, так и эмпирической работы в этом направлении, включающий детальный анализ эффективности нормативных положений об изменении обстоятельств и их корреляцию с соответствующими положениями договоров, исследовать методологию ведения переговоров и пределы их правовой формализации, продолжить анализ специфики сотрудничества и конфликта в долгосрочных отношениях и т.д. Эти и другие проблемы требуют дальнейшего общетеоретических и эмпирических исследований для адекватного понимания все возрастающих сложностей долгосрочного договора.

БИБЛИОГРАФИЯ ДИССЕРТАЦИИ

«Правовая адаптация долгосрочных договоров к изменившимся обстоятельствам»

1. Агарков М.М. К вопросу о договорной ответственности // Вопросы советского гражданского права. -М.: Госюриздат. 1945. С. 114 144

2. Азаров Г., Слово не воробей // Коллегия.2001. № 2. С. 30-31

3. Алексеев С.С. Право: азбука теория — философия: Опыт комплексного исследования,-М.: Статут, 1999. -712 с.

4. Алексеева J1.H. Долгосрочные договоры в сфере материально-технического снабжения. Дисс. .канд. юрид. наук. Л. 1980. -181 с.

5. Алексеева Л.Н. Долгосрочные договоры в сфере материально-технического снабжения. Автореф. дисс. .канд. юрид. наук. Л. 1980. -16 с.

6. Барак А. Судейское усмотрение. Перевод с английского.- М.: Издательство НОРМА, 1999.-376 с.

7. Блауберг И.В., Мирский Э.М. Садовский В.Н. Системный подход и системный анализ // Системные исследования: методологические проблемы: Ежегодник, 1982.-М.:Наука, 1982.С. 47 -64.

8. Богуславский М.М. Международная научно-техническая и производственная кооперация. Правовые аспекты. М.: 1982.

9. Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право: Общие положения.-М.: Издательство «Статут», 1997.-682 с.

10. Брагинский М.И. Общее учение о хозяйственных договорах. -Минск. 1967.

11. Брагинский М.И. Предварительный договор в хозяйственных отношениях // Советское государство и право. 1971. № 3

12. Брагинский М.И., Шапкина Г.С. Хозяйственные договоры в материально-техническом снабжении и сбыте. -М.: Экономика, 1976 191 с.

13. Брагинский М.А. Правовые формы организации снабжения народного хозяйства химической и резинотехнической продукцией. Дисс. .канд. юрид. наук. М. 1976. -198 с.

14. Братусь С.Н. Предмет и система советского гражданского права. -М.: Госюриздат, 1963. -197 с.

15. Братусь С.Н. Принципы советского гражданского права. // Правоведение. 1960. №1.

16. Братусь С.Н. Юридическая ответственность и законность (Очерк теории). -М. Юрид. литра, 1976.-213 с.

17. Быков А.Г. Долгосрочный хозяйственный договор II Советское государство и право. 1973. № 11

18. Быков А.Г. План и хозяйственный договор.-М.: Изд-во МГУ, 1975. 159 с.

19. Быков А.Г. Эффективность хозяйственного договора. Дисс. .докт. юрид. наук. М. 1982. -415 с.

20. Венская конвенция о договорах международной купли-продажи товаров. Комментарий: -М. Юрид. Лит-ра., 1994. 320 с.

21. Вердников В.Г. Функции хозяйственного договора.- труды Всесоюзного юридического заочного института, 1971, т. 21. Хозяйственное право. -М.: Юрид. лит-ра, 1977. С. 81 -96

22. Вилкас Э.И. Оптимальность в играх и решениях. -М.: Наука, 1986. 256 с.

23. Вилкова Н. Г. Срок исполнения в договоре внешнеторговой купли-продажи: Дисс. . канд. наук. М. 1979. 178 с.

24. Вилкова Н.Г. Вступительная статья // Форс-мажорные обстоятельства. Публикация №421 (Е). Серия: Издания Международной Торговой Палаты». Пер. с англ. М.: Издательство АО «Консалтбанкир», 1997. С. 6 -13.

25. Витрянский В.В. Гражданский кодекс о договоре // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 1995. № 10.

26. Витрянский В.В. Существенные условия договора в отечественной цивилистике и правоприменительной практике // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 2002. №№ 5 7. 2002.

27. Гаджиев Г.А. Конституционные принципы добросовестности и недопустимости злоупотребления субъективными правами // Государство и право. 2002. №7. С.54 -62

28. Гальперин Л.Б. Правовое регулирование отношений промышленности и торговли и пути его совершенствования. Автореф. .докт. юр. наук. Свердловск, 1973 — с.

29. Гальперин Л.Б. Долгосрочные договоры на организацию поставок товаров // Правововедение.1976. №4

30. Гражданский кодекс России. Проблемы. Теория. Практика: Сборник памяти С.А. Хохлова / Отв. ред. А.Л. Маковский, Исследовательский центр частного права. М.: Международный центр финансово-экономического развития, 1998. -480 с.

31. Грибанов В.П. Принципы осуществления гражданских прав // Грибанов В.П. Осуществление и защита гражданских прав.-М.: «Статут», 2000. (Классика российской цивилистики). С. 214-232

32. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть первая. Научно-практический комментарий / Отв. ред. Т.Е. Абова, А.Ю. Кабалкин, В.П. Мозолин. М.: БЕК, 1996. — 714 с.

33. Гражданское право/ Под ред. А.П. Сергеева и Ю.К. Толстого. СПб.: Проспект, 1996. Т. 1,-600с. Т. 2 784 с. Т. 3 — 592 с.

34. Гражданское право: в 2 т. Том 1: Учебник / Отв. ред. проф. Е.А. Суханов. -2-е изд., перераб. и доп. М.: Издательство БЕК, 1998. — 816 с.

35. Гражданское право: в 2 т. Том II: Полутом 1. Учебник / Отв. ред. проф. Е.А. Суханов. -2-е изд., перераб. и доп. М.: Издательство БЕК, 1998. — 704 с.

36. Гражданское право: в 2 т. Том II. Полутом II: Учебник / Отв. ред. проф. Е.А. Суханов. -2-е изд., перераб. и доп. М.: Издательство БЕК, 1998. — 544 с.

37. Гражданское право: Учебник. Т. 2. Под ред. Е.А. Суханов. -2-е изд., перераб. и доп. М.: БЕК, 1993.-432 с.

38. Грибанов В.П. Пределы осуществления и защиты гражданских прав. -М.: Изд-во «Российское право», 1992. 204 с.

39. Грибанов В.П. Договор поставки. М.:Изд-во МГУ, 1960.

40. Зейц А.Г. Влияние изменившихся обстоятельств на силу договоров. -Иркутск. Изд-во Иркутского ун-та, 1928. 64 с.

41. Доклад Генерального секретаря: клаузулы, ограждающие стороны от последствий | валютных колебаний (А/ CN.9/164) // Ежегодник Комиссии Организации Объединенных

42. Наций по праву международной торговли. 1979 год. Т.Х. С. 58 -73

43. Дудко А.Г. Договор в условиях существенного изменения обстоятельств // Хозяйство и право. № 11. 1999. С. 31-36.

44. Дудко А.Г. Существенное изменение обстоятельств как основание изменения или расторжения договора // Вестник МГУ. Серия 11. Право. № 1. 2001. С. 24-31

45. Дудко А.Г. Договорные условия о затруднениях // Юридический мир. № 8. 1998. С. 38 -44

46. Дудко А.Г. Согласительная процедура как способ разрешения споров в международном коммерческом обороте // Юридический мир. № 9. 1999. С. 4 -10

47. Дудко А.Г. Проблемы и задачи методологии системных исследований долгосрочных договоров // Российская академия юридических наук. Научные труды. Том 1. М.: Издательская Группа «Юрист». 2001. С. 267-276

48. Дудко А.Г. Экономика трансакционных издержек: долгосрочные договоры // Российская академия юридических наук. Научные труды. М.: Издательская Группа «Юрист». 2002. Принято в печать.

49. Заменгоф З.М. Изменение и расторжение хозяйственных договоров. -М.: Юрид.лит-ра, 1967.-144с.

50. Защита прав предпринимателей арбитражными судами // Государство и право. 1997. №2.

51. Зыкин И.С. Внешнеэкономические операции: право и практика. -М.: Международные отношения, 1994. 301 с.

52. Зыкин И.С. Обычаи и обыкновения во внешней торговле.- М.: Международные отношения, 1983.

53. Зыкин И.С. Договор во внешнеэкономической деятельности. М.: Международные отношения, 1990. -221 с.

54. Институт Разрешения споров CPR. Коммерческое посредничество в Российской Федерации. Доклад. 2001. (не опубликовано)

55. Иоффе О.С. Обязательственное право. -М.: Юрид. лит-ра, 1975. 880 с.

56. Иоффе О.С. Развитие цивилистической мысли в СССР. Ч. 1. -Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1975.-160 с.

57. Иоффе О.С. Развитие цивилистической мысли в СССР. Ч. 2. -Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1978. -173 с.

58. Калмыков Ю.Х. Хозрасчет промышленного предприятия (Правовые вопросы).-М.: Юрид. лит., 1972. 184 с.

59. Калмыков Ю.Х. Принципы советского гражданского права // Правоведение. 1980. № 3. С. 70-74

60. Камалитдинова Р.А. Развитие доктрины невозможности исполнения обязательств в различных правовых системах // Актуальные проблемы гражданского права: Сборник статей. Вып. 4 / Под ред. проф. М.И. Брагинского. М.: Издательство НОРМА, 2002. С. 111 -167

61. Красавчиков О.А. Гражданские организационно-правовые отношения // Советское государство и право. 1966. № 10

62. Красавчиков О.А. Гражданско-правовой договор: понятие, содержание, функции // Гражданско-правовой договор и его функции: Межвузовский сборник научных трудов. Свердловск, 1980. С. 9-18.

63. Клейн Н.И. Организация договорно-хозяйственных связей.- М.: Юрид.лит, 1976.-190 с.

64. Комаров А.С. Ответственность в коммерческом обороте.-М.: Юрид. лит-ра, 1991.-208 с.

65. Комаров А.С. Правовые вопросы товарообменных сделок.-М.: LAW: Теис, 1994. -199 с.

66. Комментарий части первой Гражданского кодекса Российской Федерации для предпринимателей под ред. Е.А. Суханова. М.: Хозяйство и право, Спарк, 1995.- 597 с.

67. Комментарий части второй Гражданского кодекса Российской Федерации для предпринимателей. -М.: Фонд «Правовая культура», 1996.- 446 с.

68. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) Руководитель авторского коллектива и ответственный редактор доктор юридических наук, профессор О.Н. Садиков М.: Юридическая фирма «Контракт», «ИНФРА-М», 1997. — 448 с.

69. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) Руководитель авторского коллектива и ответственный редактор доктор юридических наук, профессор О.Н. Садиков М.: Юридическая фирма «Контракт», «ИНФРА-М», 1997. — 799 с.

70. Корабельников Б.Р. Признание и приведение в исполнение иностранных арбитражных решений: Научно-практический комментарий к Нью-Йоркской конвенции 1958 года. М.: ЗАО «Юридический Дом «Юстицинформ», 2001. — 368 с.

71. Коуз Р. Фирма, рынок, право. Пер. с англ. — М.: «Дело ЛТД» при участии изд-ва «Catalaxy», 1993. — 192 с.

72. Кулагин М.И. Предпринимательство и право: опыт Запада // Избранные труды. -М.: Статут (в серии «Классика российской цивилистики»), 1997. 330 с.

73. Куликова Л., Арбитражные споры по предмету договора // Бизнес-адвокат. 1997. № 1.

74. Лунц Л.А. Деньги и денежные обязательства в гражданском праве,- М.: Статут, 1999.-352 с.

75. Лунц Л.А. Договорная ответственность // Советское право в период Великой Отечественной войны. -М.: Госюриздат. С. 107-129

76. Марков Ю.Г. Функциональный подход в современном научном познании. Новосибирск: Наука. 1982.-255 с.

77. Мирский Э.М. Междисциплинарные исследования и дисциплинарная организация науки.-М.: Наука, 1980. -278 с.

78. Мозолин В.П., Фарнсворт Е.А. Договорное право в США и в СССР. История и общие концепции,- М.: АН СССР. ИГПАН. Наука, 1988. 308 с.

79. Мусин В.А. Хозяйственное право. -Л.: Изд-во ЛГУ, 1972.- 96 с.

80. Научно-практический комментарий к части первой Гражданского кодекса Российской Федерации для предпринимателей. 2-е изд., доп. и перераб. под ред. М.И. Брагинского-М.: Хозяйство и право, Спарк, 1999.- 736 с.

81. Некрасова О. М., Черпухина В. А. Об основаниях направления дел на новое рассмотрение Федеральным арбитражным судом Московского округа // Вестник ВАС РФ. 1997. №11.

82. Новицкий И. Б. Принцип доброй совести в проекте обязательственного права // Вестник гражданского права 1916 г. №№ 6,7,8, С. 86-107

83. Новицкий И.Б., Лунц Л.А., Общее учение об обязательстве.-М.: Госюриздат, 1950. 413 с.

84. Носырева Е В. Альтернативное разрешение гражданско-правовых споров в США. Дисс. докт. юрид. наук. М., ИГПАН, 2001. 432 с.

85. Ойгензихт В.А., Проблема риска в гражданском праве. -Душанбе. Ирфон.1972. 224 с.

86. Павлодский Е.А. Случай и непреодолимая сила.-М.: Юрид. лит-ра. 1978. -104 с.

87. Поздняков B.C., Садиков О.Н. Правовое регулирование отношений во внешней торговле СССР: В 2-х частях.- Часть 1 .- М.: Международные отношения, 1985. 192 с.

88. Правовое регулирование отношений во внешней торговле СССР: В 2-х частях. 2 часть/ Под ред. B.C. Позднякова. .- М.: Международные отношения, 1986. 160 с.

89. Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. -М.: Статут (в серии «Классика российской цивилистики»), 1998.-353 с.

90. Пугинский Б.И. Гражданско-правовой договор // Вестник Московского университета. Серия 11. Право. 2002. №2. С. 38-57

91. Пугинский Б.И. Гражданско-правовые средства в хозяйственных отношениях. -М.: Юрид. лит-ра, 1984.-224 с.

92. Пугинский Б.И. Коммерческое право России. М.: Юрайт, 2000. — 314 с.

93. Пугинский Б.И. Основные проблемы теории гражданскоправовых средств. Автореф. диссдокт. юрид. наук. М.: 1985. 28 с.

94. Пугинский Б.И. Сафиуллин Д.Н. Правовая экономика: проблемы становления. -М.: Юрид. лит., 1991,- 240 с.

95. Рамзайцев Д.Ф. Договор внешнеторговой купли-продажи во внешней торговле СССР. -М.: Внешторгиздат., 1961

96. Рахмилович В.А. О достижениях и просчетах нового Гражданского кодекса Российской Федерации // Государство и право. 1996. № 4.

97. Розенберг М.Г. Расторжение договора в связи с существенным изменением обстоятельств // Экономика и жизнь. 2002. № 23. С. 7 8

98. Розенберг М.Г. Договор международной купли-продажи товаров. -М.: Юрид. лит-ра. 1995

99. Розенберг М.Г. Изменение и расторжение договора // Экономика и жизнь. 1995. № 21.

100. Саватье Р. Теория обязательств. Юридический и экономический очерк. -Пер. с франц. И втупит.ст. P.O. Халфиной. М.: Прогресс. 1972.-440с.

101. Селивончик А.В. Правовая организация поставок нефтепродуктов в Российской Федерации. Дисс. .канд. юрид.наук. М. 2000. 147 с.

102. Смирнов П.С. Учет изменившихся обстоятельств в договорах // СССР- ФРГ- договор во внутренних и двусторонних хозяйственных отношениях. -М: АН СССР, Институт государства и права, 1986. С. 58 66

103. Смирнов П.С. Советское законодательство о внешнеторговых договорах. Дисс. .канд. юрид. наук. М. 1983. -193 с.

104. Сосна С.А. Концессионные соглашения: теория и практика.-М.: «ООО Нестор Академик Паблишере», 2002. 256 с.

105. Сосна С.А. Комментарий к Федеральному закону «О соглашениях о разделе продукции».-М.: Юрист, 1997. 192 с.

106. СССР- ФРГ- договор во внутренних и двусторонних хозяйственных отношениях. -М: АН i СССР, Институт государства и права, 1986. -135 с.

107. Суханов Е.А. Гражданский кодекс в хозяйственной практике // Хозяйство и право. 1997. № 5. С. 78 -89.

108. Суханов Е.А., Правовая форма экономических отношений //Методологические проблемы правоведения. -М: Изд-во МГУ. 1994, С. 46 57

109. Халфина P.O. Договор в английском гражданском праве. -М.: Изд-во АН СССР, 1959. -319 с.

110. Халфина P.O. Общее учение о правоотношении. -М.: Юрид. лит-ра. 1974.- 351с.

111. Халфина P.O. Значение и сущность договора в советском социалистическом гражданском праве. М: Изд-во АН ССР, 1952. -239 с.

112. Хан Р.Я. Новые виды договоров организаций Госснаба СССР с предприятиями промышленности. Дисс. .канд. юрид. наук. М. 1972. -223 с.

113. Хорн Н. Учет фактора изменившихся обстоятельств при реализации договоров // СССР-ФРГ- договор во внутренних и двусторонних хозяйственных отношениях. -М: АН СССР, Институт государства и права, 1986.С. 66 82

114. Хохлов С.А., Гражданскоправовое регулирование отношений по созданию и реализации индивидуального оборудования: Дисс. канд. юрид.наук. Свердловск, 1970. — 233 с.

115. Хохлов С.А. Организация договорной работы в народном хозяйстве. Красноярск: Изд-во Красноярского университета, 1986. — 160 с.

116. Шевченко Л.И. Проблемы формирования договорных отношений поставки в условиях формирования в Российской Федерации рыночной экономики. Дисс. докт. юрид. наук. Томск. 34 с.

117. Шмиттгофф К. Экспорт: право и практика международной торговли. М.: Юрид. лит-ра. 1993.-511 с.

118. Щедровицкий Г.П., Проблемы методологии системного исследования // Избранные труды. М. Шк.Культ.Полит.: 1995. С. 155- 196

119. Щедровицкий Г.П. Оргуправленческое мышление: идеология, методология, технология. Курс лекций./Из архива Г.П. Щедровицкого. Т. 4. М., 2000. 384 с.

120. Щедровицкий Г.П., Методологический смысл оппозиции натуралистического и деятельностного подходов // Избранные труды. М. Шк.Культ.Полит.: 1995. С. 143 154

121. Щедровицкий Г.П., Системно- структурное движение и перспективы развития системно -структурной методологии // Избранные труды. М. Шк.Культ.Полит.: 1995. С. 57 87

122. Щедровицкий Г.П., Избранные труды. М. Шк.Культ.Полит.: 1995. 800 с.

123. Щедровицкий Г.П., Философия. Наука. Методология / Редакторы составители А.А. Пископель, В.В. Рокитянский, Л.П. Щедровицкий — М. Шк.Культ.Полит.,: 1997. — 656 с.

124. Хвощинский А. У российского договорного права может быть совсем иное лицо // Коллегия. 2001.№ 2. С. 32-33

125. Хвощинский А., В поисках договора о переговорах // Бизнес адвокат. 1997. № 1

126. Цвайгерт К., Кётц X., Введение в сравнительное правоведение в сфере частного права: В 2-х тт. Том 2. — пер. с нем. — М.: Междунар. отношения, 1998. — 512 с.

127. Юдин Э.Г. Деятельность и системность // Системные исследования: Ежегодник, 1976. С. 11 -37

128. Юрков Г.Н., Бутенко, Кузьмичев Л.Н. Рациональные прямые хозяйственные связи на длительное время. -М.: 1967.

129. Яковлева В.Ф. Специализация и кооперирование промышленности. Правовоые вопросы. -М.: Юрид. лит., 1974. 232 с.

130. Яхнина Н.А. В основе плана долгосрочный договор // Хозяйство и право. 1977. № 6

131. Яценко Т.С. Шикана как правовая категория в гражданском праве. Автореф. дисс.канд.юрид.наук. Ростов-на-Дону. 2001. -23 с.

132. Литература на иностранном языке:

133. Acheson J.M. The Maine Lobster Market: Between Market and Hierarchy’, 1 Journal of Law, Economics, and Organization, 385-398 (1985)

134. Adams M., ‘Franchising A Case of Long-Term Contracts: Comment’, 144 Journal of Institutional and Theoretical Economics, 145-148 (1988)

135. Asante S. ‘Stability of Contractual Relations in the Transnational Investment Process,’ 29 International and Comparative Law Quarterly 401 ff (1979)

136. Aldrich G.H. ‘The Jurisprudence of the Iran United States Claims Tribunal’. Oxford (1996) Atiyah P.S. ‘The Rise and Fall of Freedom of Contract’. Oxford. (1979)

137. Aubrey M. D. ‘Frustration Reconsidered Some Comparative Aspects’, 12 International and Comparative Law Quarterly 1165 -1188 (1963)

138. Azariadis C. ‘Human Capital and Self-Enforcing Contracts’, 90 Scandinavian Journal of Economics, 507-528 (1988)

139. Baird D. G. ‘Self-Interest and Cooperation in Long-Term Contracts’, 19 Journal of Legal Studies, 583-596 (1990)

140. Baird D. G., Gertner R. H. and Picker R. C. ‘Game Theory and the Law’, Cambridge, MA, Harvard University Press. (1995) 330 p.

141. Barnett R. ‘Conflicting Visions: A Critique of Ian Macneil’s Relational Theory of Contracts’, 78 Virginia Law Review, 1175-1206 (1992).

142. Bartels M. ‘Contractual Adaptation and Conflict Resolution.’ Antwerp/Boston/Frankfurt/London. Kluwer. (1985) 187 p.

143. Beatson J. and Friedmann D. (eds) ‘Good Faith and Fault in Contract Law’, Oxford, Clarendon. (1995)

144. Bell J. ‘The Effect of Changes in Circumstances on Long-term Contracts’, in Harris D. and Tallon D. (eds.), Contract Law Today: Anglo-French Comparisons. Oxford.(1989)

145. Berger K.P. ‘The Creeping Codification of the Lex Mercatoria.’ The Hague/London/Boston. (1999)

146. Bernini G. ‘Domestic and International Arbitration in Italy After the Legislative Reform’, 5 Pace Law Review 546ff (1985)

147. Beale H. and Dougdale T. ‘Contracts Between Businessmen: Planning and the Use of Contractual Remedies’, 2 British Journal of Law and Society, 45-60 (1975)

148. Bernstein, L. ‘Opting out of the Legal System: Extralegal Contractual Relations in the Diamond Industry’, 21 Journal of Legal Studies, 115-157 (1992)

149. Bolton, P. ‘Renegotiation and the Dynamics of Contract Design’, 34 European Economic Review, 303-310 (1990)

150. Bonell M.J. ‘A New Approach to International Commercial Contracts: The UNIDROIT Principles of International Commercial Contracts’. The Hague-London-Boston. Kluwer Law International. (1999)

151. Bonell M.J. ‘An International Restatement of Contract Law’, 2nd ed„ New York. 1997.

152. Brownsword R., Hird N.J. and Howells G.(eds.), Good Faith in Contract. Concept and Context. Dartmouth. (1999)

153. Birmingham R. L. ‘A Second Look at Suez Canal Cases: Excuse for Nonperformance of Contractual Obligations in the Light of Economic Theory’, 20 Hastings Law Journal, 1393-1416 (1969)

154. Bruce C. ‘An Economic Analysis of the Impossibility Doctrine’, 11 Journal ofLegal Studies, 311-323 (1982)

155. Butler H. N. and Baysinger B. D. ‘Vertical Restraints of Trade as Contractual Integration: a Synthesis of Relational Contracting Theory, Transaction-Cost Economics and Organization Theory’, 32 Emory Law Journal, 1009-1109 (1983)

156. Campbell D. The Social Theory of Relational Contract: Macneil as the Modern Proudhon’, 18 International Journal of the Sociology of Law, 75-95 (1990),.

157. Campbell D. The Relational Constitution of the Discrete Contract’, in Campbell, D. and Vincent-Jones P. (eds), Contract and Economic Organisation: Socio-legal Initiatives, Aldershot, Dartmouth, 40-66 (1996)

158. Campbell D. and Clay S. Long-Term Contracting: A Research Bibliography and Review of the Literature, Oxford, Centre for Socio-Legal Studies (1995)

159. Campbell D. and Harris D. R. ‘Flexibility in Long-term Contractual Relationships: The Role of Co-operation’, 20 Journal of Law and Society, 166-191 (1993)

160. Carter J.W. and Furmston M.P. ‘Good Faith and Fairness in the Negotiation of Contracts’, 8 Journal of Contract Law 95 ff (1995)

161. Casson M.’ Enterpreneurship and Business Culture. Studies in the Economy of Trust. ‘ Vol. 1. Adlerhorst (1995).

162. Darlene C. ‘Profit-Sharing versus Fixed-Payment Contracts: Evidence From the Motion Pictures Industry’, 13 Journal of Law, Economics, and Organization, 169-201 (1997)

163. Chisholm D. C. ‘Asset Specificity and Long-Term Contracts: The Case of the Motion-Pictures Industry’, 19 Eastern Economic Journal, 143-155 (1993)

164. Cian G. & Trabucchi A. Commentario Breve al Codice Civile. Roma. 1992.

165. Clive M. Schmitthoff’s Selected Essays on International Trade Law I ed. Chia-Jui Cheng, Dordrecht/Boston/London, (1998)

166. Coase R. ‘The Problem of Social Cost’, 3 Journal Law and Economics 1 (1960)

167. Coase R., The Nature of the Firm’, 4 Economica N.S. 386 -405 (1937) reprinted in Williamson O. and Winter S. G. (eds), The Nature of the Firm. Origins, Evolution, and Development. New York-Oxford. (1993). P. 18 33

168. Coase R., The Nature of the Firm: Origin, Meaning, Influence’, ,in Williamson O. and Winter S. G. (eds), The Nature of the Firm. Origins, Evolution, and Development. New York-Oxford. (1993). P. 34-74

169. Coase R.H. ‘1991 Nobel Lecture: The Institutional Structure of Production’, in Williamson О (ed), The Nature of the Firm. (1991)

170. Cooter R. et al. ‘Bargaining in the Shadow of the Law: A Testable Model of Strategic Behavior 11 Journal of Legal Studies 225 (1982)

171. Cooter R. and Ulen T. S. ‘Law and Economics’, 2nd edn, Reading, MA, Addison-Wesley. (2000)

172. Crawford, V. P. ‘Long-Term Relationships Governed by Short-Term Contracts’, 78 American Economic Review, 485-499 (1988)

173. Crepau P.A. ‘The UNIDROIT Principles and The Civil Code of Quebec: Shared Values?’ Carswell. (1998)

174. Crocker K. J. and Masten S. E. ‘Mitigating Contractual Hazards: Unilateral Options and Contract Length’, 19 Rand Journal of Economics, 327-343 (1988),.

175. Crocker K. J. and Masten S. E. ‘Pretia ex Machina? Prices and Process in Long-Term Contracts’, 34 Journal of Law and Economics, 69-99 (1991)

176. Cukierman A. and Shiffer Z. F. ‘Contracting for Optimal Delivery Time in Long-Term Projects’, 7 Bell Journal of Economics, 132-149 (1976)

177. Daintith T. The Design and Performance of Long-Term Contracts’, in Daintith T. and Teubner G. (eds.), Contract and Organization: Legal Analysis in the Light of Economic and Social Theory, Berlin. (1986)

178. Daintith T. and Teubner G. (eds.) ‘Contract and Organization: Legal Analysis in the Light of Economic and Social Theory’, Berlin. (1986)

179. David R.’Arbitration in International Trade’. Deventer/Antwep/Boston/London/Frankfurt 1985.

180. Dawson J.P. ‘Judicial Revision of Frustrated Contracts: Germany’, 63 Boston University Law Review 1039- 1098(1983)

181. Dawson J.P ‘Judicial Revision of Frustrated Contracts: The United States’. 64 Boston University Law Review 1 38 (1984)

182. Dawson J.P. ‘Effects of Inflation on Private Contracts’, 33 Mishigan Law Review 171-238 (1934)

183. Delaume G. ‘The Law and Practice of Transnational Contracts’, New York/ London/Rome (1988)

184. Devolve, The French Law of Imprevision in International Contracts’, ICLF Review 1 (1981)

185. Dies Picaso, ‘Fundamentos de Derecho Civil Patrimonial’. 4th Ed. 1993.

186. Doudko A.G. ‘Hardship in Contract: The Approach of the UNIDROIT Principles and Legal Developments in Russia’, 3 Uniform Law Review 483 509 (2000)

187. Doudko A.G. ‘Force Majeure and Hardship’. Notice. Paris (France), 8 March 2001. ICC Seminar, 1 Uniform Law Review (2001)

188. Draetta U., Lake R., Nanda V., Breach and Adaptation of International Contracts, Butterworth. 1992.

189. Dunne van M. ‘Adaptation by Renegotiation. Contractual and Judicial Revision of Contracts in Cases of Hardship in Niklisch F. Der komplexe Langzetzeitvertrag. Strukturen und Internationale Shiedsgerichtsbarkeit. Heidelberg. 1987, 413ff

190. Dye, R. F. ‘Costly Contract Contingencies’, 26 International Economic Review, 233-250 (1985)

191. Eisenberg, M. ‘Relational Contracts’, in Beatson J. & Friedmann D. (eds), Good Faith and Fault in Contract Law, Oxford, Clarendon. (1995)

192. Elofson J. The Dilemma of Changed Circumstances in Contract Law: An Economic Analysis of the Foreseeability and Superior Risk Bearer Tests’, 2 Columbia Journal of Law & Social Police 1 -33 (1996)

193. Farnsworth E.A., ‘Contracts’, Third Ed. New York (1999)

194. Farnsworth E.A., ‘Disputes over Omission in Contracts’, 68 Columbia Law Review 860ff (1968)

195. Farnsworth Е.А.ТЛе Concept of Good Faith in American Law’, Centra di studi e ricerche di diritto comparato e straniero. Roma. 1993.

196. Freeh, H. and Decanio S. ‘Vertical Contracts: A Natural Experiment in Gas Pipeline Regulation’, 149 Journal of Institutional and Theoretical Economics, 370-392 (1993)

197. Fontain M.’Hardship Clauses’, 1 DPCI (1976 )

198. Friedman L.M.’Contract Law in America’. Wisconsin (1965)

199. Fudenberg D., Holmstrom B. and Milgrom, P. ‘Short-Term Contracts and Long-Term Relationships’, 51 Journal of Economic Theory, 1-31 (1990)

200. George A. ‘Changed Circumstances and the Iranian Claims Arbitration: Application to Forum Selection Clauses and Frustration of Contracts’, 16 George Washington Journal of International Law & Economics Iff (1982)

201. Gergen M.P ‘A Defense of Judicial Reconstruction of Contracts’, 71 Indiana Law Journal 45 -99 (1995)

202. Gillette, C. ‘Commercial Rationality and the Duty to Adjust Long-Term Contracts’, 69 Minnesota Law Review, 521 ff. (1985)

203. Gillette, C. ‘Commercial Relationships and the Selection of Default Rules for Remote Risks’, 19 Journal of Legal Studies, 535-581 (1990)

204. Gilmore G., The Death of Contract. Columbus (1974)

205. Glossner O. ‘Contract Adaptation Through Third Party Intervener: The Referee Arbitral’ in HORN N. (ed.) Adaptation and Renegotiation of Contracts in International Trade and Finance. Studies in Transnational Economic Law. Vol. 3. Kluwer- Deventer (1985)

206. Goetz C. and Scott R. ‘Principles of Relational Contracts’, 67 Virginia Law Review, 1089-1150. (1981)

207. Goldberg V. ‘Price Adjustment in Long-Term Contracts’, Wisconsin Law Review, 527-543 (1985)

208. Goldberg V. ‘Impossibility and Related Excuses’, 144 Journal of Institutional andTheoretical Economics, 100-116 (1988)

209. Goldberg V. ‘Toward an Expanded Economic Theory of Contract’, 10 Journal of Economic Issues, 45-61. (1976)

210. Goldberg. V. ‘Law and Economics of Vertical Restrictions: A Relational Perspective’, 58 Texas Law Review, 91-129 (1979)

211. Goldberg V. ‘Relational Exchange: Economics and Complex Contracts’ in Putterman (ed.) The Economic Nature of the Firm: A Reader, New York, Cambridge University Press. (1986)

212. Goldberg V. ‘Relational Exchange, Contract Law, and the Boomer Problem’, 141 Journal of Institutional and Theoretical Economics, 570-575 (1985)

213. Goldberg V. ‘Price Adjustment in Long-Term Contracts’, Wisconsin Law Review, 527-543 (1985)

214. Goldberg V. and Erickson J. ‘Quantity and Price Adjustments in Long-Term Contracts: A Case Study of Petroleum Coke’, 30 Journal of Law and Economics, 369-398 (1987)

215. Goode R. The Concept of «Good Faith» in English Law, Centro di studi e ricerche di diritto comparato e straniero. Roma (1992)

216. Gordon R. W. ‘Macaulay, Macneil, and the Discovery of Solidarity and Power in Contract Law’, Wisconsin Law Review, 565-579 (1985)

217. Gottlieb G. ‘Relationism: Legal Theory for a Relational Society’, 50 University of Chicago Law Review, 567-612 (1983)

218. Greif A., Milgrom, P. and Weingast, B. ‘Coordination, Commitment, and Enforcement: The Case of the Merchant Guild», 102 Journal of Political Economy, 745-776 (1994)

219. Grossman S. J. and Hart O. D The Cost and Benefit of Ownership: A Theory of Vertical and Lateral Integration’, 94 Journal of Political Economy, 691-719 . (1986)

220. Harmathy A. (ed.) ‘Binding Force of Contract.’ Budapest. Institute for Legal and Administrative Sciences of the Hungarian Academy of Sciences. (1991) 112 p.

221. Harris M. and Holmstrom B. ‘On the Duration of Agreements’, 28 International Economic Review, 389-406 (1987),.

222. Harris D. and Tallon D. (eds.) ‘Contract Law Today: Anglo-French Comparisons’. Oxford (1989)

223. Harrison J. L. ‘A Case for Loss Sharing’, 56 South California Law Review, 572 601 (1983)

224. Hart O. D. and Moore J. ‘Incomplete Contracts and Renegotiation’, 56 Econometrics, 755-785 (1988)

225. Hartkamp A. ‘Judicial Discretion under the New Civil Code of the Netherlands’, Centra di studi e ricerche di diritto comparato e straniero. Roma (1992)

226. Hartkamp A. et al (eds) ‘Towards a European Civil Code’. Second Ed. The Hague/London/Boston, Kluwer Law International (1998). 652 p.

227. Hay P. ‘Frustration and its Solution in German Law’, 10 American Journal of Contract Law 345 -373 (1961)

228. Helper S. and Levine D. I. ‘Long-term Supplier Relations and Product Market Structure’, 8 Journal of Law, Economics, and Organization, 561-581 (1992)

229. Hermalin B. and Katz M. ‘Judicial Modification of Contracts between Sophisticated Parties: A More Complete View of Incomplete Contracts and Their Breach’, 9 Journal of Law, Economics, and Organization, 230-255 (1993)

230. Hill R. ‘A Businessman’s View of the UNIDROIT Principles’, 13 Journal of International Arbitration, 121ff (1996)

231. Hillman R. A. ‘Court Adjustment of Long-Term Contracts: An Analysis under Modern Contract Law’, Duke Law Journal, 1-33 (1987)

232. Hillman R. A. The Crisis in Modern Contract Theory1, 67 Texas Law Review 103ff (1989)

233. Hillman R. Policing Contract Modifications under the UCC: Good Faith and the Doctrine of Economic Duress, 64 Iowa Law Review 849 902 (1979)

234. Horn N. (ed.) ‘Adaptation and Renegotiation of Contracts in International Trade and Finance. Studies in Transnational Economic Law. ‘Vol. 3. Kluwer Deventer (1985)

235. Houtte van H. ‘Changed Circumstances and Pacta Sunt Servanda’ in Gaillard (ed.) Transnational Rules in International Commercial Arbitration, Paris (1993) (ICC Publ. No 480/4) 105ff

236. Houtte van H. The UNIDROIT Principles of International Commercial Contracts and International Arbitration: a New Lex Mercatoria?’ in Institute of International Business Law, ICC Pub. No 490(1995) 181ff

237. Hyland R. The American Restatements and the Uniform Commercial Code, in Hartkamp A. et al (eds) Towards a European Civil Code. Second Ed. The Hague/London/Boston, Kluwer Law International, 1998, 652 p.

238. Hurst T. ‘Freedom of Contract in an Unstable Economy: Judicial Reallocation of Contractual Risks under UOC’ Section 2-615′, 54 North Carolina Law Review, 545-583 (1976)

239. Hviid M. ‘Relational Contracts, Repeated Interactions and Contract Modification’, 5 European Journal of Law and Economics, 179-194 (1998)

240. Hviid M. ‘Long-Term Contracts and Relational Contracts’, in Encyclopedia of Law and Economics, P.52 at//www.encyclo.findlaw.com/lit/0200book.pdf, 26.03.2001

241. Joergen C. (ed.), Franchising and the Law. Theoretical and Practical Approaches in Europe and the United States. Baden -Baden (1991) 316 p.

242. Joskow P. ‘Commercial Impossibility, the Uranium Market and the Westinghouse Case’, 6 Journal of Legal Studies, 119-176 (1977)

243. Joskow P. L. ‘Vertical Integration and Long-Term Contracts: The Case of Coal-Burning Electric Generating Plants’, 1 Journal of Law, Economics, and Organization, 33-80 (1985)

244. Joskow P. L. ‘Long-term Vertical Relationships and the Study of Industrial Organization and Government Regulation’, 141 Journal of Institutional and Theoretical Economics, 586-593 (1985)

245. Joskow P. L. ‘Contract Duration and Relationship-Specific Investments: Empirical Evidence from Coal Markets’, 77 American Economic Review, 168-185 (1987)

246. Joskow P. L. ‘Price Adjustment in Long-Term Contracts: The Case of Coal’, 31 Journal of Law and Economics, 47-83 (1988)

247. Joskow P. L. The Performance of Long-term Contracts: Further Evidence from Coal Markets’, 21 Rand Journal of Economics, 251-274 (1990)

248. Katz A.W. (ed), ‘Foundations of the Economic Approach to Law’. Oxford University Press. (1998) 399 p.

249. Khalilian S.K., ‘Controversial Theory of Frustration Before Iran United States Claims Tribunal’, 7 Journal of International Arbitration 3 (1990)

250. King D.B. ‘Reshaping Contract Theory and Law: Death of Contract II’, 7 Journal of Contract Law 256 (1994)

251. Kronman A. and Posner R., The Economics of Contract Law, Boston (1979)

252. Klein В., Crawford R. G. and Alchian A ‘Vertical Integration, Appropriable Rents, and the Competitive Contracting Process’, 21 Journal of Law and Economics, 297-326 (1978)

253. Klein P.G. ‘New Institutional Economics’, in Encyclopedia of Law and Economics at http: //www.encyclo.findlaw.com/lit/0200book.pdf, 26.03.2001

254. Komarov A.S. The UNIDROIT Principles of International Contracts: A Russian View’, Uniform Law Review 247 (1996)

255. Kranton R. The Formation of Cooperative Relationships’, 12 Journal of Law, Economics, and Organization, 214-233 (1996)

256. Macaulay S., ‘Non-Contractual Relations in Business: A Preliminary Study’, 25 American Sociological Review, 55-70 ( 1963)

257. Macaulay S. ‘Elegant Models, Empirical Pictures and the Complexities of Contract’, 11 Law and Society Review, 507-528 (1977)

258. Macaulay S. ‘An Empirical View of Contract’, 5 Wisconsin Law Review, 465-482 (1985)

259. Macneil I. The Many Futures of Contracts’, 47 Southern California Law Review, 691-816 (1974)

260. Macneil I. ‘A Primer of Contract Planning’, 48 Southern California Law Review, 627-704 (1975)

261. Macneil I. ‘Contracts: Adjustment of Long-Term Economic Relations Under Classical, Neoclassical, and Relational Contract Law’, 72 Northwestern University Law Review, 854-905 (1978)

262. Macneil I. ‘The New Social Contract: An Inquiry Into Modern Contractual Relations’, New Haven, Yale University Press, (1980). 164 p.

263. Macneil I. ‘Economic Analysis of Contractual Relations’, in Burrows, Paul and Veljanovski, C. (eds), The Economic Approach to Law, London, Butterworths, 61-92. (1981)

264. Macneil I. ‘Economic Analysis of Contractual Relations: Its Shortfalls and the Need for a Rich Classificatory Apparatus’, 75 Northwestern University Law Review, 1018-1063 (1981)

265. Macneil I. «Efficient Breach: Circles in a Sky’, 68 Virginia Law Review 961 ff (1982)

266. Macneil I. ‘Values in Contract: Internal and External’, 78 Northwestern University Law Review, 340-418 (1983)

267. Macneil I. ‘Relational Contract: What We Do and Do Not Know’, Wisconsin Law Review, 483525 (1985)

268. Macneil I. ‘Reflections on Relational Contract’, 141 Journal of Institutional and Theoretical Economics, 541-546 (1985)

269. Macneil, I ‘Barriers to the Idea of Relational Contracts, in Nicklisch F. (ed.), Der KomplexeLangzeitvertrag. Strukturen und Internationale Schiedsgerichtsbarkeil, Heidelberg, MQIIer Juristischer Verlag (1987) P. 31-46

270. Mascow D.’ Hardship and Force Majeure’, 40 American Journal of Comparative Law 659 -659 (1992)

271. Masten S. and Crocker K. J. ‘Efficient Adaptation in Long-Term Contracts: Take-or-Pay Provisions for Natural Gas’, 75 American Economic Review, 1083-1093 (1985)

272. Malcomson J. M. and Spinnewyn F. The Multiperiod Principal Agent Problem’, 55 Review of Economic Studies 391 ff (1988)

273. McElroy, The Coronation Cases’, 4,5 Modern Law Review 241- 260 (1941)

274. McKendrick E. ‘The Regulation of Long-Term Contracts in English Law’, in Beatson J. and Friedmann D. (eds), Good Faith and Fault in Contract Law, Oxford, Clarendon. (1995)

275. Mercuro N. & Medema S. G., Economics and the Law. From Posner to Post-Modernism. Pinceton, New Jersey. (1997) 233 p.

276. Melis W. Force Majeure and Hardship Clauses in International Commercial Contracts in View of the Practice of the ICC Court of Arbitration, 1 Journal of International Arbitration 213 221 (1984)

277. Mezger E. The ICC Rules for the Adaptation of Contracts’, in Horn N. (ed.) Adaptation and Renegotiation of Contracts in International Trade and Finance. Studies in Transnational Economic Law. Vol. 3. Kluwer Deventer (1985)

278. Miller Blasts Europe’s Gas Market ‘Illusions’, The Moscow Times, December 19, 2001

279. Molinaux C. ‘Moving Towards a Construction Lex Mercatoria. A Lex Constructions’, 14 Journal of International Arbitration 55 ff (1997)

280. Mulherin J. ‘Complexity in Long-Term Contracts: An Analysis of Natural Gas Contractual Provisions’, 2 Journal of Law, Economics, and Organization, 105-117 (1986)

281. Miiller Graff C. P. ‘Franchising: A Case of Long-term Contracts’, 144 Journal of Institutional and Theoretical Economics, 547 -557 (1988)

282. Mustill M. The New Lex Mercatoria: The First Twenty-Five Years’, Arbitration International 11 Off (1988)

283. Nassar N. ‘Sanctity of Contracts Revisited: A Study in the Theory and Practice of Long-Term International Commercial Transactions’. Dordrecht/Boston/London (1995)

284. Nicklisch.F. ‘Der Komplexe Langzeitvertrag. Strukturen und Internationale Schiedsgerichtsbarkeit’ (The Complex Long-Term Contract. Structures and International Arbitration), Heidelberg, MQIIer Juristischer Verlag, . (1987), 597 p.

285. Nysten-Haarala S., ‘The Long-Term Contract. Contract Law and Contracting.’ PhD Thesis. Helsinki. 1998.

286. Palay Т. ‘Comparative Institutional Economics: The Governance of Rail Freight Contracting’, 13 Journal of Legal Studies, 265-287 (1984)

287. Paterson J.M. The Contract to Negotiate in Good Faith: Recognition and Enforcement’, 10 Journal of Contract Law 123 (1996)

288. Perillo J.M., ‘Hardship and Its Impact on Contractual Obligations,’ Centra di studi e ricerche di diritto comparato e straniero. Roma (1996)

289. Peter W. ‘Adaptation and Renegotiation of International Investment Agreements.’ Dordrecht (1986) 288 p.

290. Perloff J The Effects of Breaches of Forward Contracts Due to Unanticipated Price Changes’, 10 Journal of Legal Studies, 221-235 (1981)

291. Polinsky A. M. ‘Fixed Price versus Spot Price Contracts: A Study in Risk Allocation’, 3(1) Journal of Law, Economics, and Organization, 27-46 (1987)

292. Posner R. ‘Economic Analysis of Law’. Boston-Toronto (1977)

293. Posner R. The Ethical and Political Basis of the Efficiency Norm in Common Law Adjudications, 8 Hofstra Law Rev. 487ff (1980)

294. Posner R. and Rosenfield A. ‘Impossibility and Related Doctrines in Contract Law: An Economic Analysis’, 6 Journal of Legal Studies, 83-118 (1977)

295. Platts East European Energy Report. Monthly Analysis of East Europe and the FSU. Ussue 130. July 2002.

296. Oppetit B. ‘L’adaptation des contrats internationaux aux changements de circonstances: la clause de «hardship», Journal Droit International 794 -814 (1979)

297. Rapoport A. & Chamman A. ‘Prisoner’s Dilemma’ (1965)

298. Rivkin D. ‘Lex mercatoria and Force Majeure’, ICC/Dossier of the Institute of International Business Law and Practice, Paris (1993)

299. Rodhe K. ‘ Adjustment of Contracts on Account of Changed Conditions, 3 Scandinavian Studies in Law, 153-197 (1959)

300. Salanie B. ‘The Economics of Contracts’, London, MIT Press. (1997)

301. Saliba A.T. ‘Rebus sic stantibus: A Comparative Study’, Murdoch University Electonic Journal of Law, Vol 8, No. 3 (September 2001) at bttp:/7vvv.murdoch.edu.au/elaw/issues/v8n3/saliba83 text.html at 27.03.2002

302. Sanders P. (ed.), ‘New Trends in the Development of International Commercial Arbitration and the Role of Arbitral and Other Institutions’. The Hague. Kluwer. (1983)

303. Schanze E. Symbiotic Contracts: Exploring Long-Term Agency Structures between Contract and Corporation’, in Joerges, Christian (ed.), Regulating the Franchise RelationshipiComparative and European Aspects, Baden-Baden, Nomos. (1991)

304. Schanze E., Failure of Long-Term Contracts and Duty to Re-negotiate’, in Rose F.D (ed) Failure of Contracts. Contractual, Restitutionary and Proprietary Consequences. Oxford.(1997)

305. Schleichtriem P. ‘Good Faith in German Law and in International Uniform Laws’, Centro di studi e ricerche di diritto comparato e straniero. Roma (1997)

306. Schwartz A. ‘Relational Contracts in the Courts: An Analysis of Incomplete Agreements and Judicial Strategies’, 21 Journal of Legal Studies, 271-318 (1992)

307. Schwartz A. ‘Sales Law and Inflations’, 50 Southern California Law Review, 1 ff. (1976)

308. Scott, R. ‘Risk Distribution and Adjustment in Long-Term Contracts, in Nicklisch, Fritz (ed.), Der Komplexe Langzeitvertrag. Strukturen und Internationale Schiedsgerichtsbarkeit, Heidelberg, MQIIer Juristischer Verlag, 51-100. (1987)

309. Scott R. ‘Conflict and Cooperation in Long-Term Contracts’, 75 California Law Review, 20052054 (1987)

310. Scott R. ‘A Relational Theory of Default Rules for Commercial Contracts’, 19 Journalof Legal Studies, 597-616 (1990)

311. Schmitthoff C.M. ‘Hardship and Intervener Clauses’, Journal of Business Law 82 -91 (1980)

312. Sirianni S.J. The Developing Law of Contractual Impracticability and Impossibility: Part I and II, Uniform Commercial Code Law Journal 31 85, 146 — 176(1990)

313. Smit H., ‘Frustration of Contract: A Comparative Attempts at Consolidation’, 58 Columbia Law Review, 288-315(1958)

314. Speidel R. ‘Article 2 and Relational Sales Contracts’, 26 Loyola of Los Angeles Law Review 789 ff. (1993)

315. Speidel R. ‘Restatement Second: Omitted Terms and Contract Method,’ 67 Cornell Law Review 785ff (1982)

316. Speidel R. The New Spirit of Contract’, 2 Journal of Law & Commerce 193-209 (1982)

317. Speidel R. ‘Court-Imposed Price Adjustments Under Long-Term Supply Contracts’, 76 Northwestern University Law Review, 369-422 (1981)

318. Speidel R. ‘Excusable Nonperformance in Sales Contracts: Some Thoughts About Risk Management’, 32 South Carolina Law Review, 241 ff. (1980),

319. Spier К. ‘Incomplete Contracts and Signalling’, 23 (3) Rand Journal of Economics, 432-4431992)

320. Study of the Secretary General: Clauses Related to Contracts for Supply and Construction of Large Industrial Works, 12 UNCITRAL Yearbook 151 ( 1981 )

321. Summers, ‘The General Duty of Good Faith Its Recognition and Conceptualization’, 67 Cornell Law Review 810 ff (1984)

322. Symposium on Efficiency as a Social Concern, 8 Hofstra Law Review Iff (1980)

323. Sykes A. The Doctrine of Commercial Impracticability in a Second-best World’, 19 Journal of Legal Studies, 43-94 ( 1990)

324. Tallon D. ‘Imprevision Revisited: Some Remarks on the Consequences of a Change of Circumstances in Contract Law’, in Harmathy A. (ed.), ‘Binding Force of Contract. Budapest. 1991, P. 107-112

325. Teubner G. ‘Beyond Contract and Organization? The External Liability of Franchising Systems in German Law’, in Joergen C. (ed.) Franchising and the Law. Theoretical and Practical Approaches in Europe and the United States. Baden -Baden (1991)

326. Trakman L.E., ‘Frustrated Contracts and Legal Fictions’, 46 Modern Law Review 39 (1983)

327. Trakman L.E. ‘The Law Merchant: The Evolution of Commercial Law’ (1983)

328. Trakman L.E. Winner Take Some: Loss Sharing and Commercial Impracticability, 69 Minnesota Law Review 471 519 (1985)

329. Trebilcock M. ‘The Limits of Freedom of Contract,’ Cambridge, MA, Harvard University Press.1993)

330. Treitel G.H., ‘Frustration and Force Majeure.’ London. Sweet & Maxwell Limited (1994)

331. Trimarchi P. ‘Commercial Impracticability in Contract Law: An Economic Analysis’, 11 International Review of Law and Economics, 63-82. (1991)

332. Ullman H. Enforcement of Hardship Clauses in the French and American Legal Systems, 19 California Western International Law Journal, 81 105 (1988)

333. Viljanovski C. ‘Impossibility and Related Excuses: Comment’, 144 Journal of Institutional and Theoretical Economics, 117-121 (1988)

334. Weinstein N. ‘Undue Optimism About Future Life Events, 39 Journal of Personality & Social Psychology 806ff (1980)

335. Weitzman J. and nd J.M. Stochaj, Attitudes of Arbitrators towards Final-Offer Arbitration in New Jersey, 85-1 The Arbitration Journal 25 34 (1980)

336. Westberg J.A. Contract Excuse in International Business Transactions: Awards of the Iran -United States Claims Tribunal, 4 ISCID Review F/LJ2ff (1989)

337. White M. ‘Contract Breach and Contract Discharge due to Impossibility: A Unified Theory’, 17 Journal of Legal Studies, 353-376 (1988)

338. Whitford W.C. ‘Ian Macneil’s Contribution to Contracts Scholarship’, Wisconsin Law Review, 545-560 (1985)

339. Wilhelmsson T. (ed.) ‘Perspectives of Critical Contract Law’. Darthmouth.(1993)

340. Williamson O. and Winter S. G. (eds), ‘The Nature of the Firm. Origins, Evolution, and Development.’ New York-Oxford. (1993) 244 p.

341. Williamson O. The Logic of Economic Organization’, 4 Journal of Law, Economics, and Organization73 ff (1988)

342. Willimason O. ‘Assessing Contract’, 1 Journal of Law, Economics, and Organization’, 177 -208 (1988)

343. Williamson O. ‘The Economic Institutions of Capitalism: Firms, Markets, Relational Contracting,’ New York, Free Press, (1985), 450 p.

344. Williamson O. ‘Credible Commitments: Using Hostages to Support Exchange’, 73 American Economic Review, 519-540 (1983)

345. Williamson O. ‘Credible Commitments: Further Remarks’, 74 American Economic Review, 488-490. (1984)

346. Williamson O. Transaction Cost Economics: The Governance of Contractual Relations’, 22 Journal of Law and Economics, 233 ff. (1979)

347. Wladis J. ‘Impracticability as Risk Allocation: The Effect of Changed Circumstances Upon Contract Obligations for the Sale of Goods’, 22 Georgia Law Review, 503 ff. (1988)

348. Zimmerman R. ‘The Law of Obligations. Roman Foundations of the Civilian Tradition,’ Oxford. (1996)

Введение

Стороны не всегда знают как изменятся обстоятельства во время действия договора. Таким образом, исполнение условий договора сопряжено с риском. Может существовать множество обстоятельств, которые находятся вне контроля сторон и способны сделать тщетным первоначальное соглашение сторон: забастовка, война, запрещение, изменение правовых норм (законодательства). Такие риски должны возлагаться на одну из сторон либо распределяться между ними. Изменение обстоятельств может привести к дисбалансу обязательств сторон по договору. Данное обстоятельство имеет особое значение для долгосрочных договоров. Стороны не всегда могут предвидеть такие обстоятельства и предусмотреть в договоре правовые механизмы их учета.

1. Распределение рисков

Существуют различные варианты распределения рисков существенного изменения обстоятельств на стадии исполнения. Разумеется, наилучшим решением данного рода проблем может являться детальное распределение в договоре рисков между сторонами, когда точно описываются конкретные риски и устанавливается какая из сторон должна нести возможные невыгодные последствия наступления соответствующих обстоятельств, предусматриваются положения об изменении отдельных условий с целью приспособления договора к изменившимся обстоятельствам. И, действительно, кому как не самим сторонам наилучшим образом известны их интересы, в соответствии с которыми производится распределение рисков? В случае изменения обстоятельств, стороны соглашения будут связаны собственной свободной волей касательно распределения возможных невыгодных последствий. Однако данный способ решения проблемы, хотя и может на первый взгляд представляться наиболее предпочтительным, связан для сторон со значительными издержками и не всегда практически реализуем. Так, для детального урегулирования данных вопросов, необходимо привлекать квалифицированных юристов, выделять и детально описывать риски, пытаться прогнозировать развитие событий на значительный период времени вперед (для долгосрочных договоров), прогнозировать развитие рынка и т.п. Зачастую данные мероприятия не могут быть осуществлены из-за элементарных ограничений во времени на заключение договора. Риски изменения обстоятельств зачастую затруднительно предвидеть в силу того, что они неопределенны и неясны.

Попытка в письменной форме распределить все риски на стадии заключения договора может привести к возникновению нежелательных разногласий с контрагентом, возникновению конфликта интересов еще на стадии заключения договора и повлиять на сам факт его заключения вплоть до отказа от переговоров и подписания договора. Кроме того, если обстоятельства действительно непредвиденные, то стороны не могут определить, кто из них и в какой мере должен нести возможные невыгодные последствия.

Помимо прямого распределения рисков соглашением возможно согласование сторонами механизма учета интересов сторон при исполнении обязательства в ситуации существенного изменения обстоятельств. «При заключении договора стороны предполагаются способными с минимальными издержками распределить все риски будущих обстоятельств, которые могут привести к отказу одной из сторон от заключения договора с исполнением в будущем». После того как основные правила, регулирующие процесс заключения договоров с исполнением в будущем были согласованы, договор может служить стандартом или общим распределением рисков, которые могут изменяться отдельным соглашением сторон. Таким образом, все соответствующие риски могут быть распределены либо базовым соглашением, либо отдельным соглашением. Такие договоры получили название «относительных» или «реляционных», чему в российской доктрине примерно соответствуют т. н. рамочные соглашения.

Включение в текст первоначального соглашения условия о необходимости действовать в ситуации изменения обстоятельств разумно, добросовестно, прилагать максимум усилий для исполнения договора либо внесения в него изменений безусловно может сыграть положительную роль. Однако, известная неопределенность данных принципов и критериев может привести к оппортунизму одной из сторон и необходимости обращения в суд для разрешения спора.

В случае, если при заключении договора риски существенного изменения обстоятельств не были распределены самими сторонами, представляются возможными два основных варианта разрешения данной ситуации: внесение в первоначальное соглашение изменений с целью учета новых обстоятельств либо создание правового механизма решения вопроса о распределении между сторонами рисков изменения обстоятельств.

На первый взгляд, первый вариант обладает неоспоримыми преимуществами. По большей части это — преимущества первоначального распределения рисков сторонами на стадии заключения договора — учет собственных интересов самими сторонами. Так, например, в случае девальвации валюты платежа стороны могут согласовать увеличение цены по договору, в случае возникновения трудностей с передачей товара, выполнения работы, оказания услуги в оговоренные сроки — согласовать изменение сроков с учетом изменившихся обстоятельств и т.д.

Однако, зачастую возможности применения данного способа по воле самих сторон весьма ограничены. Так, в случае существенного изменения обстоятельств, затрагивающих одну из сторон, практически неизбежен конфликт интересов. Если изменение обстоятельств делает исполнение для затронутой стороны затруднительным, более обременительным или невозможным, такая сторона будет заинтересована в том, чтобы избежать осложненного исполнения. В тоже время, если новые обстоятельства не повлияли на кредитора, то он будет как и ранее заинтересован в исполнении должником. В такой ситуации вероятность достижения соглашения между должником и кредитором касательно изменения первоначального соглашения снижается. Возможными решениями данной ситуации, не прибегая к судебному или административному органу государства, является передача спора на рассмотрение медиатора, третейского суда или «рефери». Однако усилия медиатора могут не привести к желаемому результату, особенно, когда интересы сторон в изменившихся обстоятельствах прямо противоположны. Кроме того, институт медиаторства не предполагает возможности принудительного разрешения разногласий, в силу чего может оказаться практически бесполезным.

Разногласия сторон могут быть переданы на разрешение третейского суда с перспективой вынесения решения и его принудительного исполнения в дальнейшем. В иностранной литературе также анализируются перспективы назначения независимого постоянного «рефери» для разрешения возможных разногласий между сторонами в случае изменения обстоятельств. Такой арбитр может служить целям обыкновенного арбитража и медиации. В идеале рефери по договору должен быть уполномочен исследовать, проверять или раскрывать факты, требовать от сторон действовать сообща (в кооперации) и принимать окончательное и обязательное решение в ситуации, когда разногласия между сторонами не могут быть разрешены добровольно.

Однако для долгосрочных договоров такое решение несет значительные экономические издержки. Кроме того, сторонам необходимо будет предусматривать механизмы замены рефери, если он является физическим лицом, например, авторитетным ученым. Помимо того, что все указанные способы решения проблемы обладают своими собственными недостатками, они не предлагают механизмов распределения рисков в случае изменения обстоятельств, позволяющих учесть интересы сторон. Участники обязательства прежде всего заинтересованы в известной определенности, наличии правил поведения в конкретной ситуации, образцов, моделей разрешения подобных ситуаций, доступных для изучения и применения. В этой смысле предпочтительнее диспозитивные нормы, регулирующие распределение рисков на случай действия непредвиденных обстоятельств. Кроме того, диспозитивное регулирование позволяет сторонам отступить от предлагаемых государством моделей поведения и распределить риски в соответствии со своими представлениями о непредвиденных обстоятельствах и связанными с ними интересами.

2. Опыт диспозитивности в распределении рисков

Проблематика диспозитивного распределения рисков существенного изменения обстоятельств тесно связана с принципами исполнения обязательств: pacta sunt servanda и clausula rebus sic stantibus. Каждый из данных принципов конструирует распределение риска существенного изменения обстоятельств по бинарной модели. Принцип pacta sunt servanda в полной мере соответствует интересам кредитора, поскольку закрепляет необходимость исполнения обязательства в любом случае, возлагая тем самым риск изменения обстоятельства на должника. Напротив, clausula rebus sic stantibus освобождает должника от исполнения в случае изменения обстоятельств, тем самым нарушая ожидания кредитора.

Правовые системы большинства развитых стран «признают, что изменение обстоятельств может являться оправданием для изменения договора, когда первоначальный договор приводит к чрезвычайным (крайним) результатам, несовместимым со справедливостью» Поэтому важной задачей является «восполнение пробелов в договорах в связи с тем, что стороны не предвидели последующего наступления определенных изменившихся обстоятельств или, если предвидели, не урегулировали их должным образом».

Характерным различием правового регулирования в англо-американском и континентальном праве является то, что распределение рисков существенного изменения обстоятельств в англо-американском праве построено по бинарному принципу, в то время как в континентальном праве преобладает многофакторный подход, за исключением романской правовой традиции.

В отличие от большинства стран континентальной Европы, английское право исходит из того, что «изменение договора подрывает определенность и изменяет риски, распределенные договором, и предусматривает, что прекращение обязательств по договору возможно только тогда, когда после его заключения изменение обстоятельств делает исполнение по договору незаконным или невозможным». Институт, регулирующий отношения сторон по договору в случае существенного изменения обстоятельств по договору, получил название «фрустрации» (frustration ), т.е. утраты договором своего смысла. Других средств правовой защиты в ситуации изменения обстоятельств, кроме указанного, английское право не предоставляет. В соответствии с общепризнанным стандартом доктрины фрустрации — теорией «коренного (радикального) изменения обязательства» или как ее еще называют теорией «конструирования» фрустрация имеет место, когда происходит событие (без нарушения договора другой стороной и в отношении которого договор не содержит положения), которое настолько значительно изменяет существо (а не просто стоимость или обременительность) нереализованных договорных прав и/или обязанностей (outstanding) из чего во время исполнения стороны могут разумно рассудить, что будет несправедливо считать их безусловно обязанными буквально исполнить такое условие в новых обстоятельствах; в таких случаях право устанавливает, что стороны освобождаются от будущего исполнения.

Для ситуации освобождения от исполнения в США используется доктрина «неосуществимости» исполнения. Для установления факта ненаступления определенного события как основной предпосылки заключения договора необходимо выяснить, какая из сторон договора приняла на себя риск данного события. При заключении договоров об изготовлении и поставке товара по заранее фиксированным ценам продавец, например, принимает на себя риск повышения производственных расходов в нормальных пределах. Однако, если в ходе чрезвычайных событий резко, в десятки раз, повышается стоимость товара для продавца, суд может определить, что продавец не принимал на себя такой риск, основываясь на том, что ненаступление чрезвычайного события было «основной предпосылкой» заключения договора. В рассматриваемой ситуации можно говорить либо о том, что должник не принимал на себя такого риска, либо о том, что суд вправе снять с него данный риск ввиду его чрезвычайной обременительности.

Наибольшую теоретическую разработку доктрина существенного изменения обстоятельств получила в немецкой правовой мысли. В девятнадцатом веке в Германии отсутствовало единство мнений в научной среде относительно того, какому принципу (pacta sunt servanda или clausula rebus sic stantibus ) отдать предпочтение и в какой мере, возникли различные точки зрения и доктрины касательно одностороннего изменения и расторжения договора, различным образом решались данные вопросы и на законодательном уровне.

При этом волевая теория договора исходит из того, что с момента согласования воль и обмена волеизъявлениями договор становится для лиц его заключивших персональным законом. Изменение договорного обязательства по общему правилу возможно только в случае достижения сторонами договоренности о соответствующем изменении, либо если процесс формирования воли и выражения волеизъявления был по каким-либо причинам нарушен. Как указывалось выше, в виду конфликта интересов, практически неизбежно возникающего между сторонами обязательства в случае существенного изменения обстоятельств, надеяться на достижение сторонами соглашения об изменении обязательства в большинстве случаев наивно. Поэтому лучшие представители традиционной догматики обратились к поиску возможного нарушения процесса формирования води и выражения волеизъявления. Так, теория «исходной предпосылки» [Lehre von der Voraussetzung ] Бернхарда Виндшейда исходила из того, что должник обычно предполагает (допускает), что желаемые юридические последствия наступят только при определенных обстоятельствах. Такое предположение, допущение должника относительно продолжающегося существования определенного положения дел, однако, не было сделано условием договора. Если кредитор находился в ситуации, когда был способен осознать, что это предварительное условие (предположение, допущение) [Voraussetzung ] критическим образом повлияло на волю должника, тогда последний не должен быть связан договорной обязанностью (обещанием), если данное базисное (составляющее основу, фундаментальное) предварительное условие (предположение, допущение) было впоследствии искажено (falsified ). Таким образом, Виндшейд вплотную подошел к выводу о том, что договор заключается под условием [Bedingung ] о том, что предполагаемое состояние дел останется неизменным на весь срок действия договора. Виндшейд дал такому условию название «предварительного, зародышевого условия» [Unentwickelte Bedingung ].

Однако теория «исходной предпосылки» Виндшейда не получила поддержки среди тех, кто был заинтересован в стабильности и предсказуемости гражданского оборота. По их мнению, мотивы одной из сторон, даже если они были известны другой стороне, не могли рассматриваться в качестве условий, если только они не были включены в договор в качестве его условий. В противном случае это позволило бы другой стороне переложить свои коммерческие риски на другую сторону, пострадала бы юридическая определенность и коммерческие сделки оказались бы неравными. Также считалось, что суды имеют другие средства в своем распоряжении, чтобы совладать с подобными делами, поскольку они могут, где это представляется справедливым и подходящим для них, применять оговорку о праве на расторжение (Vorbehalt eines Rucktrittsrechts ).

Завершение Первой мировой войны и возникновение новых экономических проблем потребовало прагматичного решения анализируемого вопроса от немецких судов и юридического обоснования соответствующего решения от немецких «обстоятельства в связи с которыми договор был заключен изменились или исполнение или встречное удовлетворение стало непропорциональным». Более ранний Гражданский кодекс Пруссии 1794 года, с другой стороны, обеспечивал более детальное регулирование, равно как содержал общие положения. Так, § 378 I, 5 данного закона устанавливал, что в случае «…непредвиденного изменения [обстоятельств], которая делает невозможным достижение конечной (финальной) цели, преследуемой сторонами как она выражена в договоре либо вытекает (следует) из существа сделки, тогда каждая из сторон вправе отказаться от неисполненного договора». Аналогичное правило было установлено ч.4 главы 15 Гражданского кодексв Баварии 1756 года.

Стороны подразумевают, что они не изменятся, молчаливо отрицают, исходя из того, что они не изменятся. Отрицание обстоятельства составляет не содержание, а основание сделки. Таким образом, ключевое отличие теории Ортманна от теории Виндшейда заключается в том, что последний не считал достаточным, что предположение, дававшее неверное представление о будущем, принималось во внимание стороной, к неудобству которой было обращено изменение обстоятельств. Такое допущение, предположение должно было быть сделано стороной при заключении договора и принято (признано) с молчаливого согласия другой стороной.

Классическим примером против теории Ортманна в немецкой литературе является ситуация, когда отец невесты приобретает мебель на свадьбу дочери. Однако свадьба отменяется. Даже сам Ортманн соглашался с тем, что было бы глупо считать, что отмена свадьбы может повлиять на действие договора. Однако, теория «основания сделки» не дает ответа на вопрос о том, почему же отмена свадьбы не должна повлиять на действие договора. И здесь необходимо признать, что лучшим ответом на данный вопрос был бы вывод о том, что данный риск не относится к рискам, принятым на себя продавцом. Кроме того, теория Ортманна не дает удовлетворительного ответа на вопрос, возникающий в случае, если стороны при заключении договора не предвидели изменения обстоятельств. В данном случае, с точки зрения Ортманна стороны должны были исходить из того, что обстоятельства останутся неизменными по сравнению с теми, что сопровождали заключение договора. Это, однако, означает, что теория исключает предположения относительно будущего развития событий и в конечном счете сводится к принципу неизменности обязательств.

Отголоски волевого подхода при раскрытии понимания доктрины существенного изменения обстоятельств просматриваются в многочисленных теориях различных оснований и предпосылок: отдельных доктринах фрустрации в Англии (например, теория основания договора) доктрине неосуществимости исполнения в США, основанной на том, что ненаступление чрезвычайного события является «основной предпосылкой» заключения договора; доктрине отпавшего предположения (допущения) в Дании.

3. От теории к действующим законам

Представляется, что указанные выше теоретические обоснования одностороннего изменения или расторжения договора в случае существенного изменения обстоятельств не смогли окончательно добиться целей их создания по той причине, что не существует однозначного и единственного решения данного вопроса по причине известных отличий друг от друга различных договоров и условий их заключений. Очевидно, что создание искусственных дополнений к волевой теории не решает догматической проблемы существенного изменения обстоятельств. С точки зрения волевой теории в догматически честном, не измененном виде предпосылки либо предположения одной из сторон должны иметь правовое значение, если они отражены в договоре в качестве его условий.

Но доктрина существенного изменения обстоятельств рассчитана на применение как раз в тех случаях, когда соответствующее условие в тексте договора не закреплено. Кроме того, изменения к волевой теории не просто придают правовое значение мотивам, которыми рукодствуются субъекты отношений, а мотивам одной из сторон обязательства, а также оказываются не способны разрешить ситуацию, когда при заключении договора стороны исходили из противоположных предпосылок или предположений. Иными словами попытка усовершенствовать волевую теорию договора приводит к тому, что догматически выверенная конструкция изменяется практически до неузнаваемости.

В действительности же решение суда об изменении или расторжении договора ввиду существенного изменения обстоятельств зависит от всей совокупности обстоятельств заключения и исполнения договора, иных обстоятельств, имеющих значение для разрешения спора.

Одним из важнейших нововведений законодательной реформы БГБ, проведенной в 2002г., стало закрепление обобщенного института основания сделки (Geschäftsgrundlage ) в § 313 БГБ. При близком рассмотрении данный параграф оставляет обширное место для судебного усмотрения «при распределении (возложении) риска возникновения непредвиденных обстоятельств». ГГУ придал силу закона, ранее введенной в немецкую правовую культуры судами доктрине, и предоставил судам право самим изменять условия договора для исправления нарушения основания сделки. § 313 БГБ «Нарушение основания сделки» (Storung der Geschäftsgrundlage ) заключает в себе два основания сделки: объективное — п.1 и субъективное — п.2. Так, объективное основание сделки определяется п.1 § 313 ГГУ следующим образом: «Нарушение основания сделки» предусмотрено, что если обстоятельства, ставшие основанием для договора, значительно изменились после его заключения и стороны не заключили бы договор либо заключили его с иным содержанием, если бы они предвидели изменения такого характера, можно потребовать адаптации договора, поскольку для одной из сторон участие в договоре без его изменения, с учетом всех обстоятельств дела, в частности распределение рисков в силу договора или закона, неприемлемо.

«Распределение рисков» занимает ключевое значение для понимания объективного основания. Немецкий законодатель среди аспектов, имеющих принципиальное значение для использования сторонами и применения судами, например, оценки приемлемости участия одной из сторон в договоре без его изменения, прямо выделил «распределение рисков». При этом немецкий закон разделяет распределение рисков в силу договора и в силу закона. Во-первых, принимается во внимание распределение рисков в силу договора (если данные отношения не регулируются императивной нормой); во-вторых, если договором соответствующие риски распределены не были, учитывается распределение рисков диспозитивной нормой закона.

Субъективное основание сделки, закрепленное п.2 § 313 БГБ, теснейшим образом связано с представлениями и ожиданиями стороны по сделке. В соответствии с данной нормой к изменению обстоятельств приравнивается ситуация, когда обнаружена ложность существенных представлений, ставших основанием для договора. Применение доктрины зависит от обстоятельств каждого конкретного случая.

Несмотря на очевидные различия между объективным и субъективным основаниями сделки § 313 БГБ не проводит различий в правовых последствиях нарушения того или иного основания. Правовым последствием нарушения основания сделки является возникновение у стороны, основание которой для заключения сделки нарушено, право потребовать изменения условий договора. И только в случае, если адаптация договора не возможна либо в отношении его части неприемлема, то в соответствии с п.3 § 313 БГБ сторона, поставленная в невыгодное положение, может отказаться от договора. При длящихся обязательственных правоотношениях право на отказ от договора заменяется правом на расторжение. В последнем случае обязательство прекращается на будущее время (ex nunc), и на этом основании исключается требование о возврате исполненного по обязательству, возможное при одностороннем отказе от договора.

В современном французском праве принцип исполнения обязательств имеет приоритет над исками ex post modify за несколькими исключениями. Только действие форс-мажора может приостанавливать исполнение обязательств и допускает прекращение договора без нарушения. По праву Франции под форс-мажором понимается, если иное не установлено договором, не зависящее от сторон (включая их работников и агентов) обстоятельство, которое также является непредвидимым, непреодолимым и непредотвратимым. Действие такого обстоятельства должно полностью исключать исполнение стороной своих договорных обязательств, а не просто влечь возникновение затруднений или сложностей. В литературе также указывается, что помимо форс-мажора от исполнения договора по праву Франции освобождает «непредвиденное событие» (cas fortuit ).

Доктрина существенного изменения обстоятельств получила во Франции наименование «imprevision». Исключения применяются французскими административными судами при разрешении споров по договорам между частными лицами и государством. В то же время гражданские суды отказываются применять доктрину существенного изменения обстоятельств. Несгибаемая позиция французских судов вынудила французских коммерсантов внимательнее относиться к подготовке договоров и в самих договорах четко распределять риски в соответствии с интересами сторон. Так, в договоры стали включаться оговорки о войнах, забастовках, валютные оговорки и т.д. «Кроме того, обычной стала арбитражная оговорка, которая освобождала от строгого следования закону и наделяла арбитра правом приводить договор в соответствие с изменившимися в процессе его исполнения обстоятельствами на основе принципа добросовестности».

В соответствии со ст.451 ГК РФ существенное изменение обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении договора, является основанием для его изменения или расторжения, если иное не предусмотрено договором или не вытекает из его существа. При этом изменение обстоятельств признается существенным, когда они изменились настолько, что, если бы стороны могли это разумно предвидеть, договор вообще не был бы ими заключен или был бы заключен на значительно отличающихся условиях. Таким образом, договор может быть расторгнут или изменен, поскольку стороны не могли разумно предвидеть соответствующие риски при его заключении либо поскольку принятый должником на себя риск оказался чрезвычайно обременительным и, в любом случае, существенным образом нарушает имущественные интересы одной из сторон.

В соответствии со ст.6.111 Принципов европейского договорного права сторона обязана исполнить свои обязательства даже, если исполнение стало более обременительным независимо от того: увеличилась ли стоимость исполнения для должника либо ценность исполненного уменьшилась для кредитора. Однако, если исполнение договора стало чрезмерно обременительным из-за изменения обстоятельств, стороны обязаны вступить переговоры с целью адаптации договора либо его прекращения. При этом необходимо выполнение нескольких требований. Во-первых, чтобы изменение обстоятельств произошло после заключения договора; во-вторых, чтобы возможность такого изменения обстоятельств никто не мог разумно принимать во внимание во время заключения договора; в третьих, риск изменения обстоятельств не являлся тем риском, который в соответствии с условиями договора должна нести затронутая сторона. Если по истечении разумного срока сторонами не было достигнуто соглашения, суд вправе: прекратить действие договора с даты и на условиях, определяемых самим судом; внести изменения в договор (адаптировать) с целью справедливого и беспристрастного (законного и справедливого) распределения между сторонами убытков и выгод, являющихся результатом изменения обстоятельств; а также в каждом случае присудить возмещение убытков, являющихся следствием отказа другой стороны договариваться об условиях договора либо внезапного недобросовестного прекращения переговоров.

Вопросы существенного изменения обстоятельств сгруппированы разработчиками Принципов коммерческих договоров в институт «затруднения.

4. Проблемы существенного изменения обстоятельств

Затруднениями считают случай, когда возникают события, существенным образом изменяющие равновесие договорных обязательств в силу либо возрастания для стороны стоимости исполнения, либо уменьшения ценности получаемого стороной исполнения, и, кроме того:

а) события возникают или становятся известны потерпевшей стороне после заключения договора;

b) события не могли быть разумно учтены потерпевшей стороной при заключении договора;

c) события находятся вне контроля потерпевшей стороны; и

d) риск возникновения этих событий не был принят на себя потерпевшей стороной.

Таким образом, Принципам в зависимости от того, интересы какой из сторон затрагивают новые обстоятельства, известны два основных вида затруднений: возрастание стоимости исполнения (затрагивает интересы должника) и уменьшение ценности исполнения, получаемого стороной (затрагивает интересы кредитора). Рабочая комиссия абсолютно обоснованно отметила, что существенность изменения равновесия договорных обязательства оценивается в зависимости от конкретных обстоятельств. При этом было высказано предположение, что если исполнение может быть точно измерено в денежном выражении, то изменение, составляющее более пятидесяти процентов и более от расходов или стоимости исполнения, вполне вероятно, будет составлять существенное изменение. Что касается принятия на себя риска, то это не означает, что риск должен быть обязательно быть принят стороной прямо, это может следовать из самого характера договора.

В силу ст.6.2.3 Принципов в случае затруднений потерпевшая сторона имеет право обратиться с просьбой пересмотреть договорные обязательства. Суд, рассматривая иск потерпевшей стороны, при условии, что установит наличие затруднений, вправе, если найдет это разумным, либо прекратить договор с определенной даты и на определенных условиях либо изменить договор с целью восстановления равновесия. Отмечается, что адаптируя договор „суд постарается произвести справедливое распределение потерь между сторонами. Это может, или не может, в зависимости от характера затруднений, включать и адаптацию цены. Однако, если он это сделает, адаптация не обязательно будет отражать полностью потери, возникшие в силу изменившихся обстоятельств, поскольку суд, например, должен будет рассмотреть, в каких пределах сторона приняла на себя риск, а также объем, в котором сторона, получающая исполнение. Может все-таки извлечь из него выгоду“.

Руководствуясь требованиями разумности, суд может и отказать в изменении или прекращении договора. В таком случае суд может указать сторонам на необходимость возобновления переговоров с целью адаптации договора к изменившимся условиям либо оставить договор в первоначальном виде без каких-либо изменений, таким образом, отказав стороне в удовлетворении иска. Кроме того, рассматривая дело суд может принять во внимание требования добросовестности и честной деловой практики.

Большинство развитых правопорядков не содержат универсального правила о том, на какую из сторон по договору возлагается риск существенного изменения обстоятельств. Как указывалось выше, суд исследует договор на предмет оговорок либо условий, регулирующих вновь возникшие обстоятельства. Кроме того, суд может исследовать конструкцию данного договора с целью установления распределения рисков. Таким образом, предпочтение отдается свободному распределению рисков сторонами обязательства.

Ключевым аспектом доктрины существенного изменения обстоятельств является является оценка частных интересов участников обязательственного правоотношения, выяснение характера влияния новых обстоятельств на исполнения договора, соответствие такого исполнения интересам каждой из сторон на стадии заключения договора и на стадии его исполнения. Ранжирование интересов кредитора и должника по обязательству лежит в основе деятельности законодателя при нормативном закреплении доктрины существенного изменения обстоятельств, а также суда при практической реализации данной доктрины. Например, исходя из интересов должника после 1-ой и 2-ой Мировых войн французский парламент предоставил судам право прекращать договоры, которые были заключены до каждой (любой) из войн. В ряде случаев свобода сторон при определении обстоятельств, являющихся основанием прекращения обязательства, императивно ограничивается законодателем, исходя не из их частных интересов одной из сторон обязательства, а в интересах третьих лиц, например, кредиторов одной из сторон и публичного порядка.

Заключение

Необходимость учета множества разных факторов, в т. ч. интересов сторон, условий договора, намерений сторон, практики исполнения договора, особенностей новых обстоятельств, публичного интереса, заключающегося в необходимости обеспечения договорной дисциплины при условии, что исполнение договора не должно влечь негативных последствий для экономики в целом, предопределяют значительную роль судебного усмотрения при решении вопроса о распределении рисков существенного изменения обстоятельств.

В случае, когда доктрина существенного изменения обстоятельств допускает прекращение действия договора в зависимости от правовых последствий прекращения по национальному законодательству распределение рисков может строиться как по бинарной модели, так и по многофакторной. Так, если закон не позволяет кредитору компенсировать ущемленный имущественный интерес, например, посредством возмещения убытков или реституции, то распределение рисков строится по бинарной моделе. В случае, если интересам кредитора предоставляется правовое обеспечение либо допускается изменение договора с целью адаптации обязательства к интересам сторон и достижения баланса интересов в рамках обязательства без его прекращения, то распределение рисков строится по многофакторной модели. Целью прекращения действия обязательства и его модификации является обеспечение баланса интересов участников обязательственного правоотношения с учетом изменившихся обстоятельств.

Список литературы

1. The German Law of Contract. A Comparative Treatise. Second Edition. Sir Basil Markesinis, Hannes Unberath, Angus Johnston. Published by Hart Publishing. Oxford & Portland, Oregon. 2007.

2. Гражданское уложение Германии. Закон к Гражд. уложению; Пер. с нем.; Науч. Редакторы — А.Л. Маковский [и др.]. — М.: Волтерс Клувер, 2008.

3. MichaelH. Whincup. Contract Law and Practice. The English System and Continental Comparisons, Fourth revised and enlarged edition. 2007.

4. Цвайгерт К., Кётц Х. Введение в сравнительное правоведение в сфере частного права: В 2-х тт. — Том 2. — Пер. с нем. — М.: Междунар. Отношения, 2008.

5. Аmes Gordley, Arthur Taylor Von Mehren. An Introduction to The Comparative Study of Private Law. Readings, Cases, Materials. Cambridge University Press. 2006.

Понравилась статья? Поделить с друзьями:

Adblock
detector